26-пр

Валентин Катасонов. КТО СПАСАЕТ «ОБОРОНКУ»? Актуальный комментарий

Пока «жареный кочет» не клюнет, «наверху» не подумают, какая в стране уродская, антинациональная банковская система…

 

– Валентин Юрьевич, ещё в прошлом году прошёл слух, что будет создан сугубо государственный банк, который поможет защитить нашу экономику от западных санкций. До конца года слухи не находили подтверждения. Но вот совсем недавно было объявлено о создании правительством опорного банка для операций по государственному оборонному заказу и крупным госконтрактам. Ещё чуть позже стало ясно, что опорный банк будет создан на базе «Промсвязьбанка», который с середины декабря 2017 года находился на санации. Он будет докапитализирован и в течение первого квартала 2018 года передан в собственность государства. До часа икс, то есть до оглашения санкционного антироссийского доклада США, остались считанные дни. Не поздновато ли мы спохватились? Нужно ли было создать совсем новый государственный банк, или с поставленными задачами справиться и «Промсвязьбанк»?

– Действительно, идея создания такого специализированного банка витала в воздухе. Были какие-то утечки информации из Минфина, из Центрального банка. Как возможный банк для обслуживания оборонного заказа назывался «Глобэкс», дочерний банк Внешэкономбанка, сам ВЭБ, некоторые другие банки. Но только в январе 2018 года чётко заявили, что опорный банк будет создан на базе «Промсвязьбанка». Кстати, не исключаю, что история с санированием «Промсвязьбанка» приключилась не случайно. В конце прошлого года не было таких уж серьёзных предпосылок к тому, чтобы объявлять о необходимости его оздоровления. И братья Ананьевы говорили, что для них это был неприятный сюрприз, потому что тогда шёл обычный переговорный процесс, где они в конструктивном духе обсуждали возможные варианты пополнения резервных фондов банка для ликвидации возникшей банковской «дыры». И всё же в середине декабря Центральный банк объявил о вводе временной администрации в «Промсвязьбанке» и о его санации. А буквально через месяц Минфин оповестил, что опорный банк будет создаваться именно на базе этого банка. И теперь возникает множество вопросов. Например, будет ли этот новый банк находиться под надзором Центрального банка Российской Федерации? Есть один банк, который под таким надзором не находится – это Внешэкономбанк, банк особый, он имеет статус государственной корпорации. Что касается «Промсвязьбанка», то информации пока немного. С моей точки зрения, для сопровождения оборонного заказа банковский надзор не нужен. Может быть, для этих целей достаточно просто перевести все государственные оборонные заказы в казначейство и всё. Не очень понятно, во что будет трансформирован «Промсвязьбанк»: то ли он будет специализированным подразделением казначейства, то ли всё-таки он будет банком. Но если будет банк в системе казначейства, то это – какой-то прецедент, которого я не помню. Есть информация, что новый опорный банк станет совмещать сопровождение оборонного заказа с обычными банковскими операциями. Если действительно будет такое совмещение, то это приведёт весь проект к фиаско, потому что такие вещи совмещать в одном банке никак нельзя.

Есть некоторые сомнения и по поводу того, насколько «Промсвязьбанк» годится для выполнения функций опорного банка. У нас достаточно много оборонных предприятий по всей России. Не уверен, что у «Промсвязьбанка» есть такая уж обширная сеть отделений по стране, соответственно, её надо создавать. Не проще ли найти банк, который уже обладал бы такой сетью? На сегодняшний день есть только один банк, у которого такая сеть есть – Сберегательный банк Российской Федерации. Но решение уже принято в пользу «Промсвязьбанка».

Возникает вопрос: какова цена исполнения этого решения? Когда речь шла о санации «Промсвязьбанка», говорили о необходимости пополнения резервных фондов в размере 200 миллиардов рублей – для закрытия той самой банковской «дыры». Сейчас появляются дополнительные сведения о том, что аудиторы выявили исчезновение досье по корпоративным клиентам, получившим кредиты от банка на сумму, превышающую 100 миллиардов рублей. Это может повлиять на масштабы санирования. Есть там и ещё некоторые сомнительные операции. Поэтому названной суммы для санации «Промсвязьбанка» может оказаться недостаточно. Плюс к этому говорят и о докапитализации банка. Всё это уже –увеличение масштабов банка, для которого потребуется больший уставной капитал, более серьёзный, поскольку государственный оборонный заказ измеряется многими триллионами рублей. И ещё могут потребоваться деньги на дальнейшее развитие сети территориальных отделений «Промсвязьбанка», если окажется, что их недостаточно. Так что вопросов пока больше, чем ответов.

– В выборе опорного банка чувствуется какая-то лихорадочность, погоня за «последним вагоном». Почему нельзя было более основательно и без такой спешки продумать этот серьёзный вопрос? Ведь о санкциях стало известно не вчера.

– Да, безусловно, мы здесь опаздываем. У нас есть и государственные, и негосударственные банки, которые имели право обслуживать оборонный заказ. Их списки каждый год пересматривались. Все прекрасно помнят историю с «Альфа-банком», который отказался работать с оборонкой из-за опасения введения санкций. Сейчас руководство этого банка клянётся и «божится», что, мол, ни одного рубля оборонного заказа через себя не пропускали. И дальше будут от всего открещиваться, потому что, как чёрт ладана, боятся этих самых экономических санкций. Из списка банков, которые могут обслуживать ОПК, наиболее крупный – ВТБ. Но у него очень большие международные операции, зарубежные активы, поэтому не исключаю, что и ему сейчас «прижмут хвост». К такому, конечно, нужно было готовиться заранее.

– Семейственность в последнее время во всех сферах деятельности стала нормой.  Вот и «Промсвязьбанк» возглавит Пётр Фрадков, сын экс-председателя российского правительства Михаила Фрадкова. Возможно, никто ничего против и не имел бы, если бы была уверенность, что, во-первых, Пётр Михайлович является большим профессионалом в этом сложном деле, и во-вторых, если он несомненно будет преданно служить России, а не личному карману. Является ли таким человеком Пётр Фрадков?

– С моей точки зрения, он слишком молод, чтобы заниматься таким делом. Да, в банковской сфере он находится с 2000 года – сразу по окончанию учёбы в вузе начал работать во Внешэкономбанке. Но, чтобы работать с военными заказами, надо хорошо знать и оборонный комплекс. На это место нужно было бы поставить человека более «матёрого». Такие «матёрые» люди ещё есть, но, к сожалению, возраст их сегодня становится уже запредельно высоким. Я знаю таких профессионалов, но им уже за 70 лет. Петру Фрадкову лет 40. Поэтому он и в силу возраста, и по опыту – не вполне подходящая фигура.

– Почему поставлен вопрос так, что опорный банк нужен только для оборонки, а не для всей экономики в целом?

– Это очень серьёзный вопрос. И на него можно посмотреть с другой стороны: а зачем нам нужны остальные пятьсот банков? Чем они занимаются? Сегодня нам нужны банки с чётко очерченными государственными функциями, а эти для чего? Чтобы грабить население? Оставшиеся пятьсот банков, за редкими исключениями, занимаются именно этим «увлекательным» делом: сначала берут деньги у клиентов, потом объявляют о своём банкротстве. Это искусственное, не рыночное банкротство, о чём, кстати, в своей книге написал бывший банкир Александр Лебедев, возглавлявший «Национальный резервный банк»: «Не было ни одного рыночного банкротства, это всё – аферы». Так зачем нам такие банки? Чтобы обирать население? Или чтобы выводить деньги за пределы России? Сейчас есть несколько банков, которые не работают за рубежом, потому что действует режим санкций, но большая-то часть банков, имеющих лицензии, продолжают этим заниматься. Можно ещё и такой, риторический, вопрос задать: нам банки нужны, чтобы они и дальше продолжали уничтожать российские предприятия? Ведь любое банкротство – это не только ограбление физических лиц, граждан Российской Федерации, но и приведение в состояние банкротов корпоративных клиентов этих банков. Неужели стране нужны банки, которые «заминировали» российскую экономику, которые кормят чиновников-коррупционеров из Центрального банка? Их же коллега, бывший президент «ВИП-банка» Алексей Френкель в своих письмах пишет об этих коррупционных связях. Нам нужны банки, через которые заокеанские «хозяева» обеспечивают контроль за российской экономикой? В данном случае речь идёт об американском законе по контролю за иностранными счетами – FATCA, исполняя который, российские банки унизительно готовят и направляют нашему геополитическому противнику, налоговым службам США отчётность о своих операциях с клиентами. И что об этом думают наши правоохранительные органы и спецслужбы? Мы принимаем какие-то законы, скажем, чтобы признать некоторые СМИ иностранными агентами, потому что они получают деньги по линии таких зарубежных «благотворительных» фондов, как «Открытое общество» Джорджа Сороса. Но ведь СМИ, которые занимаются дезинформацией, какой-то иной подрывной деятельностью на территории России, они спокойно могут обходиться и без этих иностранных источников, потому что на территории Российской Федерации есть пятьсот банков, которые вполне могут выполнять ту же самую функцию, поскольку многие из них имеют регистрацию в офшорах.

Получается, что пока «жареный кочет» не клюнет, «наверху» никто не подумает о том, какая в стране выстроена уродская, антинациональная банковская система, которая нацелена на то, чтобы уничтожать российскую экономику, уничтожать суверенитет Российской Федерации, уничтожать граждан России. Хотелось бы, чтобы вопрос, связанный с созданием опорного банка по обслуживанию оборонного заказа, заставил задуматься обо всём этом.

 

Беседовала Галина Вишневская

Отправить ответ

2 Комментарий на "Валентин Катасонов. КТО СПАСАЕТ «ОБОРОНКУ»? Актуальный комментарий"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Jacques Sekavar
Гость
Jacques Sekavar
6 месяцев 23 дней назад
В условиях блокады, которая длится не один год и конца ей не видно, глупо полагаться на благосклонность оппонента и создание опорного банка для операций по государственному оборонному заказу и крупным госконтрактам мера запоздалая и к тому же не ограждает экономику вцелом, а река без притоков мелеет и пересыхает. поэтому давно следовало подумать и принять меры к реформированию всей банковской системы. Выбор Промсвязьбанка в качестве опрного вызывает вопросы, особенно на фоне прошлогодей необходимости его оздоровления. «На сегодняшний день есть только один банк, у которого такая сеть есть – Сбербанк». С этой сберегательной банкой вообще странная ситуация, банка государственная и охватыет деятельностью… Read more »
Сергей Чистяков
Гость
Сергей Чистяков
6 месяцев 20 дней назад

Выход находится там, где совершили вход. По сему, надоть изменить современный порочный принцип на другой — непорочный. Не деньги делают деньги, а товар делает товар. Основ расчетов надо иметь несколько. Я говорю о мере исчисления того или иного действия. Где начало проекта и где конец. Существуют универсальные меры, имеется богатый опыт, который просто замалчивается и даже не обсуждается теми, кто «ищет» выходы из сложившейся ситуации.

wpDiscuz

Смотрите также