image15769909_ab76a72f22d9fc0a4e1d97d345e29358

«Репарации за советскую оккупацию»: кто и как их готовит — 2

См. первую часть.

Эстония

Еще в 1989 году, когда Эстония находилась в составе СССР, при Академии наук ЭССР была создана комиссия для изучения ущерба, нанесенного «советской оккупацией». Комиссию возглавил академик АН ЭССР Юхан Кахк. К началу 1990 года комиссия представила доклад «Вторая мировая война и советская оккупация Эстонии: отчет об ущербе». В 1991 году этот доклад был опубликован на английском. (World War II and Soviet Occupation in Estonia: A Damages report / Ed. by J. Kahk. Tallinn, 1991). Согласно докладу, за время «советской оккупации» Эстония потеряла более 200 тысяч человек казненными, погибшими в боях и в ходе депортаций, а также эмигрировавшими в другие страны. После получения независимости власти Эстонии решили вывести вопрос об оценке ущерба на официальный уровень. В 1992 году парламент Эстонии образовал Государственную комиссию «по расследованию репрессивной политики оккупационных сил» (далее – Комиссия). Комиссия вела работу при поддержке парламента, правительства и Министерства юстиции Эстонии. Председателем Комиссии с 1996 года являлся эстонец из Канады профессор теологии университета Торонто Велло Сало. После начала работы Комиссии власти Эстонии решили зафиксировать свои претензии к России на официальном уровне.

Правда, Таллин предпочел сделать это от имениБалтийской ассамблеи – совещательного органа, созданного в 1991 году для взаимодействия парламентов Эстонии, Латвии и Литвы. Эстония инициировала принятие 15 мая 1994 года на заседании Балтийской ассамблеи резолюции, которая призывала Россию «признать, что Российская Федерация отвечает за компенсацию убытков, нанесенных Советским Союзом Эстонии, Латвии и Литве в результате оккупации». 19 декабря 2004 года Балтийская ассамблея приняла резолюцию под названием «О необходимости оценки ущерба, нанесенного странам Прибалтики оккупацией». В резолюции, в частности, утверждалось, что «во время оккупации тоталитарный советский режим совершил геноцид против коренных жителей, значительно изменив этническую композицию населения государств Прибалтики» и что «оккупация нанесла огромный ущерб экономике, образованию, культуре и интеллигенции государств Прибалтики, и как результат государства Прибалтики серьезно отстали от своих европейских соседей». Резолюция призвала правительства прибалтийских государств «инициировать переговоры с Россией и Германией о компенсации ущерба, нанесенного оккупациями», и пригласила Великобританию и США как участников Ялтинской конференции выступить посредниками «в возращении культурных ценностей и архивов, вывезенных из государств Прибалтики во время оккупации».

В 2004 году прибалтийские государства вошли в Европейский союз. Тогдашний заместитель председателя комиссии по иностранным делам Европейского парламента Томас Ильвес (бывший глава МИД Эстонии) сразу же после этого заявил, что балтийские государства должны объединить свои финансовые претензии к России и просить ЕС выступить их адвокатом в этом деле. В одиночку с Россией, мол, не совладать: планы Эстонии сепаратно требовать компенсации от России Ильвес назвал «внутригосударственным популизмом». Только вместе (три прибалтийских государства) и только с помощью ЕС можно повлиять на Россию!

Тема компенсаций обострилась в российско-эстонских отношениях после прихода к власти в Эстонии в апреле 2003 года правительства Юхана Партса. Новый премьер-министр поднял этот вопрос уже на одном из своих первых пресс-брифингов 23 апреля 2003 года. Партс дал понять, что новое правительство в официальном общении с Москвой эту тему замалчивать не намерено: «Мы хотим включить вопрос об этом в рабочую повестку эстонско-российской межправительственной комиссии. Эстонское правительство считает, что этот вопрос следует обсуждать и дальше… Нынешнее правительство Эстонии, как и предыдущие, считает справедливым и обоснованным потребовать компенсации от того, кто нанес этот ущерб». Правительство Партса способствовало быстрому завершению работы Комиссии. Весной 2004 года Комиссия представила объемный доклад под названием «Белая книга о потерях, причиненных народу Эстонии оккупациями 1940-1991 гг.». Доклад представляет собой обзор фактов и материалов в виде восьми оригинальных исследований, рассматривающих четыре круга проблем: население, культура, окружающая среда и экономика. По каждой из этих сфер подсчитывался ущерб. В исследованиях использовались в основном материалы, находящиеся в архивах Эстонии. Председатель Комиссии Велло Сало 10 мая 2004 года в торжественной обстановке передал этот доклад спикеру парламента Эстонии. Согласно докладу, человеческие потери в первый год «советской оккупации» (1940-1941 гг.) составили 48 тыс. человек. Количество жертв второй «советской оккупации» оценивается в 111 тыс. человек. Сюда включены расстрелянные, депортированные и бежавшие на Запад «из-за страха коммунистического террора». По оценкам российских историков, цифры жителей Эстонии, репрессированных советской властью, завышены в докладе в разы. В это число, видимо, включили всех, кто погиб в ходе военных действий, стал беженцем или умер от голода и болезней. Такой способ подсчета человеческих потерь даже при желании российской стороны вести переговоры о компенсации не мог бы стать основой для серьезного обсуждения.

Минимальный экономический ущерб был оценен комиссией в 100 млрд. долларов. Расчет общего ущерба включал предполагаемые выплаты по 75 тысяч долларов за каждого потерянного Эстонией человека. Получается примерно 12 млрд. долларов. Помимо этого, 4 миллиарда долларов предлагалось взыскать за нанесенный республике экологический ущерб. Предполагая, что Россия не сможет выплатить столь крупную сумму, председатель Комиссии Сало, видимо, в шутку заметил: «Пусть в наше пользование отдадут, например, Новосибирскую область, в которой в течение определенного количества лет мы могли бы делать лесозаготовки».

Председатель конституционной комиссии парламента Эстонии Урмас Рейнсалу, видимо, вдохновленный литовским опытом, даже предложил обсудить в парламенте законопроект, который обязал бы правительство к концу года провести юридический анализ выводов доклада и определить возможный уровень выплат компенсаций. По его словам, требования о компенсации можно было бы разделить на две группы. Первая — это случаи компенсации, которые предъявляются по коллективным искам. Здесь можно исходить только из положений международного писаного и обычного права. И нужно юридически обосновать, как определяются уровни компенсаций. Вторая группа требований касается сферы отношений между человеком и государством. Например, компенсация за рабский труд, необоснованное содержание в тюрьме и тому подобные преступления против человечности, жертвами которых стали граждане Эстонской Республики. Особой темой являются требования о возмещении ущерба к российским предприятиям, многие из которых сейчас приватизированы и на которых использовался рабский труд граждан. Здесь важно то, какую правовую помощь может оказать государство своему гражданину. «Правительство должно проанализировать эти проблемы. Ясно, что нужно также обратиться к компетентным специалистам в области международного права. Нужно также консультироваться с другими странами, у граждан которых могут быть похожие основания для исков», — отметил Рейнсалу.

В 2005 году накал страстей вокруг темы компенсаций за «советскую оккупацию» стал снижаться. 6 октября 2005 года новый премьер-министр Эстонии Андрус Ансип (с апреля 2005 года) заявил, что пока не собирается предъявлять России претензии о выплате компенсаций за ущерб от «советской оккупации». «Я не могу отвечать за будущее, но сегодня у нас нет никаких претензий, — сказал он. — Ни один народ, ни одно государство не может жить прошлым, надо идти дальше быстрыми темпами, а не предъявлять счета». Он также добавил, что Эстония не требует от России извинений. «Эти извинения должны быть искренними, а если этого нет, то лучше не извиняться», — заметил Ансип.

Позиция, высказанная главой эстонского правительства, нашла отражение в заявлениях других официальных лиц. Комментируя заявление Ансипа, пресс-секретарь Министерства юстиции Эстонии Кристи Кюннапас сообщила, что тема компенсаций за оккупацию «не является приоритетной в работе министерства». Посол Эстонии в России Марина Кальюранд на пресс-конференции в Москве 1 декабря 2005 года заявила: «Я могу подчеркнуть, что на государственном уровне на сегодняшний день вопроса о компенсациях на столе правительства нет». При этом она разделила вопросы оккупации и компенсаций жертвам политических репрессий. Последние, по ее словам, должны обращаться в соответствующие российские органы и суды для реабилитации и получать компенсации в соответствии с российским законом наравне с российскими гражданами.

С тех пор эстонская сторона не проявляла заметной активности по вопросу о компенсации.

Молдова

Прибалтийские инициативы по вопросам компенсаций за «советскую оккупацию» оказались заразительными, они были подхвачены Молдовой. Там также началась активная работа по перекройке истории ХХ века. Присоединение Бессарабии к Советскому Союзу некоторые историки стали трактовать как «оккупацию». В 2010 г. историк Вячеслав Стэвилэ, член Государственной комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в Молдавии, назвал сумму ущерба от «советской оккупации» — 28 млрд. долл. В эту сумму, по словам Стэвилэ, вошли, в частности, потери, связанные с депортациями, а также с гибелью жителей республики от голода в 1946-1947 годы. Стэвилэ отметил, что при подсчете руководствовался такими факторами, как средняя продолжительность жизни жителей республики, их средний доход, а также средний возраст погибших при «оккупации». «Я убежден, что все стоит денег и должно быть возмещено теми, кто это сделал», — резюмировал Стэвилэ. Учитывая, что Советского Союза уже не существует, деньги, по его мнению, должна платить Россия как преемница СССР.

Поддержки на уровне руководства Молдавии претензии Стэвилэ не получили. И это вполне понятно. Если признать факт «оккупации», значит, надо признать легитимным то положение Молдавии, которое существовало до этого. А до этого Молдовы как таковой не было, была лишь территория в составе Румынии. Значит, настаивая на возмещениях ущерба, Молдова рубила бы сук, на котором она еще кое-как сидит. В Кишиневе это прекрасно понимают. А некоторые молдавские политики подходят к проблеме более утилитарно: они не желают портить отношения с Россией, которая может прибегнуть к такому проверенному средству, как санкции Роспотребнадзора.

Отдельные попытки разыграть карту «советской оккупации» предпринимались также на Украине. Инициатива исходила от политиков западных областей Украины, которые вошли в состав СССР накануне войны. В частности, в апреле 2008 года депутаты Львовского областного совета приняли решение об обращении к президенту страны и Верховной раде с инициативой о разработке законопроекта «О правовой оценке преступлений тоталитарного коммунистического режима на территории Украины». Сумму ущерба украинские националисты оценили в 2 трлн. долларов – из расчёта «по 100 тыс. долларов за каждого замученного советской властью украинца» (1). Впрочем, подобного рода инициативы поддержки со стороны официального Киева не получили. Киевские политики понимали, что инициирование вопроса о компенсациях за «советскую оккупацию» Западной Украины – игра с огнем, которая может лишь привести к тому, что Польша потребует возврата себе территорий, утраченных в 1939 году.

(1) Юрий Баранчик. Сколько нам должны прибалты? // http://forum.comments.ua/index.php?showtopic=40557

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также