06-сов

Позволит ли власть Титову и Кудрину добить Россию?

Как сообщалось, Президент России Владимир Путин провёл в Кремле совещание по экономическим вопросам.

С докладами выступили: Уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов и председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин.

Сравнительный анализ представленных стратегий произвел, по нашей просьбе,  в интервью «Русской народной линии» экономист, доктор экономических наук профессор Олег Сергеевич Сухарев:

В чем принципиальное различие двух т.н. экономических программ А.Кудрина и Б.Титова?

Первое. В программе Б.Титова, по просочившейся информации и оценке самого Б.Титова в СМИ, предлагаются в качестве меры стимулирования экономики денежная экспансия умеренного контролируемого типа под целевые приоритетные направления, а не борьба с инфляцией любой ценой.

Второе. Предлагается валютное регулирование, придерживание курса, отсечение валютных спекулянтов на рынке. Кроме того, предлагается система социальной защиты и прогрессивное налогообложение, возраст выхода на пенсию — не повышать! Эти меры не новы, уже давно многие эксперты, в первую очередь, «нелиберального» блока, выступали за принятие данных мер с целью решения проблем не только бедности, но неравенства, что является более важным — условием для решения проблемы бедности.

У Кудрина по этим позициям обратная постановка. Он выступает категорически против активизации денежно-кредитной политики и эмиссии, в том числе под приоритетные направления, против льготирования основных приоритетных производств, из загрузки. Он соглашается, что свободны до 20% мощностей, но тут же утверждает, что их не нужно загружать, потому что это будет дестабилизировать макроэкономические условия, поднимет инфляцию. Такая борьба с инфляцией при доведении её до 4% всегда давит развитие.

У А.Кудрина, судя по имеющейся информации в СМИ, предлагается бороться против бедности, но не против неравенства. Мало того, он обходит стороной вопрос прогрессивного налогообложения и предлагает плавающий курс рубля, который с 2014 года обеспечил громадную волатильность, обогащение спекулянтов, импортированную инфляцию и углубление рецессии. Сравнения с кризисом 2009 года неправомерны. Во-первых, цена на нефть изменялась не так сильно, как в 2014 году. Во-вторых, в 2009 году произошло понижение ВВП на 7%, но уже в 2010 году был зафиксирован рост более, чем на 4% (известный отскок роста). В 2013-14 гг., мы медленно вползали в рецессию: 2015 год — 3,7%, 2016 год — 1%, а восстановление планируется только к 2020 году (по доходам к 2022 году). Мы живем в многолетнем рецессионном периоде без проблесков развития — и это цена проводимой политики, которую предлагается продлить и усилить, согласно предложениям А.Кудрина. По этим аспектам программы Кудрина и Титова концептуально отличны друг от друга.

Фактически, получается, что А.Кудрин плюет на развитие реальной экономики, его предложения направлены на пользу богатых слоёв населения и поддержку валютных спекулянтов, сохранение валютно-процентного рычага, т.е. худшего варианта монетаризма. Курс предлагается плавающим, отказ от регулирования и либерализация валютной и внешнеэкономической политики (с благой целью стимулировать экспорт) При этом он декларирует риторические угрозы:

Первая. Потеря статуса технологической державы, что уже произошло.

Вторая. Замедление темпа роста в сравнении с мировыми (это также наблюдается уже много лет).

Третья. Снижение обороноспособности и социальных условий жизни (также не представляет новизны — ещё с 1990-ых гг.).

Это не угрозы, некие трюизмы, уже состоявшиеся факты нашего бытия!

Все эти три события, отмечаемые Кудриным, де-факто состоялись, причём в существенной степени, в бытность его отцом-основателем монетаристской политики по сдерживанию экономического развития России (на министерском посту). Утверждения, будто его заслуга  — это создание резервных фондов и бюджетного правила, которые ввергли Россию в режим «экономики гобсека», не выдерживают критики, ибо именно данная политика сдерживала развитие экономики и не подготовила её к возможным внешним дестабилизирующим воздействиям. Результатом и стала большая привязка экономки к сырью и к спекулянтам, неустойчивость развития, потеря реальных производств и технологий, о которых сейчас вдруг риторически проявляют заботу.

И особенно эти тенденции обострились в 2014-15 гг. Мы имеем падение реально располагаемых доходов на 12-14% и увеличение бедных людей до 20 миллионов человек. Важность технологического развития — известное клише. Но откуда берутся данные о 2 миллионов проверок, выявляющих всего 8% нарушений (мало? А кто решил, что их больше?). Мы не можем собрать для проводимого исследования статистику по финансированию и государственной поддержке молодых ученых. А здесь странные цифры учёта, якобы отражающие неэффективность управления — проверки отменить, или выявлять больше нарушений? Устраиваемая институциональная чехарда первым делом способствует этим нарушениям, воспроизводит их, включая подобные «Программы и стратегии развития». Но откуда все-таки данные о таком неэффективном государственном управлении?! И насколько адекватны подобные критерии и оценки. Все 90-е годы писали о технологическом и инновационном отставании, об отсутствии робототехники, биотехнологий, о неэффективности госуправления, ещё советского, потом российского. Лица были министрами, теперь констатируют то же, что было устроено ими сами или как? Или кем-то другим? При этом толком ничего не предлагается, а лоббируемые меры в пользу иностранных конкурентов окажутся лишь ударом по России, который проявится с течением времени. Иностранные инвестиции — один из таких весомых ударов!

14 программ, 62 блока и 360 мер требуют экспертной верификации и обнародования. Уже 20 лет ставится задача поддержания роста и выхода на новую траекторию экономического роста за счет биотехнологий, постуглеродной энергетики, микроэлектроники, цифровой революции, механизации рутинного труда, оживления и развития новых технологий и производств, технологического прорыва (модернизации традиционных отраслей и запуска передовых производств). Необходимо обосновать ресурсы для решения этой задачи. Где обоснования? Получат ли специалисты расчёты — конкретные?! Для оценки! Я готов проанализировать, но расчёты, и даже сам принять участие в определённых счётных процедурах и подготовки документов. Складывается ощущение, что боятся допустить до этой работы лиц, отстаивающих интересы России. Как вы увеличите рост с 1,6% до 5% к 2026 году? За счет чего произойдет увеличение производительности труда в три раза? За счет увеличение пенсионного возраста? Это абсурд! Увеличение производительности нужно увеличивать за счет технологического перевооружения, поддерживая классические технологии и создавая ресурсы для новых технологий и секторов. Высвобождение кадров за счет технологического переоснащения ликвидирует как раз снижение на 3,2 миллиона занятого населения в результате демографического провала. Вот как нужно ставить программируемую задачу — и её решать и решить! Вот это будет планирование. И тогда не понадобится увеличивать пенсионный возраст — это контрпродуктивная и антисоциальная мера.

Кудрин, по сути, предлагает контрпродуктивные меры — либерализацию валютного регулирования и контроля, повышение пенсионного возраста. Кстати, никто не говорит, когда будет элиминирован демографический провал — вернут что ли возраст обратно? А если нет, господа, то Вы готовите социальное преступление и жаль, что за него нет уголовного наказания! Кроме того, либерализация экспорта вступает в противоречие с политикой импортозамещения при сохранении, к сожалению, общих монетаристских, концептуальных мер в области денежно-кредитной и бюджетной политики. Эти меры не приведут к успеху, как и предлагаемые идеи по развитию человеческого капитала с применением антисоциальных компонент. По этим линиям расходятся программы А.Кудрина и Б.Титова, а также другие подходы.

Меня обнадеживает одно — Борис Грызлов и Игорь Шувалов заявили на организационном мероприятии «Единой России» о том, что правящая партия должна взяться за разработку собственной экономической программы с императивами развития промышленности и реального сектора. Там мелькают тезисы Глазьева о технологическом, мирохозяйственном укладе. С этой альтернативой, учитывающей разработки ТПП и РАН, можно связывать определенные надежды, поскольку она может оказаться научно обоснованной. Грызлов призвал не подчинять программы амбициям отдельных политических фигур, что мы явно наблюдаем (и это сказано с явным намёком именно на них) по программам А.Кудрина и Б.Титова, а заняться обоснованием, конкретным обеспечением ресурсами тех мер и действий, которые будут предлагаться в реальном секторе экономики.

 

http://ruskline.ru/news_rl/2017/06/05/pozvolit_li_vlast_titovu_i_kudrinu_dobit_rossiyu/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также