latviamert34

Комиссионные компенсации

В декабре 2013 года состоялось очередное заседание российско-латвийской комиссии историков. Почти все российские СМИ это событие проигнорировали, зато латвийские журналисты отнеслись к нему очень серьёзно. И это неслучайно: в России и Латвии очень по-разному относятся к деятельности совместной комиссии.

Решение о создании российско-латвийской комиссии историков было принято 20 декабря 2010 года в ходе переговоров президента Российской Федерации Дмитрия Медведева с президентом Латвийской Республики Валдисом Затлерсом.

Официальная Рига изначально рассматривала совместную комиссию историков как инструмент для решения проблем, далёких от науки. Конечная цель – получить от России крупные денежные компенсации за «советскую оккупацию».

Примечательно, что уже 31 января 2011 года Затлерс принял в Рижском замке тех историков, которые потом вошли в состав совместной комиссии с латвийской стороны. Все кандидатуры были намечены властью. Она же поставила учёных в жёсткие идеологические рамки. Ведь к тому времени в Латвии был разработан и принят целый корпус нормативно-правовых актов, зафиксировавших официальные оценки важнейших исторических событий. Применительно к советскому периоду истории Латвии они базируются на тезисах о «советской оккупации» и «советском геноциде».

Сопредседателем совместной комиссии историков с латвийской стороны с момента её создания и до осени 2012 года был воинствующий русофоб и антисоветчик Инесис Фелдманис. 3 декабря 2010 года в интервью газете Latvijas avīze он прямо заявил: «Я тут хочу бросить камень в огород латвийской журналистики. Я не понимаю, почему СМИ, конкретно Латвийское радио, осмеливается проводить двусмысленную дискуссию о том, была или не была (советская) оккупация. Это же совершенно ясно, что была! Что тут ещё мусолить? Это – красная линия, которую нельзя нарушать! Факт оккупации неоспорим! Почему деятельность СССР надо оценивать иначе, чем деятельность нацистской Германии?»

Фелдманис «забыл» о латышах, которые с оружием в руках защищали нашу общую страну. В годы войны 17 368 воинов латышских формирований были награждены советскими боевыми орденами и медалями, а трое получили звание Героя Советского Союза. Не вспомнил он и о том, что в годы пресловутой «оккупации» в Латвии были построены не только жилые здания, школы, больницы, дома культуры, но и крупные предприятия. В их числе Рижская и Плявиньская гидроэлектростанции, завод микроавтобусов РАФ, рижский завод «Компрессор», «Ригасельмаш», «Елгавсельмаш», Объединение электронной техники «Альфа», «Автоэлектроприбор», Рижский дизелестроительный завод и ещё многие другие самые современные предприятия.

Это ответ на вопрос, почему «деятельность СССР надо оценивать иначе, чем деятельность нацистской Германии».

В другом своём интервью Фелдманис пообещал, что работа комиссии «будет направлена в такое русло, чтобы быть полезной для Латвии». Обещать, что она будет полезной и для России, Фелдманис не стал. Впрочем, это не его забота. Заметим, что если Латвия имеет ясные цели, на реализацию которых дружно работают все члены совместной комиссии с латвийской стороны, то чего хочет от совместной комиссии Россия, можно только догадываться. Не понятны и принципы, по которым подбирали членов комиссии с российской стороны. Сделано это было келейно. А то, как проходит работа совместной комиссии, просто шокирует.

«Российские историки из-за языкового барьера работают только в хранилищах документов России», – с чувством глубокого удовлетворения констатировала в декабре 2013 года праворадикальная газета Latvijas avīze. В свою очередь, нынешний сопредседатель комиссии с латвийской стороны, профессор Латвийского университета Антонийс Зунда заявил, что «удовлетворён тем, что никто из наших исследователей, которые уже четыре раза работали в России в рамках деятельности комиссии, не жаловался на то, что в архивах были какие-то проблемы».

Таким образом, по информации никогда не симпатизировавшей русским и России латвийской националистической газеты, двери российских архивов перед историками Латвии широко распахнуты, они там – желанные гости. Зато члены совместной комиссии с российской стороны в архивах Латвии даже не показываются!

В этой связи возникает сразу несколько вопросов, на которые хотелось бы получить внятные ответы от членов совместной комиссии с российской стороны во главе с директором Института всеобщей истории РАН академиком РАН Александром Чубарьяном (он является сопредседателем комиссии с российской стороны). Считают ли они необходимым заниматься поиском документов в архивах Латвии? Если нет, то почему? Если да, то что вот уже три года мешает этим заниматься? Сколько членов комиссии с российской стороны владеют латышским языком? Надо ли укрепить российскую половину комиссии историками, которые владеют латышским языком, занимают внятную патриотическую позицию и имеют желание работать в архивах Латвии? И кто будет нести ответственность, если результатом деятельности совместной комиссии окажется очередной конфуз вроде того, что случился в российско-литовской комиссии историков?

Газета Latvijas avīze ранее писала о том, что вышедший «в 2006 году первый том совместно изданного собрания документов «СССР и Литва в годы Второй мировой войны» принёс сенсацию. В предисловии к нему известный российский историк Наталья Лебедева признала, что в июне 1940 года Советский Союз начал оккупацию стран Прибалтики, за которым последовал дальнейший процесс аннексии. Правда, позже сопредседатель этой комиссии, директор Института всеобщей истории при Российской академии наук Александр Чубарьян пытался представить это как недоразумение или самодеятельность конкретного историка, однако в напечатанном тексте уже ничего нельзя было изменить.

Слово – не воробей, вылетит – не поймаешь. Оценивая совместный труд историков России и Литвы, Фелдманис назвал лучшей его частью именно введение, поскольку там «в двух местах признаётся факт оккупации Балтии. Ради одного этого литовским историкам стоило работать над этим сборником».

Нет сомнения в том, что вся команда Фелдманиса и Зунды с её назойливой «оккупационной» риторикой горит желанием повторить «подвиг» литовских первопроходцев. Дополнительным стимулом для них стало решение, принятое 5 ноября 2013 года сеймом Латвийской Республики, возобновить работу Комиссии по подсчёту ущерба от «советской оккупации». Кроме того, готовятся поправки к закону «О научной деятельности», принятие которых узаконит плотный контроль спецслужб Латвии за работой учёных.

А вот какую цель преследуют российские историки, заседающие в совместной с латышами комиссии? Это ещё один вопрос, который ждёт их ответа.

Источник — «Литературная газета». 2014. №4 (6447)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также