296f18ea13e0

Громкая победа советской дипломатии

80 лет назад, 18 сентября 1934 года Советский Союз по приглашению 34 государств-членов Лиги Наций вступил в эту международную организацию.

«Декрет о мире» и агрессивные планы англичан и французов

Очень жаль, что в 2014 году этот юбилей не был широко замечен в России. В условиях развязанной против нас информационно-психологической войны и наложенных на Россию санкций игнорировать столь выгодные с пропагандистской точки зрения юбилеи – непозволительная роскошь.

Сегодня Российская Федерация переживает не простые времена. Некоторые сограждане из числа тех, что имеют недвижимость за пределами родных просторов, начинают нервничать и обвинять руководство страны в том, что оно якобы проводит в отношении Запада недальновидную политику, чреватую для России серьёзнейшими последствиями. Судя по всему, образцовым для них является тот внешнеполитический курс, который в первой половине 1990-х годов проводил Андрей Козырев. Тот неоспоримый факт, что в условиях процветания относительно небольшой части россиян подавляющее большинство народа влачило голодное или полуголодное существование, любителей устриц и дорогих французских сыров не волнует. Они-то «своё» урвали.

Между тем наш народ и наше государство переживали и куда более суровые времена. Наши предки выдержали гораздо более жёсткое давление со стороны Запада. В итоге выстояли, встали на ноги и уверенной походкой пошли вперёд – к великим победам и крупным достижениям.

Как не относись к основателю Советского государства Владимиру Ульянову-Ленину и его партии, нельзя отрицать того, что, придя к власти, вождь большевиков первым делом подписал «Декрет о мире». Он обратился к народам и правительствам воюющих государств с предложением немедленно заключить демократический мир – без аннексий и контрибуций. Причём этот свой призыв Ленин обратил «в особенности к сознательным рабочим трёх самых передовых наций человечества и самых крупных участвующих в настоящей войне государств: Англии, Франции и Германии».

8 (21) ноября Народный комиссариат по иностранным делам обратился к послам союзных держав с предложением заключения «немедленного перемирия на всех фронтах и немедленного открытия мирных переговоров». Ни о каком сепаратном мире России с Германией речи не шло.

В Лондоне и Париже решили вообще никак не реагировать на мирные инициативы большевиков. «Тонкие знатоки России» были просто уверены в том, что дни Советской власти сочтены. В отношении территории Российского государства, бывшего их союзником в мировой войне, англичане и французы вынашивали далеко идущие планы. Они начали воплощаться в жизнь уже в декабре 1917 года, когда представители Франции и Великобритании Жорж Клемансо и Роберт Сесиль подписали тайную конвенцию о разделе юга России на сферы интересов и районы будущих операций британских и французских войск. В английскую «сферу действий» вошли Кавказ, казачьи области Дона и Кубани, Средняя Азия, а во французскую – Украина, Бесарабия и Крым. Лондон и Париж сошлись на том, что отныне будут рассматривать Россию не в качестве союзника по Антанте, а как территорию для реализации своих интервенционистских замыслов.

Ещё раз заметим, что этот сговор имел место за два с половиной месяца до вынужденного подписания большевиками Брестского мира. Заключение англо-французской конвенции 1917 года стоит в одном ряду с таким позорным деянием западных демократий, как подписание Мюнхенского соглашения 1938 года, по которому Лондон и Париж выдали демократическую Чехословакию на растерзание гитлеровской Германии. Примечательно, что на Западе предпочитают не вспоминать ни о англо-французской конвенции 1917 года, ни о Мюнхенском соглашении 1938 года. Не уделяет им должного внимания и официальная российская пропаганда.

Выход из международной изоляции

Так и не дождавшись скоропалительной кончины молодого Советского государства, западные демократии приступили к его удушению. Были использованы хорошо знакомые Западу «технологии» — военная интервенция и экономическая блокада. Наше государство и наш народ, и без того измученный кровавой и разорительной Первой мировой войной, оказались в тяжелейшем, поистине трагическом положении.

Но западные «знатоки России», в действительности плохо знакомые с её историей, не учли того, что именно в критические времена наш народ способен творить чудеса. Такое чудо он совершил, например, в начале XVII столетия, преодолев Смуту и отразив интервенцию поляков, литовцев и шведов. Выстояли наши предки и в начале ХХ столетия.

В результате прошло всего несколько лет после революции, как на Западе заявили о себе прагматично-настроенные круги, заинтересованные в возобновлении экономического сотрудничества с нашей страной. Это привело к её официальному признанию многими государствами. Начало было положено весной 1922 года, когда на международную конференцию в Геную была приглашена делегация нашей страны. «В Геную мы едем не как коммунисты, а как купцы. С практической целью — расширить торговлю и создать условия, при которых бы она наиболее широко и успешно развивалась», — напутствовал посланцев Страны Советов Ленин с трибуны ХI съезда большевистской партии.

Конференция с участием 29 государств и 5 британских доминионов открылась под председательством премьер-министра Италии Луиджи Факта 10 апреля 1922 года под сводами Палаццо Сан-Джорджо — дворца эпохи Возрождения. В своей речи глава советской делегации Георгий Чичерин (выступая сначала по-французски, а потом по-английски) заявил: «Российская делегация явилась сюда не для того, чтобы пропагандировать свои собственные теоретические воззрения, а ради вступления в деловые отношения с правительствами и торгово-промышленными кругами всех стран на основе взаимности, равноправия и полного и безоговорочного признания». Он подчеркнул, что Россия готова предоставить иностранцам «под обработку миллионы десятин плодороднейшей земли, богатейшие лесные, каменноугольные и рудные концессии». Встреченное аплодисментами выступление советского наркома иностранных дел получило большой резонанс. Американский посол Р. Чайлд доложил в Госдеп США: «При открытии Генуэзской конференции ярких выступлений не было, за исключением речи Чичерина».

В ходе конференции «западные партнёры» пытались уломать российских дипломатов признать долг в 18,5 млрд золотых рублей. Тщетно! Вместо этого они услышали контрпретензии — предложение возместить потери, связанные с интервенцией и экономической блокадой, в размере в 39 млрд. золотых рублей. А когда переговоры с англичанами, французами и итальянцами зашли в тупик, Чичерин сделал неожиданный ход, пойдя на сближение с Германией. 16 апреля в местечке Рапалло был подписан Советско-германский договор. Стороны установили дипломатические отношения и отказались от всех взаимных претензий.

Прорыв внешнеполитической блокады стал фактом. Прошло совсем немного времени, и Советский Союз был признан Великобританией, Францией и другими государствами мира. Выдержав давление с Запада, большевики могли праздновать успех!

Лига Наций и СССР

Лига Наций была основана вскоре после окончания Первой мировой войны. Она включала в себя государства – члены Лиги, Ассамблею, Совет, Секретариат, различные технические комиссии и службы. Структура, функции и полномочия Лиги определял Устав. Основными целями Лиги было сохранение мира и улучшение условий жизни людей. К числу мер, применяемых для сохранения мира, относились сокращение и ограничение вооружений; обязательства государств – членов Лиги выступать против любой агрессии; взаимные соглашения по арбитражу, юридическому урегулированию или осуществлению специальных расследований Совета; соглашения членов Лиги о взаимных действиях в применении экономических и военных санкций.

Историк Татьяна Жуковская пишет: «В 1920-е годы отношение большевистского руководства к Лиге Наций было очень негативным. Советская Россия и Лига Наций создавались как нечто новое в сферах внутренней и внешней политики. Таковыми они первоначально воспринимались. Но западноевропейские державы, создавшие Женевское учреждение, возражали против законности существования нового правительства и нового государства на территории прежней Российской империи. Советское руководство в свою очередь отрицало правомерность существования международной организации, объединившей эти державы. Широким был спектр представляемых другими государствами к СССР претензий — от национализации капиталов, вложенных в некоторые предприятия на территории России (как в случае с Бельгией) до украденных в общем переполохе событий октября 1917 года чемоданов дипломатического представителя Аргентины».

Вступлению СССР в Лигу Наций предшествовали важные события, произошедшие в разных уголках мира. 83 года назад, в сентябре 1931 года милитаристская Япония вторглась в Китай. Помешать этому Лига Наций оказалась неспособной. 27 марта 1933 года Япония вышла из Лиги Наций. В том же 1933 году пришедшие к власти в Германии нацисты также объявили о выходе страны из состава Лиги Наций.

Уход из Лиги Наций Японии и Германии сделал возможным вступление в неё СССР. 19 декабря 1933 года ЦК ВКП(б) принял постановление, положившее конец долгой конфронтации нашей страны с Лигой Наций и предусматривавшее вступление Советского Союза в эту международную организацию. 25 декабря Иосиф Сталин в интервью корреспонденту газеты «Нью-Йорк таймс» Уолтеру Дюранти сообщил западному читателю официальную позицию Москвы по отношению к Лиге Наций: «Несмотря на уход Германии и Японии из Лиги Наций – или, может быть, именно поэтому – Лига может стать некоторым фактором для того, чтобы затормозить возникновение военных действий или помешать им. Если это так, если Лига сможет оказаться неким бугорком на пути к тому, чтобы хотя бы несколько затруднить дело войны и облегчить дело мира, – то тогда мы не против Лиги. Да, если таков будет ход исторических событий, то не исключено, что мы поддержим Лигу Наций, несмотря на её колоссальные недостатки».

По приглашению 34 государств

Сигнал из Кремля был услышан теми западными политиками, которые в условиях нарастания угрозы новой мировой войны были заинтересованы в улучшении отношений с СССР. Особую активность проявили министр иностранных дел Франции Луи Барту и министр иностранных дел Чехословакии Эдуард Бенеш.

Согласно Уставу Лиги Наций за вступающую в неё страну должны были проголосовать не менее двух третей членов международной организации. В то время в Лиги Наций состояло 51 государство. Значит, поддержать вступление СССР должно было не менее 34-х из их числа. Обсуждая с коллегами условия вступления СССР в Лигу Наций, нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов настоял на том, чтобы СССР был принят в Лигу Наций по приглашению её членов, заявив: «Мы не будем просить Лигу Наций принять нас. Если Вы считаете, что это необходимо для укрепления Лиги, проделайте всю необходимую работу. Пусть Советский Союз попросят о вступлении. И мы пойдем навстречу».

Условия Москвы были приняты, и 34 государства обратились к СССР с предложением вступить в международную организацию. Тем самым удалось избежать провокаций со стороны противников вступления СССР в Лигу Наций, к числу которых относились Нидерланды, Португалия, Швейцария, Аргентина, Бельгия и Польша. Характеризуя позицию последней, советский историк Вилнис Сиполс обратил внимание на следующее: «В Варшаве крайне болезненно относились и к тому, что, вступив в Лигу наций, СССР стал бы также постоянным членом Совета этой организации. Руководители буржуазно-помещичьей Польши в течение многих лет усиленно добивались признания Польши великой державой и доминирующей силой в Восточной Европе. В этих целях они стремились получить для себя, в частности, постоянное место в Совете Лиги наций. Вступление СССР в эту организацию, предоставление ему постоянного места в Совете, то есть признание его огромной роли в международных делах, — всё это вело к подрыву великодержавных амбиций польского правительства. 4 июля нарком иностранных дел СССР сообщил из Женевы, что министр иностранных дел Польши Ю. Бек ведёт за кулисами «бешеную агитацию против нашего вступления в Лигу»». «Бешеная агитация» Юзефа Бека успеха полякам, однако, не принесла.

В итоге против вступления СССР в Лигу Наций проголосовали лишь три государства — Нидерланды, Португалия и Швейцария. Ещё семь воздержались от голосования. А вот против включения Советского Союза в состав Совета Лиги не было подано ни одного голоса (представители 10 государств воздержались). Таким образом, СССР был принят в Лигу Наций и стал постоянным членом Совета.

Прибывшая в Женеву советская делегация состояла из наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова, полпреда в Италии Владимира Потёмкина и полпреда в Финляндии Бориса Штейна. Последний вспоминал: «Мы приехали в назначенное время, нас провели в круглый зал, а затем подвели к двери заседаний. Церемониймейстер очень волновался, несколько раз открывал дверь. Когда он ещё раз открыл дверь, Максим Максимович, Потёмкин и я вошли в зал заседания. Литвинов спокойно прошёл через зал и занял своё место. Вся Лига наций смотрела в нашу сторону. Нам приветственно кивали головами. Это было эффектное зрелище. Когда мы уселись на свои места, председатель уже огласил результаты голосования, но свою речь ещё не успел закончить. Он не сообразил, что ему не следует зачитывать последнюю фразу речи, и провозгласил: «Я приглашаю господ советских делегатов занять свои места». А мы уже сидели на своих местах»».

Комментируя эту сцену, биограф Литвинова Зиновий Шейнис утверждал: «Один из журналистов не преминул воспользоваться этим фактом. Он сказал, что большевики и на этот раз себя показали. Не дожидаясь приглашения, они вошли в зал».

Максим Литвинов действительно «показал себя». В своей речи он заявил, что, к сожалению, Лига Наций не имеет в своём распоряжении средств полного упразднения войны. Однако при твёрдой воле и дружном сотрудничестве всех её членов многое может быть сделано для предотвращения войны: «Над этой задачей Советское правительство не переставало работать в течение всего времени своего существования. Отныне оно хочет объединить свои усилия с усилиями других государств, представленных в Лиге».

Литвинов особо подчеркнул то, что СССР вполне понятна идея объединения наций, ибо Советский Союз сам по себе – Лига наций, так как в нём проживает 185 народностей: «Я беру на себя смелость утверждать, что никогда и нигде народности не сосуществовали так мирно в рамках единого государства, не развивались так свободно в культурном отношении, не пользовались такой свободой национальной культуры вообще и языка в частности. Ни в одной другой стране не преследуется и не искореняется так решительно проявление расовых и национальных предрассудков, как это имеет место в Советском Союзе. В смысле равенства прав в Союзе нет ни национальных большинств, ни национальных меньшинств, ибо ни одна народность ни в теории, ни на практике не имеет меньших прав и меньших возможностей развития культурного и экономического развития, чем другая». Примечательно, что споров это заявление не вызвало…

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также