000КАТАСОНОВ

Валентин КАТАСОНОВ. Цивилизационное противостояние: чем России ответить на санкции. Актуальный комментарий

– Валентин Юрьевич, Россия в последние годы избрана этаким мальчиком для битья, и регулярные объявление санкций нашей стране стало уже народной забавой для всех, кому не лень. И вот опять: на подпись президенту США представлен законопроект, который должен ужесточить санкции против России. Помимо банковского сектора и нефтегазовых компаний, новые санкции собираются ввести в отношении госкомпаний в железнодорожном, судоходном, металлургическом и горнодобывающим секторах, в отношении лиц, связанных со строительством экспортных трубопроводов в России. Также упоминается и суверенный долг РФ. И это далеко не полный перечень мер, направленных против нашей страны. Всё это звучит, как сводки с фронтов. Можно ли сказать, что шутки для нас закончены, и бодрячество и бравурные заявления о том, что санкции России не так уж и страшны, уже не пройдут?

– История с санкциями не нова для нашей страны. Запад находится в противостоянии с Россией уже многие десятилетия, если не столетия. По крайней мере, если говорить про российско-американские отношения, то экономические санкции против нас начались уже более ста лет тому назад. Я напомню, что 1832 году был подписан торговый договор между Северо-Американскими Соединёнными Штатами и Российской империей, который периодически пролонгировался. В 1911 году американцы неожиданно в одностороннем порядке денонсировали этот договор. В Соединённых Штатах в то время уже началась серьёзная антироссийская истерия, которая была организована банкиром Якобом Шиффом, якобы в связи с тем, что в Российской империи ограничиваются права и свободы человека. Конкретно речь шла о евреях. Также говорилось, что якобы имеются ограничения на передвижение граждан Соединённых Штатов по территории России. Но еврейский аргумент был на первом месте. Именно тогда мы впервые столкнулись с экономическими санкциями, поскольку расторжение в одностороннем порядке договора – это ярко выраженная экономическая санкция. И на протяжении всех последующих лет США постоянно вводили санкции против нашей страны. Поэтому нынешний законопроект, за который почти единодушно проголосовал американский Конгресс, не представляет никакого исключения из общих правил. Почему-то никто не вспоминает, что в 90-е и нулевые годы в отношении Российской Федерации продолжали действовать принятые в 1974 году нормы за якобы ущемление евреев при их выезде из СССР – так называемая поправка Джексона – Вэника. Уже и Советского Союза не было, а поправки продолжали действовать аж до 2012 года! Они и до сих пор действовали бы, но на смену им пришёл «закон Магнитского». Это всё – из истории экономических санкций, которые США выдвигали и продолжают выдвигать против нашей страны, независимо от того, как она называлась или называется: была Российская империя, потом Советская Россия, был Советский Союз, есть Российская Федерация – это не так важно. Главное, что здесь мы сталкиваемся с феноменом так называемого цивилизационного противостояния. У меня не так давно вышла книга, которая так и называется «Россия и Запад в ХХ веке. История экономического противостояния и сосуществования», где я об этом достаточно подробно пишу. Так что нынешний законопроект – это продолжение той же цепочки. Другое дело, что руководство нашей страны, да и политики ведущих политических партий как-то забывают этот очевидный факт и исходят из того, что с США можно договориться. А этого по определению быть не может.

Нынешний антироссийский законопроект не только расширяет круг так называемых секторальных санкций, но и существенно дополняет сферу своего действия по сравнению с тем, что было до этого. Два существенных момента, на которые стоит обратить внимание. Во-первых, этот законопроект направлен не только против России. Он направлен и против президента США Дональда Трампа, существенно ограничивая его полномочия в части, касающейся принятий и отмены санкций. Теперь это можно будет сделать только после согласования с высшим законодательным органом США. Во-вторых, этот закон не только антироссийский, но и антиевропейский. Он конкретно нацелен против проекта «Северный поток-2», который должен обеспечить дополнительным количеством природного газа Европу. Потенциально он может сработать и против «Турецкого потока», хотя этот проект пока ещё очень сырой, но тем не менее в санкционном законопроекте заложено всё необходимое и достаточное для блокировки этого южного маршрута доставки природного газа. США хотят стать монополистами по поставкам природного газа в Европу. Ни для кого не секрет, что сжиженный природный газ из США по определению будет существенно дороже российского, и, конечно, в долгосрочном плане Европа очень сильно теряет. Должен сказать, что и предыдущие санкции, которые начали вводиться в 2014 году в связи с событиями вокруг Крыма и Малороссии, показали очень интересные последствия. Оказалось, что в большей степени они воздействуют не на российскую экономику, а на европейскую. Там ущерба порой оказывается на порядок больше, чем для российской экономики. Более того, недавно смотрел статистику динамики внешнеторгового оборота России с США и Европой за эти годы, начиная с 2014-го и до середины 2017-го, и с удивлением для себя обнаружил, что масштабы российско-американской торговли почти не снизились, а вот масштабы российско-европейской торговли снизились очень существенно. Удивительным образом получается, что от антироссийских санкций в большей мере страдает Европа.

– В Евросоюзе уже выразили озабоченность из-за принятия США односторонних санкций против Российской Федерации, поскольку они могут затронуть экономические интересы ЕС. Может ли Европа сегодня стать хотя бы временно союзником России?

– Некоторые эксперты и комментаторы поспешили сказать, что принятие антироссийских санкций будет способствовать тому, что Европа станет разворачиваться в сторону России. Не думаю. Дело в том, что Европа получала и продолжает получать достаточно хороший подарок от Соединённых Штатов в виде активного сальдо торгового оборота, то есть Европа экспортирует в Америку гораздо больше, чем импортирует. Статистика за 2016 год демонстрирует, что где-то $160-170 млрд – это активное сальдо Европы. Во время своей предвыборной кампании Дональд Трамп обещал навести порядок в этом вопросе. Он признаёт огромную «дыру» в торговом балансе США, в прошлом году она составила порядка $750 млрд, то есть американский экспорт намного меньше его импорта. Основной вклад в этот процесс обеспечивает Китай, у которого громадное активное сальдо с США. А на втором месте – Европейский союз. И это – одна из причин, почему ЕС, хотя и огрызается, и недоволен, но какие-то серьёзные контрмеры до сих пор не принимал, боясь лишиться своего активного сальдо внешней торговли. К сожалению, европейцы потеряли способность к долгосрочному планированию и к долгосрочному видению. Ведь если они пойдут на поводу у США и не будет реализован «Северный поток-2», то Евросоюзу придётся переплачивать за американский газ, и активное сальдо, за которое они сегодня так держатся, просто медленно начнёт испаряться. Моё мнение: Европа проглотит все эти антироссийские санкции, не сопротивляясь, несмотря на заявление председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера, что, если американцы примут этот закон, ЕС «станет изучать меры по введению контрсанкций».

– Дональду Трампу уже принесли законопроект на подпись. Приоритетным остаётся мнение, что президент США в любом случае его подпишет. И всё же какова вероятность того, что этого не случится?

– Конечно, для Трампа – это серьёзная пощёчина. Фактически на этом законе американские народные избранники потренировались и поняли, что можно и нужно ущемлять полномочия американского президента. Если он подпишет этот закон, то дальше последуют и другие законы, ограничивающие возможности Трампа. Но тем не менее, думаю, американский президент это подпишет – слишком единодушное голосование было в Конгрессе. Трамп понимает, что если он не примет законопроект, то это вызовет такую бурю со стороны оппозиции, то его просто могут снести. Плюс к этому, я не исключаю, что кто-то в порядке утешения американскому президенту нашёптывает на ухо: но вы же, господин Трамп, хотели, чтобы торговля с Европой была сбалансирована? – вот мы делаем такой ход конём, через некоторое время Европа будет покупать у нас сжиженный природный газ, и таким образом мы будем снижать своё отрицательное сальдо.

– Если вы говорите, что к санкциям нашей стране не привыкать, даже к таким серьёзным, что же нового несёт очередной антироссийский проект?

– Дело в том, что в нём Россия названа врагом Соединённых Штатов. Напомню, что это пакетный законопроект, то есть он написан в отношении сразу трёх стран – России, Ирана, КНДР. Все три страны названы врагами Америки. Если по отношению к КНДР и Ирана этот термин использовался и раньше, то по отношению к России в американском политическом и юридическом лексиконе он появляется впервые. Думаю, что это должно привести в чувство некоторых наших политиков, которые ещё думают, что можно договориться с Западом.

– Способны ли мы дать хороший симметричный ответ на эти санкции, а не ограничиваться сотым китайским предупреждением? И как России действовать в новых условиях?

– Если говорить об контрсанкциях, то считаю, мы не должны обезьянничать и повторять то, что сегодня делают США. Это будет игра в пинг-понг. Мы должны сделать своей единственной контрсанкцией – восстановление российской экономики. Это значит: нужна стратегическая программа развития нашей экономики, которая, с одной стороны, должна увеличить экономический потенциал России, а с другой – сделать нас независимыми от внешнего рынка, от стран Запада или от их союзников. Это программа достаточно масштабная, но в прошлом мы уже подобные вопросы решали – я имею в виду, конечно, индустриализацию. Сегодня наша промышленность практически развалена, поэтому стоит задача ре-индустриализации, или второй индустриализации.

– Разве импортозамещение – не часть восстановления российской экономики?

– Импортозамещение – совершенно бессмысленный термин и лозунг – его нужно просто убрать. Мне приходится общаться с представителями оборонно-промышленного комплекса, которые говорят, что у нас повышается уровень локализации производства – показатель, который характеризует долю деталей, узлов и комплектующих отечественного производства. Но дело в том, что это – фиктивная локализация, потому что многие детали, узлы и комплектующие поступают с предприятий, которые юридически являются российскими, но по капиталу – преимущественно иностранными. А это очень серьёзный фактор дестабилизации, угроза нашей экономической безопасности. Поэтому, повторю, нужны серьёзные меры для противостояния новым санкциям. Российское руководство пока не озвучило конкретных мер по защите наших интересов. Но, думаю, что долго оно этого делать не сможет.

– Пока что в качестве ответных мер Россия предписала Вашингтону сократить число дипломатов в РФ и ввела ограничения в отношении американской дипсобственности, поскольку, как сказал Владимир Путин, «невозможно бесконечно терпеть хамство в отношении нашей страны». Об экономических мерах защиты президент ничего пока не говорит. Зато подсуетился экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин, заявив, что у нас ещё есть лет 6-7, когда ущерб от западных санкций может быть незаметным в России, но дальше нас ждёт сильное отставание, и в этой связи необходимо уже в ближайшее время начать проводить реформы, постепенно сокращая государственное влияние в экономике. Создаётся впечатление, что нас всеми силами пытаются втянуть в очередные либеральные реформы. Это так?

– Либеральные реформы – это реформы, которые будут пытаться проводить союзники Соединённых Штатов, союзники тех политиков, которые, собственно, и жаждут уничтожении России. Это фактически «пятая колонна». То, что Кудрин представляет собой «пятую колонну», ни у кого никаких сомнений нет. То, что он до сих пор пребывает где-то около властных структур, доказывает, что наша власть крайне слаба. Но как на самом деле будут развиваться события, сказать трудно. Ровно сто лет назад в Российской империи сценарий был такой, какой никто из самых прозорливых политиков того времени не мог даже предсказать. Но наша страна в конце концов вырвалась из этого жуткого клубка противоречий, из этой смуты. А то, что сегодня назревает в России, – это покруче, чем смута 1917 года. Даже если бы я был историком, то не дерзнул бы предсказать конкретный ход событий ближайших лет. Но думаю, что это будет очень драматический сценарий. Поэтому сегодня требуется как раз мобилизационная модель экономики, обратная Кудринской. Нам объявлена война. Экономические санкции – это только верхняя часть айсберга, на самом-то деле против нас ведётся война по многим направлениям. Это предполагает серьёзную мобилизацию не только экономическую, но и военную. Будем ждать конкретных шагов власти. Если их не последует, то, соответственно, начнутся какие-то процессы деградации в нашей социально-экономической жизни. И реакции будут социального плана, которые рано или поздно приведут к изменениям в политической надстройке страны.

– Валентин Юрьевич, история всегда повторяется – когда-то в виде трагедии, когда-то в виде фарса. Чтобы не превратить ход событий в России в фарс, можем ли мы принять серьёзные контрсанкции, чтобы заставить нашего противника отступить?

– Когда мы говорим о контрсанкциях, предполагается, что мы должны нанести какой-то ущерб, какой-то удар противнику. Давайте трезво посмотрим: наши экономические возможности несопоставимы. Поэтому у нас в данный момент акценты должны быть сделаны в сторону развития собственной экономики, чтобы мы со временем могли иметь такую же весовую категорию, как наши недруги. И второе: мы должны «закрываться», предпринимать защитные меры, которых в нашем арсенале очень широкий спектр. Но я бы не назвал это контрсанкциями, это защитные меры. У нас международные резервы составляют более $400 млрд, но их бˆольшая часть – это депозиты в западных банках и казначейские бумаги, прежде всего американские. Я много лет уже говорил, что нужно производить диверсификацию своих резервов для того, чтобы снижать зависимость от Федеральной резервной системы, от американского казначейства. Сегодня, конечно, люфт манёвра резко снижается. Но тем не менее именно сегодня мы должны иметь программу по спасению наших международных резервов, выведения их из-под удара. Точно так же и в отношении офшорных компаний: большая часть российского крупного бизнеса зарегистрирована в офшорах. Соответственно, необходимо срочно принять программу по деофшоризации, в независимости от того, согласятся ли хозяева офшорных компаний на то, чтобы добровольно перерегистрировать свои компании, свои банки, свои счета в российскую юрисдикцию, это нужно делать в принудительном порядке. Повторю: срочно должна быть разработана программа защиты Российской Федерации в новых условиях.

– Экономические программы Сергея Глазьева и Бориса Титова, отличные от программы Кудрина, способны ли вывести нас из экономической ямы?

– В программах Глазьева и Титова есть определённые различия. Но я не могу согласиться ни с тем, ни с другим. Потому что они исходят из предположения, что наша экономика по-прежнему остаётся интегрированной в мировую. Это иллюзия, самообман. Мы должны стать самодостаточными, должны прийти к такому же положению, к которому наша страна пришла 22 июня 1941 года: тогда была прервана очередная пятилетка, но всё же индустриализация в основном была завершена. И на то время доля импорта, доля покрытия внутренних потребностей Советского Союза составляла не более полупроцента. Вот это, считаю, нормальное состояние для нашей страны. Как говорил император Александр III, у России есть только два союзника – армия и флот. Исходя из этого тезиса, мы и должны выстраивать нашу внутреннюю политику.

– Готов ли наш народ к мобилизации, как был готов в советское время? Не слишком ли он развращён псевдосвободой?

– Я много общаюсь с молодёжью, со студентами. Они на протяжение 25 лет проходили сквозь процедуру промывки мозгов, многие из них пропитаны духом либерализма, не понимают, что такое экономическая безопасность. Поэтому программа мобилизации должна включать широкий набор разных направлений и блоков, в том числе срочное изменение всей системы среднего и высшего образования. Нынешняя система формировала класс янычар, то есть молодое поколение, которое ненавидит собственную страну и которое действует в интересах противника. К счастью для нас, эти программы оказались не настолько эффективными. Но, если мы в срочном порядке не перестроим всю систему образования, мы получим события, схожие с событиями на Украине.

 

Беседовала Галина Вишневская

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также