14-банк

Валентин Катасонов. АУТИЗМ. Почему Центральный банк играет в поддавки с геополитическим противником России. Актуальный комментарий

– Валентин Юрьевич, на сайте Центрального банка России опубликован очередной «Обзор финансовой стабильности», из которого следует, что финансовая система Российской Федерации находится «в устойчивом состоянии». Ситуация с валютной ликвидностью в банках стабильна, доходность госдолга сокращается, темпы выдачи ипотеки и розничных потребкредитов ускоряются. Динамика вкладов в банковском секторе остаётся прежней даже с учётом того, что два крупных банка страны – Бинбанк и «Открытие» – недавно были санированы. Прокомментируйте, пожалуйста, выводы, сделанные Банком России: насколько «небывало стабильна» наша финансовая система?

– Это чистый аутизм, полный отрыв от действительности. Тут не столько требуется комментарий экономиста или финансиста, сколько, наверное, врача-психиатра. В «Обзоре» должны были бы говорить не о показателях денежной массы или валютного курса. Хотелось бы, чтобы центробанковские чиновники видели за отдельными деревьями лес, то есть общее состояние экономики. К сожалению, этого не видят ни на Неглинке, ни не Ильинке, ни в Министерстве экономического развития, которое вроде бы должно оперировать показателями реальной экономики:  уровнем производства определённых видов товаров, сырья, потребления в расчёте на душу населения, общим объёмом потребления и по отдельным группам населения и так далее. Но там предпочитают оперировать лишь какими-то промежуточными показателями, которые никому не нужны. Как, например, врач говорил бы: «Ой, вы знаете, у моего пациента очень хороший гемоглобин», – а пациент через два дня умирает. Примерно то же самое мы сегодня мы видим в заявлениях Центрального банка, Минфина, отчасти в заявлениях господина Орешкина, который вроде бы должен отвечать за «всего пациента» в целом. Реальной статистики нет, он им не интересна, потому что отражает конечные результаты хозяйственной деятельности, а господа из экономического блока не желают отвечать за них.

– Для чего вообще нужны эти обзоры финансовой стабильности? А как это помогает экономике страны?

– Да никак это не помогает. Я уже перестаю понимать этот «птичий язык», которым пользуются господа из экономического блока. Таким языком нельзя объяснить, что происходит в экономике. Требуются совершенно другие категории, другие понятия, другие термины. Они с этими терминами просто незнакомы и, как чёрт ладана, боятся каких-либо физических, натуральных экономических показателей. Это для них terra incognita. Они предпочитают пользоваться каким-то странными показателями, как, скажем, «коэффициент ожиданий инвестиционных ожиданий». Что это такое? «Ожидание» – это что-то далёкое от экономики. Это, как если бы в физике ввести понятие «коэффициент ожиданий скорости падения».

– Если посмотреть на термин «стабильность» с другой точки зрения, скажем, с точки зрения ФРС, филиалом которого фактически является Центробанк, то стабильность есть: экономика нашей страны очень даже стабильно разрушается. Может быть в этом смысле Банк России заявляет об «устойчивом состоянии»?

– Мне как-то процитировали заявление замдиректора департамента денежно-кредитной политики Центробанка. Там был какой-то странный набор слов, но запомнился конец его изречения: «Мы сейчас устойчиво достигли цели и находимся где-то около дна».  Это всё равно, что сказать: пациент умер, и после этого у него температура тела и давление стабилизовались.

– В «Обзоре» есть и конкретные вещи, например, по поводу ускорения темпов выдачи ипотеки и розничных потребкредитов. Центробанк гордится этим фактом. Но не говорит ли это о том, что население беднеет и не способно существовать самостоятельно, без кредитных подпорок?

– Может быть, в этом «Обзоре финансовой стабильности» даются данные более старые, поскольку обычно обзоры готовятся в течение нескольких месяцев. По последней оперативной информации, уровень перекредитованности населения столь велик, что банки уже остановились в выдаче новых кредитов, как потребительских, так и ипотечных, потому что растёт процент просроченных кредитов. И наши граждане, в связи с тем, что им либо отказывают в получении кредитов, либо процедура рассмотрения заявки сильно затягивается, идут в микрофинансовые организации. Половина таких ростовщических контор имеют полуподпольный или подпольный статус и дают деньги под проценты, которые в годовом исчислении исчисляются двух-, а то и трёхзначными цифрами – более ста процентов годовых. Ситуация крайне неприятная. Думаю, что вскоре начнётся процесс, когда граждан будут выселять из квартир, в которые они заселились на основании ипотечных договоров. Примерно то, что было в Америке. Но если в США человека просто выселяли из квартиры, и на этом отношения между клиентом и банком прекращались, то в России ситуация несколько иная: у нас выселяют из квартиры, но при этом должник банка так и остаётся его должником. Сейчас принят закон об ужесточении ответственности коллекторов, которые уже не могут, как раньше, прибегать к грубым методам давления на клиентов банков, за это им грозит уголовная ответственность. Но, по некоторым сведениям, коммерческие банки теперь заключают соглашения с некоторыми теневыми или нелегальными коллекторами. А это уже – просто бандиты. То есть налицо сращивание банковского капитала и откровенно преступного мира. Микрофинансовые организации, которые не требуют никаких залогов и используют упрощённую процедуру оформления заявок и выдачи кредитов, тоже, разумеется, пользуются такими криминальными элементами.

После финансового кризиса 2007–2008 годов, который затянулся фактически до 2011 года, по стране прокатилась волна долговых или кредитных суицидов. Я тогда заинтересовался этой темой. Выяснилось, что у нас никакой статистики по кредитным суицидам нет, но в общем масштабы их достаточно серьёзные. Сейчас мы опять можем столкнуться с всплеском кредитных суицидов, когда клиенты банков от безысходности кончают жизнь самоубийством. Как правило, СМИ выдают это как сенсацию, а не как серьёзную системную проблему.

– Валентин Юрьевич, также в обзоре сказано, что главными остаются не внутренние, а внешние риски, и к ним в первую очередь относится быстрый рост стоимости заимствований в США, ЕС и Азии. Это ещё один «намёк», что в России «всё спокойно»?

– Это опять явное проявление аутизма. Я внимательно слежу за тем, что делает Центробанк в области, скажем, управления золотовалютными резервами. Время от времени там вносятся какие-то коррективы, но коррективы такого рода: будем больше покупать одних бумажек и меньше – других бумажек; будем больше инвестировать в американский доллар и меньше – например, в швейцарский франк. Вот на таком уровне идут изменения. Эти аутисты не видят, что в любой момент все наши резервы могут быть заморожены. По последним статистическим данным, прирост золотовалютных резервов за 2017 год, судя по всему, составит не менее 50 млрд долларов. Зачем?! Это всё в один момент может быть в рамках санкций заморожено. Такое ощущение, что Центральный банк специально играет в поддавки, являясь чужим игроком в нашей команде.  Если Центробанк существует фактически отдельно от государства, но есть же у нас в государственном аппарате люди, которые разбираются в политике, в военном деле, – они-то должны понимать, что без учёта военно-политических факторов управлять золотовалютными резервами просто нельзя. Между тем, четыреста с лишним миллиарда долларов валюты, которую мы накопили, сегодня находятся под дамокловым мечом санкций. И то, что Банк России не видит этого главного политического риска, лишний раз доказывает, что в этом ведомстве сидят, в лучшем случае, аутисты.

 

Беседовала Галина Вишневская

Отправить ответ

1 Комментарий на "Валентин Катасонов. АУТИЗМ. Почему Центральный банк играет в поддавки с геополитическим противником России. Актуальный комментарий"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
С.М.
Гость
С.М.
8 месяцев 10 дней назад

Не аутисты они, а аферисты.

wpDiscuz

Смотрите также