20-книж

В. Ю. Катасонов. Ветхозаветные книжники и философствующая интеллигенция.

Действительно ли интеллигенция возникла в России? Представляем главу из книги «ФИЛОСОФИЯ И ХРИСТИАНСТВО». Краткий обзор работы см. в СТАТЬЕ (кликабельно) Игоря Гревцева

    Иван Солоневич,  наш известный  публицист  первой половины прошлого века, многие свои работы посвятил исследованию феномена под названием «российская (русская) интеллигенция».   В  большой статье «Русские интеллигенции» Иван Лукьянович дает определение этой части нашего общества:

«…русская революционная интеллигенция есть слой второсортных работников книжного (то есть не умственного вообще) труда, оторванных от всякой реальной деятельности и от всяких реальных познаний, слой, посвятивший все свои силы ниспровержению самодержавия и строительству социализма — разного социализма в разные десятилетия, — слой, который больше чем что бы то ни было привел нас к катастрофе — и погиб в ней сам»[1] 

Автор указанной статьи раскрыл особенности интеллигенции как феномена почти исключительно российской жизни[2].   

Солоневич, конечно, внес громадный вклад в изучение феномена интеллигенции и   роли ее  в российской трагедии 1917 года. И все-таки в одном моменте я с ним согласиться не могу. Феномен интеллигенции не является исключительно российским и относящимся лишь к последним двум-трем векам истории (по Солоневичу, интеллигенция родилась в результате реформ, которые начал Петр I).

Философствующая интеллигенция как феномен древних евреев.

К сомнению в тезисе об уникальности российской интеллигенции я пришел, перелистывая работу другого русского мыслителя. Речь идет о Льве Александровиче Тихомирове (1852-1923)  и ее фундаментальном труде «Религиозно-философские основы истории».    Описывая историю древних евреев, древних государств Израиля и Иудеи, Тихомиров особое внимание уделил такой социальной группе еврейского народа, которая в Новом Завете называется «фарисеи». Любой грамотный человек имеет некоторое представление о том, кто такие фарисеи, потому что они – действующие лица очень многих евангельских историй и постоянно упоминаются Спасителем. Так вот, Лев Александрович многократно называет их  интеллигенцией – еврейской, или народной.  Как отмечает Тихомиров, «народная интеллигенция» в Иудее  —  «ученые, знающие Закон»[3].  Примечательно, что фарисеи – не просто знатоки Закона и пророков.  Они люди творческие – умеют толковать книги Ветхого Завета, а также защищают веру еврейского народа от влияний язычества, в том числе различных философских учений, проникающих в еврейский народ извне. Кроме того, они «творчески» развивают и дополняют Закон и пророков своими собственными идеями. Поэтому многие авторы (не только Тихомиров) называют фарисеев «философами».  Так, известный еврейский историк и писатель Иосиф Флавий  (37-100 гг. по Р.Х.) в своих трудах «Иудейская война» и в «Иудейские древности» называет фарисеев «философской школой»[4].  Не будет натяжкой, если мы, опираясь на Льва Тихомирова и Иосифа Флавия, назовем фарисеев «философствующей интеллигенцией» иудейского народа. Термин «философствующая интеллигенция» мы встречаем в работах Ивана Солоневича, он его использует  при  описании наших «второсортных работников книжного труда». В нем просматривается ирония Ивана Лукьяновича: российские интеллигенты не были настоящими философами, они были «умничающей публикой», играющей в философию.    Они были слепыми и порой фанатичным  почитателями заимствованных на Западе философских теорий.  Пожалуй, наибольшего градуса фанатизм нашей интеллигенции достиг во второй половине 19 века, когда началось повальное увлечение марксизмом. 

Попробуем сравнить «философствующую интеллигенцию» древнего еврейского народа, являющуюся важным действующим лицом  евангельской истории,  и российскую интеллигенцию, существующую у нас на протяжении примерно трех столетий. Такое сравнение может оказаться полезным для более глубокого понимания того, какое влияние наша интеллигенция оказывала и еще может оказать на наше российское общество.

Вавилонский плен: время рождения еврейской интеллигенции.

Напомним, что в учебниках и словарях «фарисеев» обычно  определяют как  религиозно-общественное течение в Иудее в эпоху второго Храма.     Возникло оно  после возвращения евреев из Вавилонского плена,  где они находились на протяжении нескольких десятков лет (6-5 вв. до Р.Х.)[5]. Этот плен привел к серьезной духовно-религиозной мутации еврейского народа.  Хлесткую оценку дал немецкий историк 19 века Ю. Вельгаузен: «Из плена вернулась не нация, а лишь религиозная секта»[6]. Это признают и авторы «Электронной еврейской энциклопедии»: «Период пленения Вавилонского наложил отпечаток на культурную, духовную и религиозную жизнь еврейских изгнанников. Так библейская литература восприняла арамейский язык, который в 8-7 веках до нашей эры получил распространение в Ассирии, Вавилонии, а с 6 века до н.э. превратился в lingua franca персидской империи; арамейский шрифт сменил древний еврейский шрифт».

         Возникла угроза «растворения» евреев среди других народов. По причине того, что стал уходить в прошлое древний еврейский язык, замещавшийся арамейским. Кроме того, сильно было влияние языческих религий и философских школ других народов. Особым вниманием со стороны   части евреев пользовалась греческая философия, а также зороастризм[7].    Еще до вавилонского пленения между священничеством и пророками еврейского народа уже возникли сильные напряжения. Священники уже склонялись к тому, чтобы на первом месте в иудаизме  должны быть обряды. Пророки призывали к духовному совершенству человеку. Более того, они полагали, что не только еврейский народ, но и все остальные могут быть угодны Богу и получать от Него благодать, если будут совершенствоваться в нравственно-духовном плане. А еврейский народ должен нести правду о Боге всем народам. Пророков гнали. В том числе и, в первую очередь, представители духовной и светской власти еврейского народа. Такие проповеди пророков подрывали монопольную их власть над еврейским народом. После вавилонского плена голоса пророков замолкли[8].

Отношения между собой стали выяснять появившиеся на арене общественной жизни еврейского народа  партии  саддукеев и  фарисеев. Саддукеи —  родовая и денежная аристократия, из их среды выходили первосвященники. Под их контролем находился Иерусалимский храм. Выражаясь современным языком, им принадлежал «административный ресурс».  Саддукеи были людьми прагматичными, материалистами, в бессмертие души не верили.  Считали Божественный закон неизменяемым и настаивали на исполнении его во всей его строгости; для облегчения его тягости они требовали лишь отмены всех тех дополнений и наслоений, которые он получил в народной практике. Вместе с тем, популярностью в народе не пользовались.

Уже упоминавшиеся нами фарисеи были людьми, вышедшими из глубины народной массы и поднявшиеся на её поверхность благодаря своему умственному развитию. Фарисейское движение сформировалось в борьбе против контролировавших храмовый ритуал саддукеев. Возникновение в этот период синагогальной литургии было, по-видимому, выражением стремления фарисеев подорвать религиозную монополию саддукеев: религиозный ритуал и молитва, которые исконно были частью храмового культа, стали отправлять в домах, получивших названия «синагоги» (ниже мы еще об этом скажем).  Знатоки закона Моисеева и пророков, не принадлежавшие к священническому сословию, стали просвещать народ, начали играть важную роль в религиозной жизни  простых евреев.   Отношение фарисеев к народу было противоречивым. На словах они радели за его интересы, отстаивали их от посягательств господствующего класса, т.е. саддукеев. В то же время они считали народ необразованным, смотрели на него свысока, но старались сильно не афишировать своего презрения к простым людям. Якобы из любви к народу и из уважения к древним традициям они признали обязательность всех постановлений законоучителей и всех народных обычаев, совокупность которых получило название «устного закона», в противоположность писаному — Моисееву. Особенно большое влияние в обществе фарисеи получили в эпоху Маккавеев (2 в. до Р.Х.). Тогда фарисеи уже окончательно сложились как политическая партия.   

         После вавилонского плена сложилась еще  одна партия – ессеев. Но они явно в общественной жизни еврейского народа не участвовали.   Считали закон неизменяемым, но так как условия жизни в стране перестали отвечать древнему закону, то они предпочитали удаляться от этой жизни и уходили в пустыню и в деревню, где ничто не мешало им доводить соблюдение Моисеева закона до крайней щепетильности.

Ветхозаветные книжники.

Примечательно, что почти одновременно с фарисеями появились так называемые «книжники». Понятия «книжники» и «фарисеи» тесно переплетаются, но синонимами их считать нельзя.   Книжники не раз упоминаются в книгах Ветхого Завета.  Были так называемые «ранние книжники» (еще до вавилонского плена).  Большей частью   они выходили из колена Левина, предназначенного для  ведения служб в Иерусалимском храме. Очевидно, что служба их обязывала  к глубокому знанию книг Священного Писания. Те ранние книжники   не только проповедовали и объясняли закон, но и распространяли свое учение посредством писаных свитков или книг.

   Знатоки Священной (Библейской) Истории полагают, что  книжники   как особый класс или сословие  в истории еврейского народа появились  во времена Ездры.    Ездра   —  иудейский первосвященник VI века до Р.Х..    Возвратился  в Иерусалим  после вавилонского плена, восстановил  еврейскую государственность на основе закона Торы, начал восстановление разрушенного Иерусалимского храма.     Предполагаемый  автор и персонаж Книги Ездры, вошедшей в состав Ветхого Завета.   В Талмуде выступает под именем  Эзра и   называется одним  из величайших деятелей еврейской истории и основоположником  ряда новых институтов – «книжники», «раввины», «синагога» и др. При нем началась подготовка к созданию Талмуда. Иосиф Флавий описывает Ездру как личного друга персидского царя Ксеркса. В еврейских источниках, посвященных теме фарисеев и книжников, Ездра в списках самых знаменитых ветхозаветных книжников обычно ставится на первое место.

После вавилонского  плена (VI век до Р.Х.) еврейский народ в значительной степени потерял не только знание закона Моисеева, но и самого языка, на котором он был написан. Нужно было не только поучать его в законе, но и переводить закон на народный язык и истолковывать его смысл. С этой целью Ездра учредил особый класс книжников, или законников, которые образовали ученую комиссию или корпорацию, известную под названием великой синагоги, а впоследствии — синедриона. Число членов этой корпорации было неопределенным; впоследствии оно приблизительно определялось в 70 человек. Кроме членов этой официальной корпорации, было много и других книжников, преследовавших те же цели. 

После вавилонского плена в жизни древних евреев появляется такие институты, как «синагога» и «раввин». Синагоги появились около двадцати пяти веков назад в Вавилоне, после разрушения первого Иерусалимского храма и начала Вавилонского пленения. Евреи, изгнанные в Вавилон, стали собираться в домах друг друга, чтобы вместе молиться и учить Тору. Позднее были построены специальные здания для молитвы — первые синагоги. В начале периода второго Храма еврейские законоучители постановили, что молиться следует в общине. Каждая община должна построить «дом собрания» (бейт-кнессет или синагога по-гречески), где бы евреи собирались на молитву в  субботу, праздники и будни. Синагога также стала местом, где знатоки Закона и пророков учили простой народ. Если до этого народ учили уму-разуму только священники (левиты) в Иерусалимском храме, то  позднее возможность учить появилась у  раввинов (учителей)[9]. Это тоже разновидность книжников. 

Институт книжников получил особенное развитие во времена земного служения Иисуса Христа.  Это было время окончательной утраты  политической самостоятельности еврейского народа, весь его интерес сосредоточился на вопросах внутренней жизни[10]. Почти синонимом слова «книжник» является слово «законник», т.е. знаток Закона Моисеева. Оно также часто встречается в Священном Писании[11]. «Новые» книжники выполняли три основные функции[12]:

Во-первых, они следили за соблюдением Моисеева законодательства и неписанных правил, касающихся исполнения законов. В их задачу входило не допустить внесения в текст закона каких-либо изменений,  в то же время им предписывалось  следить за тем, чтобы законодательство переписывалось, изучалось и соблюдалось.

Во-вторых, они обучали Закону учеников, знакомили их с  преданиями иудейских мудрецов и  делились с  некоторыми из учеников  тайными знаниями.  Кроме того, левиты-книжники занимались наставлением в Законе  иудеев, посещавших Иерусалимский Храм.

В-третьих, в  Верховном Суде иудеев —  Синедрионе —  они присутствовали в качестве советников и давали консультации относительно применения Моисеева Закона в повседневной жизни, а также выступали в роли судей, когда приходилось разбирать случаи нарушения законодательства.

     Книжники продолжали существовать и после Христа.  Это уже было новое поколение книжников, которое отличалось от ветхозаветных книжников тем, что они помимо всего стали заниматься борьбой с учением Христа и Христианской Церковью.  А также продолжали работу по  толкованию Торы (Пятикнижия Моисеева) и других книг Ветхого Завета.  Результатом их многовековой деятельности явились огромные  фолианты Талмуда.

В Новом Завете книжники упоминаются неоднократно, в разных сочетаниях: «первосвященники и книжники», «книжники и фарисеи», «старейшины и книжники», «начальники, старейшины и книжники» и т.п.  В некоторых случаях используется просто слово «Иудеи», но из контекста видно, что речь идет о профессиональных знатоках Закона, т.е. книжниках, или законниках.   Книжники были близки к духовным и политическим вождям еврейского народа.     Большая часть книжников тяготела к фарисеям – ревнителям внешнего религиозного  благочестия, буквальным толкователям Торы (Пятикнижия Моисеева), мелочным собирателям народных преданий,  но забывшим духовную суть Закона Моисеева и преданий (учений) ветхозаветных пророков. О близости книжников и фарисеев свидетельствует часто встречающееся в Новом Завете словосочетание «книжники и фарисеи»[13].  В Новом Завете имеется немало мест, где говорится о «фарисеях», но из контекста понятно, что это одновременно и книжники.

Впрочем, как утверждают знатоки Священной Истории,  некоторые книжники смыкались с партией саддукеев – иудейскими вождями,  которые не верили в бессмертие души, были прагматиками и циничными материалистами, поклонялись мамоне. Это, если так можно выразиться, были «придворные»  книжники. Они   не пользовались почти никаким влиянием  в народе в отличие от книжников-фарисеев[14]

Еврейская интеллигенция и народ: высокомерие и страх

Первосвященники, фарисеи, саддукеи, книжники, законники мнили себя начальниками простого народа Иудеи и даже тех евреев, которые находились за пределами Иудеи в Палестине, Сирии, Александрии, Риме и ином близком и дальнем «зарубежье» («еврейская диаспора»). Превосходство над народом первосвященников и саддукеев зиждилось на «административном ресурсе» (они контролировали Синедрион, под их управлением находился Иерусалимский храм, им римские власти доверяли сбор налогов и т.п.). В то же время власть фарисеев, книжников и законников основывалась, как мы уже сказали, на  глубоком знании текстов Торы (Пятикнижия Моисеева) и книг пророков. А также разных устных преданий,   передававшихся  из уст в уста, из поколения в поколение[15]. Они были монопольными держателями этого знания. Оно еще не было тайным, но уже не было доступно простым людям. В отличие от саддукеев, которые были далеки от народа, фарисеи в синагогах и других местах каждодневно общались с народом.    Они   следили за тем, чтобы простые иудеи «правильно» понимали  писания и предания  и исполняли содержащиеся в них предписания. 

   Знание писаний и преданий (вернее право на монопольное владение «правильным» знанием) стало источником высокомерия и надменности для книжников. Их отношение к простому народу точно выражено в следующих словах Евангелия:  «Но этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин. 7:49).

У простых иудеев сложился самый настоящий «комплекс неполноценности» на фоне «профессиональных» знатоков закона, пророков и устного предания.  Простой еврей понимал: куда не ступи, сразу же нарушишь какое-нибудь предписание. А их число измерялось сотнями. Только в Торе (Пятикнижии Моисеевом)  имеется 613 предписаний, из них 365 запрещающих и  248 обязывающих[16].   Количество предписаний, содержащихся в Талмуде (толкование на Тору), измеряется тысячами. Простой народ   иудейских «интеллектуалов» —  знатоков   ветхозаветных книг  и устных преданий —  откровенно боялся. Ведь они были не только «знатоками», но и выполняли судебные функции.

Вот, например, фрагмент из Евангелия от Иоанна, в котором говорится об иудейском народе,  толковавшем об Иисусе Христе:  «И много толков было о Нем в народе: одни говорили, что Он добр; а другие говорили: нет, но обольщает народ. Впрочем никто не говорил о Нем явно, боясь Иудеев» (Ин. 7:12-13). Впрочем, вождей боялись не только простые граждане, но даже некоторые высокопоставленные Иудеи, взгляды которых отличались от официальных   установок.  В  Евангелии от Иоанна  рассказывается об Иосифе Аримафейском, который из страха перед иудеями скрывал, что он ученик Иисуса. Русский перевод  этого фрагмента: «После сего Иосиф из Аримафеи, ученик Иисуса, но тайный — из страха от Иудеев, просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса» (Ин. 19:38). В церковно-славянском тексте  слова «из страха от Иудеев» читаются: «страха ради иудейска», что сегодня стало «крылатой фразой».

Обличение Христом еврейской интеллигенции.

Книжники вместе с фарисеями и саддукеями настороженно и враждебно отнеслись к появлению Христа, опасаясь утраты своего влияния среди еврейского народа под влиянием проповедей и чудес, творимых Спасителем.   В свою очередь,  Христос обличал вождей иудейских, особенно книжников и фарисеев, показывая, что они не те, за кого себя выдают.  Например:  «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» (Мф. 23:27).

Разберемся более конкретно в вопросе: За что Иисус Христос критиковал (обличал) книжников и других вождей иудейских?

Первое. Главным учителем Иудейского народа был Моисей, через которого Бог (Иегова) дал древним евреям Закон.  Книжники и фарисеи, призванные быть лишь скоромными   помощниками  этого учителя, заняли его место, фактически заместили Моисея:  «на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи» (Мф. 23:2). Речь идет не только о том, что книжники и фарисеи пытались «приватизировать» авторитет и славу Моисея. Главное, что они Закон Моисея начали замещать своими измышлениями и устными преданиями.

 Второе.  Книжники и фарисеи  не исполняли  основные  заповеди Писания, касающиеся духовно-нравственного состояния человека.  Основное внимание они   обращали   на тщательное  соблюдение обрядовых порядков и тех норм, которые были  на виду, а не касались внутренней, духовной жизни: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять (Мф. 23: 23). Как же быть простому народу в этой ситуации? — Христос отвечает: «итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их (книжников и фарисеев – В.К.) не поступайте, ибо они говорят, и не делают». (Мф. 23:3).

 Третье.    Книжники и фарисеи  учили неверно народ, что служило погибели людей. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете…. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас». (Мф. 23: 13,15)

Четвертое.   Книжники и фарисеи  любили возвышать себя над народом.   Выше уже мы уже привели высокомерное отношение самих вождей к своей пастве:  «Но этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин. 7:49). А вот слова Иисуса Христа об этих учителях:  «также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах  и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!» (Мф. 23: 6,7). Вожди Иудейские   возвышали себя над   народом даже с помощью особых одеяний, о которых не было специальных предписаний  в законе Моисея (для левитов и других служителей Иерусалимского храма). Только Первосвященник и священники, входя в святилище, одевали  более праздничную одежду из виссона. А что делали книжники и фарисеи? – Христос сказал, что они  «…увеличивают воскрилия одежд своих» (Мф. 23: 5).

Пятое. Книжники и фарисеи прибавили к закону Моисея много человеческих преданий и возвели их в ранг закона, обязательного для всех. В Евангелии от Матфея мы читаем слова Христа о них: «…связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям» (Мф. 23:4). В этом же  Евангелии   говорится о возмущенных книжниках и фарисеях, задающих вопрос Христу: «зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб. (Мф. 15: 2). Христос далее  дает этим лжеучителям гневную отповедь.  Вот часть ее:    «зачем … вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего…  таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим» (Мф. 15: 2,6). В других Евангелиях также много подобных обличений. Например, в Евангелии от Марка:  «…тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное.  … хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? (Мк.7:7-9).

Шестое. Захватив власть над народом, книжники и фарисеи стали ее использовать для того, чтобы жить за счет народа: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь» (Мф. 23:14).   Об этой стороне жизни вождей иудейских я уже писал[17].

Любой человек, знающий мало-мальски Новый Завет, прекрасно понимает, что вожди народа иудейского кипели от гнева, слыша подобные обличения Спасителя.

В первую очередь, эти обличения били по самолюбию начальников еврейского народа, которые  создали такую атмосферу «страха иудейска», что никто не мог сметь слова сказать против них. Выражаясь современным языком, в Иудее после вавилонского плена стал складываться «культ личности». Только это была не одна личность, а совокупность личностей, составлявших социальный слой вождей еврейского народа. Власть вождей основывалась  на трех столпах: «административном ресурсе», деньгах и монополии на «правильное» знание Закона[18]. Последний столп был самым главным. Вожди были, в первую очередь, «властителями дум». И вот, совершенно неожиданно для них, появляется никому не известный проповедник по имени Иисус Христос, который наносит страшные удары по авторитету этих «властителей дум».

Более того, обличения Иисуса Христа поставили под угрозу   политическую власть иудейских вождей. «Властители дум» собрали свой совет и  решили, что единственным эффективным средством противостояния  Христу будет убийство: «С этого дня положили убить Его». (Ин. 11:53). Председательствовавший на том собрании первосвященник Каифа лицемерно заявил: «…лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11: 49). На самом деле Каифу мало волновала судьба простого народа Иудеи, он боролся за удержание своей политической власти.

Если непредвзято охватить общим взором Евангелие, то можно сказать, что, по крайней мере, половина его текстов посвящено прямо или косвенно обличению Христом вождей Иудейских, в первую очередь, книжников и  их ближайших  духовных союзников фарисеев.

Философствующая интеллигенция и катастрофа ветхозаветного еврейского народа.

Каков итог деятельности философствующей интеллигенции (в лице фарисеев и книжников)  в Иудее?

Во-первых, размывание учения Моисеева и его подмена «философскими мудрованиями». Уже после краха Иудеи и разрушения второго храма философствующая интеллигенция подменила Закон и Пророков увесистым Талмудом и Каббалой. Каббала лишь чисто символически сохранила связь со Священным Писанием Ветхого Завета. По сути это философская доктрина.

Во-вторых, окончательной утратой еврейским народом своей государственности. Роль философствующей интеллигенции в этом трудно переоценить. Немногочисленные ортодоксальные иудеи, сохранившиеся до наших времен,  прямо связывают трагедию разрушения Иерусалима и утраты евреями «земли обетованной»  исключительно с тем, что Израиль изменил учению Моисея.  Эту мысль еще две тысячи лет выразил Иосиф Флавий в своем фундаментальном произведении «Иудейская война». Эту измену подготовила и обосновала тогдашняя философствующая интеллигенция в лице фарисеев и книжников. Примечательно, что признание этого факта можно найти даже в Талмуде.

В-третьих, убийство Христа. Многие современные еврейские апологеты пытаются нас убедить в том, что убийство Христа – дело рук  римских воинов.  Причем,  убийство, якобы осуществленное по приказу римского чиновника Понтия Пилата. Однако добросовестный анализ текстов Нового Завета показывает, что римский прокуратор Пилат был лишь игрушкой в руках иудейских вождей. Реальное решение принималось именно ими, на ночном заседании Синедриона. Формально в Синедрионе превалировали саддукеи.  Но решение Синедриона было бы невозможно без его подготовки фарисеями и книжниками. Во-первых, потому, что именно они следили за каждым шагом Христа и именно они приложили руку к организации лжесвидетельских показаний. Во-вторых, потому, что именно они, будучи в непосредственном контакте с простым народом подготовили его к принятию этого решения.  Итак, главную роль в убийстве  Христа сыграли  философствующие интеллигенты еврейского народа. Хотя при этом они оставались в «тени»[19].

Философствующая интеллигенция ветхозаветного народа после катастрофы.

Партия фарисеев выжила после трагических событий первого века новой эры.  В отличие от партии саддукеев, существование которой было привязано к государственности еврейского народа. Ессеи тоже быстро сошли  с исторической сцены (как считают некоторые авторы, часть ессеев приняла учение Христа, они стали первыми христианами).

Фарисеи и книжники  продолжили свое черное дело. Раньше еврейская интеллигенция   размывала и подрывала учение Моисеево. Теперь она начала работу по подрыву христианства. И продолжала это дело на протяжении двух тысяч лет. Важной вехой в этом было завершение работы над Талмудом[20]. Электронная еврейская энциклопедия дает следующее определение: «Талмуд —  свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма, охватывающий Мишну и Гемару в их единстве. Талмуд — уникальное произведение, включающее дискуссии, которые велись на протяжении около восьми столетий законоучителями Эрец-Исраэль и Вавилонии и привели к фиксации Устного Закона»[21]. На сегодняшний день существует два основных вида (варианта) Талмуда – Вавилонский и Иерусалимский. В учебниках и справочниках указывается, что первый создавался в период 3-7 вв., второй – в период с начала 3 до конца 4 вв. Но здесь указывается время уже окончательной   работы по сведению текстов, часть из которых была создана еще до Рождества Христова.

Параллельно с работой над Талмудом и после нее создавалась Каббала. Каббала, согласно еврейским источникам,    — религиозно-мистическое  и эзотерическое течение в иудаизме, появившееся в 12  веке  и получившее распространение в XVI веке. Эзотерическая каббала представляет собой традицию и претендует на тайное знание содержащегося в Торе божественного откровения. Фактически это уже не религиозное, а философское учение.   Кое в чем Талмуд и Каббала дополняют друг друга, кое в чем вступают в противоречие. Зафиксировать все совпадения и противоречия достаточно сложно, учитывая, что Каббала имеет много школ, модификаций, оттенков.

Но нас в данном случае интересует  не тонкости Талмуда и Каббалы, а вопросы в более широком контексте. 

Во-первых, работу по созданию Талмуда и Каббалы проводили продолжатели ветхозаветных фарисеев и книжников. То есть все та же философствующая интеллигенция.

Во-вторых, с точки зрения современных ортодоксальных иудеев[22], Талмуд и Каббала окончательно «размыли» и подменили религиозное учение Моисея и ветхозаветных пророков.

В-третьих, Талмуд и Каббала несут мощный антихристианский заряд. Окончательные версии Талмуда создавались в то время, когда борьба между христианством и иудаизмом приобрела особую остроту. Талмуд стал инструментом этой борьбы. Каббала как философское учение постоянно развивается. В новых идеях  философствующей интеллигенции, участвующей в развитии Каббалы, появляются новые  выпады против христианства (впрочем, тонкие и хорошо замаскированные).   Главная задача Каббалы (в вариантах, предназначенных для «внешних» пользователей) – увлечь христиан философскими мудрованиями и, таким образом, оторвать от Христианства и Церкви.  Появилась даже так называемая «христианская Каббала». Основателем ее считается Пико делла Мирандола (15 век). Наиболее известными последователями были Иоганн Рейхлин (ученик Пико), Яков Бёме (начало 17 века). И в России были философы, которые были неравнодушны к философской Каббале. Например, отец-основатель так называемой «русской религиозной философии» Владимир Соловьев[23]. Весьма толератным было отношение к так называемой «христианской Каббале» Якова Бёме демонстрировал другой представитель «русской религиозной философии» — Николай Бердяев. Вот лишь одно его высказывание на эту тему: «Влияние Каббалы освобождает от отвлеченной мистики типа неоплатонического и экхартовского и прививает начала конкретной космологии и антропологии» [24].

Среди нееврейской интеллигенции появляется все больше приверженцев и даже фанатиков Каббалы.   Но это не более, чем слепые последователи, идущие за теми, для кого высшей целью является не истина, а власть. Высшая Каббала со своим эзотерическим знанием предназначена для  «избранных».   Тайна Высшей Каббалы – не только и не столько позвать мир, сколько его изменять. А высшая цель этих изменений – мировое господство «избранных». Даже далеко отошедшие от   корней ветхозаветной религии Моисея еврейские «властители умов» на генетическом уровне сохранили представление о себе как о представителях «избранного народа». Более того, они —  не только «избранный народ», они в силу своего безумия и гордыни полагают себя «вождями», стоящими над  «избранным народом». Хотя он и «избранный», но, по их высокомерному мнению,  все равно глупый и невежественный[25].  Как тут не вспомнить слова Спасителя: «Но этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин. 7:49).

 

Ветхозаветная и российская интеллигенция.

Российская интеллигенция, зародившаяся при Петре, — продолжатели дела философствующей интеллигенции, которую обличал Спаситель. Если бы Спаситель вновь пришел на Землю, конкретно в Россию, он, наверное, не стал бы даже обличать современных интеллигентов. Потому что это было бы делом еще более безнадежным, чем обличение фарисеев и книжников, обитавших в древней  Иудее.

Возникает простой вопрос: Зачем Христос обличал фарисеев и книжников? Ведь Он как Сердцеведец заранее знал, что Его проповеди не смягчат сердца жестоковыйных «властителей дум» того времени. Он ведь заранее знал, что эта публика за Его обличения еще больше будет Его ненавидеть. Что она сделает все возможное для того, чтобы Он был распят на Голгофе.  Думаю, что Он делал этого ради того, чтобы будущие христиане понимали ту угрозу, которая исходит от «философствующей интеллигенции».

К сожалению, в России не до конца были поняты уроки того переломного момента истории, который пришелся на время земного служения Христа. В России появились свои фарисеи и книжники, которых стали называть «интеллигенцией».  Сходство российской интеллигенции с теми книжниками, которых обличал Христос просто поразительно.

Первое. Ветхозаветные книжники призваны были нести в народ слово Божие, которое нашло свое воплощение в Пятикнижии Моисеевом (Торе) и  книгах ветхозаветных пророков. Ранние представители интеллигенции, которые еще не были атеистами,  также претендовали на роль просветителей народа, имея в виду, что они являются носителями истинного христианства. Ранние представители интеллигенции уже с самого начала своей «просветительской» деятельности истинное христианство, основанное на Священном Писании и Священном Предании (Святых Отцах), подменили своими псевдо христианскими  мудрованиями протестантского толка. Это была причудливая смесь деизма, пантеизма, рационализма и других «измов», присущих людям, которые оказались за пределами ограды Церкви. Более поздняя интеллигенция уже полностью «эмансипировалась» от христианства, полагая его «предрассудком», «пережитком» и «опиумом для народа».  Она заменила христианство «наукой» и начала ей поклоняться, проповедуя «религию науки» среди  простого народа. «Книжники» от «науки» пошли намного дальше книжников ветхозаветных. Вторые хотя бы на словах чтили Закон и Пророков. Первые встали на позиции атеизма, богоборчества,  беспощадной  «критики» Священного Писания и Священного Предания.

Второе. Как мы уже сказали, ветхозаветные книжники были пропитаны чувством своего превосходства над простым народом. Превосходство, которое перерастало в чувство презрения к простому, «невежественному», народу. То же самое  можно сказать в отношении интеллигенции. Конечно, российская интеллигенция старалась не демонстрировать слишком откровенно свое превосходство. Но уже  само по себе  неистребимое желание поучать и «просвещать» русский народ   об этом свидетельствовало. Нация распалась на две части: интеллигенцию и простой народ, «невежд» — только не в законе, а в философии.  Иван Солоневич в статье «К новой эмиграции, а также и к старой» писал: «И «народ» и «интеллигенция» продолжают стоять по обе стороны пресловутой пропасти, и никаких мостов  через  нее не построено. Это и есть основной факт нашей истории за последние лет двести пятьдесят. В этом факте ничего не меняет то обстоятельство, что двести пятьдесят лет назад наш образованный слой цеплялся за Лейбница, а теперь цепляется за Сартра»[26].

Третье. Ветхозаветные книжники обладали реальной властью в Иудее. Наша интеллигенция также очень скоро получила большие политические  возможности. Если ее представители не были непосредственны во власти, то, по крайней мере, они были рядом с властью. А власть к ним прислушивалась. А вот люди, которых Солоневич относил к научной или литературной интеллигенции и не поддерживали «книжную» интеллигенцию, в лучшем случае замалчивались, а в худшем случае преследовались. Иван Лукьянович писал:   «История русской общественной мысли делится на две очень неравные  части. В первой части работали люди первого сорта. Их читали все, но их не слушал никто. Второю частью безраздельно заведовали литераторы второго сорта. Их читали мало, но им повиновались все. Достоевский и Толстой, Пушкин и Блок, Тургенев и Лесков были, конечно, людьми первого сорта. Но политически они были —  или считались —  реакционерами. Еще в большей степени это же относится к представителям русской науки. «Периодическая система элементов» Д. Менделеева кое-что говорила и уму, и сердцу каждого русского интеллигента. Но политические убеждения Менделеева не интересовали никого: они были «реакционерами»»[27].

Часть российской интеллигенции была в высшей степени революционной. И ради своих революционных идеалов готова была использовать любые средства, вплоть до убийства. Некоторые представители нашей интеллигенции мне напоминают зелотов – партию в древней Иудее, которая представляла собой радикальных фарисеев. Зелот в переводе означает «непримиримый». Зелоты времен Иисуса Христа  прибегали к организации восстаний и убийствам. Российские «зелоты» делали в начале ХХ века то же самое.

Впрочем, кроме поразительного сходства «интеллигентов» ветхозаветных и наших, российских, можно видеть также различия между этими двумя типами.  Фарисеи и книжники боролись за освобождение Иудеи от иноземной оккупации (владычества Рима).  Наши интеллигенты делали все возможное для того, чтобы Россия стала страной зависимой.  Мы помним,  как столичная элита в ходе русско-японской войны желала поражения России. Мы помним, как  те же самые  интеллигенты во время первой мировой войны желали поражения России (самым ярым «пораженцем» был «властитель дум» по имени Владимир Ленин).  Мы знаем, что и сегодня интеллигенция «демократической» России мечтает о том, чтобы ее завоевал Запад. В качестве примера приведу высказывание 2007 года «интеллигентки» нашего смутного времени Валерии Новодворской: «Если бы США напали на Россию, для нас это было бы хорошо. Для России лучше быть штатом США»[28].

По-своему фарисеи и книжники были «патриотами». Они желали сохранения еврейского народа как нации. Они боролись против культурных влияний других народов на еврейский народ. А влияния, как мы сказали, были сильные (греческая философия, зороастризм). Пусть и по-своему, своеобразно, но фарисеи и книжники пытались сохранить свою религию. Российские интеллигенты фанатично боролись с «пережитками» христианства,  проповедовали «религию науки» и «научный атеизм».

         Если революционная интеллигенция времен Христа в лице зелотов убивала римских оккупантов (и иногда местных пособников этих оккупантов), то российские «зелоты» убивали своих. Если во второй половине 19 века народовольцы практиковали редкие точечные удары, то во время так называемой «русской» революции 1905-1907 гг. имел место уже массовый терроризм. Было убито около 9 тысяч человек российских граждан, причем половину из них составили государственные служащие.

И наконец, многие ветхозаветные книжники и фарисеи были действительно высокообразованным  для своего времени людьми. Они долго учились, изучая книги Закона и пророков. Кроме того, по крайней мере, некоторые из них были знакомы с другими религиозными учениями, интересовались греческой философией (видимо, для того, чтобы бороться с ее влиянием на еврейский народ)[29]. Известными книжниками времен Христа были Гиллель и Шамаи, которые возглавляли две различные школы. Учеником (и внуком, как гласит предание) Гиллеля был Гамалиил, наставник Савла (впоследствии — апостола  Павла). Многие еврейские авторы (например, Иосиф Флавий) описывают этих и других книжников как людей мудрых и обладавших энциклопедическими знаниями.

А что наша российская интеллигенция? Я об этом уже достаточно  писал в разных своих публикациях. Повторю лишь слова Ивана Солоневича: «…русская революционная интеллигенция есть слой второсортных работников книжного (то есть не умственного вообще) труда, оторванных от всякой реальной деятельности и от всяких реальных познаний…».

Мавр не умер, он в засаде.

Иван Солоневич, писавший в первой половине прошлого века и раскрывший  роль  российской интеллигенции, современных «книжников», в разрушении России, кое в чем был не совсем прав. У Ивана Лукьяновича российская интеллигенция подавалась как  ключевой герой из драмы Фридриха Шиллера  «Заговор Фиеско в Генуе» (1783). В пьесе есть слова, которые стали «крылатой фразой»: «Мавр сделал своё дело, мавр может уйти (уходить)»   (нем. Der Mohr hat seine Arbeit getan, der Mohr kann gehen).  Слова произносит мавр, оказавшийся ненужным после того, как он помог графу Фиеско организовать восстание республиканцев против тирана Генуи дожа Дориа. В  нашей  истории «восстанием республиканцев» стали так называемые «русские» революции в феврале и  октябре 1917 года. «Тираном Генуи дожем Дориа» оказался последний российский император Николай II (Романов). А в роли «мавра» выступили российские  «властители дум», которые большевикам  оказались    не очень  нужны (особенно после разгрома разных «оппозиций» и высылки из страны Льва Троцкого, носившегося с маниакальной идеей «перманентной революции»).  Большевикам, взявшим курс на индустриализацию и  строительство социализма в «отдельно взятой стране», уже потребовались инженеры, учителя, ученые, врачи. Потребность в революционных интеллигентах  резко упала.  Иван Солоневич в конце своей жизни  был уверен, что «мавр» ушел со сцены российской истории. Он действительно исчез, но ушел всего лишь за кулисы. Ожидая своего следующего выхода в новом акте пьесы. Иван Солоневич ушел из жизни в том же самом году, когда ушел из жизни Сталин в 1953 году. Поэтому он не застал те времена, когда начала вновь сквозь асфальт советского режима стали пробиваться  симпатичные цветочки, называемые «интеллигенцией». Те же самые «цветочки», которые буйно  произрастали на российской почве до 1917 года. Т.е. «интеллектуалы» не созидающие, а разрушающие.   Впрочем,  разрушающая публика   предпочитала называть себя  «свободно мыслящими» интеллигентами.   Были официальные, легальные, созданные властью для публичной демонстрации всему миру.   Были также полуофициальные. Были нелегальные, которых называли «диссидентами».  Стал складываться свой  автономный мирок «альтернативной интеллигенции» (альтернативной по отношению к прочим образованным гражданам СССР). На первый взгляд, забавный, симпатичный, безобидный и где-то даже притягательный для всех «внешних» [30].

Новый акт российской драмы – развал СССР в августе 1991 года (первая фаза новой «русской» революции) и события вокруг Белого дома в Москве в октябре 1993 года (вторая фаза)[31]. Роль нашей демократической интеллигенции, в очередной раз  оказавшейся на сцене нашей истории, в событиях того времени трудно переоценить. Сегодня многие считают, что интеллигенция как особая социальная группа в России уже находится при смерти. Позволю себе процитировать современную публикацию, которая так и называется:  «Смерть интеллигенции».  Ее автор пишет:  «В начале «нулевых» в Москве был открыт памятник интеллигенции. Выглядит он так: Пегас парит над абстрактной композицией из стальных шипов. Обычно памятники ставят либо посмертно, либо за особый статус при жизни. Этот памятник «самой себе» – то, строительством чего российская интеллигенция занималась на протяжении всей своей истории. Сегодня в этом памятнике явлены оба качества российской интеллигенции. Во-первых, она потерпела историческое поражение и умерла. Во-вторых, комплекс избранности, мессианизм интеллигенции и есть её памятник самой себе. Смерть интеллигенции закономерна. Она не выдержала экзамен ни на интеллектуальную пригодность, ни на нравственную зрелость, ни даже на верность самой себе»[32].

Сегодня действительно много признаков того, что прежние интеллигенты в «демократической» России никому не нужны. Мол, «мавр» не просто уходит. «Мавр» умирает, скоро последует последний вздох.  Думаю, что «конец истории» еще не наступил. И мавр «ушел», но не умер, он находится в засаде.  Нас ожидают бурные события. А катализатором таких событий  призвана выступить все та же интеллигенция.  С моей точки зрения, интеллигенция будет «дискретно» (время от времени) выходить на сцену, включая последний акт драмы, изложенный в Откровении от Иоанна (Апокалипсисе).

Чтобы минимизировать ее разрушительное действие, мы должны понимать  духовную и социально-политическую сущность нынешних  книжников.   Такому пониманию очень способствует сравнение современных «работников книжного труда» с теми фарисеями и книжниками, которых обличал  Спаситель. Мне кажется, что тема «философствующей интеллигенции» – одна из ключевых в  Священном Писании Нового Завета.

 

[1] И. Солоневич. Наши интеллигенции. // Солоневич И.Л. Загадка и разгадка России. – М.: изд-во «ФИВ», 2013, с. 268.

[2] Правда, Солоневич признал,  что какое-то подобие интеллигенции было   во Франции, где  данная социальная группа  возникла во второй половине 18 века под влиянием  философских идей «просвещения» (Дидро, Вольтер, Даламбер, Руссо, Монтескье и других «мыслителей»).   Она постоянно  «мутила воду» во Франции, организовав  сначала революцию 1789 года, а затем серию  социальных волнений  и политических переворотов.  Но все-таки французские «интеллектуалы» полностью не подходили под определение интеллигенции, данное Солоневичем.

 

[3] Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. – М.: «Москва», 1997, с. 204.

[4] Справедливости ради, следует сказать, что Иосиф Флавий называл «философскими школами» также секты (партии) саддукеев и ессеев. Но, согласно тому же Флавию, философская школа фарисеев была  самой  влиятельной среди еврейского народа.

[5] Жители Иудеи были отправлены на поселение в Вавилон после того, как Иудея была захвачена вавилонским царем Навуходоносором II. Впрочем, часть евреев оказалась в Вавилонском царстве еще ранее – после того, как они были изгнаны  ассирийцами  из Израиля (северного еврейского царства) в 8 в. до Р.Х.

 

[6] См.: Катасонов В.Ю. Иерусалимский храм как финансовый центр. – М.: «Кислород», 2014.

[7] Основателем зороастризма был древнеиранский пророк Зороастр (Заратустра), который жил примерно в VIII-VI вв. до  Р.Х. По имени этого пророка созданное им учение и получило свое название. Основы зороастризма изложены в древнейшей священной книге — «Авесте».  По своему характеру зороастризм существенно отличался от современных ему религиозных систем Месопотамии и Египта, и прежде всего своей этической направленностью. В зороастризме отчетливо проявляется идея о Едином Боге и противопоставляются два вечных начала — добро и зло, борьба между которыми составляет основу мирового развития. Идеи зороастризма были созвучны ветхозаветной религии евреев и были привлекательны для образованной части еврейского народа.

[8] По пророческим книгам в Священном Писании пророки делятся на больших и малых. Большими называются четыре пророка: Исаия, Иеремия, Иезекииль и Даниил по обширности оставленных ими после себя пророческих книг. Меньших пророков  двенадцать: Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Иона, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария и Малахия. Они называются меньшими потому, что оставили после себя книги меньшего объема сравнительно с книгами больших пророков. Первые пророки, упоминаемые в Священном Писании:  Енох, Ной, Авраам и другие патриархи, Моисей, Аарон. Последний ветхозаветный пророк — Иоанн Креститель. Особенный предмет предсказаний ветхозаветных пророков составлял Мессия – Христос и судьбы веры и Церкви Христовой и всего мира.

 

[9] Раввин  в современном  иудаизмеучёное звание, обозначающее квалификацию в толковании Торы и Талмуда

[10] См.: «Книжники» (http://www.wikiznanie.ru/wikipedia/index.php/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8)

[11]  Слово «законник» встречается в  Мф. 22:35; Лк. 7:30; 10:25; 11:45-46, 52; 14:3.

[12] См.: «Книжник, законник» (http://www.fondslovo.ru/resources/KBT/21kbt.html)

[13] Мф. 5:20; 12:38; 15:1; 23:2, 13-29; Мк. 7:5; Лк. 5:21; 6:7; 11:(44), 53; 15:2; Ин. 8:3.

[14] См.:   Лопухин, А.П. Библейская история при свете новейших исследований и открытий. В 3 т. Т.1-3. СПб.: Изд-во  И.Л. Тузова, 1889-1895.

[15] В отличие от фарисеев саддукеи не признавали устных преданий.

[16] Такой подсчет провел еврейский философ и богослов Моше бен Маймон (1135-1204). Составленный им список предписаний (мицва) с тех пор считается общепринятым в иудаизме.

[17] См.: Катасонов В.Ю. Иерусалимский храм как финансовый центр. – М.: «Кислород», 2014.

[18] См.: там же.

[19] См.: В.Ю. Катасонов. Иерусалимский храм как финансовый центр. – М.: «Кислород», 2014 (раздел «Суд над Христом, или Модель отношений иудейских вождей и римской власти» — с. 104-112).

[20] Работа над Талмудом, по мнению современных еврейских источников, была начата во 2 веке до Р.Х. Между тем, некоторые авторы полагают, что датировать начало работы следует временем, когда евреи находились в вавилонском плену.

[21] Упоминаемая в определении Талмуда  Мишна – свод устных Законов. Гемара – свод дискуссий и анализа Мишны. В этом своде содержатся также постановления и уточнения Закона. В обиходе термином Гемара часто обозначают Талмуд в целом, а также каждый из составляющих его трактатов в отдельности.

[22] В понимании того, что такое «ортодоксальный иудаизм» существует некоторая путаница.  Приверженцы Талмуда себя тоже называют представителями ортодоксального иудаизма. Но в строгом смысле слова ортодоксальными иудеями следует считать тех, кто придерживается  Священного Писания Ветхого Завета в том виде, как он существовал во времена древнего Израиля. С этой точки зрения, наиболее ортодоксальными следует признать караимов.  До сегодняшнего дня они  признают только Тору (Пятикнижие Моисеево) в ее изначальном письменном виде. Именно поэтому приверженцы Талмуда не признают караимов.

[23] См.: Константин Бурмистров. Владимир Соловьев и каббала. К постановке проблемы. (http://www.thelema.ru/library/konstantin-burmistrov-vladimir-solovyov-i-kabbala-k-postanovke-problemy)

 

[24] Н. Бердяев. Новые книги о Якове Бёме // «Путь». — Октябрь — ноябрь 1926. — №5. — С. 119.

[25] См.: Катасонов В.Ю. Иерусалимский храм как финансовый центр. – М.: «Кислород», 2014.

 

[26] Солоневич И.Л. Загадка и разгадка России. – М.: изд-во «ФИВ», 2013, с. 389.

[27] Иван Солоневич. Диктатура импотентов. Социализм, его пророчества и их реализация // статья «Пророчества реакции» (http://www.lib.ru/POLITOLOG/SOLONEVICH/diktatura.txt_with-big-pictures.html.) 

 

 

[28] https://rg.ru/2007/02/13/pressa-myunhen.html

[29] Подробнее см.: М. Постнов. Книжники. // «Богословская энциклопедия». Под ред. проф. Н.Н. Глубоковского. Том 12. – СПб., 1911. С. 189-204.

[30] «Как заметил кто-то из историков, у советской интеллигенции была своя религия – братья Стругацкие, своя идеология – А. Сахаров, любимые книжки – И. Бабель, И. Ильф и Е. Петров, А. Рыбаков, любимый театр – «Таганка»» (А. В.Щипков. Смерть интеллигенции // «Сборник статей о справедливости традиции». – М., 2013, с. 156).

[31]  «Властители дум» из числа творческой интеллигенции  в 1993 году встали дружно на защиту «демократии», поставив свои подписи под пресловутым «Письмом сорока двух». Там содержался призыва к Ельцину:  «Господин президент, раздавите гадину!»  Кто же эти «42»? —  Б. Ахмадулина, Д. Гранин, А. Дементьев, В. Астафьев, Д. Лихачёв, Б. Окуджава, Р. Рождественский и  другие представители «совести нации».

[32]   А. В.Щипков. Смерть интеллигенции // «Сборник статей о справедливости традиции». – М., 2013, с. 160.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также