30-цифроэк

Т. Н. Юдина, И. М. Тушканов. Цифровая экономика как результат промышленно-технологической революции (теоретические и практические аспекты)

[1] Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ №15-02-00640 «Философия и методология экономики как основа формирования концепции современного экономического знания»

Цифровая экономика как результат промышленно-технологической революции (теоретические и практические аспекты)[1]

 

Аннотация. В статье представлены результаты дальнейшего авторского исследования, во-первых, теоретических и практических аспектов цифровой экономики как результата технологического прогресса, четвертой промышленно-технологической революции. Во-вторых, даны философско-хозяйственные аспекты цифровой экономики как противоречивого феномена, а также оценки политикоэкономического анализа новых экономических отношений, стремящихся к формуле M2M, и производительных сил с базой данных, алгоритмами, каналов связи с клиентами, программного обеспечения и др. В-третьих, процесс и результат цифровизации экономики показан прежде всего на примерах глобальной и мировой экономик, в частности, России и Китая. В-четвертых,  позиционируется процесс стратегической состыковки Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Экономического пояса шёлкового пути (ЭПШП) в новом формате ЕАЭС+1 (Китай).

Ключевые слова: технологический прогресс, четвертая промышленно-технологическая революция, цифровая экономика, цифровизация, философия хозяйства и политическая экономия цифровизации, цифровые платформы, цифровой капитал, цифровая долина, цифровая экономика в КНР, цифровая экономика в РФ, цифровая стратегическая состыковка ЕАЭС и ЭПШП, саммит G20 в китайской технологической столице, г. Ханчжоу с повесткой дня «цифровая экономика», Евразийское экономическое партнерство: ЕАЭС + 1 (Китай) как альтернатива Транстихоокеанскому партнерству (ТПП) под эгидой США.

 

Введение. Цифровая экономика в 2016 г. – это не столько главный вопрос повестки дня Давосского экономического форума, а также саммита G20, который прошел 4-5 сентября 2016 г. в китайской технологической столице – городе Ханчжоу, сколько практический, а также философско-хозяйственный. Лейтмотивом саммита G20 стало «строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики». Согласно оценке представительницы (шерпы) России в G20 Светланы Лукаш, Китайская Народная Республика определила приоритеты инновационного роста, которые активно поддержала Российская Федерация. Весь экономический рост в долгосрочной перспективе связан с внедрением инноваций и реализацией потенциала цифровой экономики, а также повышения производительности труда.

Цифровая экономика – это и новая социо-культурно-экономическая реальность в современном мире, «умная» действительность. В целом мировой процесс формирования и развития цифровой экономики от цифрового разворота, появления первых персональных компьютеров компании Стива Джобса до её настоящего форсажа охватывает более четырёх десятилетий. Начавшись в США, процесс цифровизации в результате новой технологической волны охватывает всё мировое социо-культурно-экономическое пространство, на глазах внедряясь фактически во все отрасли производства, изменяя индустриальные и постиндустриальные технологии производства благ на цифровые и облачные, сами блага (товары и услуги), делая их цифровыми, умными. Явный новый технологический цифровой форсаж наблюдается сегодня в экономике Китайской Народной Республики. Это прежде всего – на родине Джека Ма (Ма Юна) в г. Ханчжоу, где был создан Интернет-сайт Alibaba и функционирует инновационная транснациональная компания Alibaba Group, занимающаяся не только интернет торговлей, но и другими инновационными видами деятельности, создавшая свою уникальную цифровую платформу.

  1. Цифровизация в сфере производства материальных благ – товаров и нематериальных благ – услуг как первой фазе общественного воспроизводства: политикоэкономический аспект

Она сопровождается переходом от роботизации производства благ массового потребления к товарам с индивидуальными особенностями в принципе для каждого потребителя, например, посредством использования инновационной технологии 3D-печати и прототипирования. В результате этого процесса окончательно может измениться рыночное соотношение индивидуального спроса и индивидуального предложения: от неоклассического первенства предложения в XX в. к доминированию индивидуального спроса в XXI в. Согласно оценкам экспертов и аналитиков, уже в ближайшем будущем примерно в 2020 г. около половины товаров и услуг на потребительском и инвестиционном рынках будут абсолютно новыми умными (умный город, умный дом, умная одежда и т.д.).

Прикладным аспектом цифровизации хозяйственной жизни или физическим проявлением цифровой экономики являются создание центров цифровой переналадки (модернизации), цифровой роботизации и пр. С помощью цифровых методов моделирования «выращивают» прототипы и создают реальные объекты от мелких ювелирных изделий до крупных инфраструктурных сооружений. Ярким практическим примером такого действия цифровой экономики является создание 3D-принтеров по строительству мостов (Нидерланды) и жилых домов (Китай, ОАЭ).

Достаточно таких примеров в КНР, как, например, наличие умных домов в Шанхае, строительство домов в Поднебесной с помощью роботов и небольшого числа строителей с использованием технологии 3D-печати. В России, например, в Москва-Сити есть умный дом. Россия сегодня имеет Яндекс, фирму Касперского; умная одежда разрабатывается в стенах Московского института лёгкой и текстильной промышленности.

Современная строительная отрасль сегодня вооружена технологиями позволяющими создавать цифровые модели зданий, максимально оперативно и гибко менять проекты, управлять строительством и эксплуатацией зданий и сооружений в течение всего времени (BIM-технологии – технологии информационного моделирования в строительстве): от мысли и взмаха пера архитектора, расчета строительных смет – до закрывающих финансовых документов, сдачи в эксплуатацию c дальнейшей физической амортизацией и соответствующим её учётом в бухгалтерии.

Цифровой подход позволяет управлять полным жизненным циклом практически любого изделия (PLM – управление жизненным циклом) от задумки, его создания и использования до его утилизации. Это касается не только отдельных бытовых предметов, но и сложных систем.

Сегодня, активно внедряются цифровые технологии, позволяющие управлять инженерной инфраструктурой в современном доме: электричеством, светом, теплом, газом и пр. – системы «Умный дом».

Кроме того, системы киберфизических устройств позволяют эффективно управлять инфраструктурой не только отдельных домов, но и жизнью целых кварталов, микрорайонов, городов и мегаполисов – системы «Умный город» (Smart City). Так, примерно семь лет продолжается строительство «города будущего» Сонгдо в Южной Корее [6]. Это один из самых масштабных и ярких инновационных проектов в мире как результат промышленно-технологической революции в последние годы. Город будущего Сонгдо возводится на искусственном острове, примерно в 60 км от Сеула и будет представлять собой умный интеллектуальный город. В нем с помощью Интернета вещей и Интернета всего будут связаны между собой и люди и объекты – агенты цифровой экономики [6].

Ярким примером успешного создания организационно-технологических платформ являются такие современные сервисы как: UBER, Airbnb и др.[9]

В России цифровые облачные технологии активно используют в Сбербанке. Большие перспективы открываются перед цифровыми финансовыми технологиями (финтех, англ. – fintech). Производство нематериальных (образовательных) благ и, например, банковских услуг уже может осуществляться в условиях сокращающейся материальной базы. Если в ХХ в. и даже по-прежнему в XXI в. банк без офиса с его многочисленными офисными сотрудниками, охраной и сейфами не функционировал, то теперь организации банковских услуг настолько снизили свою потребность в материальном мире, что позволяет создавать банковские учреждения без многочисленных офисов и сотрудников. К примеру, банк «Тинькофф» в России не имеет ни одного клиентского офиса, при этом по темпам выдачи банковских карт является вторым в стране после лидера ПАО «Сбербанк» с 260 тыс. сотрудниками, обслуживающих 100 млн. клиентов, как физических, так и юридических лиц. Всего 400 сотрудников банка Тинькофф удаленным образом обслуживают 4 миллиона клиентов.

Действительно, количество и объем отдельных элементов материального производства (здания, сооружения, оборудование банков) сокращаются при трансформации нецифровой экономики в цифровую за счет роста цифрового капитала: баз данных, каналов связи с клиентом, алгоритмов, программного обеспечения и др.

  1. Цифровизация экономики в целом: философско-хозяйственный аспект

Феномен набирающей скорость четвертой промышленно-технологической революции или «Индустрии 4.0» [5] требует глубокого фундаментального научного исследования, осмысления, чтобы увидеть позитивные и негативные последствия, т.е. границы [3, 14]. Эта революция сопровождается оцифровкой или цифровизацией (англ. – digitalization) реальной жизни, включая социально-экономические отношения, вслед за развитием современных информационных технологий (ИТ), основанных на использовании дискретного двоичного кода.

Цифровизацию экономики мы можем понимать в широком и узком смыслах слова:

  1. Изменение природы производственных или экономических отношений, смену их субъектно-объектной ориентированности. С помощью алгоритмов появляются отношения типа машина – машина (М2М), где человек, может уже не выступать субъектом. Так возникает Интернет вещей и, даже, Интернет всего.
  2. Создание на разных уровнях экономики (глобальном, мега-, макро-, мезо-, микро-, нано-) информационно-цифровых платформ и операторов, позволяющих решать различные хозяйственные задачи, в том числе стратегические: развитие науки, образования, новой индустриализации, государственного регулирования и планирования и др.

Современные алгоритмы обработки информации и работа вычислительных машин ускоряют производственные отношения. Стираются границы между физическими, биологическими и социально-экономическими системами [3, 12-13]. Появляются новые алгоритмы взаимодействия между участниками экономических процессов (организационно-технологические инновации), создаются киберфизические устройства и возникают общие организационно-технологические платформы, позволяющие управлять как отдельными физическими системами (например, энергороутер в энергетике – инициатива Агентства стратегических инициатив РФ), так и экономикой в целом (Госплан 2.0) [1].

Развитие цифровых технологий, создание и развитие сетей, в первую очередь Интернета, как сети сетей, объединяющих производственные процессы и ресурсы в одно целое, облегчает информационное взаимодействие между участниками экономики и приводит к возможности появления так называемых «облаков» и развитию облачных технологий. Многие ресурсы и процессы доступны пользователям систем теперь как сервисы (-as-a-service – -aaS). Возникают такие облачные решения, когда практически все возможности для работы предприятия и ведения бизнеса компании в классическом понимании доступны дистанционно.

Хранение и обработка любой информации уже не сосредоточены на конкретном компьютере, а распределены в сети без привязки к определённой территориальной локации.

Широкое распространение получили социальные сети, позволяющие общаться между людьми на любых расстояниях и организовывать прямое экономическое взаимодействие (P2P).

В отношения между государством и его гражданами внедряются системы так называемого электронного правительства. В России к 2025 г. планируется создание единого регистра населения.

Цифровая экономка бросает вызов системе образования. При этом уклон различных систем образования подготовки специалистов для современных условий цифровой экономики может быть разным. Так, в западных странах и в ряде их юго-восточных колоний преобладает образование, готовящее человека в качестве приложения к современной высокотехнологичной системе. На этом основана, например, сингапурская система в дополнение к болонской системе, наносящие вместе российской системе образования. В России, где образование традиционно было более широким и комплексным, элитным для всех учащихся, в настоящее время только в ряде случаев ещё сохраняется целостный подход, готовящий универсальных креативных и творческих специалистов.

Благодаря цифровому развитию место и роль потребителя в экономике выходит на передний план. Все самые коммерчески успешные проекты (стартапы) в области информационно-коммуникационных и цифровых технологий оперативно и максимально гибко реагируют на запрос конечного потребителя, создавая для него лучший сервис и наиболее выгодные условия с учётом его индивидуальных требований. Потребитель становится божеством цифровой экономики в смысле его финансовых возможностей. Под его запрос все начинающие бизнес интернет-компании выстраивают свои алгоритмы и доступные ресурсы. Для успешного развития дела в цифровой экономике действует принцип времён первоначального накопления капитала на Диком Западе: «Либо ты быстрый, либо ты мёртвый».

Происходят организационные изменения многих предприятий по типу сетевых структур. Иерархически-устроенные организации трансформируются в сетевые и даже децентрализованные без единого центра управления, руководства и принятия решений. Такие преобразования касаются компаний любого масштаба, например таких IT-гигантов, как Google, Facebook, Uber в мире и BeeLine в России [2].

Цифровое расширение экономики в связи с виртуализацией многих экономических процессов, переноса отношений на другой уровень взаимодействия (в виртуальное пространство) требует институциональных изменений для максимально выгодного использования новых возможностей цифровой экономики.

По предложению создателя социальной сети «ВКонтакте» Павла Дурова в российском Крыму можно создать виртуальный офшор для использования медиа- и развлекательных ресурсов в «более спокойном режиме» отношений с правообладателями, защищающими свои права строгими нормами других юрисдикций. Таким образом, можно построить собственную правовую виртуальную юрисдикцию со своими нормами и правилами и регламентирующими цифровыми алгоритмами.

Кроме того, создание института «виртуального резидента» особых экономических зон (ОЭЗ), например, в том же Крыму. В ближайшем будущем это послужит интенсивному развитию российских и международных интернет-компаний, а также предоставит дополнительные возможности для привлечения капитала в экономику этого региона и России в целом.

Материальной инфраструктурой цифровой экономики являются вычислительные мощности, хранилища данных (память) и сети, объединяющие эти ресурсы. Программной инфраструктурой выступают операционные системы и приложения, использующие различные программируемые технологии (алгоритмы), уже не всегда связанные с материальной инфраструктурой. Отрыв программных решений от материальной инфраструктуры (переход на более высокий уровень абстракции) позволяет многим алгоритмам «жить собственной жизнью», таким образом, возникает виртуальная или искусственная жизнь.

Современным программистам доступны такие технологии как OpenStack – набор готовых решений для доработки и создания собственных приложений с открытым кодом. Повсеместно используется модель OpenSource. Так, крупнейшая мировая компания по созданию материальной и программной инфраструктуры цифровой экономики – IBM активно использует эти технологии для разработки, поиска и отбора с дальнейшей коммерциализацией лучших решений, полученных в результате работы множества программистов во всём мире.

Российской академией наук (Федеральный исследовательский центр «Информатика и управление») предложено создание организационно-технологической платформы и централизованного оператора цифровой экономики с инфраструктурой, объединяющей серверные станции и центры обработки данных ведущих ВУЗов России – проект «Цифровая долина».

Наибольшую перспективу в условиях цифровой экономики представляют децентрализованные протоколы (технология BlockChain) и инновации на их основе, а также открытое аппаратное обеспечение – OpenSource Hardware.

Феномен социальных сетей позволяет раскрыть потенциал цифровых crowd-технологий, реализовать систему социальной кооперации, а также запустить приложения типа CaaS – Cooperation-as-a-Service. Благодаря этому возможны организационно-политические инновации, такие как: коллективные легитимные решения, инициативное бюджетирование, прямая демократия.

В условиях цифровой экономики меняется и модель самого человека.

Таким образом, в процессе развития цифровой экономики меняются производственные (экономические) отношения, производительные силы. Изменение природы производственных или экономических отношений связано со сменой их субъектно-объектной ориентированности. С помощью алгоритмов появляются отношения типа машина – машина (М2М), где человек, может уже не выступать субъектом. При этом возникает риск эксплуатации киберсистемой и/или цифровой платформой самого человека.

  • Цифровая стратегическая сопряженность ЕАЭС и ЭПШП. Цифровые платформы – это плацдарм для развития цифровой экономики

Сопряженность Евразийского экономического союза и Экономического пояса шёлкового пути, о чём было объявлено В.В. Путиным и Си Цзиньпином во время их встречи в Москве 8 мая 2015 г., связана также с развитием цифровизации, цифровой экономики, в частности, с созданием цифровых платформ [4, 12].

На II Восточном экономическом форуме (ВЭФ-II) в городе Владивосток 2 сентября 2016 г. в рамках бизнес-диалога Россия-Китай заместитель председателя Правительства РФ И.И. Шувалов объявил о новом формате ЕАЭС + 1 (Китай) как альтернативу Транстихоокеанскому партнерству (ТТП). Он говорил фактически о евразийском экономическом партнерстве (ЕАЭП) как ступени перехода к зоне свободной торговле.

Джек Ма неоднократно подчеркивает, что в КНР разработана цифровая платформа как плацдарм для развития цифровой экономики, обеспечивающая конкурентоспособность и безопасность развития Интернет торговли и новой китайской экономики. В России такой платформы еще нет. Однако есть условия и возможности для её создания.

13 июля 2016 г. в Екатеринбурге в рамках международного промышленного форума «Иннопром-2016» член Коллегии (министр) по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Карине Минасян провела стратегическую форсайт-сессию о возможностях создания евразийских цифровых платформ [8].

«Как мы собираемся выводить Евразию на уровень глобальной конкуренции? Очевидно, что цифровые платформы – это плацдарм для развития цифровой экономики, для формирования собственных цифровых активов. Каким образом собираемся регулировать и стимулировать их создание, развитие, интеграцию с другими платформами в рамках сквозных цифровых экономических процессов?» – с этим важным вопросом обратилась к участникам министр К. Минасян [8]. В форсайт-сессии участвовали представители ведущих бизнес-структур стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и ведущих компаний в области информационно-коммуникационных технологий (ИКТ).

Цифровой потенциал, современные вызовы и механизмы проработки новых бизнес-моделей, цепочек создания добавленной стоимости были проанализированы в контексте создания в ЕАЭС до 2030 г. цифровых рынков и роста цифрового капитала. Участники форсайт-сессии рассмотрели подходы к формированию единого рынка обращения лекарств и медизделий на цифровой основе. Они также проанализировали опыт Евросоюза, Китая, Турции, США по построению электронных систем отслеживаемого движения лекарственных средств и созданию цифровых платформ для фармацевтики. Интерес вызвал опыт интеграции цифровых платформ, используемых в рамках смежных рынков.

Дискуссанты, принимая во внимание, что цифровые рынки глобальны, а цифровые процессы носят сквозной характер, пришли к выводу о необходимости создания евразийских цифровых платформ. Они должны быть интегрированы с другими региональными и глобальными платформами, в частности, с китайскими в контексте сопряженности ЕАЭС и ЭПШП.

Цифровизация рассматривается как этап интеграции на евразийском пространстве, в рамках которого к свободам движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы в перспективе добавляется еще одна – свобода движения информации.

Цифровая платформа ЕАЭС рассматривается как среда формирования цифровых экосистем, обеспечивающих условия для развития новых цифровых рынков и спроса на новые сервисы и услуги. При этом основой цифровой платформы Союза должна стать интегрированная информационная система ЕАЭС. К. Минасян отметила, что цифровые активы являются основными драйверами цифровой трансформации экономики [7].

В ходе форсайт-сессии была подчеркнута необходимость форсирования процессов цифровой трансформации экономики Союза и формирования необходимой для этого союзной правовой институциональной базы, консолидации позиций бизнес-структур, налаживания ими системного диалога с органами власти.

Создание кросс-отраслевых цифровых платформ, например, в области фармацевтики, предложено разрабатывать в рамках пилотных проектов, реализуемых на основе использования механизмов государственно-частного партнерства.

Выводы: Действительно, цифровая экономика в настоящее время – это локомотив экономического роста со своими противоречивыми последствиями, а также инновационное поле сопряжения Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Экономического пояса шёлкового пути (ЭПШП), а также Евразийского экономического партнерства (ЕАЭП) в формате ЕАЭС +1 (Китай).

Список использованных источников и литературы:

 

  1. Бюллетень Аналитического центра Правительства РФ, Апрель, 2016.
  2. Эрик Шмидт, Джонатан Розенберг. Как работает Google. ЭКСМО, 2015. C. 118-121.
  3. Юдина Т.Н. Осмысление цифровой экономики// Теоретическая экономика. 2016. №3.
  4. Юдина Т.Н. Цифровизация в контексте сопряженности Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шёлкового пути // Философия хозяйства.-2016.— №4.
  5. 4-я промышленная революция в Давосе.

http://expert.ru/2016/01/21/chetvertaya-promyishlennaya-revolyutsiya/?12016

  1. В Южной Корее строят «умный» город

http://www.econet.ru/articles/125848-v-yuzhnoy-koree-stroyat-umnyy-gorod

  1. Евразийская экономическая комиссия

http://www.eurasiancommission.org/)

  1. Министр ЕЭК: Цифровые платформы – это плацдарм для развития цифровой экономики

http://www.zakon.kz/4805726-ministr-ejek-cifrovye-platformy-jeto.htm

  1. Уберизация всего. Как бизнес-модель Uber и Airbnb меняет традиционные индустрии и какие еще компании пошли по стопам сетевых гигантов.

http://www.therunet.com/articles/5942-uberizatsiya-vsego.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.Юдина Тамара Николаевна, доктор экономических наук,

доцент кафедры экономики инноваций экономического факультета

ФГБОУ ВО « Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»,                

 действительный член Академии Философии Хозяйства

г. Москва Российская Федерация

+79167822137

 orchidflower@list.ru   

 SPIN-код 9631-5139

Iudina Tamara Nicolaevna

Doctor of Economics,

 Associate professor, Economics of Innovation Department, Faculty of Economics

State Budgetary Educational Institution of Higher Education “Moscow State University named after M.V. Lomonosov”

Full member of Philosophy of Economy Academy

Moscow

Russian Federation

orchidflower@list.ru

SPINcode 9631-5139

 

 

Тушканов Игорь Михайлович,

Кандидат экономических наук

Директор ООО «Термокем»,

Московская обл., г.Черноголовка;

Российская Федерация

tushkanov.igor@mail.ru

Tushkanov M Igor, Ph. D.

Thermochem LLC, Director

tushkanov.igor@mail.ru

 

2.Digital economy:

 

 

3.Abstract. The results of further original research are presented in the article: firstly, theoretical and practical aspects of the digital economy as the result of technological progress and the Fourth industrial and technological revolution. Secondly, the philosophical and economic aspects of digital economy are set forth as a controversial phenomenon; the political and economic assessment of new economic relationships approaching to M2M formula, and productive forces with databases, algorithms, customers’ communication channels, software etc. are represented. Thirdly, the process and result of economy digitization is shown on the examples of global and world economies, in particular, the economies of Russia and China. Finally, the process of strategic integration of Eurasian Economic Union (EEU) and the Great Silk Road Economic belt in a new format GSREB+1 (China) is specified.

4.Keywords: technological progress, the Fourth industrial and technological revolution, digital economy, digitization, philosophy of economy and political economy of digitization, digital platforms, digital capital, digital valley, digital economy in PRC, digital economy in RF, EEU and GSREB strategic digital integration, G20 summit in Hangzhou — the technological capital city of China — with ‘digital economy’ agenda, Eurasian economic partnership: EEU+1 (China) as an alternative to the Trans-Pacific Partnership (TPP) under the auspices of USA.

5.References

  1. Bjulleten Analiticheskogo centra Pravitelstva RF, Aprel, 2016.
  2. Shmidt J., Rozenberg Dzh. Kak rabotaet Google. — JeKSMO, 2015. S. 118-121.
  3. Judina T.N. Osmyslenie cifrovoj jekonomiki // Teoreticheskaja jekonomika. 2016. №3.
  4. Judina T.N. Cifrovizacija v kontekste soprjazhennosti Evrazijskogo jekonomicheskogo sojuza i Jekonomicheskogo pojasa Shjolkovogo puti // Filosofija hozjajstva.-2016.— №4.
  5. V Juzhnoj Koree strojat «umnyj» gorod // ECONET.RU : informacionnyj portal. 2016. 23 ijul. URL: http://www.econet.ru/articles/125848-v-yuzhnoy-koree-stroyat-umnyy-gorod.
  6. Eurasian commission official website // http://www.eurasiancommission.org/.
  7. Ministr EJeK: Cifrovye platformy — jeto placdarm dlja razvitija cifrovoj jekonomiki // ZAKON.KZ : informacionnyj portal. 2016. 14 ijul. URL: http://www.zakon.kz/4805726-ministr-ejek-cifrovye-platformy-jeto.html.
  8. Uberizacija vsego. Kak biznes-model Uber i Airbnb menjaet tradicionnye industrii i kakie eshhe kompanii poshli po stopam setevyh gigantov // THERUNET.COM : informacionnyj portal. 2016. 10 mar. URL: http://www.therunet.com/articles/5942-uberizatsiya-vsego.

 

 

[1] Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ №15-02-00640 «Философия и методология экономики как основа формирования концепции современного экономического знания»

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также