10-как

Валентин Катасонов. Кто она — закулисная мафия

Как уничтожают остатки суверенных государств…

 

В конце прошлого века в мире резко активизировались процессы глобализации. На первый взгляд, глобализация — объективное явление, порожденное развитием науки, техники, производительных сил. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что глобализация подпитывается вполне субъективными интересами транснационального капитала. Он заинтересован в разделе и переделе мира, установления своей планетарной власти. И главным препятствием на его пути оказываются национальные государства. Оборотной стороной медали под названием «глобализация» является «либерализация». За вывеской либерализации скрывается стремление уничтожить национальные государства, которые хоть как-то еще выражают интересы общества. На место национальных государств должен прийти транснациональный и наднациональный капитал, который объявит о том, что «либерализация» закончена и заменяется тоталитарным режимом, или диктатурой. А на смену капитализму приходит новый рабовладельческий строй.

Одним из важных средств размывания и, в конечном счете, уничтожения национальных государств транснациональным капиталом является то, что в английском языке выражается аббревиатурой ISDS. Полное название: «Investor-State Dispute Settlement». По-русски можно перевести как «Урегулирование споров между инвестором и государством» (УСМИГ).

Идея внедрения в отношения иностранных инвесторов с принимающими государствами процедуры ISDS возникла еще в 70−80-е годы прошлого века. Необходимость защищать интересы инвесторов-нерезидентов возникла в результате того, что в ряде развивающихся стран в те времена были зафиксированы случаи коррупции и иных злоупотреблений со стороны чиновников и даже первых лиц государства принимающих стран. Политики, лидеры бизнеса, юристы, экономисты пришли к выводу, что иностранные инвесторы должны иметь какие-то средства защиты от недобросовестных чиновников на местах. Стали заключаться соглашения между странами базирования транснациональных корпораций (ТНК) и принимающими странами (там, где ТНК ведут свою производственную, коммерческую, финансовую и иную деятельность). Однако очень быстро ТНК от обороны перешли в наступление. По русской поговорке: «Пусти свинью за стол, она и ноги на стол». Иностранные инвесторы стали «качать права» и диктовать свои условия принимающему государству — его законодательной, исполнительной и судебной властям.

Бывали и раньше случаи, что между иностранным инвестором и принимающим государством возникали какие-то коллизии. Например, если принимающее государство национализировало активы иностранного инвестора без компенсации или с компенсацией, которая казалась инвестору недостаточной. Тогда способом разрешения коллизии были переговоры двух государств.

Так, в начале 20-х годов прошлого века страны Антанты вели переговоры с Советской Россией о компенсациях западным инвесторам за национализацию иностранных активов. Переговоры были подняты даже на уровень международной конференции в Генуе в 1922 году (правда, для Запада они закончились ничем, Москва отказалась выплачивать компенсации).

А в конце ХХ века, когда в двухсторонних межгосударственных соглашениях стала прописываться процедура ISDS, с принимающим государством начали судиться отдельные компании. В своих исках они как минимум требовали (и требуют) компенсации за те законодательные или судебные решения, которые осложняют ведение бизнеса в стране. А как максимум они стали требовать отмены таких решений. Например, законов. Ситуации могут быть самые разные. Например, страна вводит законы об охране окружающей среды, которые требуют от ТНК дополнительных инвестиций в оборудование. ТНК может либо потребовать возмещения понесенных затрат, либо отмены законов. Другой пример: страна принимает закон, который устанавливает минимальный уровень заработной платы и который опять же требует от ТНК дополнительных расходов на наем рабочей силы. Реакцией нерезидентов может быть опять же требование возмещения понесенного «ущерба» или отмены закона.

Третий пример: принимается закон, запрещающий выпуск продукции, которая наносит вред здоровью потребителей. Как вы догадываетесь, здесь у ТНК, выпускающей такую продукцию, имеются все те же две опции ответа властям принимающей страны. Примеры можно продолжать и далее. Как показывает опыт последних примерно двух десятилетий, иностранные инвесторы освоили новый инструмент защиты и укрепления своих прав под названием ISDS. Юристы крупных западных корпораций любые ужесточения экологического и социального законодательства принимающей страны отныне называют «посягательством на право сохранять первоначальный уровень прибыли» и «специфической формой экспроприации». А, с точки зрения принимающих стран, ISDS — беспардонное, наглое посягательство на их национальный суверенитет.

Еще в 90-е годы прошлого века такие международные организации, как Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Всемирная торговая организация (ВТО), хотели разом покончить с национальным суверенитетом государств. Они вынашивали план подписания странами-членами указанных организаций Многостороннего инвестиционного соглашения (МИС).

В указанном документе предусматривалось, что иностранные инвесторы не могут иметь каких-либо ограничений на куплю-продажу любых активов, включая землю, природные ресурсы, объекты социальной инфраструктуры, памятники культуры и истории, СМИ и т. п. Тем более, не должно принимающее государство вмешиваться в текущую деятельность иностранных инвесторов. Задача принимающего государства состоит в том, чтобы обеспечивать ТНК «максимально благоприятные условия» для производственной, торговой и финансовой деятельности. Всякие ограничений будут рассматриваться как нарушение государством своих обязательств перед иностранными инвесторами. Последние получают право прямого обращения в суд с жалобой на действия государства (процедура ISDS). МСИ готовилось в обстановке секретности, подписание его также планировалось провести без огласки в СМИ. Однако произошла не запланированная «утечка» информации, о документе узнали антиглобалисты, разгорелся скандал. Работа над соглашением была остановлена.

Вместе с тем, двухсторонних межгосударственных соглашений, дающих иностранным инвесторам права «нагибать» власти принимающих стран, за последние четверть века было заключено очень много. Число их измеряется сотнями (по некоторым оценкам, на сегодня их число превышает 3000). Граждане принимающих стран могут даже не догадываться, что отныне их жизнь зависит не только от своих властей, но также от решений ТНК. Те инстанции, которые рассматривают исковые заявления ТНК, называются «арбитражными судами», или «трибуналами». Как правило, «трибунал» представляет собой «тройку» (совсем как у нас в годы революции и гражданской войны в начале прошлого века). Один представитель «тройки» — от истца, т.е. от ТНК. Другой — от ответчика, т.е. от принимающего государства. Третий определяется на основе консенсуса между истцом и ответчиком. В трибуналах ISDS участвуют, как правило, юристы, работавшие или продолжающие работать в крупных корпорациях. Гонорары за каждое дело измеряются миллионами долларов.

Следует отметить еще две особенности ISDS. Во-первых, подаче иска, как правило, предшествует подача уведомления (предупреждения) со стороны инвестора. В нем указывается срок, в течение которого потенциальный ответчик (государство) должен предпринять необходимые действия для того, чтобы не доводить дело до трибунала (чаще всего, срок — 90 дней). По форме очень напоминает ультиматум. Во-вторых, и выдача предупреждений, и работа самих трибуналов не афишируются (а иногда все происходит абсолютно секретно). Поэтому мы не располагаем полной картиной распространения ISDS в мире.

Свет на эту теневую сторону международного инвестиционного «сотрудничества» в 2016 году пролило американское информационное агентство BuzzFeed News. Оно сообщило, что с начала текущего десятилетия отслеживает из открытых источников случаи инвестиционных споров по процедуре ISDS. Оно насчитало около 300 таких случаев. Годом позднее оно сообщило, что располагает информацией уже о 700 случаях. Экспертам BuzzFeed News удалось достаточно глубоко исследовать 35 случаев. Удивительно, но во всех этих случаях иностранные инвесторы, подавшие иски в трибуналы, были обвинены в нарушениях национальных законов (отмывание денег, растраты, манипуляции на рынке, взяточничество, спекуляция на войне и мошенничество). Ряд сотрудников компаний находились под следствием или даже в тюрьме. А иски инвесторов содержали требования отмены судебных решений и выплаты крупных компенсаций. Некоторые суды на момент публикаций BuzzFeed уже были закончены, по другим решения трибуналов еще ожидались.

Но примечательно, что трибуналы с первого же дня своей работы требуют от принимающих государств приостановки своих решений. А если сотрудники компаний оказывались за решеткой, то власти должны их выпустить на свободу на время судебной процедуры. Участники «троек», как правило, не спешат, так как получают хорошие гонорары на повременной основе. ТНК также довольны, так как решения властей перестают действовать. А когда все-таки дело доходит до финала, то решения чаще выносятся в пользу инвестора.

В качестве примера можно привести судебную тяжбу между банком Deutsche Bank и властями Шри-Ланки. Бодяга длилась целых три года (2009−2012 гг.) и завершилась в пользу истца. Власти должны были выплатить банку компенсацию в размере 60 млн долл. (по иску) плюс 8 млн долл. судебных издержек.

Другая история возникла в Сальвадоре, где многие годы действовала и продолжает действовать международная горная компания OceanaGold. При добыче золота она использует токсичный цианид, который отравляет реку Рио Лемпа. А она обеспечивает водой более половины от всего населения Сальвадора (т.е. более 3 млн. человек). Против такой опасной деятельности компании протестовали и власти, и общественность Сальвадора. А кончилось это тем, что OceanaGold подала иск против правительства Сальвадора на сумму 300 млн долл. (эквивалентно половине годового бюджета государства). Таковы, по мнению компании, ее убытки (в том числе репутационные), которые возникли в результате протестных выступлений. Компания великодушно заявила, что готова отозвать свой иск, если власти страны «прекратят беспорядки».

А вот еще примеры применения процедуры ISDS в Латинской Америке. Против Венесуэлы в систему было направлено всего 36 исков (один из самых крупных — 1,6 миллиарда долларов для корпорации Mobil). Американская корпорация Occidental Petroleum выставила иск властям Эквадора на сумму 1,1 млрд долл.

28 июня 2016 года нефтяная компания Cairn Energy (Великобритания) начала судебную тяжбу с правительством Индии по процедуре ISDS (до этого в течение двух лет она пыталась удовлетворить свои претензии путем внесудебной договоренности). Британская компания потребовала от ответчика компенсации в размере 5,6 млрд долл. за изменения в налоговой политике Индии.

Примеры можно перечислять еще долго. Хотелось бы отметить, что до судебных рассмотрений в трибуналах чаще всего дело не доходит. Матерые юристы, накопившие богатый опыт работы по процедурам ISDS, умеют составлять ультиматумы (предварительные уведомления о намерениях подать иски) таким образом, что государства сразу же капитулируют. Мы сказали, что на сегодняшний день процедуры ISDS прописаны в многочисленных двухсторонних соглашениях.

Но имеются и многосторонние. Наиболее известным из них является Североамериканское соглашение о свободной торговле — НАФТА (North American Free Trade Agreement, NAFTA). Круг вопросов, регулируемых НАФТА, намного шире, чем это следует из названия документа. Помимо торговли товарами и услугами это также защита интеллектуальной собственности, инвестиции, трудовая миграция и, что особенно важно, механизмы урегулирования претензий, решения споров в сфере торговли, инвестиций и интеллектуальной собственности. Соглашение действует уже 24 года (вступило в силу с 1 января 1994 года). И, как выяснилось, абсолютно не устраивает нового хозяина Белого дома Дональда Трампа. Вплоть до того, что он готов порвать это соглашение, если соседи США не согласятся на серьезное изменение документа. СМИ акцентировали и продолжают акцентировать внимание на том, что Дональду Трампу не нравится дисбаланс в торговле с соседями, а также то, что слишком много рабочих мест уходит из Америки в Канаду и особенно Мексику вместе с экспортом капитала.

Но в последние недели стало выясняться, что наибольшее раздражение у Трампа вызывают положения НАФТА, касающиеся ISDS. Оказывается, эти механизмы решения инвестиционных споров были заложены в документ еще четверть века назад. Оказывается, многих политиков и чиновников США пункты НАФТА, касающиеся ISDS, всегда смущали. В своем оставшемся почти незамеченным протесте 2014 года Верховный судья США Джон Робертс предупреждал, что инвестиционные трибуналы, предусмотренные НАФТА и другими международными соглашениями с участием США, обладают опасно высокими полномочиями по пересмотру государственных законов и «фактическому аннулированию актов законодательной, исполнительной и судебной системы государства». «Арбитры ISDS, подчеркнул он, — могут встречаться в любом месте и выносить решение по суверенным делам государств». Америке до поры до времени везло, крупных исков против властей США со стороны иностранных инвесторов не подавалось. Но американские юристы, работающие в правительстве, считают, что это просто везение. Играть с огнем нельзя.

Однако Вашингтон продолжал играть с огнем. Мы хорошо помним, что предыдущий президент США Барак Обама всячески педалировал подготовку двух масштабных соглашений — Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) и Транс-тихоокеанского торгового партнерства (ТТП). Второе из них даже было подписано в феврале 2016 года и далее предусматривалась его ратификация (всего 12 государств, включая США). Переговоры по первом соглашению Вашингтоном с приходом в Белый дом Трамп остановлены. А из второго соглашения США вышли. Так вот, в обоих соглашениях большое внимание было уделено именно вопросам ISDS.

Сегодня выясняется, что внутри Америки оппозиция этим соглашения была очень сильной. Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц, гарвардский экономист Лоуренс Трайб и другие ведущие ученые в 2016 году призвали членов Конгресса не допускать ISDS в ТТИП и ТТП. Они предупреждают: «ISDS ослабляет демократические нормы, поскольку законы и ограничения, введенные демократически избранными политиками, подвергаются риску».

Но благодаря СМИ, подконтрольным ТНК, голос американской оппозиции был не слышен. По мнению американских антиглобалистов, создание ТТП представляло собой «корпоративный переворот», поскольку только 2 из 26 глав соглашения о ТТП имеют какое-либо отношение к торговле, а большая часть соглашения «предоставляет новые права и привилегии глобальным корпорациям, в особенности связанные с защитой интеллектуальной собственности (законы об авторских и патентных правах), а также — ограничение на государственное регулирование». По всей видимости, соглашение о ТТП является второй попыткой транснациональных корпораций добиться многостороннего соглашения, предоставляющего крупному частному капиталу особые права. В частности, право оспаривать и отменять те законы и решения государства, которые «подрывают международную конкурентоспособность» ТНК.

Трамп оказался на стороне противников ISDS как реальной угрозы национальному суверенитету США. Он еще во время своей предвыборной кампании в 2016 году обещал, что похоронит все многосторонние соглашения о торговле и инвестициях с участием США. Не знаю, случайно или неслучайно, но публикация материалов по теме ISDS информационным агентством Buzzfeed News произошла как раз в разгар предвыборной кампании Трампа летом позапрошлого года.

В настоящее время Вашингтон уже близок к завершению работы по пересмотру соглашения НАФТА. Но остается один камень преткновения. Трамп ни при каких условиях не готов оставлять в соглашении НАФТА положение о ISDS. Трамп сам хочет управлять Америкой, не желая отдавать ее на откуп закулисным юристам и ТНК.

Как отмечают эксперты и журналисты Buzzfeed News, юристы, выносящие решения по делам ISDS, — элитный закрытый клуб корпоративных юристов, которые могут встречаться в любой точке мира и диктовать условия суверенным государствам. В узких кулуарах их называют мировой мафией, расчищающей «хозяевам денег» (главным акционерам ФРС США) дорогу к мировой власти.

Фото: PA Images / ТАСС

 

https://svpressa.ru/economy/article/199731/

Отправить ответ

1 Комментарий на "Валентин Катасонов. Кто она — закулисная мафия"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Jacques Sekavar
Гость
Jacques Sekavar
17 дней 12 часов назад
«В конце прошлого века в мире резко активизировались процессы глобализации». Глобализация, это впервую очередь концентрация капитала в руках очень узкого круга человеков, получившая ускорение после окончания WW2 и подписания Бреттон-Вудских соглашений. Образно, суть глобалиции в увеличении ареала собираемой дани — от масштабов государств до трансконтинентальных. «главным препятствием на его пути оказываются национальные государства» Вариантов колонизации государств много и один из механизмов описывается в этой и предыдущей статье, да и все другие в конечном счёте сводятся к тому же. «На смену капитализму приходит новый рабовладельческий строй». Все общественные формации, по сути, есть разновиность рабства. Капитализм — современная его форма, а разница… Read more »
wpDiscuz

Смотрите также