207 - 12

По следам пособников нацистов

Доктор исторических наук Олег Назаров предлагает по-новому взглянуть на cоветско-германский договор о ненападении, подписанный 75 лет назад.

3 августа 1939 года был подписан один из самых известных дипломатических документов в истории человечества — Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (далее — Договор). Игнорируя официальное название документа, западные политики и журналисты публицистически именуют его «пактом Молотова — Риббентропа». Они обвиняли СССР, а теперь третируют Россию, утверждая, что, заключив Договор с гитлеровской Германией, Кремль сделал нашу страну соучастницей нацистов в развязывании Второй мировой войны. Данное утверждение — наглая и циничная ложь, призванная переложить ответственность за Вторую мировую войну с себя на нас — с больной головы на здоровую.

Кто спустил Гитлера с «цепи Версаля»

В действительности германский нацизм являлся продуктом хвалёной западной цивилизации, а соучастниками Адольфа Гитлера в развязывании второй «всемирной бойни» были так называемые западные демократии, что подтверждается лавиной надёжно установленных фактов. Не случайно, что Запад шарахается от них, как чёрт от ладана.

Первые следы на пути к новой войне были оставлены англичанами и французами вскоре после прихода нацистов к власти в Германии. Не прошло и полгода, как 15 июля 1933 года в Риме Великобритания, Франция, фашистская Италия и нацистская Германия подписали «Пакт согласия и сотрудничества». Если руководителей Веймарской республики Лондон и Париж держали на «коротком поводке», то гитлеровскую Германию они сразу же ввели в круг великих держав, с которой стали разговаривать как с равной!

Западные демократии не оставили без внимания то, что Гитлер давно призывал германцев к походу на Восток для захвата ресурсов и «жизненного пространства». Подписав «Пакт согласия и сотрудничества», фюрер Третьего рейха не только добился крупного дипломатического успеха, но и начал «дранг нах остен» к «необъятным просторам России», что вполне соответствовало интересам Лондона и Парижа. Они толкали нацистов именно в этом направлении!

Примечательно, что, проклиная «пакт Молотова — Риббентропа», Запад предусмотрительно не вспоминает о «Пакте согласия и сотрудничества», давшем старт политике «умиротворения агрессора» за счёт территорий и интересов третьих стран.

Придаётся забвению и чрезвычайно выгодное для Берлина англо-германское морское соглашение, заключённое 18 июня 1935 года министрами иностранных дел Великобритании и Германии Самюэлем Хором и Иоахимом фон Риббентропом путём обмена нотами. Оно предоставило Германии возможность создать военно-морской флот, равный по общему водоизмещению 35% от военно-морских сил Соединённого Королевства и стран Британского Содружества, и право приступить к реализации масштабной программы строительства подводных лодок, что являлось ревизией Версальского договора.

Следующий удар по «цепям Версаля» Гитлер нанёс в 1936 году, заняв Рейнскую область, отнятую у Германии в 1919 году. Лондон и Париж на это никак не реагировали. А затем началась Гражданская война в Испании, в которой Германия и Италия поддержали генерала Франко. Испания стала полигоном, на котором германские «сверхчеловеки» приобрели ценный боевой опыт.

Мюнхенский сговор

Пиком политики «умиротворения агрессора» стало соглашение, подписанное в сентябре 1938 года в Мюнхене с Гитлером диктатором Италии Бенито Муссолини, британским и французским премьер-министрами Невиллом Чемберленом и Эдуардом Даладье. По нему принадлежавшая Чехословакии Судетская область была от неё отторгнута и со всеми материальными ценностями передана Третьему рейху. Куски ЧСР урвали Венгрия и Польша, которую Уинстон Черчилль сравнил с гиеной.

Чемберлена и Даладье ничуть не смущало то, что вместе с кровавыми диктаторами они раскромсали территорию демократической и миролюбивой Чехословакии в отсутствие руководителей этого государства и нарушая Конституцию ЧСР. Зато их радовало то, что СССР не только не смог помочь Чехословакии, хотя и пытался, но и сам остался на международной арене в изоляции.

Пребывавший в эйфории Чемберлен «забыл» о том, что, отправляясь в Мюнхен, обещал руководству ЧСР учесть интересы Чехословакии. На деле он помнил о них примерно столько же, сколько помнили о своих обещаниях президенту Украины Виктору Януковичу министры иностранных дел Германии, Франции и Польши в феврале 2014 года. Зато Чемберлен не забыл 30 сентября подписать с Гитлером Декларацию о ненападении. По словам историка Олега Ржешевского, она, как и аналогичное соглашение между Парижем и Берлином от 6 декабря 1938 года, «по сути дела являлись пактами о ненападении».

Следом за великими державами пакты о ненападении с Германией подписали Дания, Литва, Латвия и Эстония. Примечательно, что себя прибалты за пакты с гитлеровской Германией не проклинают.

В сентябре 2013 года Мюнхенскому сговору и «пакту Чемберлена — Гитлера» «стукнуло» 75 лет. Причины, по которым юбилей был проигнорирован Западом и его «пятой колонной» в России, ясны. Сложнее понять, почему событие, являющееся ключевым на пути развязывания Второй мировой войны, оставили без внимания почти все отечественные СМИ? Забывчивым коллегам напомню о том, что против России ведётся массированная и беспощадная информационно-психологическая война и продолжать играть с Западом «в поддавки» на историческом участке информационного фронта — больше чем ошибка…

О соринке и бревне

Все 1930-е годы руководство сталинского Советского Союза, вплоть до 23 августа 1939 года, упорно и последовательно проводило политику «коллективной безопасности». Не вина, а беда Москвы, что усилия «умиротворителей агрессора» вынудили от неё отказаться. Повороту во внешней политике Кремля предшествовали трёхсторонние переговоры военных миссий Великобритании, Франции и СССР в Москве. Ответственность за их срыв лежит на англичанах и поляках. Первые, преследуя цель не допустить сближения СССР и Германии, вели переговоры ради переговоров. Вторые, напрасно надеясь на Париж и Лондон, категорически отказались принять военную помощь СССР, хотя немецкий топор был уже занесён над их страной.

Важно понимать то, что в августе 1939 года речь шла не о разделе Польши, Европы или мира между СССР и Германией, а о том, куда после неминуемого разгрома Польши Гитлер двинет свои полчища — на Восток или на Запад. Можно как угодно относиться к Сталину и его внутренней политике, но нельзя не признать, что, будучи загнанным в угол, он сделал единственно верный выбор. Более того, он переиграл наглых и самоуверенных англичан — многократных победителей дипломатических сражений. Заключив Договор с Германией, Сталин дал Парижу и Лондону вкусить горькие плоды политики «умиротворения агрессора», получил время на подготовку к решающей схватке с Германией и избавил страну от угрозы войны на два фронта — вооружённый конфликт с Японией на Халхин-Голе всё ещё продолжался.

«Германо-советский пакт не был союзом, это был взаимный обмен обещаниями о ненападении и нейтралитете… На Западе поднялась шумиха по поводу преступления Советской России, заключившей договор с ведущей фашистской державой. Трудно было понять упрёки британских и французских политиков, которые активно способствовали разделу Чехословакии и даже стремились к новому соглашению с Германией за счёт Польши», — заметил британский историк Алан Джон Персиваль Тейлор.

Однако такие упрёки от людей, узревших соринку в чужом глазу и не замечающих бревна в собственном, звучат по сей день.

31 августа 1939 года состоялась внеочередная сессия Верховного Совета СССР. В своём выступлении председатель Совнаркома СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов заявил:

«Договор о ненападении между СССР и Германией является поворотным пунктом в истории Европы, да и не только Европы…

Этот договор (равно как кончившееся неудачей англо-франко-советские переговоры) показывает, что теперь нельзя решать важные вопросы Восточной Европы без активного участия Советского Союза, что всякие потуги обойти Советский Союз и решить подобные вопросы за спиной Советского Союза должны окончиться провалом».

СССР, отодвинутый Западом от участия в разрешении чехословацкого кризиса, год спустя вернулся на мировую арену, став на ней одним из главных игроков. Это был впечатляющий успех советской дипломатии. Есть причина подумать о том, не стоит ли особо отметить 23 августа в историческом календаре России.

Конечно, эта идея вызовет горячие споры. Бесспорно другое: 75 лет назад советское руководство не сделало ничего такого, чего мы должны стыдиться и за что каяться.

Источник — http://ria.ru/zinoviev_club/20140822/1020993364.html#ixzz3BIf0ihXf

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также