77276945_1

«Неприятель держался недолго и… побежал в беспорядке…»

160 лет назад, 5 сентября 1854 года завершилась героическая оборона Петропавловска (ныне Петропавловск-Камчатский). В этот день с треском провалилась очередная попытка англичан и французов овладеть нашим портом – главным опорным пунктом России на Дальнем Востоке. Получив «по сусалам», союзники ретировались, как говорят в народе в таких случаях, не солоно хлебавши.

К сожалению, до сих пор столь славной странице военной истории нашего Отечества уделяется незаслуженно мало внимания. А ведь данный успех был достигнут ещё до того, как англичане и французы начали высадку на Крымском полуострове близ Евпатории. Удивительно, но факт: у берегов далёкой Камчатки западные агрессоры оказались раньше, чем на крымском побережье!

В ходе начавшейся в 1853 году Крымской (Восточной) войны Российской империи противостояла коалиция европейских государств (Великобритания, Франция и Сардинское королевство) и Османская империя. Война России с турками была очередной в длинном ряду столкновений, начавшихся ещё в 1676 году. Война с коалицией европейских держав была вызвана столкновением интересов России, Франции, Великобритании и Австрии на Балканах, Ближнем Востоке и в зоне проливов. Кроме того, Европа горела желанием отомстить России за триумф 1812 — 1815 годов.

Впрочем, ненависть к России и русским имела на «цивилизованном Западе», куда более глубокие корни. Фрейлина Анна Тютчева (старшая дочь знаменитого поэта Фёдора Тютчева) в декабре 1854 года записала в свой дневник слова, которые и сегодня можно смело помещать на первые полосы ведущих газет: «От царствования Александра I ведёт своё начало эта странная и унизительная политика, приносящая в жертву интересы своей страны ради интересов Европы, отказывающаяся от всего нашего прошлого и нашего будущего ради того, чтобы успокоить мнительность Европы по отношению к нам. Мы бы хотели совсем не иметь тела, чтобы не смущать Европу даже тенью, от него падающей; к несчастью, у нас огромное тело, и как мы ни стараемся казаться маленькими и в движениях и в словах, это огромное тело, как неимоверная бестактность, торчит перед носом Европы, которая, несмотря на всю рыцарскую учтивость Александра I и Николая I, не может примириться с вопиющей бестактностью самого факта нашего существования».

Анна Тютчева абсолютно права – главная наша «вина» перед «цивилизованным Западом» состоит в том, что мы вообще существуем. И будь у западоидов (термин великого русского мыслителя Александра Зиновьева) такая возможность, они бы без долгих раздумий распространили свою «антитеррористическую операцию» на всю Россию. При этом агрессорами «независимые» западные СМИ выставили бы Россию.

Показательно то, что даже австрийские Габсбурги, престол которых в 1849 году спас никто иной, как Николай I, отправивший 150-тысячную армию Ивана Паскевича на подавление Венгерской революции, оказались не на российской стороне. Русский император явно просчитался, надеясь, что его услуга Габсбургам, за которую он ничего не потребовал взамен, не будет австрийцами забыта.

Непростительная наивность Николая I дорого обошлась и самому императору, и всей России. В начале Крымской войны русские получили столь показательный и тяжёлый урок, после которого способными ждать благодарности от Запада за односторонние уступки и когда-то оказанную ему помощь могли только полные кретины и первый (и последний) президент Советского Союза Михаил Горбачёв…

Успех обороны Петропавловска навечно связан с именем Василия Степановича Завойко. Уроженец села Прохоровка Золотоношского уезда Подольской губернии (теперь это Украина) выбрал карьеру моряка. В 1827 году 17-летним юношей он принял участие в Наваринском сражении. В ходе него русские, французские и английские корабли вместе разгромили турецко-египетский флот под командованием Ибрагим-паши. Биография Завойко столь богата на события, что о ней надо писать отдельно.

В 1850 году Завойко вступил в должность камчатского военного губернатора и стал командиром Петропавловского порта. Там под его руководством вскоре были построены пристань, верфь, литейные мастерские, лечебница и казармы, налажен обжиг кирпичей из глины, проведены другие работы. Судя по всему, Завойко отличался и хорошими аналитическими способностями. Во всяком случае, как только весть о начале войны дошла до Камчатки, он трезво оценил ситуацию и сразу же обратился к населению с воззванием:

«Я верю, что… жители в случае нападения не будут оставаться праздными зрителями боя и будут готовы с бодростью, не щадя жизни противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред. Пребываю в твёрдой решимости, что, как бы многочислен не был враг, мы сделаем для защиты порта и чести русского оружия всё, что в силах человеческих возможно, и будем драться до последней капли крови. Убеждён, что флаг Петропавловского порта будет свидетелем и подвигов, и русской доблести…»

Его слова получили подтверждение в начале сентября 1854 года – вскоре после того, как незваные гости появились у берегов Камчатки. Англо-французская эскадра под командованием контр-адмиралов Дэвида Прайса и Феврие де Пуанта подошла к Петропавловску 30 августа. В её состав входили три фрегата, пароходо-фрегат «Вираго», корвет и бриг, на борту которых находилось 218 (по другим данным 212) орудий и более двух с половиной тысяч матросов и солдат. Ударной силой союзников были морпехи Гибралтарского полка Королевской морской пехоты Великобритании.

Агрессорам противостоял русский гарнизон, располагавший четырьмя десятками орудий. К ним на помощь пришли фрегат «Аврора» (командир капитан-лейтенант Иван Изыльметьев) и транспорт «Двина». Они были превращены в плавучие батареи и имели на вооружении 27 орудий. Таким образом, русские имели всего 67 орудий – в три раза меньше, чем западные агрессоры. Общая численность защитников порта колебалась в районе тысяч человек. Разношёрстный гарнизон состоял из моряков, солдат и казаков. Им, чем только могли, помогали мирные жители Камчатки – женщины, старики и подростки. Эта была поистине всенародная оборона от поставщиков «западных ценностей» и… кандалов.

Первую попытку захватить Петропавловский порт англичане и французы предприняли 1 сентября 1854 года. Сражение началось с артиллерийской дуэли, длившейся более часа. Подавив своим огнём русскую береговую батарею, противник высадил десант численностью от 500 до 600 солдат и офицеров. Однако защитники порта атаковали морпехов, вынудив их вскоре после полудня вернуться на свои корабли. После этого вражеская артиллерия в течение шести часов вела массированный огонь по побережью. Рискуя жизнью, солдаты оставались у объектов, охранять которые были поставлены. Потрясший всех подвиг совершил часовой порохового склада, руками сбросивший в овраг не успевшую разорваться бомбу.

Поскольку первый «блин» у англичан и французов вышел комом, к повторной атаке они готовились четыре дня. Защитники Петропавловска хоронили погибших и ждали новой баталии.

Сражение 5 сентября началось с артиллерийской дуэли. Противник, имевший явный перевес в огневой мощи, в итоге вынудил героически сражавшихся русских артиллеристов оставить позиции. После этого вражеский десант численностью более 900 человек высадился на берег. Историк Николай Шефов обратил внимание на то, что десант «был продуман до мелочей. У солдат были тюфяки, походные аптечки, достаточный запас провизии, материал для заклёпывания орудий и даже кандалы для заковывания пленных. Десант захватил господствующие над городом высоты».

В критической ситуации защитники Петропавловска действовали смело и организованно. Британские морпехи были поражены тем, что с какой решимостью вдвое уступавшие им по численности русские пошли в атаку. Решающая схватка произошла на Никольской сопке, где в смертельной схватке сошлись более тысячи солдат и офицеров – русских, англичан и французов. Финал боя получил следующее отражение в рапорте Завойко: «Неприятель держался недолго и, несмотря на свою многочисленность и на храбрость офицеров, которые умирали, но не отступали, побежал в беспорядке, стараясь добраться до гребня; здесь их ожидала верная гибель: одни были сброшены с утёса штыками, другие сами бросались вниз…»

Когда о героической обороне Петропавловска наконец-то снимут художественный фильм, одной из самых ярких сцен окажется та, где будут показаны в панике бегущие морпехи «владычицы морей», которые бросают оружие и прыгают вниз с высокого обрыва. Такой вот получился у англичан и французов на Камчатке «полёт валькирий».

О том, сколь велика была охватившая союзников паника, свидетельствует тот факт, что знамя Гибралтарского полка Королевской морской пехоты Великобритании было морпехами брошено и досталось защитникам Камчатки.

Другой любопытный факт привёл историк Виктор Димиулин: «Потери были весьма чувствительными, многие раненые умерли уже в пути. Нехватка матросов привела к тому, что, придя в Ванкувер, английские корабли убирали паруса не сразу, как было принято на всех флотах мира, а поочерёдно, что дало повод для насмешек присутствовавших при этом зевак».

А вот защитники Петропавловска навечно вписали свои имена в историю России. За оборону Петропавловска Василий Завойко был награждён орденом Святого Георгия 3-й степени, а капитан-лейтенант Иван Изыльметьев — орденом Святого Георгия 4-степени.

В апреле 1855 года, когда ситуация в Крыму ухудшилась, по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Муравьёва Завойко эвакуировал гарнизон и жителей Петропавловска в Николаевск (устье реки Амур). Флот «владычицы морей» не смог помешать этому переходу. «Русская эскадра под командой адмирала Завойко переходом из Петропавловска… нанесла на британский флаг чёрное пятно, которое не может быть смыто никакими водами океанов во веки веков», — по горячим следам констатировала британская «The Times».

Остаётся добавить, что это чёрное пятно было уже не первым. В сентябре 1854 года защитники Петропавловска посадили на флаг британских агрессоров жирную, несмываемую кляксу…

 

http://www.ruvek.info/?module=articles&action=view&id=9221

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также