1862_827

Оборона медиапространства

Валентин Катасонов об информационной войне против России и иностранном капитале в российских СМИ.

Одним из заметных событий российской жизни прошлого года стало принятие поправок к федеральному закону о СМИ, которые предусматривают ограничения присутствия иностранного капитала в средствах массовой информации Российской Федерации. Ограничения существовали и в предыдущей версии закона, произошло их ужесточение.

Изначально закон предусматривал, что иностранные граждане и компании не могут учреждать эфирные теле- и радиокомпании, а их доля в капитале не должна превышать 50%. С 2008 года ограничения распространяются на газеты и журналы с тиражом в миллион и более экземпляров, иностранцы должны согласовывать такие инвестиции с государственной комиссией. Последние поправки в закон о СМИ запрещают иностранцам учреждать, прямо или косвенно владеть и контролировать более 20% капитала любого российского СМИ. Эта норма касается физических лиц (в том числе россиян с двойным гражданством), компаний, международных организаций и иностранных государств. Еще одна категория, подпадающая под эту норму — российские юридические лица, которые более чем на одну пятую контролируются иностранцами или зарубежными фирмами. Закон также запрещает всем перечисленным категориям людей и организаций «любые иные формы контроля», которые позволят «прямо или косвенно владеть, управлять, контролировать учредителя или редакцию» и «фактически определять решения, принимаемые данными лицами».
Закон уже вступил в силу (с 1 января 2015 г.), участникам российского медиабизнеса отводится нынешний год для того, чтобы привести свои СМИ в соответствие с нормами поправок. Со следующего года соответствующие государственные органы начнут проверять СМИ, в случае невыполнения требований поправок должны последовать санкции.

Формально депутаты Государственной Думы при обсуждении проекта поправок выдвигали три основных аргумента их необходимости:

1) угроза захвата российского медиа-рынка иностранными конкурентами (т.е. защита коммерческих интересов отечественных компаний);

2) необходимость деоффшоризации российской экономики (высказывались версии, что так называемые «иностранные инвесторы» в российских СМИ — оффшорные компании, принадлежащие российским лицам);

3) обострение внутренней и внешней обстановки в связи с Крымом, событиями на юго-востоке Украины, экономическими санкциями и усилением информационной войны Запада против России.
Не вдаваясь в детали, выскажу свое мнение: по-настоящему весомым является третий из названных аргументов. Что касается первого аргумента, то, может быть, он также важен. Но, к сожалению, Росстат не дает общей статистической картинки относительно того, каков уровень присутствия иностранных компаний в секторе СМИ. Даже разговаривая с представителями СМИ, я не смог от них получить однозначного ответа на простой вопрос: присутствие иностранцев в данном секторе растет или падает? Конечно, в условиях такого информационного «тумана» нашим государственным мужам крайне сложно принимать «оптимальные решения». Но все же, я думаю, что обострение внутренней и внешней обстановки стало главным импульсом для рождения поправок.

Иностранный капитал в СМИ России (по данным Би-Би-Си)

Наиболее полную информацию о том, где и как представлен иностранный капитал в российских СМИ, я нашел во всеведущей британской Би-Би-Си. Для экономии места и времени читателей не буду приводить полностью справку Русской службы ВВС. Приведу из справки названия главных иностранных инвесторов: Sanoma Independent Media (Финляндия); Axel Springer Russia (Германия); Condé Nast Россия (США, Advance Publications); Condé Nast Россия (США, Advance Publications); Hearst Shkulev Media/ИнтерМедиаГруп (США); Hubert Burda Media (Германия); Schibsted (Норвегия); Modern Times Group (Швеция); Pragla Ltd. (Кипр). В справке также отмечается, что «иностранные акционеры есть и среди владельцев активов «Газпром-медиа», телеканала Disney, интернет-изданий Lenta. Ru, Gazeta.ru и других печатных, эфирных и онлайн СМИ».
В основном в списке СМИ, где присутствуют иностранцы, — глянцевые журналы, преимущественно русскоязычные версии известных на Западе журналов и газет, также периодические издания развлекательного и рекламного характера, тематические издания по спорту, автомобилям, компьютерам, медицине. Но все это «мелочь», которая в России работает исключительно (или почти исключительно) на получение прибыли. Нет, конечно, они также формируют сознание наших граждан, причем не так, как нам хотелось бы. Но вряд ли эти издания можно назвать активными участниками нынешней информационной войны. К тому же из тех иностранцев, кого назвала Би-Би-Си, далеко не все имеют долю в капитале, превышающую 20%.
Серьезных СМИ с участием иностранцев, которые действительно имеют политическую направленность (иногда, правда, очень профессионально, закамуфлированную), не так уж и много. Та же финская Sanoma Independent Media, например, издает всем хорошо известную газету «Ведомости». А Pragla Ltd. (Кипр) является материнской компанией медиа-группы РБК. Ни для кого не секрет, что это оффшорная компания; ее владельцам поправки 2014 года помогут принять непростое решение о возвращении домой.

РБК: кому угрожают поправки?

Та же самая медийная компания РБК пристально следила и продолжает следить за тем, как поправки 2014 года скажутся лично на ней, а также на всем медийном бизнесе России. 18 сентября прошлого года она опубликовала достаточно информативный обзор «Угроза издателям: кого затронут новые поправки в закон о СМИ». В нем определены лишь основные СМИ, которым придется принимать меры по частичному или полному освобождению от нерезидентов. Приведем выдержки из обзора по секторам.

Телевидение. В эфирном ТВ сегодня есть лишь два международных стратегических инвестора: шведская Modern Times Group, которая владеет 37,9% телевизионного холдинга «СТС Медиа» (каналы СТС, «Домашний» и «Перец»), и американская Walt Disney Co., которой принадлежит 49% канала Disney. Кроме того, сейчас на NASDAQ торгуется около 36% головной компании «СТС Медиа», зарегистрированной в американском штате Делавэр, – CTC Media Inc. Официальные представители «СТС Медиа» и канала Disney отказались комментировать внесенные в Госдуму поправки. Зато иностранные вещатели широко представлены на тематическом ТВ: через кабельные сети и спутник сегодня в России распространяются русскоязычные версии таких каналов, как Discovery, TV 1000, Universal Channel, Nickelodeon, Sony Sci-Fi и др. Учредителями этих СМИ в соответствии с действующей редакцией закона о СМИ являются российские юрлица, но их владельцами – иностранные компании.

Радио. В радиовещании зарубежных стратегических инвесторов сегодня нет. Таким инвестором была французская группа Lagardere, в конце 2011 года продавшая кемеровскому холдингу «Сибирский деловой союз» 100% Европейской медиагруппы (радиосети «Европа Плюс», «Ретро FM» и др.).

Интернет. В интернете самые популярные интернет-ресурсы не являются СМИ. Не имеют свидетельства о регистрации СМИ в Роскомнадзоре и русскоязычные сайты западных медиакомпаний. К примеру, в соответствующем реестре не значится сайт Русской службы BBC – bbc.co.uk/Russian.

Печатные издания. Иностранные инвесторы широко представлены в печатных изданиях. ИД Burda (журналы «Лиза», Playboy, Ooops!, «Отдохни» и др.) на 100% принадлежит немецкой группе Hubert Burda Media. Свои полностью подконтрольные подразделения в России есть у американского ИД Conde Nast (журналы Vogue, GQ, Glamour, Tatler и др.) и немецкого ИД Axel Springer (Forbes, OK!, Geo и др.). Основным владельцем компаний, образующих ИД Sanoma Independent Media (Cosmopolitan, «Домашний очаг», Harper’s Bazaar, Grazia, Men’s Health, National Geographic, The Moscow Times, «Ведомости» и др.), является финская Sanoma Corp. А американской Hearst Corp. принадлежит 50% в ИД Hearst Shkulev Media (Elle, Maxim, Marie Claire, Psychologies, «Антенна–Телесемь», StarHit и др.).

Информационная война против России: положение на отдельных фронтах

Читатель, наверное, уже устал от обилия иностранных названий. А главное, не может понять, куда клонит автор. Прошу читателя потерпеть еще немного, скоро мы перейдем к выводам. Но для этого мне надо привести выдержки из еще одного интересного аналитического материала под названием «Информационная война против России». Он является частью известного электронного информационного ресурса ruxpert.ru. Материал весьма объемный, приведу лишь заключительные формулировки, выводы по отдельным видам СМИ (как сказано в материале, «фронтам информационной войны»).
Телевидение: «…нынешний телефронт можно охарактеризовать как относительно пророссийский».
Радиовещание: «В целом радиоэфир является умеренно антироссийским»
Бумажные СМИ (журналы и газеты): «…на фронте бумажных СМИ ситуация складывается далеко не в нашу пользу».
Рунет (Интернет на русском языке): «В целом, несмотря на позитивные изменения, Рунет продолжает оставаться антироссийским»

Общее заключение (по всем видам СМИ): «В настоящее время силы по-прежнему неравны: практически на всех фронтах доминируют прозападные русофобские идеи».

Правда, дальше звучит более оптимистическая нота: «Тем не менее, протестное движение за 2012—2013 года сильно сдулось и серьёзно дискредитировало себя. Многие горячие сторонники западных идей сняли с глаз розовые очки революционной эйфории и заняли более умеренную позицию «чума на оба ваших дома». На рубеже 2013-2014 годов огромный отрезвляющий эффект оказал украинский Евромайдан — многие увидели, до чего всего за несколько месяцев могут довести страну «мирные протесты». После же воссоединения Крыма с Россией и введения Западом враждебных санкций общество стремительно встало на путь выздоровления: сторонники прогиба под США оказались в явном меньшинстве».

Мои выводы и предложения

Я полностью согласен с анонимным автором материала

«Информационная война против России». Действительно, надо использовать возникший тренд, закрепить его, максимально укрепить пророссийские позиции в СМИ. Но вот влияние поправок 2014 года на разворот политического, идеологического и духовно-культурного вектора наших СМИ будет чисто символическим. Взять, например, радиовещание. Как мы выше сказали (со ссылкой на РБК) стратегических иностранных инвесторов там нет, а, вместе с тем, «радиоэфир является умеренно антироссийским». «Рунет продолжает оставаться антироссийским», а поправки 2014 года на него (Рунет), как считают эксперты РБК, на него влияния не окажут. «…нынешний телефронт можно охарактеризовать как относительно пророссийский», но и иностранных инвесторов там, как отмечает РБК, не так уж и много. Может быть, на фронте печатной информации произойдут подвижки, но они проявятся на рынке глянцевой продукции, которую вряд ли можно отнести к главному ресурсу сегодняшней информационной войны. В целом мой вывод таков: не следует слишком уповать на то, что принятие поправок к закону о СМИ радикально изменит ситуацию в медийной сфере. К сожалению, некоторые из депутатов такие надежды публично озвучивали.

Не подумайте, что я клоню к тому, что поправки 2014 года были не нужны. Они нужны. Более того, считаю, что СМИ – отрасль стратегически значимая. И иностранцев здесь быть вообще не должно. Почему-то нас убеждают, что мы должны заимствовать опыт у Европы, где действительно ограничений для иностранного капитала в СМИ почти не осталось. Для того, чтобы понять, к чему привел подобного рода либерализм, достаточно посмотреть, например, на события начала января в Париже. Не лучше ли искать примеры в других странах? Например, в Китае, где доступ к СМИ иностранцам полностью закрыт.

Только что в нашей стране принят важный документ «Военная доктрина Российской Федерации» (новая редакция). Там большое внимание уделено угрозам информационного характера (чего не было в старой редакции). В пункте 13 документа, называемом «Основные внутренние военные опасности» на третьем месте стоит деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества». Конечно, не правильно требовать от «Военной доктрины» раскрытия вопросов информационной безопасности, стратегии и тактики противодействия информационной войне Запада против России, информационной политике государства и другим подобным вопросам.
Представляется, что Россия для обеспечения своей безопасности помимо «Военной доктрины» должна иметь «Информационную доктрину» (название документа условное). А поправки к закону о СМИ, принятые в конце прошлого года, — лишь первый шаг на пути создания системы информационной безопасности страны. Ограничение иностранного капитала на российском информационно-медийном рынке – необходимое, но далеко не достаточное условие для превращения СМИ в реальный эффективный ресурс суверенного развития России. И медлить с этим нельзя. Поскольку информационная агрессия Запада против России будет только нарастать, а «пятая колонна» в тылу России будет действовать даже при условии полного запрета иностранного капитала в отечественных СМИ.

P.S. Заранее предвижу критические стрелы в свой адрес: автор не является экспертом в области СМИ; он специалист в области экономики и финансов. Зачем «лезет не в свой огород»? Да, но дело в том, что вся наша жизнь, как личная, так и общественная, включая экономику и финансы, сегодня зависит от информации.

Следовательно, каждого здравомыслящего человека вопросы информационной безопасности не могут не волновать. А вот сами СМИ за немногочисленными исключениями концептуальные вопросы существования и развития сферы обеспечения общества информацией предпочитают обходить стороной.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также