59828

Несущие смерть. Бандера и бандеровцы.

Ровно 55 лет назад, 15 октября 1959 года в Мюнхене бывшим бандеровцем Богданом Сташинским был убит печально знаменитый Степан Бандера. Это произошло через 14 лет с момента окончания Второй мировой войны. Все эти годы руководитель Организации украинских националистов (ОУН) под крылом западных спецслужб безбедно жил в центре Европы и занимался политическойдеятельностью, которая имела ярко выраженную террористическую, антисоветскую и антироссийскую направленность. Ненависть к России и русским и объединила Бандеру и его западных хозяев.

Во времена проклинаемого российскими либералами брежневского «застоя» гражданам Советского Союза казалось, что совершенные бандеровцами злодеяния навсегда остались в прошлом. Более того, послевоенные поколения о них в лучшем случае лишь что-то слышали. Эту тему советская пропаганда едва ли не игнорировала. А зря!

В 2014 году кошмарные преступления середины прошлого века вновь стали явью. Почти не изменился и почерк палачей. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить поступающую с Донбасса информацию с документами военной поры.

В 2014 году символом массовых казней стал донбасский посёлок Нижняя Крынка, где были обнаружены массовые захоронения мирных жителей. Людей долго мучили, а потом убили, о чём свидетельствуют следы от так называемых «контрольных выстрелов» в голову и обнаруженные рядом с телами гильзы. Характерно и то, что руки расстрелянных были крепко связаны за их спинами. Тела некоторых из них имеют следы колотых ран.

К сожалению, эти факты демонстративно проигнорировало Управление верховного комиссара ООН по правам человека, недавно обнародовавшее в Женеве шестой по счёту доклад мониторинговой группы о ситуации на Украине. Мониторинговая миссия выявила лишь некоторые преступления, совершённые на Юго-Востоке Украины карательными батальонами «Айдар», «Днепр-1», «Киев-1» и «Киев-2», поставив им в вину «похищения, самовольные задержания, жестокое обращение, убийства и вымогательство денег».

А 70 лет назад, 10 июня 1944 года начальник контрразведки СМЕРШ 1-го Украинского фронта Осетров доложил секретарю ЦК КП(б)У Никите Хрущёву следующее:

«Созданной комиссией с участием медицинских экспертов 17 – 18 мая с. г. были вскрыты две ямы, в которых обнаружено до 80 трупов мужчин, женщин и детей. Документами и показаниями свидетелей – жителей с. Косув (Белобожницкого района Тернопольской области – О. Н.) подтверждено, что в ямах были зарыты трупы зверски убитых 7 – 8 июля 1941 г.

В ходе следствия установлено, что лица, причастные к уничтожению мирного населения с. Косув являются участника ОУН…

Вечером 7 июля началось массовое уничтожение еврейского населения. В ночь с 7 на 8 июля 1941 г. бандитами были убиты в их же квартирах около 25 чел. 8 июля 1941 г. была организована облава на оставшихся в живых евреев, которых свозили в канцерярию сельуправы, откуда группами по 4 – 6 человек по указанию СЕМЦИВА и ЛЕГАНЧУК водили в помещение конюшни, где убивали. Всего 8 июля 1941 г. было убито 50 чел.»

Это злодеяние было одним из первых в бесконечно длинном ряду преступлений, совершённых украинскими националистами в годы Великой Отечественной войны и после её окончания.

Имена многих бандитов удалось установить. Необходимо делать это и сегодня. Например, выяснилось, что в селе Могильницы Будзановского района Тернопольской области расправу над 18 стариками и детьми учинил оуновец Леонид Козловский. «Все они были отведены в лес, где взрослых расстрелял, а детей от 6 месяцев до 6 лет, брал за ноги, ударял их головами о дерево, затем бросал в яму», — свидетельствовал очевидец расправы С. А. Рыжий.

 

Название села оказалось символическим. Ещё раз беда в Могильницы пришла в ночь на 18 марта 1944 года, когда, по свидетельству С. И. Яницкого, «украинские националисты-бандеровцы учинили массовое убийство поляков в с. Могильницы. Они под видом советских партизан, в масках, врывались в дома поляков и производили самые жестокие издевательства над ними, резали их ножами, рубили топорами детей, разбивали головы, после чего с целью скрытия своих преступлений – сжигали.

В упомянутую страшную ночь бандеровцы замучили, зарезали и расстреляли до 100 чел. советских активистов, евреев и поляков. В эту же ночь была вырезана моя семья – жена, 17-летняя дочь и сын. В мой дом ворвалось до 15 националистов, среди которых я опознал полицейского – бандеровца КРИЧКОВСКОГО Иосифа Анатольевича, принимавшего непосредственное участие в убийстве моей семьи».

Как сообщил 20 мая 1944 года начальнику Главного управления контрразведки «Смерш» комиссару госбезопасности 2-го ранга Виктору Абакумову начальник Управления контрразведки НКО «Смерш» 1-го Украинского фронта генерал-майор Осетров «в лесу около Могильницы Будзановского района в ямах было обнаружено 94 трупа замученных жителей с. Могильницы, которые были убиты националистами в ночь на 18 марта 1944 г.»

Роднит нынешних необандеровцев с их предшественниками и отношение к тем украинцам, которые не желали и не желают проливать кровь своих сограждан. Не секрет, что многие спешно мобилизованные в 2014 году в армию граждане Украины не хотят воевать. И тем более они не хотят убивать ни в чём не повинных женщин, детей и стариков. Они бросают технику и затем либо отступают, либо сдаются защищающим Донбасс ополченцам. Киевская хунта «лечит» эту «болезнь» при помощи заградотрядов, состоящих из боевиков «Правого сектора» и наёмников олигарха Игоря Коломойского.

Здесь опять же вспоминается то, что в годы Второй мировой войны бандеровцы жестоко карали тех, кто отказывался вступать в ряды Украинской повстанческой армии (УПА). Одним из таких людей стал Семен Дейнеко, который позже рассказал советскому следователю о том, что «получив извещение от руководства УПА явиться в последнюю, он от того уклонился. Немедленно же после этого были убиты его жена и ребёнок, а ему было предложено явиться в УПА, иначе он также будет убит».

Бандеровцы во все времена легко шли на убийство ни в чём не повинных детей. Казалось бы, одно это навсегда должно избавить любого здравомыслящего человека от иллюзий на их счёт. Однако именно по отношению к бандеровцам так называемая «цивилизованная Европа» бьёт рекорды толерантности.

70 лет назад, 10 мая 1944 года начальник Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкач доложил командующему 1-м Украинским фронтом Г. К. Жукову: «Стремясь втянуть поголовно всё сельское население западных областей Украины в борьбу против Советской власти, бандеровцы применяют насильственные методы связи населения с подпольем ОУН и отрядами УПА. Они уводят население в леса, где расположены их лагеря. Принуждают прятать в усадьбах оружие, запасы продуктов и другие материальные ценности. Заставляют изготовлять для них шерстяные джемпера, носки, перчатки, шить одежду, варить пищу, выпекать хлеб и т. д. Их пропаганда в этом направлении усиливается с каждым днём. Не ограничиваясь этими мероприятиями бандеровцы путём массового террора стремятся подавить у населения симпатии к Советской власти. 15 апреля 1944 года в селе Волица (26 км сев.-зап. Сокаль), бандеровцы повесили 5 семей, симпатизировавших Советской власти. В селе Новины (19 км севернее Сокаль) они повесили и расстреляли 16 человек бывших советских активистов села. В селе Щенятын (21 км севернее Сокаль) бандеровцы расстреляли 87 человек…»

А когда территория Украинской ССР была освобождена от немецко-фашистских оккупантов и их многочисленных европейских сателлитов, оуновское подполье развернуло борьбу против советских активистов и против мобилизации новобранцев в ряды Красной Армии. Иногда акции устрашения имели успех. Например, 6 августа 1944 года на сборный пункт Желкевского райвоенкомата были вызваны 163 призывника. Явилось только двое. Остальные либо сами ушли в лес, либо не пошли на призывной пункт, опасаясь мести со стороны бандеровцев.

Роднит нынешних необандеровцев с их предшественниками и отношение к военнопленным. Когда на Донбассе между ополченцами и войсками киевской хунты начался обмен пленными, открылась ужасающая картина. Как констатировал один из защитников Донбасса, некоторые из вернувшихся из застенков киевской хунты людей являли собой «мешки с костями». Их людей имели следы жестоких побоев, а пальцы раздроблены.

Характерно, что западное «мировое сообщество» не видит этих издевательства над военнопленными. Впрочем, такая подслеповатость Запада новостью не является. Когда 94 года назад завершилась советско-польская война 1920 года, в лагерях Второй Речи Посполитой оказалось примерно 150 тысяч солдат и офицеров Красной Армии (всего же за период с 1919 – 1921 гг. в польском плену побывало более двухсот тысяч красноармейцев). В Польше им были созданы несовместимые с жизнью условия. В результате более 80 тысяч наших сограждан умерли от голода, холода, болезней и бесчеловечного отношения охраны польских лагерей смерти. Расследованием этого преступления «мировое сообщество» не озаботилось до сих пор. Можно не сомневаться в том, не станет оно спешить и с расследованием преступлений киевской хунты в Одессе и на Донбассе.

Сегодня, как 100, 200 и 500 лет назад, алчность, цинизм и русофобия – главные ценности западной цивилизации. Поэтому не надо удивляться тому, что Запад в упор не видит того, что курс киевских властей на евроинтеграцию оказался в «одном флаконе» с возрождением бандеровского геноцида и факельными шествиями украинских нацистов, несущих портреты военных преступников – Степана Бандеры и Романа Шухевича.

Источник — http://russkie.org/index.php?module=fullitem&id=3373

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также