п34ц4

Идеология и практика ОУН-УПА

Попытка президента Украины Виктора Януковича отложить подписание Соглашения об ассоциации с ЕС обернулась чередой трагических и шокирующих последствий. На политическую сцену страны вышли радикальные националисты, которые принялись устанавливать на Украине свои порядки.

Главные враги Украины

Их успеху (будем надеяться, временному) способствовало то, что к началу судьбоносных событий они подошли, будучи вооруженными не только холодным и огнестрельным оружием. В отличие от других политических сил Украины последователи Степана Бандеры имеют длительный опыт борьбы за власть в разных условиях и собственную идеологию, ключевые постулаты которой доходчиво передают их лозунги и призывы. У радикальных националистов есть свои герои и идеологи. Они готовы проливать кровь. Следуя примеру косовских террористов и наркоторговцев, при поддержке Запада занявших высокие посты в государственном аппарате, необандеровцы рвутся во власть. Некоторые должности в госаппарате ими уже заняты.

Сегодня любому здравомыслящему человеку ясно, что бандеризация Украины вполне реальна1. Чем бы и как Россия не помогала Украине, последователи Бандеры будут смотреть на неё и её граждан как на своих заклятых врагов. Их ненависть к России и русским неизлечима. Корни же многих событий и явлений сегодняшних дней лежат в прошлом. Всё это делает актуальным и необходимым изучение истории украинского радикального национализма и сепаратизма. Автор данной статьи, ни в коей мере не претендуя на исчерпывающее решение этой задачи, настойчиво призывает коллег принять участие в обсуждении темы бандернизации Украины.

 

Евген Коновалец в русском Киеве

Создателем Организации украинских националистов (ОУН) был Евген Коновалец. Он начинал в рядах австро-венгерской армии, с которой Российская империя воевала во время Первой мировой войны. В 1915-м он попал в русский плен, и до сентября 1917 года содержался в лагере для военнопленных в районе Царицына. После побега из плена вместе с членами Галицко-Буковинского комитета Коновалец сформировал из бывших пленных галичан сформировал Галицко-Буковинский курень сечевых стрельцов в составе полка им. Дорошенко. В 1918 году прапорщик австро-венгерской армии был произведён Симоном Петлюрой в полковники.

В декабре 1918 года Коновалец оказался в Киеве. Тогда, вспоминает А. А. Гольденвейзер, «сразу в политике и общественности установился… грубоватый и вызывающий тон. Но только на этот раз наши властители, имея за собой феерический успех поднятого ими восстания, чувствовали себя уже подлинными национальными героями. Поэтому время владычества Директории, каких-нибудь шесть недель, было временем самого необузданного украинского национализма и русофобства. И вместе с тем это было время неслыханно-кровавых и жестоких еврейских погромов.

Единственное административное мероприятие, которое Директория успела не только декларировать, но и осуществить, было снятие всех имевшихся в городе русских вывесок и замена их украинскими. Центр тяжести приказа лежал не в том (как обычно бывает), чтобы каждый магазин имел обязательно украинскую вывеску, а в том, чтобы русские вывески были обязательно сняты. Русский язык не допускался даже наряду с украинским. Вывески же на иностранных языках не подлежали снятию. Приказ о немедленной украинизации вывесок частным образом мотивировался тем, что галицийские войска, которых Петлюра призвал освобождать Украину, были весьма сконфужены, когда они, овладев, наконец, Киевом, оказались в совершенно русском городе. Между тем для них-то русский язык был действительно чужд и мало понятен. И вот, уступая чувствам своих войск, атаман Коновалец издал свой исторический приказ, следы которого долго ещё напоминали киевлянам об эфемерном владычестве Директории»2.

 

Дмитрий Донцов — идеолог ОУН

В 1920 году ветераны украинских националистических военных формирований создали в Праге Украинскую военную организацию (УВО). Коновалец, собрав вокруг себя недобитых петлюровцев и прочий антисоветский и антипольский элемент, установил контакты с Германией. Советниками Коновальца стали немецкие политические и военные деятели, а местом штаб-квартиры УВО — Берлин. Ещё до прихода к власти нацистов, украинские радикальные националисты стали получать от спецслужб Веймарской республики деньги и оружие, а националистически настроенная часть украинской молодёжи получила возможность обучаться в Германии навыкам диверсионно-террористической войны.

В 1929 году активисты УВО составили костяк ОУН. Она была образована в Вене на I конгрессе украинских националистов (сами участники называли его Перший Великий Збiр) в результате объединения нескольких радикальных националистических организаций — УВО, Лиги украинских националистов, Союза украинской националистической молодёжи и др. «Роль, которую брала на себя ОУН, была намного шире, чем та, которую играла УВО. – констатировали украинские историки А. А. Войцеховский и Г. С. Ткаченко. — В решениях съезда подчеркивалось, что ОУН не будет ограничивать свою деятельность какой бы то ни было конкретной территорией, а будет стремиться овладеть всеми украинскими районами и землями, где проживают украинцы. ОУН заявила, что будет проводить “политику всеукраинского державництва“ и будет противостоять всем партийным и классовым группированиям украинства. В постановлениях Первого Великого Сбора ОУН охарактеризован как “духовное и политическое движение“»3.

Так какую духовность, и какими методами прививала украинцам ОУН? В книге «Происхождение украинского сепаратизма» русский эмигрантский историк Николай Ульянов заметил, что ещё в конце ХIХ века появились «публицисты типа Вартового, который, обозвав русскую литературу “шматом гнилой ковбасы“, требовал полной изоляции Украины от русской культуры. Всех, считавших Пушкина, Гоголя, Достоевского “своими“ писателями, он объявил врагами… Напрасно думать, будто этот бандеровец того времени выражал одни свои личные чувства»4. Таким образом, бандеровские «чувства» появились ещё до рождения самого Бандеры.

Основы идеологии радикальных украинских националистов заложил уроженец Мелитополя Дмитрий Донцов. Он ещё до революции переехал в Галицию, входившую в состав Австро-Венгрии. Рассказывая о нём в октябре 2012 г. в интервью еженедельнику «Зеркало недели. Украина», руководитель Научно-идеологического центра имени Дмитрия Донцова Олег Баган не жалел высокопарных слов: «Донцов постиг мощные смыслы Истории: Эмоцию (силу переживаний), Свободу (силу моральной мобилизации), Героику (силу жертвенности и борьбы), из которых и рождались все большие сдвиги и достижения человечества. Именно из его вдохновения и родилось удивительно героическое и упорное украинское националистическое движение 1920 — 1940-х годов»5.

В действительности духовный отец «удивительно героического и упорного украинского националистического движения» призывал: «Будьте агрессорами и захватчиками, природе неведомы гуманизм и справедливость». Характерен и показателен и такой постулат его учения: «На воле (не на разуме), на догме, на аксиоме (не на поисках правды), на абсолютном, не на директивном постулате, на бездоказательном порыве должна быть построена наша идеологическая идея…».

Донцов разработал теорию так называемого «украинского интегрального национализма». Г. С. Ткаченко пишет: «Донцов, хотя и не был членом ОУН6, но весь свой творческий потенциал отдал этой политической организации, стремившейся к завоеванию власти на Украине с помощью Германии. Он теоретически обосновал основополагающий принцип украинского интегрального национализма о господствующей и направляющей роли ОУН в построении украинской независимой державы. Это так называемый “провiдницький принцип“, или фюрер-принцип, согласно которому построение независимого украинского государства должно начаться с осознания творческой роли избранного меньшинства нации, обладающего такими качествами, как беспредельная преданность национальной идее, осознание своего превосходства перед всей нацией, уверенность в своей правоте. Они противостоят “серой массе“ большинства и способны подчинить это большинство своей воле и повести за собой»7.

Донцов проповедовал аморализм, ненависть к другим народам и беспощадность к врагам, недостатка в которых украинские радикальные националисты никогда не испытывали. Главными же своими врагами в 1930-е годы ОУН объявила евреев, поляков, москалей и коммунистов.

«Без знания того, что представляет собой идеология ОУН, невозможно понять это движение, его историю, его преступления, в конце концов», ‑ справедливо заметил канадский политолог Виктор Полищук.

Степан Бандера и пророчество Ивана Малюцы

В 1929 году членом ОУН стал и двадцатилетний Степан Бандера8. Хилый от рождения, он обладал сильной волей, организаторскими способностями и харизмой вождя. Именно на Бандеру стала ориентироваться значительная часть оуновской молодежи. Историк Е. Ф. Безродный писал: «Под его руководством осуществляются дерзкие разбойные нападения на почтовые отделения и специальные автобусы, перевозившие значительные суммы денег. Таким путём добывались финансовые ресурсы для организации. Были осуществлены вооружённые нападения на еврейский “Народный банк” в Борисове и банковские конторы во Львове, Стрые, Трускавце и других галицких городах… Под его руководством осуществляются резонансные политические акции. Среди них убийство депутата польского сейма Тадеуша Голувко, комиссара полиции Львова Емельяна Чеховского. Бандера был организатором убийства секретаря советского консульства во Львове Андрея Майлова. Всем этим он заслужил доверие будущих европейских хозяев»9.

Самый громкий теракт бандеровцы совершили 15 июня 1934 года, когда 20-летний боевик Григорий Мацейко застрелил министра внутренних дел Польши генерала Бронислава Перацкого. Существует точка зрения, что он был убит по приказу Берлина, поскольку выступал с резким осуждением планов нацистской Германии по захвату Данцига10. Власти Польши ответили на теракт арестами членов ОУН. В 1936 году в Варшаве прошёл процесс, где на скамье подсудимых рядом с Бандерой нашлось место для Николая Лебедя, Екатерины Зарицкой, Ярослава Рака, Дарьи Гнаткивской, Ярослава Карпинца, Николая Климишина, Богдана Пидгайного, Якова Чорния, Евгения Качмарского, Романа Мигаля и Ивана Малюцы. Последний ещё на следствии дал признательные показания, которые приоткрыли завесу секретности над порядками и нравами, царившими среди борцов за украинскую независимость. Они шокировали. К примеру, за то, что подсудимый Малюца отказался убить подсудимого Мигаля, боевики ОУН убили подругу Малюцы Марию Ковалюк11.

В своей речи на суде Малюца произнёс пророческие слова: «ОУН – это организация, которая признаёт только индивидуальный террор. Её методы и тактика загнали нас в угол без выхода. Террор ОУН создал о нас такое мнение среди общественности, что практически сделало невозможным создание независимой украинской державы. ОУН не есть, никогда не была и не будет полезной народу Украины…»12 На том же процессе Бандера, Карпинец и Лебедь были приговорены к смертной казни, которую заменили пожизненным заключением. Остальные получили от 7 до 15 лет заключения.

Вновь на свободе Бандера оказался в первые дни Второй мировой войны — после быстрого разгрома польской армии вермахтом охрана тюрем разбежалась. Вскоре он установил контакты с Абвером. К тому времени в ОУН произошли серьёзные перемены. 23 мая 1938 года в Роттердаме был уничтожен Коновалец. Советский разведчик Павел Судоплатов пришел на встречу с ним в качестве «антисоветского подпольщика» и, прощаясь, подарил коробку шоколадных конфет, которые любил создатель ОУН. Взрыв прогремел, когда Судоплатов скрылся с места событий.

27 августа 1939 года на Втором конгрессе ОУН в Риме при поддержке униатского митрополита Андрея Шептицкого новым руководителем организации был избран Андрей Мельник. Поскольку власть ускользнула из рук Бандеры всего за 17 дней до освобождения, он предпринял неудачную попытку пересмотреть принятое решение. Бандера встретился с Мельником. Однако выработать взаимоприемлемое решение им так и не удалось. В феврале 1940 года в Кракове сторонники Бандеры собрали свой собственный Чрезвычайный конгресс, на котором заявили о том, что руководящий орган ОУН – ПУН не отвечает нуждам организации, а Мельник пришел к власти на основании мифического завещания Коновальца13. В том же 1940 году, когда отношения между Мельником и Бандерой ещё больше обострились, руководитель диверсионного управления Абвера полковник Э. Штольце по поручению шефа этой спецслужбы адмирала В. Канариса сделал попытку их примирения.

15 октября 1946 года на допросе Штольце дал показания, которые приливают свет на взаимоотношения как между Мельником и Бандерой, так и на их отношениях с германскими спецслужбами (о чём с неохотой вспоминают украинские националистические историки): «Понятно, что мы не могли пройти мимо этой опасности раскола, когда дело шло к войне с Советским Союзом, требующей активности всех антисоветских сил. По поручению адмирала В. КАНАРИСА мною предпринимались меры к примирению МЕЛЬНИКА и БАНДЕРЫ с тем, чтобы устранить опасность раскола и объединить их для борьбы с Советским Союзом. При очередной встрече с БАНДЕРОЙ я указал ему на необходимость совместной работы с МЕЛЬНИКОМ. БАНДЕРА стал обвинять МЕЛЬНИКА в пассивности, доказывал, что он – БАНДЕРА, является истинным руководителем, однако, для пользы дела он примет все меры к тому, чтобы примириться МЕЛЬНИКОМ. Несколько позже у меня состоялась встреча с МЕЛЬНИКОМ, во время которой произошёл аналогичный разговор. МЕЛЬНИК обвинял БАНДЕРУ в карьеризме, утверждая, что БАНДЕРА не в состоянии руководить подпольными националистическими организациями на территории Украинской ССР. О себе МЕЛЬНИК говорил, что он является подлинным преемником КОНОВАЛЬЦА, от которого получил руководство организацией, просил нашей помощи в том, чтобы за ним сохранилось это руководство и в интересах единства, обещал принять все меры к примирению с БАНДЕРОЙ. Несмотря на эти обещания БАНДЕРЫ и МЕЛЬНИКА о взаимном примирении, я из бесед с ними пришёл к выводу, что это примирение не состоится из-за больших противоречий между ними»14.

Прогноз Штольце скоро оправдался. Весной 1941 года ОУН окончательно раскололась на сторонников Мельника – ОУН(М) и на сторонников Бандеры – ОУН(Б)15. Впоследствии дело дошло до того, что они стали убивать друг друга едва ли не с тем же ожесточением, с каким убивали общих врагов.

 

Роман Шухевич в польском Львове

Нападения гитлеровской Германии и её сателлитов на Советский Союз ОУН ожидала с нетерпением. «Москва и жидовство – главные враги Украины»16, — заявил в 1941 г. заместитель Бандеры Ярослав Стецко. Ещё в мае ОУН(Б) приняла инструкцию об общих направлениях деятельности в период войны, в близости которой бандеровцы не сомневались. Пункт 2 гласил: «Война между Москвой и другими государствами – это для нас только подходящая ситуация для вооружённого восстания против Москвы и создания Украинского государства собственными силами украинского народа». Важен и пункт 9, в котором говорилось, что «державы, которые ведут борьбу с Москвой и не относятся враждебно к Украине, трактуются как естественные союзники»17.

Начало Великой Отечественной войны украинские националисты отметили диверсиями и терактами на территории Западной Украины. В селе Баратин Перемышлянского района Львовской области они согнали на площадь советских активистов, где возвели «приветственную трибуна» для встречи частей вермахта. Расправиться с активистами оуновцы решили на глазах у немцев, которых встречали как дорогих гостей. Сразу же начались расправы над евреями. Вот признание оуновца Леонида Козловского, который в селе Могильницы Будзановского района Тернопольской области учинил расправу над 18 стариками и детьми: «Все они были отведены в лес, где взрослых расстрелял, а детей от 6 месяцев до 6 лет, брал за ноги, ударял их головами о дерево, затем бросал в яму»18. Историк Т. С. Першина подсчитала, что уже в первые дни оккупации гитлеровцы и украинские националисты совместно «расстреляли в г. Збараж 75 представителей интеллигенции, в Тернополе -437, в Станиславе – 250»19.

30 июня первым во Львов вошёл сформированный немцами из украинских националистов батальон «Нахтигаль» во главе с бандеровцем гауптманом Романом Шухевичем20. Этот Герой Украины (по указу президента Украины Виктора Ющенко от 14 октября 2007 г.) с юных лет участвовал в совершении антипольских терактов, затем нашёл общий язык с немцами. Очевидцы львовской резни были шокированы сочетанием украинского говора и эмблем на форме вояк Шухевича. В городе сразу началось уничтожение евреев, польской интеллигенции и советских активистов. «Чёрные списки» были заранее подготовлены оуновским подпольем21. 20 львовян, среди которых были 4 профессора, адвокаты и 5 женщин, под угрозой расстрела заставили языком и губами мыть ступеньки в семи подъездах четырехэтажного дома22 и тем же способом наводить порядок во дворе. За несколько дней было уничтожено более 3 тысяч человек, в числе которых было много деятелей науки и культуры23.

Чтобы лучше понять произошедшее во Львове, надо вспомнить, каким был этот город до войны. Согласно переписи населения от 9 декабря 1931 года, в нём проживало 198212 поляков (63,5 процента), 75316 евреев (24,1 процента) и только 24245 (7,8 процента) украинцев. Львовский историк Леонид Соколов отмечает, что количество грамотных среди поляков и евреев старше 10 лет достигало во Львове 92 процента, среди украинцев — 77 процентов. Поляки во Львове преобладали в администрации (71 процент), на транспорте и в связи (76 процентов). Евреи доминировали в торговле – 62 процента; поляков в торговле было занято 27 процентов, украинцев – 11 процентов. В адвокатуре, нотариате, среди практикующих врачей евреи составляли 71 процент, тогда как украинцы — 7 процентов. Зато 45 процентов всех украинцев было занято в домашней прислуге, евреев – процента. Из работающих украинок домашней прислугой работали 64, из работающих полек – 25, евреек – 5 процентов. Подводя итоги, исследователь замечает: «Каждый, кто способен объективно проанализировать приведённые цифры, легко поймёт, какое место занимали украинцы во Львове в 30-х годах ХХ века. По национальному составу Львов был тогда польско-еврейским городом, а ни в коей мере не украинским. Украинцы уступали полякам и евреям не только в численности, но и значительно отставали от них по своему социальному и профессиональному уровню»24.

Вечером 30 июня группа сторонников Бандеры, объявив себя Законодательным Собранием Западно-Украинских земель, провозгласила создание «самостийной Украины» и образовала Украинское краевое правительство во главе со Стецко. В принятом 30 июня Акте провозглашения Украинского независимого государства бандеровское «правительство» заявило: «1. Волею украинского народа, Организации украинских Националистов под руководством Степана Бандеры провозглашает восстановление Украинского государства, за которое положили головы целые поколения наилучших сынов Украины… 3. Украинское государство будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создаст новый строй в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации»25.

Сообщение об этом событии 1 июля передала Украинская националистическая радиостанция им. полковника Евгения Коновальца26. Бандеровцы спешили ещё и потому, что хотели установить свою власть раньше конкурентов из ОУН(М). На второй день Великой Отечественной войны ОУН(Б) направила Гитлеру меморандум «О путях решения украинского вопроса». Этот документ руководитель Политического отдела ОУН(Б) В. Стахив сопроводил письмом, в котором говорилось:

«Руководитель Организации украинских националистов ОУН Степан Бандера дал мне почётное поручение передать Вашему превосходительству как фюреру немецкой нации, победоносно борющейся за переустройство Европы, меморандум Организации украинских националистов касательно решения украинского вопроса. ОУН, которая ведёт украинский народ в его революционной борьбе за создание украинского государства, исполнена глубокой веры, что нынешний военный поход на Москву уничтожит разлагающее еврейско-большевистское влияние в Европе и окончательно разобьёт русский империализм. Восстановление независимого украинского государства в духе мирного договора Брест-Литовска укрепит новый международный порядок в Восточной Европе и будет способствовать мирному и успешному развитию этого пространства. В уверенности, что Ваше Превосходительство как защитник международных принципов, поддержит борьбу нашего народа,

С выражением глубочайшего уважения

Преданный Вашему Превосходительству

Володимир Стахив

Руководитель отдела Политического ведомства ОУН»27.

Бандеровцы направили просьбы об официальном признании своего «государства» правительствам Италии, Румынии, Венгрии, Словакии, Японии и в Ватикан28. Они не учли того, что создание Украинского государства в планах Третьего рейха не значилось. Самовольная выходка ОУН(Б) очень не понравилась немцам. 3 июля Бандера был вызван на беседу с представителями вермахта и германской администрации. Оправдываясь перед нацистами за самовольный поступок, он говорил: «Когда началась решающая битва, я отдал моим людям приказ сделать всё, чтобы сражаться вместе с немецкими войсками». Сражаться, подчёркивал Бандера, «против своего величайшего врага на все времена – против русских, и особенно против большевизма». Но на заявление Бандеры, что он действовал, опираясь на полученный от украинцев «мандат», унтер-статс-секретарь Кундт заявил, что «никто не может действовать самовольно без ведома германского правительства»29.

«Правительство» Стецко было немцами разогнано. 12 июля Стецко был отправлен в концлагерь Заксенхаузен. Там же оказался и Бандера. Правда, условия, в которых до 1944 года они содержались, были совсем не такие, в которых находились советские военнопленные. Фактически Бандеру и Стецко изолировали и поместили под надзор. При этом Бандеру регулярно посещала супруга, через которую он отправлял директивы находившимся на свободе единомышленникам.

16 июля 1941 года на совещании у А. Гитлера было решено, что Дрогобычская, Львовская, Станиславская и Тернопольская области войдут в дистрикт Галиция, а Волынская и Ровенская области — в состав рейскомиссариата Украина. Черновицкая область. Южные районы Винницкой и западные районы Николаевской областей были отданы Румынии. Мнения Бандеры на сей счет немцы спрашивать не стали.

Осенью 1941 года на окраине Львова состоялась «конференция» ОУН(Б), на которой было решено перейти на нелегальное положение, не вступать с оккупантами Украины в конфликты и не вести открыто антигерманской пропаганды30. Затаиться и ждать.

Продолжение следует

Источник — журнал «Свободная Мысль». 2014. №2 (1644).

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также