01-рупь

Минфин начинает опасные игры с рублём

В финансовом ведомстве собираются ослабить национальную валюту для наполнения бюджета…

Мнения экспертов в материале Марии Безчастной на сайте Свободная пресса.

/ Фото: ZUMAPRESS/ Global Look Press /

 

Деловое издание Bloomberg спрогнозировало, что в случае отмены западных санкций российская национальная валюта укрепится на 5−10% и будет стоить около 50 рублей за доллар. Однако этот сценарий вряд ли устроит финансовые власти РФ. Вот почему, по мнению Bloomberg, Владимир Путин не спешил обсуждать с президентом США Дональдом Трампом отмену ограничений.

Если эксперты американского издания в чем-то и правы, так это в том, что в Минфине считают завышенным и нынешний курс рубля, который держится в районе 60 за доллар. Reuters опубликовал официальные расчеты ведомства по основным параметрам бюджетной системы и курса рубля при реализации временного бюджетного правила об использовании дополнительных нефтегазовых доходов для закупки валюты на рынке.

Выяснилось, что в Минфине считают нынешний курс рубля «невозможным». По мнению аналитиков ведомства, при среднегодовой цене нефти в 40 долл. за баррель рубль должен стоить 69,42 за доллар. Дефицит федерального бюджета при этом составит 3,1% ВВП, из резервных фондов придется потратить 1,8 трлн. руб. При нынешних котировках в 55 руб. за барр. дефицит бюджета без применения бюджетного правила составит 1,5% ВВП, а трата резервных фондов сократится до 464 млрд руб. Но если финансовые органы перейдут к обещанной постоянной покупке валюты на счета казначейства, дефицит бюджета будет равен всего 0,7%, а резервный фонд пополнится на 241 млрд руб. Правда, курс рубля при этом ослабнет примерно на 10% и составит 64,9 руб. за доллар.

В финансовом ведомстве полагают, что без применений бюджетного правила и девальвации рубля сбалансированность федерального бюджета возможна лишь при цене нефти в 76 долл. и выше. В условиях управляемой девальвации рубля бюджет полностью балансируется при цене нефти 61 долл. При этом, как утверждают в Минфине, такая управляемая девальвация формально не будет отходом от политики плавающего курса, которой придерживается Центральный банк.

Напомним, что еще 25 января Минфин сообщил, что с февраля начнет осуществлять операции по покупке или продаже иностранной валюты на внутреннем рынке при участии Банка России. Как говорилось в сообщении, это будет сделано для «повышения стабильности и предсказуемости внутренних экономических условий и снижения влияния изменчивой конъюнктуры рынка энергоносителей на российскую экономику и государственные финансы». Пока цена барреля Urals будет превышать 40 долларов, Минфин продолжит закупать иностранную валюту в объеме, равном этим дополнительным доходам. Если же цена опустится ниже этой отметки, ЦБ, напротив, начнет продавать валюту в размере недостающих поступлений.

Правда, изначально представители финансового руководства говорили о том, что реализация нового бюджетного правила практически не повлияет на курс рубля. Но, как следует из расчетов Минфина, рублю все же придется ослабнуть на 10% для балансировки бюджета.

Логика Минфина понятна — для того, чтобы наполнять бюджет и сохранять резервы, рубль должен подешеветь, и тогда все цифры сойдутся. Но далеко не все эксперты уверены в том, что баланс на бумаге будет означать рост российской экономики и благосостояния граждан. Падение курса рубля неизбежно приведет к подорожанию импорта, а, значит, к росту цен на импортные товары, который почувствуют на себе россияне.

Более того, профессор кафедры финансов, денежного обращения и кредита РАНХиГС Юрий Юденков считает, что вместо накопления резервов в нынешней ситуации было бы более эффективно направить дополнительные нефтегазовые доходы в экономику, чтобы придать ей импульс роста.

— Еще неделю назад ЦБ и Минфин приняли решение о том, что курс рубля слишком крепкий и его нужно немного подправить. Подправляют его, исходя из потоков импорта и экспорта. Импортеры хотят, чтобы рубль был более крепким, экспортеры — наоборот. Сочетание этих интересов обеспечивает рациональную величину курса рубля.

Кроме того, Центральный банк принял решение о повышении объема золотовалютных резервов с нынешних 387 миллиардов до 500 миллиардов долларов. То, что ЦБ начнет покупать доллары на бирже, тоже будет способствовать снижению курса рубля.

«СП»: — Нет ли опасности, что возникнет «эффект домино», если финансовые власти начнут опускать курс рубля, и в то же время цены на нефть тоже пойдут вниз?

— Такая опасность есть. Но до сих пор Центральный банк практически не участвовал в покупках валюты, в последний раз выходя на биржу в 2015 году. Так что пока ЦБ контролирует ситуацию. А вот то, что Минфин в своих расчетах показывает, что при нынешнем курсе рубля мы не выполняем бюджет, очень прискорбно. Если мы будем наполнять бюджет за счет девальвации национальной валюты, в этом нет ничего хорошего.

«СП»: — А за счет чего его нужно наполнять?

— За счет разумной налоговой политики и стимулирования развития собственного производства, но никак не благодаря девальвации. Позиция Минфина, на мой взгляд, слаба. Одно дело — обеспечивать страну золотовалютными резервами в условиях прыгающих цен на нефть и шаткого рубля. В конце концов, чем больше резервы, тем больше устойчивость и меньше вероятность, что национальная валюта будет «скакать». Такая позиция ЦБ объяснима, и можно понять, для чего он начинает покупать валюту.

Реклама 20

Но то, что Минфин открыто говорит о необходимости девальвации для выполнения бюджета, очень плохо. Это свидетельствует о неспособности руководства ведомства выполнять поставленные перед ним задачи. За счет девальвации рубля любой человек выполнит задание по бюджету, для этого большого ума не надо. Я убежден, что нужно предпринимать совсем другие шаги для наполнения бюджета.

«СП»: — То есть сама по себе закупка валюты Центробанком еще не означает падения рубля, это пока только пожелания Минфина?

— Все зависит от того, как финансовые власти будут подходить к покупке валюты. Если аккуратно, то это может не слишком повлиять на курс. Но есть такое понятие, как теория ожидания. Если будет создана соответствующая обстановка, может возникнуть паника. Грубо говоря, все бросятся скупать валюту, и тогда рубль может сильно подешеветь.

«СП»: — Будут ли заметные последствия от удешевления рубля на 10%?

— Конечно, россияне почувствуют это на себе. Посмотрите, большинство товаров в наших магазинах, за исключением продуктов питания, произведены не у нас. Мы закупаем товары за валюту. Поэтому если курс рубля опустится, для населения эта продукция подорожает.

Сейчас даже небольшое укрепление рубля вызвало снижение цен на отдельные марки техники. И не только на технику, но и на лекарства. А подорожание фармацевтических товаров, в отличие от гаджетов, почувствуют на себе все.

«СП»: — Насколько вообще целесообразно новое бюджетное правило? Почему было решено дополнительные доходы переводить в резервы?

— Позиция Центрального банка заключается в том, что резервы нужно наращивать для страховки. Но я считаю, что дополнительные деньги нужно пускать в производство и развивать его. Пока мы деградируем в этом направлении со стремительной скоростью. Я уже говорил, что нам приходится закупать за рубежом практически все группы товаров. Но хотя бы фармакологию можно развивать, чтобы производить собственные лекарства?

Печально, что деньги у нас кладутся куда-то в кубышку. Ведь деньги — это просто нарезанная бумага. Это договоренность между людьми, что мы принимаем определенную цены товара и отдаем за нее столько-то рублей или долларов. Но это условность. Для населения страны, в первую очередь, важны товары и услуги. Нужно делать так, чтобы народ не нищал, а богател. У нас же количество людей, живущих за чертой бедности, за последние три года увеличилось на три процента. Но мы продолжаем копить, вместо того, чтобы давать работу людям. А безработица, тем временем, растет. В моногородах уже совсем беда.

Я поддерживаю точку зрения, что дополнительные нефтегазовые доходы должны пускаться в производство. Если выражаться языком плаката, все излишки от нефти — на благо народа. По моему мнению, 387 миллиардов долларов на сегодняшний день — это вполне достаточно в качестве золотовалютных резервов. По этому показателю мы находимся на шестом месте в мире. А экономика наша — далеко не на шестом, и не на десятом, а если говорить о паритете покупательной способности, то и не на 20 месте. Для чего сейчас формировать резервы? Нужно развиваться.

Не говоря уже о том, что закупка валюты — это поддержание экономик других стран. Если вы покупаете евро, вы поддерживаете Евросоюз, покупаете доллар — поддерживаете США и так далее. Если же вы будете за рубли развивать собственное производство, вы будете поддерживать нашего производителя и страну.

Аналитик группы компаний «Финам» Богдан Зварич считает, что расчеты Минфина еще не означают, что рубль просядет на 10%, хотя не исключает такой сценарий.

— На мой взгляд, речь шла лишь об ориентировочном курсе. Основным же фактором для возможности покупки валюты выступает стабильная ситуация на внешних площадках и валютном рынке. Сейчас как раз сложились такие условия, которые говорят в пользу рубля, давая ЦБ и Минфину возможность выйти на рынок. При этом теоретически, за счет интервенций, Минфин может поспособствовать ослаблению национальной валюты. Однако здесь нужно будет учитывать и другие факторы, такие как динамика цен на нефть и ситуация с режимом санкций. Оба фактора могут сыграть «за» рубль, в результате чего мы так и не увидим его ослабления.

«СП»: — Но все-таки, действительно ли рубль сейчас слишком переоценен и его нужно немного ослабить?

— Если говорить о справедливом курсе, то им является именно тот, который мы видим в текущий момент на рынке, так как он складывается из суммарного спроса и предложения, вызванных необходимостью в рублевом или валютном фондировании для различных компаний. Интервенции со стороны ЦБ станут дополнительным фактором спроса на валюту, который может привести к изменению справедливой стоимости рубля в сторону снижения.


http://svpressa.ru/economy/article/165375/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также