24156436650082

Лекция 2 «О птицах небесных»

Продолжаем публикацию курса лекций Николая Владимировича Сомина об имущественной теме в Новом Завете.

Начинаем вторую лекцию. Я благодарю всех собравшихся, их опять очень много. В прошлый раз мы увидели, что в нашей Церкви в общем-то есть несколько разных мнений относительно богатства, бедности и собственности. В чём-то эти мнения сходятся, но тем не менее есть моменты, которые эти мнения очень чётко разводят в стороны. И сегодня наша лекция будет посвящена, я бы так сказал, трудным фрагментам Евангелия. А, точнее, фрагментам спорным, о которых разные школы имеют разные представления.

Очень часто говорят, и это в книжках всё время пишут, что в Евангелии частная собственность нигде не осуждается, Господь ни разу об этом не сказал, а, наоборот, есть фрагменты, которые являются апологией частной собственности. Кроме того, часто можно услышать, что в Евангелии нет никакого коммунизма, даже намёков на это нет. Ну что я могу сказать? Первое мнение ‑ оно, на мой взгляд, неправильное, и я постараюсь сегодня это доказать. А что касается второго ‑ да, действительно, в самом Евангелии упоминания о коммунизме, общей собственности – они, такие, прикровенные. Но если мы возьмём весь Новый Завет, то это не так. Оказывается, есть Деяния апостольские, и там есть совершенно потрясающие фрагменты, которые даже церковные исследователи называют коммунистическими (но об этом не сегодня, это в будущих лекциях).

Я бы выдвинул другой тезис, противоположный этому: я утверждаю, что в Евангелии нет апологии частной собственности. Нигде, ни одного фрагмента. Мне говорят: «но как же так, Николай Владимирович, да их полно, пруд пруди! Да вот, например, притча о талантах, или притча о десяти минах». Что ж. Если притча о талантах ‑ она в Евангелии от Матфея (Мф.25,14-30); у Луки в общем-то похожий сюжет представлен как притча о десяти минах. Давайте мы притчу о талантах зачитаем и посмотрим, действительно ли это так.

«14. Ибо Он (т.е. Господь — прим. лектора) поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое:

15. и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился.

16. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов;

17. точно так же и получивший два таланта приобрел другие два;

18. получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего.

19. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета.

20. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них.»

Кстати, талант, как вы поняли, ‑ это денежная единица. Кто помнит, какая? Сколько это: много или мало? На само деле ‑ много. Это примерно 26 кг серебра, такой вот увесистый слиточек. Это серебряные таланты. А были ещё таланты золотые. Это значит золотой слиток 26 кг. А золото в Иудее шло в 13 раз дороже серебра. И за один талант можно было купить очень большой участок земли, с домами, со всей инфраструктурой. Итак:

«…пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них.

21. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

22. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них.

23. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

24. Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал,

25. и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое.

26. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал;

27. посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью;

28. итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов,

29. ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет;

30. а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!»

Вот и мы тоже должны иметь уши, чтобы слышать и правильно интерпретировать эту притчу. Часто говорят: «Ну что вам ещё надо. Вот смотрите: Господь поощряет тех, кто деньги пустил в оборот и получил прибыль с них: у него было десять талантов, он их пустил в дело и приобрёл другие десять». Естественно, под господином понимается Господь Бог. Поэтому отсюда делается вывод: «Господь благословил не только личную собственность, но и частную собственность, которая приносит доход. И тем самым он фактически, казалось бы, благословил весь капитализм». Такое очень часто пишут в наших книгах. Но это совершенно некорректно.

Дело в том, что притча Господня ‑ это особый жанр, который имеет свои законы. В притче всегда есть духовный смысл, ради которого притча и рассказывается. Но притча излагается на житейском материале, обычном таком материале, который всем знаком. И люди этот материал обычно очень хорошо понимают. Во всяком случае в Иудее все всё понимали прекрасно. К сожалению, мы, будучи в 21-м веке, иногда эти житейские ситуации понимаем не до конца. Господь как бы говорит притчами: в духовной области поступайте так, как в области материальной поступают вот эти люди, о которых я рассказываю. И поэтому притча о талантах имеет в общем-то очевидный смысл. Смысл в том, что надо все свои силы отдавать Богу. Господь даёт людям таланты, способности, знания, умения, ноги, руки, волю. Вот этим всем надо, так сказать, действовать ради Бога и получать взамен этого другие таланты ‑ христианские добродетели. При этом само слово «талант» именно из-за этой притчи приобрело другой смысл: под талантами мы теперь понимаем какие-то выдающиеся способности человека. Исключительно из-за этой притчи. И, собственно, так толковали эту притчу все святые отцы. И при этом я подчёркиваю: вот эта житейская ситуация нужна для плавности рассказа, для понятности, чтобы люди, так сказать, по аналогии мгновенно схватили бы духовный смысл притчи. Но совершенно из притчи неверно было бы заключать, что смысл притчи находится вот в этой житейской иллюстрации. Это было бы совершенно неверно. Потому что есть притчи, которые мне даже как-то боязно рассказывать, например ‑ притча о десяти девах. Если мы будем за чистую монету брать вот ту житейскую ситуацию, которая там рассказывается, то получается… Понимаете: есть некий молодой человек ‑ жених, как в притче сказано, ‑ и есть десять девушек, которые все одновременно хотят к этому жениху войти в чертог. Причём получается, что пять из них, девушек, умные ‑ они имели светильники, которые не погасли, а пять не очень умные, и поскольку жених замедлился, светильники погасли и этим пяти глупым пришлось отправиться к продающим, чтобы купить маслица. А в это время уже первые пять зашли, и дверь закрылась. Понимаете, если мы это будем воспринимать за чистую монету, то я не знаю, в лучшем случае это проповедь многожёнства, которое Господь ну никак не одобрял. А уж там далее каждый может нафантазировать всё, что ему придет в голову. Получается абсурдно и нечестиво. Вот и в притче о талантах ни в коем случае нельзя думать, что Господь вот этим рассказом оправдывает и осуществляет апологию капитализма и частной собственности, и всей этой системы прокрутки денег капиталистической, чтобы получить больше денег.

Просто дело в том, что эта ситуация была типична. И тогда в Иудее многие этим занимались. И фактически Господь этой притчей говорит: добывайте себе духовные дары так же, как деньги добывают некоторые ушлые иудеи. Поэтому можно из этой притчи лишь заключить, что это ‑ типичная ситуация: да, весь ветхозаветный мир был основан на частной собственности, там люди очень быстро догадались до этой системы прокрутки денег и получения прибыли, и она была повсеместной. Но Господь этого нигде не одобряет – Он просто это принимает как факт: да, вот так есть. А вот как должно быть ‑ из этой притчи совершенно не следует.

Тогда говорят: «может быть, да, наверное. Но есть ещё много фрагментов, которые, тем не менее, являются апологией частной собственности, апологией богатства. В частности, Господь одобряет очень многих богатых, которых он встречает на пути. Одним из таких богатых является, например, некто Закхей. И в Евангелии от Луки есть такой фрагмент (Лк. 19,1-10)». Сейчас я его зачитаю:

«1. Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него.

2. И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый (обратим внимание! — прим. лект.),

3. искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом,

4. и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее.

5. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме.

6. И он поспешно сошел и принял Его с радостью.

7. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку;

8. Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.

9. Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама,

10. ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее.»

Закхей ‑ кто он? Начальник мытарей и человек богатый. В Иудее мытари – это сборщики налогов. Конечно, налоги ‑ в пользу оккупантов, т.е. римлян. Следовательно – это люди, повсеместно презираемые. И, конечно, погружённые в коррупцию: ибо легко можно потребовать больше, а сдать меньше. А Закхей ‑ вообще начальник мытарей, т.е. его коррупционный уровень очень велик. Поэтому и неудивительно, что он – человек богатый. Но вот что замечательно, ‑ он был восхищён Иисусом, хотел его увидеть и даже влез для этого на дерево. И настолько был потрясён тем, что Господь пришёл к нему в дом, что сказал: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». Сейчас мы это обсудим, но тоже иногда говорят: «Вот, смотрите: Закхей, какой богатый человек, очень богатый. Но, тем не менее, Господь к нему весьма положительно отнёсся, пришёл в его дом, и даже сказал, что пришло спасение сему дому. Тем самым Господь не только оправдал богатство, а даже где-то рассудил, что богатство некая есть положительная ценность». Но что же сказал Закхей? Он сказал: «Половину имения моего я отдам нищим «. Понимаете? «…и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.» Поймите, всё его имение было собрано на слезах других. В общем-то, всё его имение было (ну, может быть не всё, а большая часть) была неправедной. А он что решил? Половину имения отдать, а всем, кого он обидел, воздать вчетверо. Теперь спрашивается: после этого что-нибудь у Закхея останется? Я думаю, вряд ли. Думаю, что он, наоборот, влезет в большие долги, чтобы исполнить то, о чём он торжественно провозгласил Господу. И, естественно, Господь вот это – что он отдал своё имение бедным, нищим, тем, которых он обижал ‑ вот этот поступок Господь одобрил. Да, и, конечно, Господь оценил, что человек отдаёт, всё отдаёт! Сами знаете, как трудно отдать деньги. Особенно отдать всё. Можно отдать копеечку, бросить какую-нибудь десятирублёвую монетку. А когда милостыня измеряется уже серьезными бумажками ‑ тут уж каждый подумает: отдать, или нет. Этот человек вот такой был – он всё отдал. Но, опять таки, здесь нет ни малейшей апологии богатства. Заметьте, Закхей отдал всё, освободился от богатства, и только после этого Господь сказал, что пришло спасение дому сему.

Опять вроде бы не очень удачный для любителей собственности фрагмент, вроде опять ничего он не доказывает. «Ладно, – говорят, – полно ещё фрагментов. Например, у того же Луки». Вообще Евангелие от Луки ‑ это, конечно, моё частное мнение ‑ лучшее Евангелие, самое замечательное, самое потрясающее. Я считаю, что надо вообще Библию начинать читать с Евангелия от Луки, а после уж и всё остальное. Так вот. Нашли фрагмент такой: это эпизод с дележом наследства между двумя братьями (Лк.12,13-15):

« Некто из народа сказал ему: Учитель! Скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство

Он же сказал человеку тому: кто поставил меня судить или делить вас?

При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения»

Обычно этот фрагмент токуют в том смысле, что право частной собственности, – а уж личной собственности и подавно, ‑ оно настолько несомненно, настолько абсолютно, что сам Господь не стал в это право вмешиваться и не стал Сам как-то по-своему делить это наследство. На самом деле смысл этого фрагмента прямо противоположный. Господь не стал делить это наследство, а все думали, и братья думали, что, вот, Он разделит, причём разделит правильно, разделит справедливо. А Господь вообще не стал. А почему? А потому что собственность ‑ это вообще вещь-то нехорошая. Понимаете? Господь хочет от людей ЛЮБВИ, а они его просят разделить между ними собственность. Он не стал этого делать и тут же предупредил: «Смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения.». А каждый из братьев, конечно, хотел в общем-то получить побольше, надеялся, что Господь в его пользу разделит.

И так далее. Оказывается, что всё, что не предлагают, оно ‑ если повнимательнее посмотреть и прочитать текст – оно рассыпается. Никакой апологии частной собственности в Евангелии нет.

Наконец, последнее. Я дам слово специалисту. Такому, который ну просто собаку съел на этом деле. У нас был такой протоиерей Иоанн Восторгов, очень уважаемый человек, кстати, настоятель собора Василия Блаженного на Красной площади, он был убит сразу после революции, в 1918-м году, и ныне причислен к лику святых как новомученик. Но об этом я больше говорить не буду. Для нас же он интересен как человек, который, кроме богослужения, всё время занимался вопросом обличения социализма. Он очень не любил социализм, само это слово. Говорил, что вообще социализм и христианство ‑ это как бы круглый квадрат: вещи настолько несовместимые, что вот никак их не совместишь. Если христианство ‑ это от Бога, то социализм, разумеется, – от сатаны. И он написал несколько книжек. Есть 5-й том сочинений Иоанна Восторгова. Он довольно толстый, и он полностью посвящён обличению социализма. Там более десятка работ, толстых и тонких, и одна из них называется «Противосоциалистический катехизис». То есть, она написана по аналогии с Катехизисом церковным: вопрос-ответ. И там один из вопросов такой: «говорит ли в Евангелии Господь о благодатности частной собственности?» И вот послушайте, что этот почитаемый священник, специалист в этом вопросе, говорит. Оказывается, он, квалифицированный богослов, эти все фрагменты, которые мы разобрали, пропускает. А находит в Евангелии вот что: Господь упоминает о 8-й и 10-й заповеди декалога. 8-я заповедь ‑ «Не укради». 10-я ‑ она формулируется примерно так: «Не пожелай»: «Ни жены ближнего своего, ни вола его, ни дома его, и не пожелай всего, что есть у соседа твоего». И Восторгов восклицает: что вам ещё надо? Господь повторяет две заповеди, которые очевидным образом направлены против общей собственности, и очевидным образом поддерживают собственность частную.

Ну, во-первых, я должен сказать, что всё-таки здесь Христос повторяет заповеди Ветхого Завета. А, как известно, Ветхий Завет ‑ это всё-таки не Новый Завет. В Ветхом Завете нельзя найти высших идеалов. Недаром апостол Павел сказал, что «Закон (то есть имеется в виду закон Моисеев) ничего не довёл до совершенства»(Евр.7,19). Закон был дан народу очень далёкому от совершенства, как написано «народу жестоковыйному» ‑ для того, чтобы взять его в узду, и для того, чтобы этот народ всё-таки исполнил предназначение, которое ему Господь положил. Это раз. Поэтому и декалог в общем-то включает в себя заповеди обычной такой морали: не убей, почитай отца и мать, не укради. Во-вторых, заповедь «Не укради» относится к любой собственности ‑ и к личной, и к частной, и к общественной, поэтому никакой апологии частной собственности она не несёт. Более того, у нас в Советском Союзе за кражу общественной собственности давали больше, гораздо больше, чем за кражу личной собственности. А, в-третьих, что касается заповеди «не пожелай», она на самом деле по святоотеческим толкованиям не имеет специфически имущественного характера: в этом списке, чего не пожелать ‑ вы заметили? Там затесалась жена. А жену всё-таки трудно рассматривать как собственность. Даже в Ветхом Завете она как собственность не рассматривалась: жену нельзя было «загнать», т.е продать. Нет, с ней можно было только развестись. Поэтому святые отцы толкуют эту заповедь, как запрет на зависть. «Не завидуй!» — вот настоящий смысл этой заповеди. Так что такого прямого отношения к собственности она вообще не имеет. Опять облом!

Это, конечно, не доказательство моего тезиса, что в Новом Завете Христос нигде не занимается апологией частной собственности. Но, понимаете, доказать это надо контпримерами. Так что ищите, ищите фрагменты! Я все же думаю, что доказательство есть. Дело в том, что богословы ‑ и католики, и православные, и протестанты ‑ уже в течение двух тысяч лет ищут такие фрагменты. Но до сих пор не нашли. А ведь в самом деле не нашли. Да если бы нашли, то эти надписи висели бы везде не виду, на всех домах, во всех комнатах. Потому что капитализму жизненно необходимо религиозное оправдание своего существования. Понимаете? Это было бы так здорово, так для них, апологетов собственности, полезно. Но вот до сих пор не нашли. И я так думаю, что и не найдут.

А поэтому мы будем заниматься в дальнейшем более серьёзными и трудными вещами. И сейчас мы займёмся одним замечательным фрагментом. Фрагментом, надо сказать, удивительным, просто поразительным. Который, безусловно, имеет отношение к нашей теме. Но этот фрагмент надо как следует понять. Ибо, это, так сказать, твёрдый орешек. Я имею в виду фрагмент о птицах небесных. Кто Евангелие читал, его наверняка знает (Мф.6,25-34).. В общем, обычно начинают читать Евангелие с Матфея, и там очень быстро в Нагорной проповеди мы вдруг читаем такие поразительные слова:

» 25. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?

26. Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?

27. Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?

28. И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут;

29. но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;

30. если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры!

31. Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?(Представляете?! Не заботьтесь! – прим. лект.)

32. потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.

33. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

34. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы.»

Наш замечательный русский философ Владимир Эрн об этих строках пишет: «Эти слова так неудобны, что их обыкновенно не то, чтобы комментируют ‑ они как-то не поддаются искажениям ‑ а просто замалчивают. Их отчасти стыдятся, конфузятся, в глубине души думая, что ведь это наивно и даже совсем невозможно»

И, в самом деле, мы-то вроде хорошие люди, а заботимся о том, что нам есть и что пить, и уж во что одеться мы очень даже заботимся. А тут какие-то неожиданные совершенно примеры: нам в пример ставятся птицы небесные, которые порхают и вроде бы не трудятся, не прядут. Конечно, этот фрагмент на самом деле не обошёлся без комментариев, и, причём, многочисленных комментариев. Владимир Эрн, который написал эту статью ‑ «Христианское отношение к собственности», откуда я взял цитату ‑ будучи очень молодым (ему, кажется, 21 год был), – он совершенно не знал святоотеческого предания. Он читал только Евангелие. Но удивительно, что он прочитал его правильно и сумел сам сделать совершенно правильные, в общем-то, гениальные выводы. А комментарии, надо сказать, очень различны и разнообразны.

Во-первых, помните, я вам на прошлой лекции говорил о парадигме чуда? О канонической христианской парадигме чуда – что надо только молиться, и манна небесная будет сама сыпаться. Не надо, собственно, ничего делать: ни экономику создавать, ни трудиться. Вот молитесь ‑ Господь же благ, Он всем хочет добра. Помолитесь – Он даст. А если не сыпется, то просто молитва ваша слабая, ну не годитесь вы никуда. И они не такие дураки – это сторонники теории чуда. Они основываются именно на этом фрагменте, который, казалось бы, говорит буквально то же самое: птицы небесные не работают, а только крылышками порхают. И Господь их кормит. А лилии как он одевает: что одежде Соломона против них слабо! И они вроде бы тоже не работают. Так и здесь прямо говорится: если лилии вот так одевает, то «то кольми паче вас, маловеры!» Вот эта теория чуда ‑ она вся растёт из этого фрагмента. Кажется, в ответе на вопросы на прошлой лекции я достаточно много сказал об этой теории. Дело в том, что, с моей точки, зрения – это просто безответственность. Ну, не может так страна жить. Это означает, что мы сами своей никчемной волей хотим заставить Господа делать чудо периодически, и причём по нашему расписанию: чтоб на завтрак манна валилась, на обед, на ужин… Это никуда не годится именно с богословской точки зрения. Так Господь не делает. Так что это толкование нам совершенно не годится.

Следующее толкование более-менее очевидное: в этом фрагменте говорится о том, что всё зависит от Господа, в том числе и сфера экономики. Её не только люди создают, но ещё создаёт Господь Бог. И что говорится? Что надо искать прежде всего Царства Божия и правды Его, и тогда всё остальное приложится вам. В общем-то, против этой мысли трудно возразить, но она далеко не исчерпывает этого фрагмента.

Есть ещё толкование, которое говорит, что здесь Господь проводит мысль аскетизма. То есть на самом деле и одежды, и пища – это лишь вещь, а человек – он, увы, очень любит об этом заботиться и просто всю жизнь на это кладёт. Да и не только на одежду и пищу, а и на менее нужные вещи типа компьютеров. Вышла новая модель – ух ты! Процессор какой! Винчестер какой! Надо, надо обязательно старый выкинуть, а новый купить. И так далее. А Господь здесь нас учит не заботиться о материальных вещах вообще, ибо духовные вещи гораздо важнее. И учит нас не иметь много, не заботиться о большом гардеробе, жить скромно. В общем-то, так или иначе, эта мысль тоже в этом фрагменте есть. И, собственно, против этого, опять-таки не возразить. Но, опять-таки, этим не исчерпывается смысл этого фрагмента.

Тут я должен вернуться немножко назад и рассказать о труде. Мне на прошлой лекции в вопросах просили кратко обрисовать, что думает христианство о труде. И я о труде кое-что скажу, собственно, в противовес теории чуда.

Начну издалека, с Ветхого Завета. Господь создал человека и определил его в Эдем. Это такое выделенное место, где человеку было очень хорошо, там о пропитании он не заботился совершенно. Но знаменательно то, что Господь человека вовсе не оставил праздным. «И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт.2,15). То есть Господь дал этому, ещё не согрешившему человеку заповедь труда, работы: возделывать и хранить Эдемский сад. Но смотрите, какая это работа: это работа замечательная, радостная работа, работа творческая. Нет более творческого человека, чем крестьянин, а здесь куда лучше – надо прекрасный, большой и разнообразный сад поддерживать. И в то же время мы из этого фрагмента научаемся, что истинным владельцем всего сущего, всего созданного является не человек, а Господь Бог. Человек же должен только возделывать сад, который Господь создал, сад Господень.

Но человек пал. И всё изменилось. И изменился, что для нас очень важно, характер труда. Господь говорит согрешившему Адаму: «…проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт.3,17-19). То есть на человека было наложено проклятье труда, причём труда тяжёлого. Недаром «труд» ‑ от слова «трудно». Понимаете, труд труден, труд тяжёл. И так было с самых древнейших времён, и так и остаётся по сегодняшний день. Несмотря на все экскаваторы, подъёмные краны, технику, компьютеры, всё равно труд ‑ это тяжесть, очень большая тяжесть. Вот такое как бы проклятье, такое наказание несёт человек с тех пор.

Это наказание имеет и другую сторону. Недаром труд мы называем работой. Работа — от слова «раб». Иначе говоря, работа закабаляет. Что имеется в виду? Что труд нечасто совершается в одиночку. Неизбежно человек в обществе вступает в трудовые отношения с другими, и вот эти трудовые отношения его стесняют, ой-ой-ой как стесняют. Сейчас считается: рабства никакого нет, феодализма никакого нет, а человек якобы сам добровольно нанимается на службу. Но мы-то понимаем, что мы, тем не менее, идём фактически в рабство. Ну, уйдём мы от одного, сразу нам зарплата прекращается, надо нам куда-то встраиваться, а там свои законы, и, может быть, в этом месте ‑ более жестокие. Так что, с одной стороны в труде свободы мало.

Но это с одной стороны. С другой же стороны, труд спасителен. Конечно, это сказки, что труд сделал из обезьяны человека. Нет, современная наука здесь тоже концы с концами свести не может. Но наоборот верно: что труд не даёт человеку превратиться в обезьяну и вообще в скота. Это уж точно. Кто честно трудится, тот остаётся человеком всегда. Труд приучает людей к таким христианским добродетелям как терпение и смирение. Это очень трудные добродетели, я вам скажу. У подавляющего числа людей их нет, и труд хоть в какой-то степени своими ограничениями и тяжестями эти вещи вырабатывает.

Теперь подумаем: ради чего трудится человек? Есть разные резоны труда, разные мотивы. Прежде всего, человек трудится ради пропитания себя и своих ближайших родственников, своей семьи. Я семью тоже включаю, потому что людей, которые кормят только себя и на семью плюют ‑ таких, слава Богу, мало. Всё-таки человек ‑ он пока еще кормит своих детей. И Евангелие, Новый Завет этот мотив труда вовсе не третирует. Оно учитывает, что да, это человеку необходимо, что всем необходимы одежда и пропитание. И, собственно, сам Новый Завет говорит: «трудящийся достоин пропитания». Или в отрицательной формулировке: «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь». Прямо из коммунистического Манифеста: «Кто не работает, тот не ест». Конечно, наоборот: Манифест это взял из Нового Завета, но немножко подредактировал. А это говорит апостол Павел. И вообще, христианство признаёт, что человеческий труд является источником всех благ. Заметим, что именно труд, а не капитал. И поэтому, если говорить о справедливости, то распределение должно быть по труду, а не по капиталу, как это у нас сейчас, увы.

Но этот мотив ‑ он, можно сказать, самый низкий, самый очевидный. Более высокий мотив ‑ это мотив любви, любви к ближнему, когда вы трудитесь не только для своей семьи и для себя любимого, а трудитесь на кого-то: на свою общину, на свою нацию, на свою страну. То есть трудитесь ради других. Ну, волей-неволей мы все так трудимся. А многие хорошие люди ‑ они сознательно так трудятся. Уверяю вас, есть такие до сих пор чудаки. Это очень высокий мотив. С помощью труда, с помощью способностей к труду человек реализует любовь, осуществляет эту любовь. А, как мы с вами говорили в прошлый раз, без любви никто не спасётся. Нет-нет, даже и не надейтесь. Если Вы работаете на себя ‑ ой, маловероятно. Я, конечно, не Господь Бог, это от меня не зависит, но я сильно подозреваю, что это так. Я подозреваю, что и наоборот: если человек любит, то он спасётся. Но это отнюдь не ортодоксальная мысль. Многие считают, что хоть весь Земной шарик люби, но если ты не крестился, то все равно в ад пойдёшь. Не знаю, не знаю. Дело в том, что если Вы креститесь и ходите в Церковь, то Церковь Вас учит любви, она Вам помогает любить, и в этом смысле у вас больше шансов спастись. Но я не могу, например, представить, что Александр Матросов или Зоя Космодемьянская где-то в аду ‑ я этого никак не могу принять. Для меня это святые. Они действительно любили, они жизнь отдали ради других. И я думаю, что они где-то очень высоко находятся. Но это моё мнение, так сказать «имхо». Это я доказать никак не могу.

И, наконец, ещё более высоким мотивом является работа ради Бога. Работа по Его заповедям, работа по воле Божией. Да, Господь заповедал нам всех любить, это безусловно. Но это всё-таки выше, чем вторая заповедь, второй уровень. Дело в том, что наш кусочек мира ‑ эта Земля и там, я не знаю, что-то вокруг Земли ‑ он находится во власти тёмных сил, и Господь по праву Создателя, Творца, естественно, хочет этот кусочек вернуть себе. И в этом деле, в этом грандиозном, я скажу современными словами, проекте, в общем-то очень большую роль играет человек. Господь дал человеку свободу, Свободу громадную. Свободу просто потрясающую. И Господь ждёт, чтобы человек в этом деле был Его сотворцом, Его воином Христовым, который боролся бы с тёмными силами на всех уровнях. В себе прежде всего. Но и не только в себе – и на уровне социума, на уровне всей природы. Ведь там тоже зла много. Господь хочет, чтобы всё-всё это было преображено, такова Его воля. И если мы вот эту волю чутко узнаём и эту волю выполняем ‑ это лучше всего.

И я возвращаюсь к фрагменту о птицах небесных, и хочу вам рассказать ещё одно толкование. Правда, это толкование уже встречается не в святоотеческих творениях. Его предложил наш русский замечательный религиозный философ Семён Людвигович Франк. Он заметил, что в этом фрагменте в общем-то нигде не сказано, что человек не должен работать. Да, птицы не работают, но у них совершенно другая природа. Они не могут работать, понимаете? А человек может работать. Так вот, Франк заметил, что на самом деле в этом фрагменте нигде не говорится «не работай», а сказано «не заботься». И, более того, сказано «не заботься о себе». Вот тут раскрывается самый замечательный смысл этого фрагмента. Да, заботиться о себе нельзя, и в этом смысле надо быть как птички небесные. Но кто вам мешает заботиться о других? Фрагмент этого совершенно не запрещает, а, более того, предполагает. И тогда, если каждый будет заботиться о других ‑ это значит, что и о нём позаботятся, причём позаботятся все. И получается, что с одной стороны он вроде бы на себя не работает ‑ он как птичка небесная, ‑ но он заботится о других. А забота о других ‑ это уже не работа, это не труд, это любовь. Это совершенно другое дело, другое чувство. И тогда в точности получается по этому фрагменту, тогда мы именно найдём Правду Божию. Вот оказывается в чем Правда Божия – в любви к ближнему, доходящая до братских отношений. Это, такое, что ли, коммунистическое толкование этого фрагмента мне более всего нравится как самое глубокое толкование. То есть мы должна трудиться, но труд сделать таким, чтобы он был эквивалентен любви к ближнему. Вот тогда всё решается, все проблемы труда решаются.

И в качестве заключения. Я недавно услышал такую притчу, которая прекрасно подтверждает только что высказанную мысль. Притча не святоотеческая, это новодел такой. Не знаю, кто её придумал, не знаю. Но притча такая.

«Некто просит Господа показать ему Рай и Ад. Хорошо. Господь ведёт его в одно место, и там большой котёл, громадный, наполненный очень вкусными кушаньями, в общем ‑ слюнки текут. Вокруг этого котла сидят люди с длинными ложками, очень злые, которые ругают друг друга, всё время матерят. Все совершенно голодные. А ложки у них настолько длинные, что зачерпнёт человек — а в рот себе не может затолкать. Господь говорит: «Это Ад. А теперь пойдём в другое место». Приходят, и этот человек видит котёл. Такой же. И в нём варятся очень вкусные кушанья. Вокруг этого громадного котла сидят люди тоже с длинными ложками. Человек спрашивает: «Господи, а чем же Рай от Ада отличается? Ты же мне сейчас Рай показываешь.» Господь отвечает: «Присмотрись более внимательно.» Человек присмотрелся – оказывается, эти люди сыты, добрые, друг с другом ласково разговаривают, в общем — всё прекрасно. Господь говорит: «Вот эти научились кормить друг друга».

Эта притча, на мой взгляд, является прекрасной иллюстрацией к франковскому толкованию.

 

Ну, а теперь я могу ответить на вопросы.

(Вопрос): Здравствуйте. А можно рассмотреть такой момент, по поводу притчи о птицах. Возможно ли, прикладывая уже к современности эту притчу, сказать, что именно то, что делает Запад в концепции потребительского общества, на основе этой притчи сказать, что это натуральное строительство Ада? И давно.

(Ответ): Да. Где-то так, только я бы даже не сказал, что они этого не понимают. Они это понимают, но там есть силы, которые сознательно и планомерно вот этот Ад строят.

(Вопрос): У меня проблемка такая – есть на компьютере файл, а в нём полезные цитаты. Есть цитата, а автора нет. Цитата по вашей тематике. Я сейчас опишу её, может, подскажете? Кого-то из святых отцов спрашивают: «Вот с одной, стороны Бог управляет миром, то есть всё в этом мире действительно предопределено. Ну, так зачем работать?» Та же теория чуда? А он отвечает, что работать надо так, что как бы всё зависит от тебя, а молиться так, как будто всё зависит от Бога. Вы не подскажете, кто может быть автором?

(Ответ): Нет. Вы знаете, не подскажу. Вообще, должен сказать, я не самый умный, не самый находчивый и не самый весёлый. И поэтому я только могу поискать в интернете, или в книжках порыться.

(Вопрос): Добрый вечер, скажите – вы против прогресса? Я правильно Вас понял?

(Ответ): Нет.

(Вопрос): Потому, что получилось, что Вы мучаетесь со своим слабым процессором, а прогресс уже сделал такие процессоры, в которых всё быстро происходит, и вы бы не мучились.

(Ответ): Понимаете, если бы эти хорошие процессоры ещё бы бесплатно раздавались в хорошие руки … я бы только с удовольствием.

(Вопрос): Ещё один вопрос. Олигархов надо полюбить и ждать пока они сами раздадут богатства, украденные у народа?

(Ответ): Ух! Знаете! Здесь целая проблема. Вот святой Златоуст, он именно так и думал. Он жил в то время, когда казалось бы, были христианская империя, Церковь. Но на самом деле имущественные отношения были не лучше чем сейчас. И было много богатых, которые сидели на своём богатстве и не хотели его раздать. Но Иоанн Златоуст считал, что насилия в этом деле не может быть. Ну, ни в коем случае. Это гибельно – насилие. Это дискредитирует, исказит всю идею. Поэтому он всю свою проповедь строил так: он убеждал богатых, чтобы они сами, добровольно отдали своё богатство бедным. Он массу виртуозных аргументов приводил. Но это святые отцы так говорили. А если вы меня спрашиваете? Я, честно говоря, не знаю. С одной стороны Златоуст, а с другой стороны, насчет олигархов ‑ ясно, что не отдадут. Не знаю как быть…

(Вопрос): Николай Владимирович, я далека от религии, но мне понравились как ваши принципы, так и ваша логика. Вот, и мне интересно, среди священнослужителей, или нет ‑, среди богословов и среди ваших преподавателей, да, когда вы изучали богословие ‑ Ваши взгляды, они скорее в мэйнстриме, то есть главные, или такая вот такая оппозиция. Много ли людей верующих с такими взглядами?

(Ответ): Они – оппозиция, к сожалению. Среди простого народа, мирян ‑ много, примерно вот так думающих, и их становится всё больше и больше. А среди клира – нет. Там такая позиция есть, отдельные священники, которые примерно так думают, но у них тяжёлая жизнь, надо сказать. Да и у меня не простая жизнь. Меня очень часто принимают просто за умалишённого. И это именно в церковной среде. К сожалению.

(Вопрос): Николай Владимирович, я хотел бы немножко вернуться к Иоанну Златоусту. Вот, по поводу его взглядов на имущество. Были ли у него оппоненты среди святых отцов или, скажем, среди богословов? И если были, то насколько успешной была их аргументация? Спасибо.

(Ответ): Знаете, всё было немного не так. Явных оппонентов у него не было. Златоуст – он довольно быстро был канонизирован, причём канонизирован в ранге вселенского учителя Церкви. Это очень высокий ранг, с которым трудно спорить. Но была, во-первых неявная оппозиция. А во-вторых, Златоуста замалчивали. Его самые замечательные мысли просто не повторялись, они замалчивались. А повторялись его мысли, которые он говорил людям новоначальным. А новоначальные не могут сразу прыгнуть наверх, к совершенству. Бывают такие случаи, но очень редко. Нормальный путь – это восхождение «по ступеням». И для новоначальных Златоуст такой высокой цели, как общая собственность, цели полного нестяжания не ставил. Он понимал, что они «не потянут». Хотя он считал, что никогда не надо на какой-то ступеньке останавливаться. Задача христианина – идти, идти, идти выше к совершенству. Вот такие высказывания у Златоуста повторялись очень часто. Златоуст ‑ это 25 толстенных томов. Полностью его мало кто прочёл. А сделали выжимки из Златоуста и вот, получилось, что по поводу его имущественного учения Златоуст учит, в общем-то так же, как и другие святые Отцы, что он апологет климентистской доктрины. То есть развитие богословия зачастую шло по пути искажения святоотеческой мысли, принижения её. А вот так явно, чтобы кто-то выступал и говорил, что Златоуст не прав – такого не припомню. Еще бы – попробуйте Вы с великим вселенским учителем подискутировать…

(Вопрос): Николай Владимирович, как на ваш взгляд: такое качество, как паразитирование, старше, чем история человечества?

(Ответ): Паразитирование? Ну почему старше? В человеческую природу это качество не заложено. Господь это не сотворил, это ‑ следствие падшести человека. Человек пал, и природа его испортилась. Я не буду и не смогу объяснить, как это произошло, но вот плоды падшести мы все видим каждую секунду. Посмотришь в окно – гадко там, посмотришь в душу к себе: ой, сколько мерзости там наворочено. И, понимаете, падшесть эта ‑ она тотальна. И паразитирование – оно следствие падшести человеческой. Не знаю, ответил ли я на Ваш вопрос? Или Вы имели в виду, что-то другое?

(Вопрос): Я имел ввиду другое. То, что в принципе это заложено в генах очень давно. И наблюдать это можно в живой природе практически везде.

(Ответ): А, понимаете, по церковному учению природа тоже впала в падшее состояние после грехопадения человека. Опять-таки, я это не могу аргументировать и как-то объяснить. Так учат святые отцы. Сам я не теолог и не биолог, я в этом ни бельмеса не понимаю. Так что когда начинаются вопросы о генетике, я здесь пас.

(Вопрос): Меня немного испугало, когда вы сказали, что вы в оппозиции. Я, просто, когда слушала… Всё, что я знала до этого в церкви, то, что я читала у святых отцов, какие-то мои взгляды, Евангелие, что читал нам батюшка, объяснял. Всё, в общем, так и было, я так же думаю, как и вы, и все мои знакомые из церкви, и святые отцы, опять же, я говорила. Вот, в каких именно местах вы говорите об оппозиции? Вы можете пояснить немножко? Почему это, то есть все мысли, которые вы высказали ‑ я думаю, что церковь так и думает, и всё, что я слышала ‑ это так и было. А в каком месте оппозиция? Это вы про что говорили?

(Ответ): Ну как? Вот простая вещь. Спросите батюшку вашего: «Батюшка, что лучше ‑ общественная собственность или частная?» Батюшка вам ответит: «Ну, конечно частная лучше». Он по-любому скажет: «вот большевики, они сделали общественную собственность и что хорошего? Что в итоге получилось? Гулаг сплошной – одна часть страны живёт в Гулаге, остальная её охраняет». Я массу раз слышал это из уст очень хороших, умных батюшек.

(Вопрос): Только насчёт этого, только по отношению к частной собственности? А насчёт всего, остального, о чём вы говорили ‑ к этому не относится? Правильно? То, что вы много фрагментов говорили?

(Ответ): Я не знаю. Я считаю, что я просто актуализирую Святоотеческие мысли, которые подёрнулись немножко паутиной, которые кто-то подправил, адаптировал, причем, настолько, что их, как бы и не узнать. Ну и, слава Богу, если я для Вас ничего нового не сказал. Я очень рад.

(Вопрос): В продолжение вопроса о том, что с одной стороны ‑ слова Златоуста, а с другой стороны понятно, что сами не отдадут. А есть же какое-то вот учение о понятии ‑ о насилии и ненасилии. Это вот – «подставь другую щёку». Вот этого вопроса мы коснёмся когда-нибудь, или может быть это не сейчас?

(Ответ): Понимаете, Вы хотите, чтобы я вам всё христианство объяснил. Нет, я этого делать не буду.

(Вопрос): Может быть, посоветуете, где это посмотреть? Не понятно.

(Ответ): Понимаете, подставить другую щёку ‑ это заповедь личная, относящаяся к индивидуальному человеку. Каждый должен так себя вести. Но если обижают Вашего ближнего, то надо не подставлять щёку, а надо наоборот обидчику врезать. И это будет по-христиански. А вот что касается насилия в плане социальном – отнять у олигархов. Ну, вот, большевики отняли, а эти тогдашние олигархи не отдавали. Что делать было большевикам? Они их стали расстреливать, так как тех-то много, которые не хотят отдавать. Ну а в результате, что получилось? Теперь нас этим Гулагом всё время топят и в сортир носом тыкают. Чуть что: «А вон ваши коммунисты Гулаг устроили, столько народу погубили!». А, кстати, сколько? Я занимался проблемой репрессии в среде православной Церкви. Ну, это очень серьёзно. Около ста тысяч человек пострадало. Вот эта цифра более или менее достоверна. Из их 40% расстреляно или умерло где-то в местах заключения. Ну, а в общем-то это люди хорошие, верующие. Хотя они, может быть, и были за частную собственность, считали, что большевики – это грабители, что такие-сякие, что в колхозы ни в коем случае нельзя вступать: это сатанинское сборище и прочее. Задача – всё это разгрести, честно обо всем сказать. Вот тогда люди, мне кажется, увидят, поверят и повернутся лицом. Если же говорить, что Гулага не было: то, ребята, это всё ‑ это конец. Ведь я-то знаю, что был, и все знают, что был. Но и другая позиция, что вот почти все сидели в Гулаге, а остальные были вохрами, их охраняли – это тоже абсолютно неверно. Даже с точки зрения чисто экономической. Гулаг давал, ну 3% ВВП нашей советской экономики. Ну, в некоторые, послевоенные, годы ‑ 4% , не более. Остальные-то 96% кто создавал?

(Вопрос): Николай Владимирович, у нас последнее время отнюдь не вспоминают о таком свойстве православной церкви и учении, правильнее сказать, как соборность. И, как я понимаю, здесь есть какая-то увязка с частной и общественной собственностью . Вот вы с этой точки зрения не рассматривали соборность Русской Православной Церкви?

(Ответ): Да, конечно, рассматривал.

(Вопрос): Расскажите пожалуйста, как они эту частную собственность с этим свойством: соборность. Она как то сочетается, они как-то борются?

(Ответ): Нет. Я считаю, что не сочетается. Понимаете, собственность растаскивает нас по углам. И при тотальном господстве частной собственности никакой соборности не получится. Соборность ‑ это единство в любви. А частная собственность убивает любовь. Убивает. Ибо она людей делает эгоистами. Ну, вот посмотрите на нашу молодежь. Ну, вы тоже молодёжь… Я вот преподавал, я эту молодёжь видел. С одной стороны ‑ это неплохие люди. Но, понимаете, у них атрофированы, так сказать, все коллективистские инстинкты. Они даже не умеют друг другу подсказывать. Вот мы в школе подсказывали, друзьям списывать давали и прочее. Оказывается, сейчас нет этого. Ну куда это годится?

(Вопрос): Не подскажете, а есть ли какое-нибудь учение такое, которое как-то там сформулировало соборность, чтобы можно было, соответственно, по пунктам показать, в чём это противоречие с капиталистическими отношениями. Не пробовали, никто этим не занимался?

(Ответ): В общем, отчасти пробовали, но так вот целенаправленно, в точности, я такой работы не знаю. Это дело будущего. Напишите!

(Вопрос): Несколько раз, довольно часто Вы употребляли выражение «святоотеческое предание». Вы не могли бы подробнее рассказать, что вы под этим имеете в виду? И вообще, впредь подчёркивать, какие конкретно тезисы Вы берёте непосредственно из писания, а какие непосредственно из предания? Что именно, кого именно Вы приписываете, какие именно труды Вы относите к Святоотеческому преданию?

(Ответ): Понятно. К святоотеческому преданию я отношу труды святых отцов. Прежде всего, великих православных отцов IV века: Амвросий Медиоланский, Василий Великий, Григо́рий Богослов (Назианзи́н), Григо́рий Ни́сский, Иоанн Златоуст. Ну, было в III-ем веке много святых отцов и еще некоторые в других веках. Разделять же Священное Предание и Священное Писание нельзя ‑ это не конструктивно. Дело в том, что святые отцы по большей части, на 80%, в своих произведениях комментировали Евангелие. Или Ветхий Завет, что реже. В основном – Евангелие. Собственно, у Златоуста его проповеди ‑ сплошь комментарии на Евангельские и вообще новозаветные тексты. Вот он только что прочитал фрагмент Евангелия и тут же его начинает объяснять. Святоотеческое предание – оно, мы верим, правильно комментирует Евангелие. Не произвольно, а так, как это понимает Церковь, и так, как нам нужно понимать. Формально предание ‑ это то, что знает и хранит Церковь, но что не является Писанием. А Писание ‑ это Новый Завет и Ветхий Завет.

(Вопрос): Хорошо. А другие русские философы, XIV века, тоже считаются?

(Ответ): Нет. Это не святоотеческое предание. Они, по-своему, не менее замечательны. Я Вам скажу, я очень люблю русских религиозных философов. И если мы доживём, у меня обязательно будет по ним цикл лекций. Примерно человек пятнадцать из них ‑ это, просто, мои друзья, о которых мне вам очень хочется рассказать. Но надо потерпеть, подождать. Святоотеческому преданию они не относятся – такова терминология. Хотя может быть в будущем они туда войдут.

(Вопрос): Ну, хорошо. А такие фигуры, как Иосиф Во́лоцкий, там, наши знаменитые русские настоятели? Например, в средние века писали ‑ их вы относите к преданию?

(Ответ): Я, честно говоря, ‑ нет. Но некоторые относят.

(Вопрос): Спасибо.

(Вопрос): Здравствуйте! Хотел бы услышать, как Вы прокомментируете такой момент, что Иисус Христос противопоставляет себя миру, и своих учеников, и тех, кто за ним идут: говорит, что они «не от мира сего». И там даже такая фраза есть что «я победил мир». То есть имеется в виду, что Христос победил Мир, как вы это прокомментируете?

(Ответ): Понимаете, Христос победил Мир.

(Вопрос): То есть, Он противопоставил себя как бы?

(Ответ) Нет…

(Вопрос): То есть, Он объяснил, такую фразу сказал? Что Он «не от мира сего».

(Ответ): Да.

(Вопрос): И те люди, кто принимает Его в себя, то есть Его истинное слово ‑ они тоже становятся «не от мира сего», и как бы они противопоставляют себя этому миру? Земному, имеется в виду, не небесному.

(Ответ): Понимаете, противопоставление миру – здесь имеется в виду противопоставление миру греховному, миру, который во зле лежит. Вот от этого мира надо уходить. И всегда Господь и своих учеников учил уходить именно от мира грешного.

(Вопрос): Земного, то есть?

(Ответ): Нет. Понимаете, я сегодня говорил, что Господь этот мир сотворил, Он его не уничижает. Задача Христа, в конце концов, этот мир преобразить, сделать его наполненным благодатью, сделать его Своим. Но пока… пока это не выполнено. В этом процессе должен участвовать человек. Пока он в этом участвует, в общем, недостаточно, противоречиво участвует. Но мира Христос не отрицает. Боже упаси так думать.

(Вопрос): Я не про отрицание, а про противопоставление. То, что есть, грубо говоря, мир земной, животный, низменный, который живёт по своим законам. А Христос является неким революционером, который выступает против этого мира, даёт ему некое новое Слово, которое меняет этот мир в новое качество.

(Ответ): Да, в этом смысле ‑ преображение мира. Но не отрицание, не противопоставление. Противопоставление греху в мире, но не миру. Я это так понимаю. И, более того, многие святые говорили: например, Максим Исповедник ‑ он говорил, что задача человека по заповедям Господним, по воле Господней этот мир преобразить. Преобразить и космос, преобразить и социум, и вообще этот мир сделать раем.

(Вопрос): Это и есть противопоставление. Если Он хочет что-то изменить, значит этот мир уже Его не устраивает.

(Ответ): Это да. Конечно, не устраивает.

 

(Вопрос): Здравствуйте! У меня такой вопрос. Я по поводу «птиц небесных». Не считаете ли Вы, что проповедь Христа – она, скорее, в данный момент, палеолитическая, нежели коммунистическая. То есть не заботиться Он призывает человека, то есть быть, как птица небесная. Не заботиться о, собственно говоря, хлебе насущном, одежде, то есть быть фактически в образе палеолитического человека: охотника, собирателя, который, собственно, живёт присваивающей экономикой, а не производящей

(Ответ): Понимаете, но я думаю, что люди палеолита вовсе не были птичками небесными. Они очень трудились, упорно, потому что какого-нибудь мамонта завалить ‑ это сложное дело.

(Вопрос): Говорят, что всего 4 часа тратится на полное обеспечение жизни экономической.

(Ответ): Кто Вам сказал?

(Вопрос): Самые разные источники…

(Ответ) Учёные?

(Вопрос): Самые разные исследователи современной антропологии

(Ответ): Ну, знаете, они вам могут на уши такое навешать… Я сомневаюсь.

(Вопрос): Вы во всю науку не верите? В современную антропологию?

(Ответ): Я верю в науку, но в данном случае, как мне кажется, это некая спекуляция. Чем это доказано? Где опыт научный?

(Вопрос): Основано на исследованиях современных охотников и собирателей, знания …

(Ответ): Ну, понимаете, биология, когда она лезет куда-то в глубь времени ‑ она становится спекулятивной. Там доказательств настоящих нет никаких.

(Вопрос) До сих пор остались охотники и собиратели, которые живут в очень неблагоприятных, условиях.

(Ответ): Ну, и что? Они не вкалывают?

(Вопрос): Четыре часа в среднем экономически живут они.

(Ответ): Ну не знаю, не знаю. Хотя, я, может быть, в конце концов и соглашусь, что они тратят на жизнеобеспечение только четыре часа. Но для того, чтобы первобытные охотничьи племена существовали, им для проживания нужна огромная территория – либо тайга, полная дичи, либо джунгли, где плоды свисают прямо с деревьев. Если всех людей перевести в режим первобытного проживания, то население нужно сократить до нескольких миллионов – остальным просто не хватит тайги и джунглей. Я никак не могу помыслить, что Христос имел в виду этот вариант.

 

В следующий раз мы будем продолжать Евангельские штудии. Я вам расскажу о самом удивительном, и, в общем-то, самом непонятном евангельском фрагменте. Фрагменте очень важном, который доказывает безблагодатность, гнусность и даже нечестность частной собственности. Там есть такой фрагмент.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также