1377932325_n.n.-neplyuev-i-bratchiki-na-krylce-doma-neplyueva_01

Вокруг неплюевских идей. Часть 3 «Обособление от зла и злых»

Наиболее радикальная из идей Неплюева

В идейном наследии Н.Н. Неплюева очень важное место занимает мысль об обособлении от зла и злых.  Это одна из наиболее сильных и радикальных его идей, которой мыслитель придавал исключительное значение. Неплюев возвращается к ней не раз и тщательно ее обосновывает.

«Во всяком деле, – пишет он, – должно быть кем-либо положено начало, и это начало будет обязательно обособлением от тех, кто приступить к этому началу не хочет, предпочитая ему рутину прежде бывшего» /1,229/.

Иначе говоря, бессмысленно начинать дело, не отделившись от его недоброжелателей. Важнейшее из дел – дело любви и братского единения тоже невозможно совершить, не отделившись от зла и злых, которые будут всемерно этому делу препятствовать. И поскольку зло в этом мире сильно, то неисполнение этого принципа обрекает любовь на поражение. Неплюев пишет:

«У любви, если она остается верна са­мой себе, нет и быть не может иного орудия самозащиты, как обособление от зла и стройная организация добра. Требование добрых не обособляться от злых — чудовищно жестоко и неразумно. Это обречение их на пожизненную каторгу» /1,228/.

Принцип отделения от зла и злых – не человеческая выдумка; его провозгласил Сам Господь и неуклонно проводил этот принцип в истории избранного народа:

«Господь, желающий самого тесного общения любви для всего своего творения, приказал временное обособление грешного че­ловечества от царства своего, приказал временное обо­собление народа избранного от всего остального чело­вечества, показал пример временного обособления в пустыне — все это именно как средство ради достижения примирения Творца с творением, ради достижения высшей и теснейшей формы общения» /1,232/.

К несчастью, принцип обособления от зла и злых часто отрицается. Люди, не проповедующие этот принцип – для Неплюева просто пустобрехи, которые любят красиво говорить о добре, но не собираются на деле это добро осуществить:

«Говорить: будем проповедовать, пока все человечество не согласится с нами, пока вместе со всем человечеством мы, ни от кого не обособляясь, не приступим к делу, есть верх самообольщения или наглого обмана. Это время, очевидно, никогда не настанет. (…) это заколдованный круг. Не надо обособления. Будем, ни от кого не обособляясь, всем проповедовать. Пока все не пожелают иного, будем жить общею со всеми жизнью. Мы всех не убедим. Приступить к осуществлению того, что мы проповедуем, невозможно без обособления. Обо­собления не надо. Будем, ни от кого не обособляясь, всем проповедовать и т.д. и т.д. до бесконечности» /1,229/.

В практике своего Братства принцип обособления от зла и злых проводился вполне определенно, что давало повод внешним обвинить Неплюева в сектантстве. Но и внутри Братства, как оказалось, далеко не все были довольны. В 1900 г. в Братстве назревала прямо-таки «оранжевая революция»: несколько наиболее амбициозных братчиков из учителей возмутились отсутствием, по их мнению, свободы и засильем  Неплюева и захотели изменить братские порядки. В частности, они предлагали изменить социально-экономический уклад Братства, отменив общую собственность и  введя самоокупаемость каждой из Семей (бригад). Казалось, что Братство рассыпается, и Неплюеву пришлось пережить очень тяжелые дни. Но все обошлось: смутьяны ушли из Братства, и оно просуществовало еще 30 лет, постоянно развиваясь и материально и духовно. Неплюев из этого эпизода сделал ряд выводов. И прежде всего тот, что даже маленькая группа несогласных, если большинство не дает ей отпор, может совершенно разрушить большое и хорошо задуманное дело. Недаром апостол говорил: «Малая закваска заквашивает все тесто» (Гал.5,9). Поэтому в случае, когда ставится высокая нравственная цель, как в случае Трудового братства, то обособление от злых должно проводиться особенно тщательно.

 

Экскурс в Писание

Любая из идей христианской социологии проверяется Писанием. Что же оно говорит? На первый взгляд кажется, что обособление от зла и злых не согласуется с известной евангельской притчей о пшенице и плевелах:

«Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем;   когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел;   когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.  Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?  Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою» (Мф.13,24-30).

Можно подумать, что Господь против обособления добрых от злых – ведь Он запретил выпалывать сорняки, поскольку вместе с ними можно выдернуть и пшеницу. Однако в притче не даром речь идет о том, что рабы хотят выдернуть сорняки, т.е. уничтожить их. Понятие же обособления у Неплюева иное – он стремится только отгородиться от злых, но ни в коем случае не «выдергивать», т.е. не причинять им зла насильственным действиями. Разница существенная: Неплюев никогда не пытался принуждением изменить мир. Он свято чтил свободу человека и воздействовал на людей только убеждением, предоставляя им самим решать свою судьбу.

Но из притчи вовсе н следует, что Господь так все и хочет оставить. Наоборот, ситуация произрастания плевел и пшеницы вместе не вечна – она останется только до жатвы, т.е. до эсхатологических времен, когда произойдет радикальное разделение, и пшеница будет собрана в житницу Господню, т.е. праведники попадут в Царство Божие, а плевела сожгут (впрочем, кто знает, может быть многие из них тоже спасутся, «но как бы из огня» (1 Кор.3,15)).

Об этом об окончательном отделении добрых от злых, чтобы не возникало никаких сомнений, Господь говорит в   Евангелии еще раз, пространно и определенно:

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,  и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;   и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую.   Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:   ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;  был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.  Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?  когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?  когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?  И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам:  так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:  ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;  был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.  Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?  Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.  И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф.25,31-46).

Этот потрясающий текст абсолютно ясно говорит о всеобщем разделении «овец» и «козлищ», сделанное сильной рукой Всевышнего. И причем, совершенно определенно указывается критерий такого разделения – любовь к ближнему, которая весах божественного правосудия  оказывается равной любви к Богу: «так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

 

Проблематичность обособления в большом обществе

Итак, если «выпалывать» сорняки запрещено, то запрета на обособление нет. И более того, Господь Сам, причем в глобальном масштабе, такое обособление совершит в конце времен. Ну, а в истории обособление возможно? Безусловно. И прекрасным примером является само неплюевское Трудовое Братство, осуществившее эффективное обособление ради построения общества братского единения. Сама методика обособления была замечательно простой: Братство пополнялось в основном молодыми людьми, прошедшими неплюевские школы, где они получали интенсивный курс христианской катехизации. При этом поступление в Братство было сугубо добровольным: поступала лишь половина выпускников; остальные уходили в мир на заработки (школы Неплюева давали кроме того хорошее с/х образование). Хотя, как показал случай «оранжевой революции», и это далеко не гарантировало попадание  в Братство людей высокой нравственности, понимающих, что такое дисциплина любви.

Итак, ясно, что обособление в относительно небольших коллективах (в Братстве было около 500 чел.) возможно и при условии разумной организации дает замечательные плоды. Ну, а в «большом обществе», т.е. в обществе масштаба страны, государства, цивилизации? Возможно ли обособление в большом масштабе?

Грандиозную попытку такого обособления в масштабе большой страны совершили большевики, которые вознамерились оставить одну пшеницу путем изоляции вредных для общества элементов. Но именно такой метод гулаговского «выпалывания» Господь запрещает. И не удивительно, что они наломали дров, поскольку  вместе с сорняками было «выполото», т.е. репрессировано изрядное количество угодных Богу людей.

Так как же провести обособление в большом, государственном масштабе? Напрямую, путем физического разделения это сделать чрезвычайно сложно. Общество – единый организм. Люди тесно взаимодействуют друг с другом в единой экономике, культуре, быту и разделить существование хороших и плохих, альтруистов и эгоистов представляется неразрешимой задачей.

Сепарация лучших может осуществляться только косвенным образом, а именно изменением социальных условий. Человечество пыталось для этого применить разные подходы. Так, многие мыслители консервативного направления уповали на сословный строй. Но он скорее «замораживает» ситуацию, затрудняя социальный лифтинг, чем осуществляет обособление. Куда более радикальной мерой был классовый подход, предполагающий, что определенные классы по своему социальному статусу выше, чем другие, и поэтому им надо дать зеленую улицу. Нет сомнения, что классы объективно существуют, и социальные условия, определяемые прежде всего отношением к собственности, вырабатывают у их представителей определенные нравственные особенности. Но определенные в целом, в «среднем по классу». А ведь необходим строго индивидуальный подход, «стрельба по площадям» тут не годится – ведь принадлежность к определенному классу отнюдь не гарантирует, что данный человек альтруист или наоборот эгоист. Ухватывая нечто верное в социальном смысле, классовый подход в применении к индивидуальным судьбам становится инструментом «выпалывания» и приводит к массе трагедий.

Однако жажда реализовать христианский социальный идеал велика и она   возвращает нас к эсхатологии, когда Сам Господь совершит необходимое обособление и откроет тем самым путь к Новому Иерусалиму. Неплюев об этом говорил так:

«Дело Божие — воссоздание мирового единства. Это мировое единство и есть христианский идеал … Идеал этот в полной мере только и может быть осуществлен в Царстве Божием, в дому Отца Небесного, при полном обособлении от зла и злых» /3,35/.

Обособление для Неплюева не частность, а веление Господа, один из фундаментальных мировых законов нравственности, лежащий в основе христианства:

«Господь обособляется от зла и злых, налагая на них проклятие отлучения и свободы от Себя, низвергает Сына денницы, ставшего сатаною, изгоняет из рая согрешивших прародителей, не восстановляет общение благодати ранее искреннего покаяния, апостолы обособляют верующих в христианские общины, воспрещают им всякое общение со злом и злыми, требуют от них изгнания из своей среды вся­кой вредной закваски, с большим трудом допускают в об­щину изменивших, признавая все это не только согласным с христианским милосердием, но и требуя того именно во имя христианского милосердия, которому они оставались неизменно верны, понимая, что именно это нужно как для разумного созидания добра в жизни и христианской правды жизни добрых, так и для проповеди делом спасительного примера для злых» /2,81/.

В глобальном масштабе это может совершиться только в конце времен, когда по Своем Втором пришествии Господь отделит овец от козлищ. Тогда только и будет воздвигнут Новый Иерусалим (Отк.21,3).

 

Обособление и христианский социализм

А как же нам быть – людям, живущим в истории? Как достичь хотя бы относительного обособления? Думается, что правильный путь противоположен сословности. Надо наоборот уничтожить классы и сословия и создавать такие социальные условия, при которых альтруисту легче подняться по социальной лестнице, чем эгоисту. Тогда добро станет не просто моральной, но и социальной силой.  Для этого нет более действенного способа, чем введение общей собственности на средства производства. Но, естественно, необходим некий общественная организация, осуществляющая выбор лучших, наиболее нравственных и патриотичных людей и их продвижение. Мы будем называть ее Кадры. Ясно, что Кадры смогут успешно выполнять свои функции, если они будут следовать основам христианской нравственности, и следовательно должны окормляться Церковью, хотя и оставаясь светской структурой.  Такая схема, собственно, и есть христианский социализм. Некоторое подобие такой схемы реализовывалось у нас в СССР, причем в роли Кадров выступала партия (КПСС). К сожалению, атеистическая идеология не позволила ей (партии) понять основные опасности и выстоять против атак западной идеологии.

Если об общественной собственности сказано много, и без ее введения о социализме говорить не приходится, то принципиальная необходимость Кадров остается в тени. А зря: принцип наличия подсистемы Кадров в социалистическом обществе исключительно важен. Важен по двум следующим причинам.

Первая причина обусловлена самой сущностью социализма. Социализм основывается на лучших, светлых сторонах человеческой души. В частности, в основе его социально-экономической системы  стоит идея служения – Богу, царю, обществу, Родине, общине. И она отнюдь не предполагает, что люди будут сами стремиться наверх, «делать карьеру», расталкивая локтями других. Поэтому ля того, чтобы социальные лифты работали, и причем поднимали бы наверх лучших, должны очень внимательно работать Кадры, осуществляющие подбор кадров в масштабах всей страны. Иначе наверх быстро вылезут проходимцы и карьеристы.

Вторая причина еще более очевидна. Наличие Кадров – суровая необходимость, если мы от разговоров действительно хотим перейти к христианскому обществу. Причина в том, что новый строй, конечно же, подвергнется многочисленным и яростным атакам темных эгоистических сил, которые будут всячески провоцировать и разжигать греховные стихии. Тут спокойной жизни ждать не приходится. И всегда, когда общество пытается хоть немного подняться над падшестью человеческой, оно будет подвергаться неистовым атакам сил зла. И это – неизбежное следствие не только падшести, но и невозможности провести в большом обществе сколь-нибудь радикальное обособление. В таких условиях отсутствие защитного механизма в виде Кадров обрекает новый строй на быстрое поражение. Хотя следует сказать, что напор темных сил будет так велик, что и наличие Кадров не гарантирует высокой стабильности.

Сам Неплюев, видимо, понимая невозможность решения проблемы тотального  обособления предлагал другое решение – организацию сети трудовых братств по всей стране, в каждом из которых осуществляется обособление от злых. А точнее – от эгоистов, думающих только о себе. Это очень мудрое решение, позволяющее с одной стороны добиться определенной степени обособления, а с другой осуществляющее этот процесс совершенно добровольно. И следует отметить, что неплюевское решение вовсе не противоречит схеме христианского социализма, которую мы кратко набросали, а наоборот прекрасно дополняет ее. Действительно, сеть трудовых православных братств является прекрасным примером подлинно христианской жизни для всех остальных жителей. А с другой стороны, возникновение и существование такой сети возможно только при поддержке всего общества, идеология которого приемлет идею братской любви. Без этой поддержки во враждебном обществе создание такой сети братств проблематично. Неудивительно, что из этого проекта Неплюева ничего не вышло.

+++

Православный социализм – лучшее, что может быть достигнуто в общественном плане в этом падшем мире. Он являет максимальное приближение к христианской жизни в рамках большого общества. Но и он не является обществом любви. И более того, реализация православного социализма возможна лишь на короткое (по историческим меркам) время. И принципиальная причина уже выяснена нами: в большом обществе нельзя радикально провести обособление от зла и злых. А общество любви возможно только при отделении любящих от эгоистов. Это произойдет лишь в конце истории этого мира.

Таковы выводы, которые следуют из очень глубокой и подлинно христианской неплюевской идеи обособления от зла и злых.

 

Литература

1. Н.Н. Неплюев. Трудовые братства. Собрание сочинений под ред. А.Ф. Малышевского. – СПб: «Профи-Центр», 2007. – С. 7-275.

2. Н.Н. Неплюев. Путь веры.// Путь веры. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора. – М.: «Культурно просветительский центр “Преображение”», 2010 – 256 с.

3. Н.Н.Неплюев. Вера, милосердие, благотворительность; вооружения и самозащита. Сергиев-Посад. 1908. — 72с.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также