Solidus-Justinian_II-Christ_b-sb1413

Экономика Византии. Что погубило Империю.

В материале «О чем говорит нам экономика Византии…»  рассказано о причинах мощного развития Ромейской державы. Однако стоит коснуться и того, что привело её к упадку. И хотя исторически этот процесс был во многом неумолим и объективен, существовали факторы, из-за которых Византия сошла с того пути, который так долго приносил ей успех. Взглянем на них, ведь это важно и для нашей страны.

Как это часто случается в истории, Ромейская Империя может служить примером как правильной, так и неправильной политики. К XII веку веками отлаженная система постепенно стала разрушаться. Годы расцвета IX – XI вв. стали и годами усиления феодальной знати и крупных коммерсантов. Их не устраивало подчинённое по отношению к императорской власти положение. После пресечения Македонской династии власть перехватила крупная аристократия – Дуки, Комнины, Ангелы и другие. В попытке быстро избавиться от конкуренции византийских купцов, они принялись выдавать льготы венецианской «буржуазии». Доходы казны сокращались и от безудержной раздачи земель и налоговых иммунитетов. Одним словом, империя погружалась в аналог «перестройки» и допустила развитие капитализма.

Какое-то время проблемы не замечались, пока недофинансируемая армия не начала проигрывать морские и сухопутные сражения. И здесь Комнины, до этого стабилизировавшие ситуацию в Византии, допустили роковую ошибку: вместо восстановления собственной боевой мощи они договорились с римскими папами о начале крестовых походов. Тактически решение было верным – Константинополю удавалось направить силы Запада на борьбу со своим восточным противником. Но стратегически оно оказалось фатальным.

Первые три похода не только не решили проблем Империи, но лишь усугубили нестабильность на Ближнем Востоке. Ну а четвёртый крестовый поход по лживым наветам венецианцев вообще обратил свои мечи против Константинополя, который затем жестоко грабили почти 60 лет, с 1204 по 1261 гг. За счёт вывезенных оттуда богатств европейцы начали активно выстраивать свой будущий транснациональный капитализм.

Итальянские банки смогли открыть свои офисы во Франции, Англии, германских землях, финансировать экспедиции в Новый свет. А Византия, несмотря на частичное воссоединение империи при последней династии Палеологов, оправиться от удара уже не смогла: финансовая система, шахты драгоценных металлов, армия и флот – всё находилось в кризисе. Кроме культуры и науки – они в Византии развивалась до самого конца.

Не смогли полностью изжить в Византии и два порицаемых Православием явления – рабство и ростовщичество. К рабам и в законодательстве, и по факту относились как к людям, по истечении 30 лет работы или по старости даровали свободу и собственность на землю и имущество. Часто хозяева по личной инициативе отпускали рабов. И всё же их труд значительно использовался в государственных мастерских и поместьях, слуги – рабы имелись и у вельмож. Рабами становились преимущественно военнопленные, но нередко и покупались в арабских центрах работорговли.

По отношению же к ростовщичеству имелось два подхода: умеренный и радикальный. Первый предполагал возможность взимания ссудного процента, но исключительно в тех границах, которые устанавливались государством. Ещё император Юстиниан постановил брать не более 6% за ссуды для крестьян и рядовых граждан, 8% для коммерсантов и банкиров, 12% за ссуды на морскую торговлю. Для представителей элиты максимально допустимый уровень составлял 4%. Радикальную отмену процента предпринял Василий I и его сын Лев VI, хотя он же в будущем был вынужден вернуть процент с любопытной формулировкой о грешности человеческой природы и неготовности людей полностью отказаться от его взимания.

Стоит ли и говорить, что в последние века существования Византии ростовщичество уже никто не сдерживал, и оно постепенно допивало последние соки из экономики?

В XIV столетии появился философ, который мог бы остановить этот процесс, если бы его грубо не оттеснили от политической деятельности – Николай Кавасила. В своём «Слове о ростовщиках» он подверг их жёсткой критики с христианских позиций. В частности, он указал, что не бывает «мудрых» ростовщиков, дающих ссуды «во имя спасения» от бедности, поскольку выплата процентов только умножает эту бедность. «Лучше же, я думаю, ты назовёшь милосердием пиршество людоеда, ибо он вкусно и сытно кормит человека, чтобы его, разжиревшего, сожрать» — образно описывает он «благодетельство» банкиров и процентщиков. Осуждал он и мягкие законы в отношении ростовщиков. К сожалению, Кавасилу вовремя не услышали, да и не могли уже императоры в крайне опасных внешних условиях уделить должное внимание внутренним делам.

В итоге, Византия пала от того, что отвернулась от собственных идеалов, её предпоследний император даже согласился на унию с католиками, но западные армии всё равно не пришли спасать Константинополь в 1453-м. Но Россия может избежать этой судьбы. На нашей стороне географическое положение, куда сильнее располагающее к автономному развитию, нежели у Византии. Мы хорошо обеспечены собственными ресурсами. Но нам нужно как можно скорее возвращаться к собственным цивилизационным истокам, опереться на наши духовные ценности и государственный протекционизм в экономике вместо любых либеральных доктрин. Многовековой исторический успех Византии является дополнительным аргументом в пользу такого взгляда на экономику.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также