29910Big

Банковская тайна: ее юбилей и кончина

Трудно сказать точно, когда возникла банковская тайна. Думаю, что свое начало она берет с того времени, когда ростовщики стали заниматься не только кредитными операциями, но также брать деньги на хранение. Или, как сейчас принято говорить, — на депозиты.

Краткая история банковской тайны.

Деньги, которые клиенты приносили ростовщикам-банкирам, достаточно часто имели сомнительное происхождение, и ростовщики прекрасно об этом знали. Или, по крайней мере, догадывались. Естественно, ростовщики-банкиры умели держать язык за зубами. То есть, выражаясь современным языком, умели хранить тайну банковских вкладов. Историки утверждают, что депозитными операциями занимались уже языческие храмы в древнем Риме. Некоторые копают еще глубже и утверждают, что такие операции уже имели место в древнем Вавилоне (где ростовщичество было в полном расцвете). Следовательно, банковская тайна может иметь историю, исчисляемую тысячелетиями.

Но в учебниках по истории банковского дела и экономической истории отсчет истории банковской тайны обычно начинают с 1713 года. Потому что именно в это время зафиксирована первая законодательная регламентация банковской тайны. Место этого события – Швейцария, точнее город Женева. Первыми швейцарскими банкирами были французы-протестанты, изгнанные католиками со своей родины. Интересно, что главными клиентами швейцарских банков стали французские короли, аристократия и вельможи королевского двора. Понятно, что подобного рода отношения существовали в условиях полной секретности. Мало того, что прямое общение аристократии с любыми ростовщиками наносило серьезный ущерб ее репутации. А тут возникал двойной ущерб, поскольку ростовщиками-банкирами были те самые протестанты, которых власть преследовала во Франции. Со стороны швейцарских, а точнее женевских банкиров были «утечки» информации о своих высокопоставленных зарубежных клиентах. А это наносило ущерб не только банкирам, но и властям города (кантона), где располагались банки.

В указанном году Великий Женевский Совет (кантональный совет) принял банковские правила, предусмотревшие обязанность банкира «регистрировать своих клиентов и их операции». При этом, однако, запрещалось передавать такую информацию третьим лицам иначе как с явно выраженного разрешения городского совета. Это повысило привлекательность Женевы как банковского оффшора для французов и других иностранцев. Постоянным клиентом одного из женевских банков позднее был сам император Наполеон. Другие кантоны Швейцарии последовали примеру властей Женевы и своими указами гарантировали сохранение банковской тайны. В период французской революции 1789 года, последующих политических событий во Франции и сопредельных государствах, наполеоновских войн в Европе Швейцария уже превратилась в политический и финансовый оффшор аристократии всей Европы. Вопросам сохранения банковской тайны Швейцарская Конфедерация уделяла первостепенное внимание. Через двести лет после принятия правил о банковской тайне Женевским кантоном началась первая мировая война. Опять же Швейцария сумела отлично исполнить роль политического и финансового оазиса в бушующем море кровавой войны.

Были, конечно, и сбои в функционировании швейцарского оффшора. Один из них произошел в 1932 году. В результате судебного процесса по делу швейцарского банка Basler Handelsbank неожиданно выплыла информация о том, что более 2 тысяч французских аристократов открыли счета в швейцарских банках. Это вызвало самую негативную реакцию со стороны официального Парижа. А еще через два года выяснилось, что в швейцарских банках имеются счета немецких граждан. Нацистское правительство Германии обязывало граждан декларировать все свои заграничные средства. Для тех, кто не сделал этого, немецкий закон предусматривал смертную казнь. В 1934 году были казнены три гражданина Германии за наличие у них незадекларированных банковских счетов в Швейцарии. Швейцарские власти на эти события отреагировали принятием развернутых законодательных регламентаций банковской тайны. Они были зафиксированы в законе 1934 года «О банковской деятельности», где впервые четко было сформулировано, что банковская тайна — это уголовно-правовое понятие, и за ее разглашение предусмотрены уголовные санкции. А в 1937 году уголовный кодекс Швейцарской Конфедерации был дополнен статьей о шпионаже, которая была направлена против иностранных спецслужб, собиравших сведения о клиентах швейцарских банков, их счетах и операциях. Некоторые авторы в качестве точки отсчета истории банковской тайны рассматривают именно 1934 год, когда был принят швейцарский закон «О банковской деятельности». Позднее другие страны принимали свои акты, регламентирующие банковскую тайну, которые во многом повторяли указанный швейцарский закон. Банковская тайна стала важнейшим принципом и атрибутом любой банковской деятельности в ХХ веке. Так что можно считать, что юбилей банковской тайны был либо в прошлом году (300 лет), либо он приходится на текущий год (80 лет). Как бы там ни было, эти юбилейные даты омрачаются событиями, которые свидетельствуют, что институт банковской тайны во всем мире находится при смерти.

Что стоит за кампанией по борьбе с банковской тайной?

Судьбоносные для будущего банковской тайны события начались в начале 21 века. Можно отметить два основных таких события. Во-первых, уничтожение зданий международного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. Во-вторых, финансовый кризис 2007-2009 гг.

Первое событие дало старт организованной Вашингтоном кампании по борьбе с так называемым «международным терроризмом». А, это, в свою очередь, потребовало разработки целого комплекса мер по предотвращению финансирования этого самого «терроризма». У властей возникла необходимость получения свободного и ничем не ограниченного доступа к информации о клиентах банков, их счетах и транзакциях. Принятый вскоре после 11 сентября 2001 г. закон, называемый Patriot Act, уже в 2002 году обеспечил спецслужбам США полный доступ к некогда конфиденциальной банковской информации в Америке без получения ими специальных разрешений со стороны прокуратуры и судебных органов. Далее через различные международные организации (ОЭСР, МВФ и др.) Вашингтон организовал «борьбу с финансированием терроризма» в глобальных масштабах.

Второе событие (финансовый кризис) обнажило такую финансовую проблему, как уклонение физических и юридических лиц от уплаты налогов. Для таких уклонений используются оффшоры и банки. Даже те банки, которые находятся не в каких-то далеких и экзотических оффшорах, а обычные банки своей собственной или соседней страны. Потому что институт банковской тайны автоматически превращает любую депозитно-кредитную организацию в оффшор, институт «теневой экономики». Финансовый кризис дал толчок для начала активной борьбы с оффшорами и банковской тайной. Возглавили этот «крестовый поход» против банковской тайны и оффшоров Соединенные Штаты. По оценкам, американская казна из-за увода прибылей в оффшорную и банковскую «тень» недополучала в начале текущего десятилетия как минимум 100 млрд. долл.

Таковы официальные обоснования начавшейся с 2009 года активной кампании Вашингтона по уничтожению финансовой «тени» как у себя дома, так и во всем мире. Конечно, за официальными заявлениями, как всегда, стоит не декларируемая цель. А такой целью является установление Вашингтоном (точнее – финансовой олигархией, стоящей за официальным Вашингтоном) прямого контроля над мировой финансово-банковской системой.

Первый «наезд» Вашингтона на банки Швейцарии.

Активная фаза борьбы Вашингтона с банковской тайной началась в разгар финансового кризиса, когда выяснилось, что в казне не хватает денег для затыкания самых главных «дыр» (напомним, что Вашингтон стал направлять сотни миллиардов долларов на спасение «тонущих» банков Уолл-стрит). В это время на сцене появилась фигура никому до того неизвестного Брэдли Биркенфельда. Сейчас даже трудно сказать, появился ли он на сцене по собственной инициативе или его нашли и подвигли на это американские «компетентные органы». Брэдли — один из бывших сотрудников крупнейшего швейцарского банка UBS, в прошлом – глава отдела private banking. Он заявил о наличии в банках Швейцарии большого количества «налоговых уклонистов» из США и о своей готовности сотрудничать с правоохранительными органами США по выявлению таких «уклонистов». Министерство юстиции и налоговая служба США стали требовать от UBS и других швейцарских банков раскрытия имен американских налогоплательщиков, имевших счета в этих банках. А в качестве рычага давления стали угрожать отзывом лицензии американского отделения UBS. 19 февраля 2009 года руководство UBS не выдержало давления и согласилось выдать 250 имен своих клиентов-граждан США, скрывавшихся, по мнению правосудия этой страны, в Швейцарии от уплаты налогов. Кроме этого, банку предстояло выплатить 780 миллионов долларов «штрафных» как компенсацию за недополученные казной США налоги. Вашингтон продолжал развивать инициативу. Был подан иск в суд с требованием к банку UBS раскрыть информацию обо всех американских клиентах (всего 52 тысячи), среди которых также могли оказаться «налоговые уклонисты».

Назревал нехороший прецедент. Все швейцарское банковское сообщество всполошилось. Был нарушен statusquo оффшора под названием «Швейцарская Конфедерация», который существовал, по крайней мере, три столетия. В конце апреля Президент и министр финансов Швейцарии Ганс-Рудольф Мерц начал убеждать министра финансов США Тимоти Гейтнера отозвать иск против UBS. Мерц обещал своему американскому коллеге, что это обеспечит одобрение нового договора об избежании двойного налогообложения в швейцарском парламенте, на котором так настаивали США. Однако Вашингтон был непреклонен.

В дело попытался вмешаться Федеральный административный трибунал Швейцарии (что-то наподобие нашего Конституционного суда), который даже собрался на специальное заседание во время каникул. Основанием для такого чрезвычайного заседания стало коллективное обращение восьми американских клиентов UBS, имевших счета в указанном банке. Трибунал запретил UBS и швейцарской Службе надзора над финансовыми рынками (FINMA) передавать американской налоговой инспекции имена клиентов. Более того, Трибунал предупредил банк, что, в случае неисполнения данного решения UBS будет подвергнут санкциям со стороны швейцарских властей. Однако решение Трибунала запоздало. Выяснилось, что UBS уже успел передать информацию об американских клиентах в Вашингтон. Швейцарская банковская «оборона» была прорвана.

Институт банковской тайны испаряется как утренний туман.

Опуская множество интересных деталей, отметим, что за последние пять лет после окончания финансового кризиса по институту банковской тайны не только в Швейцарии, но и всей Европе было нанесено множество жестких ударов. Таких ударов, которые привели ее (банковскую тайну) в состояние, несовместимое с жизнью.

В рамках Евросоюза бесконечные переговоры об отмене банковской тайны велись между членами на протяжении последних 18 лет. Серьезный сдвиг произошел лишь в прошлом году. Евросоюз достиг принципиальной договоренности о борьбе с уклонением от уплаты налогов на межгосударственном уровне. Конкретно предусматривалось, что страны-члены ЕС будут в автоматическом режиме обмениваться информацией банковского характера, которая необходима для обеспечения уплаты налогов физическими и юридическими лицами своих стран. Однако две страны — Люксембург и Австрия заняли особую позицию. Заявляя о своей принципиальной поддержке отмены банковской тайны в рамках ЕС, они воздерживались от принятия на себя конкретных обязательств. Конкретно они увязывали подписание необходимых документов с выполнением такого условия, как присоединение к соглашению ряда стран, не входящих в ЕС. В первую очередь, речь идет о Швейцарии и Лихтенштейне. Если эти страны не присоединятся к многостороннему соглашению об обмене банковской информацией, тогда они получают неоправданные конкурентные возможности. Для Люксембурга и Австрии такой расклад неприемлем, поскольку экономики этих стран в наибольшей степени (по сравнению с другими странами-членами ЕС) зависят от состояния банковского сектора.

В течение последнего года на Австрию и Люксембург Брюссель оказывал постоянное давления, заставляя отказаться от своей «особой» позиции по поводу банковской тайны и сотрудничества в сфере обмена банковской информацией. Наконец, в марте 2014 года эти страны сдались, все 28 стран-членов ЕС добились «консенсуса» по вопросу отмены банковской тайны. Теперь давление Брюсселя (а также Вашингтона, который незримо контролирует процесс) переключилось на европейские страны, которые находятся за пределами ЕС. Брюссель уже несколько раз заявлял, что надеется до конца года заключить схожие договорённости со Швейцарией, Лихтенштейном, Андоррой, Монако и Сан-Марино.

В связи с ликвидацией института банковской тайны в Европе эксперты стали высказывать предположения, что усилится отток денег в Сингапур, Малайзию и Гонконг.

Можно не сомневаться, что в ближайшее время Брюссель и Вашингтон примутся за «окучивание» тех стран, которые находятся за пределами Европы. Для оказания давления на неевропейские страны они уже начали использовать такие институты, как Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и G-20. Указанные организации в прошлом году заявили о начале международной реформы в сфере налогов. Важнейшая часть реформы – внедрение программы международного автоматического обмена информацией налогового характера.

Последним событием в ряду мер по ликвидации банковской тайны является подписание государствами-членами ОЭСР (34 государства) и 13 другими странами в начале мая с.г. декларации о внедрении системы автоматического обмена налоговой информацией. Среди новых участников этой программы — Сингапур и Швейцария, крупные финансовые центры, которые ранее критиковались ОЭСР и странами G20 за нежелание вводить такую систему.

Ликвидации института банковской тайны способствует не только упомянутая международная налоговая реформа ОЭСР и G20. Вторым и еще более мощным инструментом размывания банковской тайны в мире выступает американский закон FATCA – закон о налогообложении иностранных счетов. Он требует от банков всех стран представления в налоговую службу США информации о тех клиентах, которые подпадают под категорию «налогоплательщик США». Фактически закон FATCA можно квалифицировать как попытку прямого требования Вашингтона к банкам всех стран мира ликвидировать банковскую тайну. Предполагалось, что российским банкам также придется выполнять требования закона FATCA. Однако в свете готовящихся экономических санкций Вашингтона против России выполнение нашими банками этих требований становится проблематичным, бессмысленным и даже опасным.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также