0ef530da8eaf56ef7fd590095d1410d9

Россия, Китай и ВТО. О редкоземельных металлах, нефти и «опиумных войнах». II часть

Статья В.Ю. Катасонова от 07.06.2012 об опасностях членства России в ВТО. Чему нас учит китайский опыт?

История с редкоземельными металлами: посягательство ВТО на суверенитет Китая

Сегодня словосочетание «редкоземельные металлы» стало часто встречаться не только на страницах специальных технических изданий, но и в экономической и политической прессе. Причина в том, что уже в течение нескольких лет СМИ следят за конфликтом, который разворачивается во Всемирной торговой организации и который касается ситуации на мировом рынке редкоземельных металлов (РЗМ). Данная группа металлов играет сегодня большую роль в самых разных отраслях промышленности, особенно в тех, которые производят высокотехнологическую продукцию. На основе РЗМ осуществляется, например, производство мобильных телефонов. Они используются при создании сверхпрочных керамических изделий, сложных оптических приборов, гибридных автомобилей, в радиоэлектронике, атомной технике, химической промышленности, машиностроении, нефтепереработке, авиационной промышленности, ракетостроении и многих других отраслях.

В эпицентре конфликта оказался Китай, который располагает примерно 1/3 мировых разведанных запасов РЗМ и производит более 90% потребляемого в мире данного вида стратегического сырья. Начиная с 2006 г., Китай стал устанавливать квоты на экспорт РЗМ, и через некоторое время это привело к росту мировых цен на металлы данной группы. Это вызвало недовольство со стороны США, стран Западной Европы, Японии. Против «страны Восходящего солнца» Китай стал использовать ограничения экспорта РЗМ как инструмент внешнеэкономического и внешнеполитического давления по вопросам, весьма далеким от торговли металлами. Запад забеспокоился, стали звучать протесты против китайских ограничений экспорта РЗМ, при этом делались ссылки на то, что это угрожает стратегическим отраслям и даже военной безопасности Запада.

В марте текущего года США, ЕС и Япония подали совместную жалобу в ВТО на Китай, обвинив его в применении ограничений на экспорт РЗМ (в частности, экспортных пошлин). Примечательно, что в жалобе отмечалось: Китай создает преимущества национальным потребителям данного сырья по отношению к зарубежным, а это по меркам ВТО звучит как страшное обвинение. В западных СМИ дается более развернутая панорама претензий: Китай пытается создать на своей территории производственную цепочку от добычи сырья и его первичной переработки до производства конечного высокотехнологичного продукта и его экспорта на мировой рынок. Получается, что Китай замахивается на то, чтобы конкурировать с высокотехнологичными производствами Запада. При этом Китай явно выигрывает эту конкурентную борьбу: ведь для китайского производителя сырье обходится дешевле, чем для западного. В западных СМИ раздаются возмущенные слова о том, что Китай ограничивает пошлинами вывоз сырья (РЗМ), но полностью освобождает от пошлин и налога на добавленную стоимость (НДС) экспортные товары, произведенные на основе РЗМ. Так чего доброго Китай скоро захватит весь мировой рынок товаров, в которых используются РЗМ!

Протесты западных стран по поводу китайской политики ограничения экспорта металлов звучат очень угрожающе. Например, в заявлении Европейской комиссии (март 2012 г.) говорится: «Ограничения Китая на (вывоз) редкоземельных металлов и других (сырьевых) товаров нарушают правила международной торговли и должны быть отменены. Эти меры больно бьют по производителям и потребителям в ЕС и по всему миру… Несмотря на четкие указания ВТО, Китай ранее не предпринял никаких попыток, чтобы отказаться от ограничений на вывоз (других сырьевых товаров). Это не оставляет нам никакого выбора, кроме как бросить вызов экспортному режиму Китая для обеспечения справедливого доступа наших предприятий к данным материалам». Данное заявление «цивилизованной» Европы очень напоминает угрозы, которые в 19 веке раздавались из Лондона перед началом жестоких и кровопролитных «опиумных войн» в Китае.

Реакция Китая на жалобу была неоднозначной.

С одной стороны, Пекин оправдывался. Мол, для сдерживания экспорта металлов были веские причины. Во-первых, возникли опасения того, что запасы РЗМ в стране при столь хороших «аппетитах» со стороны мировой промышленности быстро истощатся. Во-вторых, добыча РЗМ сопряжена с высокими экологическими ущербами, которые невозможно покрыть и компенсировать доходами от экспорта металлов. В-третьих, сокращение предложения РЗМ на мировом рынке отчасти обусловлено тем, что Китай начал решительную борьбу с нелегальной добычей редкоземов. Мало того, что казна не получает доходов от такого теневого бизнеса, нелегальная добыча связана с использованием особенно хищнических методов, вызывающих огромный ущерб окружающей среде. Таков смысл официальных заявлений Пекина, адресованных «партнерам» по ВТО.

С другой стороны, в самом Китае публикации по теме «металлического» спора носят гораздо более резкий и откровенно антизападный характер. Суть их сводится к следующему.

Во-первых, Китаю рекомендуется и дальше проводить линию на сворачивание экспорта необработанного сырья, чтобы снабжать им отечественные предприятия, которые бы производили законченные высокотехнологические товары. Эффективность экспорта в этом случае повысится на один или даже два порядка.

Во-вторых, предлагается прекратить интенсивную эксплуатацию местных месторождений РЗМ, а приобретать месторождения таких металлов за пределами Китая. В идеале Китай должен быть не экспортером, а импортером РЗМ.

В-третьих, обращается внимание на несправедливый характер «правил ВТО». Особенно в контексте данной истории обращается внимание на то, что Запад требует поставлять все растущие объемы РЗМ, причем по низкой цене; в то же время Запад запрещает Китаю покупать оружие и некоторые виды высокотехнологичной продукции, сделанные с использованием этих металлов.

В-четвертых, особой критике подвергается торговая политика США, которую китайские СМИ называют «сверхпротекционизмом». В частности, формальное снижение импортных пошлин в США более чем компенсируется такими инструментами, как нетарифные барьеры и особенно антидемпинговые расследования против Китая. Одновременно Вашингтон выводит из сферы конкурентной борьбы многие отрасли под предлогом того, что они имеют стратегическое значение и необходимы для реиндустриализации Америки. Например, производство оборудования для «чистой» энергетики. Это производство и сама «чистая» энергетика пользуются особым правительственным покровительством (налоговые льготы, экспортные кредиты и гарантии), что идет вразрез с «правилами ВТО».

В-пятых, обращается внимание на то, что ВТО — инструмент продвижения интересов стран «золотого миллиарда». Это проявляется в том, что «правила ВТО», касающиеся торговли, инвестиций, экологии постоянно пересматриваются, но пересмотр всегда происходит в пользу Запада. Так, западные страны долгое время использовали экологию в качестве аргумента для того, чтобы защищать свои рынки от товаров других стран (либо сами товары, либо их производство объявлялись экологически опасными). Китай говорит о том, что расширение экспорта РЗМ влечет за собой разрушение окружающей среды, однако на Запад этот аргумент не производит никакого впечатления. Типичная политика «двойных стандартов»!

После присоединения в 2001 году Китая к ВТО против него постоянно велось (и ведется) по несколько десятков дел и антидемпинговых расследований. Большинство из них Китай проигрывает. И это несмотря на то, что Китай подготовил значительное количество юристов, специализирующихся на спорах в рамках ВТО. Так, в 2009 г. со стороны США, ЕС и Мексики был подан иск против Китая с жалобой на ограничение экспорта бокситов, что, по мнению истцов, создавало преимущества китайским производителям алюминия и дискриминировало иностранных производителей. В январе 2012 г. Китай проиграл во всех инстанциях ВТО этот спор.

4. О войнах: «опиумных», «металлических», «нефтяных»

Мы не знаем, чем закончится противостояние в ВТО по поводу РЗМ. Можно лишь заметить, что Китай устал отбиваться от постоянных претензий и исков со стороны «партнеров» по ВТО. Китай готов дать бой Западу. В «Поднебесной» в настоящее время идет активная консолидация предприятий по добыче РЗМ, усиливается государственный контроль над отраслью, крупные инвестиции направляются на создание «производственных цепочек» по глубокой переработке металлов. Наконец, из государственных валютных резервов щедро выделяются средства на покупку зарубежных месторождений РКЗ. Кстати, по мнению некоторых зарубежных аналитиков, Китай уже в 2015 году может стать чистым импортером РЗМ. Китай явно не желает играть роль сырьевого придатка западной «цивилизации». Все это грозит перерастанием обычного «торгового спора» в торговую войну. Жесткую позицию Китая понять можно: история с металлами вышла за рамки банальных разборок по поводу уровня пошлин или государственных субсидий, а представляет собой плохо закамуфлированную попытку Запада поставить под свой контроль месторождения полезных ископаемых в «Поднебесной». Бесцеремонность, напоминающая требования Лондона к Пекину накануне «опиумных войн».

Напомню, что «опиумные войны» проводились для того, чтобы добиться «открытия» внутреннего рынка Китая для поставок опиума из Бенгалии английскими коммерсантами и выкачивания из страны серебра, золота, чая, хлопка, фарфора и шелка (конечно, основным и конечным выгодополучателем этой торговли была Британская корона). Первая война (1840-1842) закончилась Нанкинским договором. Договор предусматривал выплату империей Цин контрибуции в размере 15 млн. серебряных лян (примерно 21 млн. долл. по тогдашнему курсу — громадные деньги), передачу Великобритании острова Гонконг и открытие китайских портов для английской торговли. Английская корона получила гигантский источник дохода путем продажи опиума. Первая опиумная война стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в империи Цин, что привело к закабалению страны со стороны европейских держав и принудительной наркоманизации населения. Так в 1842 г. население империи составляло 416 млн. человек, из них 2 млн. — наркоманов, в 1881 г. — 369 млн. человек, из них 120 млн. — наркоманов.

Вторая война (1858-1860) с участием Англии и Франции завершилась подписанием Пекинского договора, по которому цинское правительство согласилось выплатить Великобритании и Франции 8 млн. лянов контрибуции, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве кули (работников на правах рабов) в колониях Великобритании и Франции.

Многие китайцы прекрасно помнят о событиях и последствиях опиумных войн; их поведение в XXI веке в определенной степени определяется этой памятью. С одной стороны, эта память порождает у них страх и желание не раздражать «варваров» (так китайцы называли в XIX веке англичан-завоевателей). С другой стороны, эта же память заставляет их напрягать все силы для того, чтобы стать сильной страной, способной отразить военные посягательства со стороны «варваров». Китайцы хорошо понимают: торговые споры могут перерастать в торговые войны, а торговые войны — в настоящие «горячие» войны.

Но вернемся к современному Китаю и назревающей торговой войне. Она может войти в анналы мировой истории как «металлическая» война (по аналогии с «опиумными» войнами). Эта информация, безусловно, важна для понимания того, зачем нас тянут в ВТО. И для понимания того, как ВТО, выполняя требования своих главных «акционеров» (западных стран) будет действовать в отношении России после вступления последней в организацию.

Уже сегодня Россия является крупнейшим в мире поставщиком на мировой рынок природного газа и нефти. Занимает первое место по запасам природного газа, многих цветных металлов, платины, апатитов и другого сырья. Россия и так запредельно много экспортирует природных ресурсов. Например, на внешний рынок идет 50% добычи «черного золота», 25% природного газа, до 100% (в отдельные годы) золота и некоторых металлов из платиновой группы и т.д. Внутренние потребности удовлетворяются по «остаточному принципу». Наблюдается ярко выраженный приоритет потребностей ТНК над потребностями национальной экономики.

Если власти страны вдруг пожелают развивать переработку нефти в виде нефтепродуктов, им придется уменьшить поставки сырой нефти на мировой рынок.

Если власти страны вдруг вспомнят о том, что у нас тысячи и тысячи деревень и населенных пунктов до сих пор существуют без природного газа и что их наконец-то надо газифицировать, то поставки этого энергоносителя в Западную Европу придется сократить (или, по крайней мере, не увеличивать).

Если власти страны вдруг вспомнят, что лучше накапливать в международных резервах не «зеленые бумажки», а «желтый металл», то им придется сократить (или даже прекратить) поставки на внешний рынок золота.

Если власти страны вдруг вспомнят, что нам надо развивать отечественную нефтехимию, то им придется сокращать поставки на внешний рынок не только сырой нефти, но также металлов платиновой группы, которые используются для производства катализаторов, необходимых для нефтехимии.

Если власти страны вдруг вспомнят, что у России может и должно быть будущее и в этой связи надо сохранить и передать потомкам полученные от Бога природные богатства, то и в этом случае придется сокращать (или даже прекратить) поставки природных ресурсов на мировой рынок.

Вот этого как раз и опасается Запад. Он будет делать все возможное для того, чтобы Россия продолжала оставаться сырьевым придатком «золотого миллиарда». Вот для этого и потребуется ВТО с ее «правилами». Россия как член ВТО будет обвинена в следующих «преступлениях»:

а) ограничение экспорта ресурсов;

б) попытки повышения цен на ресурсы на мировом рынке через сокращение их поставок;

в) нанесение тем самым ущерба транснациональным корпорациям через «ограничение доступа» к ресурсам.

С России взыщут компенсацию ущерба, нанесенного транснациональным корпорациям, и потребуют восстановления «свободного доступа» к ресурсам.

Как тут не вспомнить карательные акции Англии в отношении Китая во время «опиумных войн». В начале XXI века может произойти похожая история. Только вместо Китая будет Россия, вместо Англии — США. А война будет называться: «нефтяной», «газовой» или «золотой». В заявлениях американских государственных и политических деятелей США в связи с предвкушаемым ими вступлением России в ВТО уже слышатся угрожающие ноты. Вот, например, слова торгового представителя США в ВТО: «Членство России в ВТО будет непосредственно способствовать экономическим интересам США в силу того, что Россия вступит в систему с жесткими правилами, регулирующими торговлю, а также благодаря тому, что появятся средства для принудительного осуществления этих правил и обязательств России в отношении доступа к рынку (курсив мой — В.К.)». Недаром говорят: ВТО — организация, за вход в которую надо заплатить рубль, а за выход — десять.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также