1294237016_173257537

Наш «ассиметричный» ответ Западу

Экономическая война против России и наш «ассиметричный» ответ Западу.

Тема экономических санкций Запада против России в наших СМИ сегодня, пожалуй, вышла на первое место. В рамках этой темы обсуждаются в основном два вопроса: а) какими могут быть последствия этих санкций против России; б) какие встречные санкции мы могли бы применить против Запада. В этой связи хотелось бы обратить на два момента, которые, с моей точки зрения, не всегда находят отражение в информационных материалах.

Во-первых, акции Запада против России называются «экономическими санкциями». При этом иногда совершенно справедливо отмечается, что экономические санкции – одно из проявлений уже хорошо нами подзабытой «холодной войны». Но тут хотелось бы еще подчеркнуть, что экономические санкции – часть такого более широкого понятия, как «экономическая война». И что сегодня Запад не только объявляет против России экономические санкции, но и ведет против нас полномасштабную экономическую войну. Одним из ударов такой войны явилось, например, решение Гаагского суда о том, что Российская Федерация должна выплатить бывшим иностранным инвесторам нефтяной компании ЮКОС компенсацию в размере 50 млрд. долл. Эта «мина замедленного действия» была уже готова несколько лет назад, однако была взорвана именно сегодня, когда понадобилось «опустить» Россию. Можно не сомневаться, что в самое ближайшее время Вашингтон начнет наказывать наши банки на основании закона, получившего название FATCA (закон о налогообложении иностранных счетов). Формально этот закон нацелен на то, чтобы бороться с американскими налоговыми «уклонистами», которые имеют счета в зарубежных банках. Однако наказывать будут не только «уклонистов», но и банки за «пособничество» американским юридическим и физическим лицам в уклонении от налогов. Можно не сомневаться, что налоговые и надзорные органы США найдут необходимое количество оснований для того, чтобы объявить российские банки в таком «пособничестве» и должным образом их наказать (скажем, подвергнув штрафу в виде автоматического списания 30% сумм финансовых транзакций, проходящих через банковскую систему США). А разве нельзя ради победы в экономической войне против России начать свертывание в Америке программы количественных смягчений? – Ведь такое сворачивание немедленно приведет к тому, что иностранные инвесторы рванутся из России в заокеанскую страну, обвалив при этом российский фондовый рынок. А разве нельзя Вашингтону (естественно при помощи ведущих банков Федерального резерва) хотя бы на короткое время обвалить рынок «черного золота» и создать ту ситуацию, в которой в 1986 году оказался Советский Союз (резкое сокращение экспортной валютной выручки)? Список методов и средств ведения экономической войны у Вашингтона обширен, тем более, что многие из них были апробированы еще во времена «холодной войны» против СССР.

Во-вторых, наши «ответы Чемберлену» обычно рассматриваются в плоскости встречных санкций. Наиболее яркий пример – наши встречные санкции в виде запрета на ввоз сельскохозяйственных и продовольственных товаров. Чем-то это напоминает пинг-понг. Мы подсознательно (или бессознательно) принимаем их «правила игры». И в этом наша слабость. Мы должны действовать нестандартно, используя лучший отечественный и зарубежный опыт ведения экономических войн. Тогда наши ответы будут действительно «ассиметричными», такими, которые позволят добиваться полной победы. В данном случае предлагаю лишь два таких ассиметричных ответа.

Выход из Всемирной торговой организации. 

После того, как Москва объявила об ответной санкции в виде запрета на ввоз сельскохозяйственной продукции из ряда стран Европы, появилось множество оценок того, какие ущербы понесли и еще понесут западные фермеры и переработчики аграрной продукции. Фигурируют цифры, начиная от 5 млрд. евро. Есть оценки в 10 и даже 20 млрд. евро. Вопрос сейчас не в конкретных цифрах. Вопрос в том, что сегодняшние реальные ущербы зарубежных товаропроизводителей – это фактически те ущербы, которых чудом удалось избежать нашим товаропроизводителям. Это те самые ущербы, которые возникли у наших аграриев в результате присоединения России к ВТО два года назад, когда их заставили отдать иностранцам значительную часть российского рынка. Справедливость восторжествовала. Однако наш фермер боится, что это не навсегда, а лишь на короткий отрезок времени. Поэтому и инвестиции в расширение производства не спешит делать. Наращивание производства идет лишь за счет незагруженных мощностей. А это обычно лишь 10-20%.

Нужны более радикальные решения. И они напрашиваются сами собой. На заседании Госсовета РФ 18 сентября с.г. Президент РФ затронул вопрос деятельности ВТО. Он назвал западные санкции против России нарушением базовых принципов Всемирной торговой организации. «Введенные против России ограничения представляют собой не что иное, как отказ от базовых принципов ВТО нашими партнерами, – сказал он. – Нарушается принцип равенства условий доступа стран к рынкам, игнорируется режим наибольшего благоприятствования в торговле, игнорируется принцип справедливой и свободной конкуренции». Путин подчеркнул, что делается все это «политизировано», без какого-либо соблюдения норм ВТО. Фактически, сказал Путин, группа западных стран позволила себе в одностороннем порядке «зачеркнуть» ряд принципов и правил ВТО для России, которая, как напомнил российский президент, входит в число шести крупнейших экономик мира. Мне хотелось развить и углубить мысль Президента РФ. Поведение некоторых членов ВТО находится в вопиющем противоречии с нормами не только данной организации, но и всего международного права. Односторонние санкции США и их ближайшего союзника Великобритании нелегитимны, они не получили одобрения Совета безопасности ООН. По данным ООН, в начале нынешнего века указанные две страны применяли те или иные односторонние экономические санкции против стран, в которых проживало 52% населения планеты. Почему ВТО закрывает глаза на то, что никакой свободы торговли в мире нет? Почему в ВТО ни разу не поднимался вопрос о наказании США и Великобритании? Между тем, в ВТО имеются различные формы штрафных санкций. Думаю, что Россия как полноправный член ВТО имеет право и должна поставить вопрос об исключении указанных двух нарушителей из состава организации. И в этом случае она могла бы продолжать оставаться в рядах ВТО. А если этот вариант действий не удастся реализовать, то просто покинуть ряды ВТО. Говорят, что процедуры выхода из ВТО сложная. Что, мол, «рубль за вход, а десять за выход». Что действует принцип «ниппеля» и т.п. Что придется выплачивать астрономические суммы компенсаций и штрафов. Спрашивается, с какой стати Россия будет выполнять сложные правила выхода, если организация живет «по понятиям»? Либо все выполняют нормы ВТО и международного права, либо тогда мы свободны от обязательств. У нас есть все моральные и правовые основания для того, чтобы покинуть ВТО. А если Россия выйдет из ВТО, российский товаропроизводитель вздохнет полной грудью и сможет дать достойный ответ инициаторам экономической войны. Говорят, что прецедентов выхода из ВТО еще не было. Вот и создадим прецедент. Которым, судя по некоторым косвенным признакам, готовы воспользоваться и другие члены. Тем более, что это не будет выход «в никуда». Имеются реальные альтернативы. В том числе Таможенный союз (ТС). Кстати, не исключено, что таким шагом Россия предупредит вступление в ВТО своих партнеров по ТС Белоруссии и Казахстана.

Объявление дефолта по внешним долгам.

Не будем кривить душой: финансовая ситуация в России весьма напряженная. В частности, мы видим, как происходит «проседание» рубля. О чем сигнализирует снижение курса российской денежной единицы? – О том, что существует повышенный спрос на иностранную валюту на нашем рынке. А спрос этот порождается общемировой ситуацией. В частности, инвесторы в ожидании значительного сворачивания программы «количественных смягчений» в Америке (и ожидаемого повышения процентных ставок на рынке США) «пакуют чемоданы» и меняют рубли на валюту. Многие российские банки и компании в результате экономических санкций лишились возможности рефинансирования своих долгов за счет получения новых займов и кредитов (им разрешено пользоваться лишь совсем «короткими» кредитами на мировом рынке). Финансово-экономическое положение наших банков и компаний может существенно ухудшиться. Как и во время последнего финансового кризиса возник риск их банкротств или перехода под контроль иностранных инвесторов и кредиторов. Российские компании и банки надеются, что повторится тот happy end, который имел место пять лет назад. А именно они надеются, что государство придет к ним на помощь. Тогда для этого был «распечатан» Стабилизационный фонд, из которого наши предприниматели получали жизненно необходимую валюту и сумели выжить.

Но, как говорили древние греки, «нельзя дважды войти в одну реку». Сегодня ситуация отличается от той, которая была у нас в 2008-2009 гг. Во второй половине прошлого десятилетия наблюдалась интересная картина: сумма наших международных (валютных) резервов почти точно совпадала с величиной нашего внешнего долга. Не думаю, что это была случайность. Это было своеобразное планирование, которое предусматривало 100-процентное покрытие внешних обязательств Российской Федерации ее валютными резервами. Нет никакого сомнения, что этим планированием занимались не денежные власти России, а зарубежные кредиторы. В последние годы внешний долг стал обгонять размеры нашего валютного резерва. Скажем, в середине текущего года внешний совокупный (государственный и частный) долг Российской Федерации достиг величины 721 млрд. долл., а величина международных резервов составила 467 млрд. долл., в том числе валютная часть (без золота) – 423 млрд. долл. Получается, что степень покрытия нашего внешнего долга валютными резервами составила лишь 58,7%. Для должника это некомфортная ситуация. А вот для кредиторов она очень перспективна. Можно брать должника «голыми руками». Если его давить до конца, он отбиться не сможет. Наших суверенных фондов (Резервный фонд и Фонд национального благосостояния), даже если их вытряхнуть до конца, может не хватить на погашение внешних обязательств. Думаю, что именно здесь может быть основное направление удара экономической войны со стороны Запада против России.

Действовать нам в этой неприятной ситуации надо быстро, с опережением, не стандартно. А именно следует объявить дефолт по внешним обязательствам, не дожидаясь, когда западные кредиторы начнут «потрошить» наши компании и банки. Каждый дефолт по-своему уникален. И этот тоже будет уникальным. Мы его объявляем не из-за неспособности погашать свои обязательства, а по причине того, что нас Запад ставит своими санкциями в заведомо невыгодное финансово-экономическое положение. Опять возникает такая же ситуация, как и с нашим членством в ВТО: с какой стати мы должны выполнять условия юридических документов (соглашений по кредитам и займам), если с нами поступают грубо, игнорируя основополагающие принципы международного права? Без малого сто лет назад большевики, придя к власти в стране, сразу же объявили, что отказываются платить по довоенным долгам царского правительства и военным кредитам царского и временного правительств (всего на сумму около 18 млрд. зол. рублей). У большевиков, между прочим, были весьма веские основания юридического свойства для такого отказа. А ведь это был превентивный дефолт, хотя тогда такого слова еще в помине не было. Думаю, что нам еще не раз придется вспоминать опыт Советской России (Советского Союза), против которой Запад вел почти непрерывную экономическую войну.

На а каковы могли бы быть последующие наши шаги после объявления дефолта? Прежде всего, поставить Западу условие: обсуждение вопроса наших внешних долгов может начаться лишь после полной отмены экономических санкций против РФ. А если это условие будет выполнено, то предъявить наши требования по возмещению ущербов, которые наша страна понесла в результате санкций. Опять можем вспомнить нашу историю: в 1922 году на международной конференции в Генуе Запад «выкатил» нам требования по нашим внешним долгам (на 18 млрд. зол. руб.). А мы «выкатили» Западу наши встречные требования на 39 млрд. зол. руб. Это были ущербы и упущенные выгоды, которые Россия понесла в результате интервенции наших «союзников» и организованной ими же экономической блокады.

А если наши нынешние «партнеры» готовы будут и дальше с нами «сотрудничать», мы, пожалуй, предложим им провести реструктуризацию нашего внешнего долга с учетом тех «неприятностей», которые они доставили нам в ходе своих экономических санкций.

Можно предложить и другие наши «ассиметричные» «ответы Чемберлену». Но, пожалуй, самым эффективным таким ответом будет импортозамещение, о котором говорил Президент В. Путин на заседании Государственного совета 18 сентября. А, если использовать более привычную для нас лексику, то речь идет об индустриализации. И тут нам есть, чему поучиться у самих себя. За десять лет (1929-1939 гг.) в ходе индустриализации в СССР было построено почти 10 тысяч предприятий. Страна получила суверенную мощную экономику, которая помогла нам выйти победителями из второй мировой войны.

 

Отправить ответ

2 Комментарий на "Наш «ассиметричный» ответ Западу"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
денис
Гость
денис
3 лет 2 дней назад

полностью согласен с автором

анатолий
Гость
анатолий
2 лет 11 месяцев назад

Что же мешает реализовать эти важные и необходимые шаги уже сейчас?

wpDiscuz

Смотрите также