свт НИКОЛАЙ

«Закат Европы» глазами святителя Николая Сербского: три шага к пропасти

Имя святителя Николая Сербского (Вилимировича) хорошо известно не только у него на родине (в Сербии), но и в России

Этот святой (канонизирован в 2003 году) почти наш современник. Годы его жизни: 1880-1956. Он пережил многие трагические события первой половины ХХ века: первую мировую войну, мировой экономический кризис, вторую мировую войну, создание Югославии, изгнание из родины после прихода к власти Иосифа Броз Тито. Обладая особым духовным зрением, блестящим образованием (учился в Швейцарии, Англии и России), незаурядными писательскими способностями, он успел многие свои мысли положить на бумагу. Святитель оставил нам ценное богословское, философское и литературное наследие. Про работы святителя можно сказать словами преподобного Амвросия Оптинского: «Где просто, там и ангелов до ста». Святитель умел говорить о главном просто, глубоко и лаконично. А главное, твердо придерживаясь неискаженного ересями  христианского мировоззрения.

Европа — не география, а цивилизация

Вот, например, история Европы. О ней за последний век написаны тысячи и тысячи толстых томов. Одна работа английского знаменитого английского историка ХХ века Арнольда Тойнби (1889-1975) «Постижение истории» состоит из двенадцати толстых томов, причем описание истории Европы проходит через все тома. История Европы через изучение многотомника Тойнби становиться «непостижимой» для обычного человека. А вот святитель Николай Сербский несколькими смелыми и точными мазками своей гениальной кисти дает картину европейской истории. Причем вглядываясь в эту картину, неискушенный в истории человек начинает видеть не только прошлое, но и будущее. Потому, что своей чудесной кистью святитель дает нам не привычную плоскую картину, а трехмерное изображение, включающее духовное измерение.

Позволю себе дать некоторые высказывания святителя Николая Сербского по новой и новейшей истории Европы из его проповедей, лекций и статей. Большая часть их собрана в третьем томе творений святителя (М.: Паломник, 2006). Европа, по Николаю Сербскому, — понятие не только географическое. Это цивилизация. В данном случае он полностью согласен с нашими отечественными мыслителями Николаем Данилевским и Константином Леонтьевым, а также немцем Освальдом Шпенглером, которые историю человечества рассматривали, в первую очередь, через призму смены и сосуществования цивилизаций, а не государств и наций. Цивилизация – высшая и самая крупная социальная общность, фундаментом которой является религия и духовные ценности. Скрепами европейской цивилизации стало христианство, ставшее официальной (государственной) религией при Константине Великом в начале IV века (Миланский эдикт 313 года). Несмотря на многочисленные войны, религиозные расколы (Великая схизма 1054 года, Реформация XVI века), внешние агрессии (в первую очередь, со стороны Османской империи), Европа оставалась единой христианской цивилизацией, хотя и более слабой, чем во времена первого тысячелетия по Рождеству Христову.

Первые признаки «заката Европы»

Первые признаки «заката Европы», по мнению Николая Сербского, обозначились в XVIII веке. По европейской цивилизации тогда был нанесен тяжелейший удар. Исходил он от французских писателей и философов, которых принято называть «просветителями». Они породили невиданный до этого феномен под названием «атеизм». Он стал питательной почвой для французской буржуазной революции 1789 года и стремительного размывания и без того ослабленного христианства на европейском континенте. Прусский король Фридрих Великий (1712-1786) стал первым европейским монархом, признавшемся в своем неверии в Бога.

Чему могут поклоняться люди, отрекшиеся от Бога? Объекты такого поклонения и обосновывающие их идеологии менялись. Со времени французских «просветителей» вплоть до первой половины ХХ века история «заката Европы», по мнению Николая Сербского, может быть поделена на три этапа – по мере того, как менялись идеологии и объекты поклонения (неоязыческие идолы). В лекции, которую будущий святитель прочитал в лондонском кафедральном соборе святого Павла 16 декабря 1919 года в присутствии королевских особ, он сказал: «Весьма интересно узнать, что в качестве своей руководящей идеологии принимают люди, отрекшиеся от религии и утратившие ее. Обзор европейской хроники за последние 150 лет дает нам точный ответ на этот вопрос. Руководящая идея Европы в течение этого периода сначала была политической, затем научной и, наконец, экономической». И это деление последнего отрезка истории Европы на три части присутствует во многих работах Николая Сербского.

Первый шаг (политический период)

Николай Сербский говорит: «С середины XVIII столетия вплоть до 1848 года политики были самыми уважаемыми фигурами в Европе. В ту эпоху мы наблюдаем высокообразованных людей, таких как Талейран, Гёте и Ламартин, — священников, поэтов, писателей и философов, занимающихся политикой». Это период – время, когда победители буржуазных революций закрепляли свою победу через насаждение в обществе идей «демократии», «конституции», «парламентаризма», «свободы», «прав человека» и т.п. Символом политического периода стал   Шарль Морис де Талейран-Перигор  (1754-1838)  —  французский политик и дипломат, занимавший пост министра иностранных дел при трёх режимах, начиная с Директории и кончая правительством Луи-Филиппа. Известный мастер политической интриги. Успел даже побыть католическим епископом (1788-1791), однако был   лишен сана и отлучен от Церкви Папой Римским за участие в революционной деятельности.  Имя Талейран стало едва ли не нарицательным для обозначения хитрости, ловкости и беспринципности. Немалую услугу буржуазным политикам оказывали люди, формально не занимавшими высоких постов во власти. Например, немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гёте (1749-1832). С одной стороны, он занимал достаточно непримиримую позицию по отношению к церкви и даже христианству (вот одно из его высказываний: «Вся история церкви — смесь заблуждения и насилия»). С другой стороны, он был активным сторонником масонства и членом масонской ложи «Амалия». Подобные масонские структуры уже сильно опутали Европу в первой половине позапрошлого века и подрывали основы европейской цивилизации.  К середине XIX века ресурс доверия к словам политиков (и тех, кто идеологически обслуживал политиков) был уже исчерпан. Народ понял, что написанные на знаменах французской революции слова «Свобода, равенство и братство» — очередной обман, никакая политическая софистика не могла уже поддерживать этот обман.  Святитель Николай Сербский констатировал: «Впрочем, как не верили уже люди древнему очагу (церкви – В.К.), так не верили и политикам».

Второй шаг («научный» период)

«Ведущую роль, оттеснив политику, взяла на себя наука. Вторая половина XIX века протекает на европейском континенте под знаком деспотизма «всемогущей науки». Европейские ученые считали, что превосходной знают, либо делали вид, что превосходно знают, не только науку, но и религию, и социальную жизнь, и политику».  Вместе с тем «жрецы науки» внесли свой неоспоримый вклад в разрушение европейской цивилизации. Особенно те, кто создавали и развивали такие «научные» и «философские» школы, как дарвинизм, ницшеанство и марксизм. Они способствовали окончательному утверждению в Европе духа материализма, атеизма, рационализма и нигилизма.  В конечном счете, не без влияния так называемой «науки» в Европе был разведен пожар двух мировых войн, а в России – пожар революции 1917 года, унесших десятки миллионов человеческих жизней. Марксизм трансформировался в жесточайшую «диктатуру пролетариата», а ницшеанство – в идеологию оголтелого национал-социализма. Но жрецы новой «науки» (также, как и предшествовавшие им политики) не смогли долго властвовать умами и душами людей. Святитель отмечает: «…после ужасного опустошения человеческой совести и обнищания человеческих сердец наука утратила свою господствующую силу». В то же время следует признать, что хотя дарвинизм, марксизм и ницшеанство как «научные теории» себя полностью дискредитировали, они, тем не менее, успели дать идеологические «семена». И эти «семена» в любой момент могут дать новые всходы со всеми отсюда вытекающими трагическими последствиями.

Третий шаг («экономический» период).  

Николай Сербский писал: «Знамя абсолютизма было передано в другие руки и двинулось по новой дороге, в сторону экономики…Экономические проблемы в наши дни – та роковая звезда, под которой мы живем. Это — центральная идея и самая суть проблемы, вокруг которой стыдливо вытанцовывают и на которую со смущением взирают как отверженные политики вкупе с учеными, так и люди искусства вкупе с лицами духовного звания». По мнению Николая Сербского, воцарение в обществе духа экономизма и материализма – финальная фаза жизни любой цивилизации, в том числе европейской: «Материальным прогрессом мир способен только прельщаться. Но вполне ясно, что в истории человечества ни одна цивилизация не погибла от недостатка хлеба; все они умирали от духовного голода».

Оппонируя тем, кто ставил материальный   прогресс на первое место и полагал, что Европа не умирает, а, наоборот, укрепляется, Николай Сербский говорил: «За последние 150 лет в Европе не было сделано ничего исключительного и монументального. Не создано ничего даже приблизительно столь же величественного, как древние кафедральные соборы, или поэзия Данте, или живопись Рафаэля, или скульптуры Микеланджело». Да, были достижения в области техники, но эти достижения стали для европейцев фетишами, кумирами, предметами поклонения, которые им стали заменять живого Бога. Николай Сербский: «Кто-то может заметить: «Хорошо, но мы открыли электрическую энергию, изобрели радио, телеграф, медицинские приборы и многое другое». Разумеется, но ведь Китай изобрел компас, печать и порох, однако никогда не почитал плоды своих изысканий причиной для того, чтобы расстаться со своей религией».

«Ожесточенно ратуя за богатство, постоянно готовясь к войнам и революциям, Европа утратила духовную выспренность и утонченность, которыми отличалась до XIX века. Ныне же она всецело обратилась к проблемам экономики». Николай Сербский не называет точного времени, когда произошел переход от второго к третьему периоду.  Скорее всего, это последние десятилетия XIX века. Об этом переходе, кстати, писали и русские мыслители: Ф.М. Достоевский, К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров, В.С. Соловьев, С.Н. Булгаков. Они отмечали, что в России в последние десятилетия позапрошлого века возобладал дух «экономического материализма».

«Экономический материализм»: две стороны медали.

Кстати, появление его было обусловлено и обосновано «достижениями» предыдущего, «научного» периода.  Особенно теорией марксизма, которая противопоставляя модель капитализма и социализма, одновременно превращала в высший фетиш идею «экономического материализма».   И русские мыслители, и Николай Сербский обращали внимание на то, что у «экономического материализма» имеется две стороны: капитализм и   социализм. При всей их внешней непримиримости идеи капитализма и идеи социализма они одинаково губят европейскую цивилизацию, поскольку одинаково отрицают и уничтожают христианство.    Европа, как отмечает будущий святитель, «всецело обратилась к проблемам экономики. Помимо прочих бед, грозящих тому или иному народу, существует опасность, что этот народ все свои духовные и физические силы будет использовать лишь для стяжания материальных ценностей на многие лета. Ведь параллельно с ростом увлечения делами материальными возрастает неспособность и угасает интерес к высшей духовной жизни, особенно к религии».  А вот еще мысль Николая Сербского о капитализме и социализме (высказана в 1939 году): «Сегодня ведется самая ожесточенная борьба между капиталистами и пролетариатом. Не желайте победы ни тем, ни другим. Кто бы из них не одержал верх, мир от этого сделается лишь львиным логовом. Будьте благороднейшими по уму – вы, благороднейшие сердцем и добрейшие волей, — и тогда я стану молиться о вашей победе».

«Закат Европы» и Россия

Если в Европе процесс духовного умирания общества происходит не очень заметно, то в России он приобрел драматические формы. «Рабочие сегодня (конец 1919 года – В.К.) правят Россией, самой большой страной мира. Их власть знаменует собой полный распад ранее существовавшего общественного устройства.  Ведь властвуют они больше со страстью мести, а меньше с разумом и справедливостью». Пришедшие к власти в России большевики провозгласили экономические лозунги, их практическая реализация означает удар не только и не столько по материальным интересам правящих классов страны, сколько по церкви и христианству. Удар носителей идеологии «экономического материализма» по России может самым роковым образом ускорить закат европейской цивилизации. Вот как рассуждает Николай Сербский: «Ведь в отличие от Западной и Средней Европы, христианская религия в России даже в XIX веке была основой и средоточием русской культуры. Мировая общественность…ныне является свидетелем решающего сражения, которое ведется в России «за» и «против» цивилизации. Исход этой битвы в России поставит и перед Европой судьбоносную дилемму: либо смерть, либо духовное возрождение!?» С тех пор, когда были произнесены эти слова, прошло без малого столетие. На новом витке истории картина повторяется, но не буквально. Россия в очередной раз стала ареной борьбы «за» и «против» христианской цивилизации. Мы не можем сейчас определенно сказать, каков будет исход этой борьбы на русской земле. Но даже если победят силы «за», эта победа вряд ли сумеет воскресить европейскую цивилизацию. Ее «закат» уже произошел. Дух христианства в XXI веке окончательно покинул Европу, а то, что мы видим и называем «Европой», есть лишь ее остывающее тело. Впрочем, если понимать европейскую цивилизацию как христианскую, то у нее еще есть надежда. И этой надеждой остается Россия.

https://tsargrad.tv/articles/zakat-evropy-glazami-svjatitelja-nikolaja-serbskogo-tri-shaga-k-propasti_62242

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также