23-upload-tass_6103101

Вряд ли в ближайшее время произойдут позитивные изменения в экономике

Изложение интервью Председателя РЭОШ В. Ю. Катасонова сайту Русская народная линия на тему пресс-конференции Президента РФ.

Президент России Владимир Путин на большой пресс-конференции сообщил, что в 2016 году остановилось падение экономики России, в 2017 году ожидается ее рост.

 

«Нам нужно обеспечить, безусловно, дальнейший рост экономики и промышленного производства, у нас припали реальные располагаемые доходы населения, что само по себе не очень хорошо, но это ведёт к снижению потребительского спроса, отражается и на инвестициях в конечном итоге. Да, но здесь есть определённый всё-таки положительный тренд: за последние месяцы мы наблюдаем очень скромный, но всё-таки рост реальной заработной платы в реальном секторе экономике, и это в целом настраивает на позитивный лад, который вселяет определённую уверенность в том, что движение будет положительное и в ближайшей перспективе», — отметил Глава государства.

 

Слова В.Путина прокомментировал в интервью «Русской народной линии» д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов:

 

Я думаю, что на следующий год, если не произойдет никаких изменений в политической власти, в составе нашего правительства, особенно экономического блока, никаких изменений не произойдет. Все это мы слышим каждый год, и эти мантры совершенно никак нас не возбуждают.

 

Что касается терминологии, то это терминология либеральная, когда, извините, говорят о том, что снижаются темпы падения, но, честно говоря, можно сказать, что экономика продолжает  падать. Она будет и дальше падать. Никаких тормозов я здесь не вижу. Я абсолютно не понимаю, за счет чего они рассчитывают обеспечивать экономический рост в следующем году. Источника экономического роста нет, никакой структурной политики нет. Для того чтобы начинать структурную политику, нужно планирование. Про планирование молчок. Про государственное управление экономикой молчок. О реорганизации Центрального банка молчок. О том, что необходимо возмещать внутренний рынок с помощью протекционистского барьера, если мы говорим про импортозамещение, — молчок. Никаких гарантий того, что завтра наша экономика, промышленность, сельское хозяйство не окажутся перед конкуренцией со стороны транснациональных корпораций, нет. Потому что завтра могут снять экономические санкции, которые нам хоть как-то помогали, и тогда все будет развалено. Фактически, все это вернется на исходные позиции. Т.е. никакой экономической политики абсолютно нет.

 

Я говорю и продолжаю говорить, что Путин в сфере экономики рафинированный либерал. Я понимаю, что РНЛ пытается как-то подмигивать Путину. Но, с другой стороны, медвежью услугу оказывать тоже не стоит. Для того чтобы нам начать выходить из этого кризиса, нам необходима мобилизационная модель экономики. Мобилизационная модель экономики предусматривает два важных условия: первое условие – это защита внутреннего рынка и второе — это резкое повышение роли государства. Кстати, именно так Соединенные Штаты и пытались выйти из трясины экономического кризиса в 30-е годы, когда они фактически взяли на вооружение рецепты социализма, и новый курс Рузвельта — это именно те два столпа реанимации и реабилитации экономики. Но даже эти рецепты не помогли, и поэтому пришлось еще использовать неэкономические методы, т.е. провоцирование мировой войны. Так что это необходимые, но, может быть, недостаточные условия. Поэтому я хочу сказать, что в этих условиях ничего не произойдет.

 

Частный бизнес потому и частный, что он заточен на получение прибыли. С какой стати он будет вкладывать свои средства в малоокупающиеся или даже неокупающиеся объекты, когда можно вложить в сырьевой сектор?

 

При открытой экономике никакие льготы не сработают потому, что мы неконкурентоспособны. Это любимое слово — «международная конкурентоспособность», все эти разговоры про международную конкурентоспособность кончаются после того, как, я напоминаю, выясняется, что у наших оппонентов или партнеров, как угодно, есть такой инструмент конкурентной борьбы, которого у нас нету. Я имею в виду печатный станок. Деньги в американской экономике фактически бесплатны. Это мощнейший инструмент субсидирования. Единственное, они даже с этим инструментом не могут разобраться, потому что бесплатные деньги ускользают из реального сектора экономики и идут либо на финансовые рынки, либо за пределы Соединенных Штатов. Трамп сейчас что-то будет делать для того, чтобы дешевые или бесплатные деньги не ускользали. А у нас деньги дорогие. Они являются средством окончательного удушения останков нашей экономики.

 

Я не вижу никаких оснований для экономического роста в следующем году в нашей стране. Никаких рациональных оснований для этого нету. К сожалению, сегодня разговоры во власти об экономике базируются на таких понятиях, как «верю», «предполагаю», «хотелось бы верить», «рассчитываем», «надеемся». Это все гадания на кофейной гуще. Надо планировать, а не предполагать и верить. А планирование — это совсем другая категория.

http://ruskline.ru/news_rl/2016/12/23/vryad_li_v_blizhajshee_vremya_proizojdut_pozitivnye_izmeneniya_v_ekonomike/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также