23-2

Валентин Катасонов. «Пятую колонну» надо пофамильно называть

Президент России Владимир Путин выступил на пленарном заседании юбилейного, XXV Петербургского международного экономического форума. Буквально через несколько часов после этого в СМИ стали появляться комментарии на выступление.

Основной акцент в большинстве публикаций по теме выступления сделан на ту его часть, которая посвящена оценке президентом ситуации в мире. Оценка президента трезвая и смелая. Путин констатировал, что эпоха однополярного мира, которая началась после завершения «холодной войны», уже завершилась. Резкое обострение международной обстановки после начала специальной военной операции на Украине высветило факт того, что абсолютное доминирование США в мире уже позади.

Не лучше положение и Европы. Как отметил президент, Евросоюз «окончательно утратил свой суверенитет, а его элиты пляшут под чужую дудку». По мере «заката Запада» (о котором еще век назад писал О. Шпенглер) его политика становится все более агрессивной. Агонизирующий Запад становится угрозой всему человечеству.

Мы видим кризис Запада не только в политике и культуре, но также в экономике. Политику Запада в отношении остальных стран мира президент назвал «грабительским колониализмом». Ради достижения своих эфемерных геополитических целей Запад рубит сук экономики, на котором он долго сидел. Рушиться тот мировой экономический порядок, который сложился после Второй мировой войны. Страны «Большой семерки» включили «печатные станки» своих центробанков и стали стремительно наращивать суверенные и прочие долги. Скоро эти долговые пирамиды начнут рушиться.

Санкционная война против России окончательно подтвердила, что Западу и его ближайшим союзникам доверять нельзя. Если они заморозили валютные резервы России, то с такой же легкостью они это могут сделать и с резервами любых других государств.

Достаточно подробно в выступлении Путина рассмотрены такие вопросы, как причины и цели специальной военной операции России на Украине, влияние санкций на экономику России, эффект бумеранга от санкций (ущербы, которые понес коллективный Запад от введенных против России ограничений) и т. д.

Самой высокой нотой выступления президента стали его слова о суверенитете России: «Суверенитет в XXI веке не может быть частичным, фрагментарным, все его элементы одинаково важны. Они усиливают, дополняют друг друга. Поэтому нам важно не только отстаивать свой политический суверенитет, национальную идентичность, но и укреплять всё то, что определяет экономическую самостоятельность страны, финансовую, кадровую, технологическую самостоятельность и независимость». Действительно, без суверенитета России не добиться тех целей, которые поставлены перед специальной военной операцией на Украине. Также не одержать победы в той санкционной войне, которую коллективный Запад начал против нас 24 февраля. Также не выстоять в том глобальном экономическом кризисе, который может начаться на Западе не сегодня-завтра, и который может накрыть Россию своей мощной волной, если она не успеет добиться суверенитета.

Тема национального суверенитета России — вот та «красная черта», до которой дошел президент РФ в своем выступлении. Но дальше он двигаться не стал. А как хотелось бы, чтобы В. Путин пересек «красную линию» и сказал то, что от него многие ожидали услышать. В том числе ожидал и я. Нельзя не согласиться с тем, что суверенитет состоит из ряда элементов, «все его элементы одинаково важны. Они усиливают, дополняют друг друга».

Первое, что хотелось бы услышать: какова национальная идеология России? Фундаментом национального суверенитета является национальная идеи и национальная идеология. Она является скрепляющим народ началом. В статье 3 Конституции РФ говорится: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Совершенно верное положение.

 А вот статья 13 Конституции РФ гласит: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Итак, национальной идеологии у нас нет, и, как можно предположить, ее появление будет нарушением Конституции. А без нее призыв к обретению национального суверенитета остается благим пожеланием.

Второе. В своем выступлении на ПМЭФ, равно как и в других своих выступлениях президент РФ говорит правильные слова о социальной справедливости, которая также скрепляет народ, а, следовательно, создает условия для установления национального суверенитета России. Но все эти слова повисают в воздухе, поскольку социальную справедливость можно установить лишь изменив социально-экономическую модель нынешней России. Но, к сожалению, глава нашего государства не касается общей оценки этой модели, он лишь позволяет себе критику отдельных ее сторон. Более того, я не разу не слышал, чтобы он озвучил название этой модели — «капитализм».

А всеобщий закон капиталистического накопления (один из главных экономических законов капитализма) гласит, что результатом такого накопления является сосредоточение богатства на одном полюсе общества и сосредоточение бедности и нищеты на другом.

В своем выступлении Путин формулировал предложения по исправлению вопиющих отдельных проявлений несправедливости: «Уже в этом году нужно добиться снижения уровня бедности и роста доходов граждан, это главный показатель для оценки органов власти». «Поручаю принять кардинальные меры по поддержке семей с детьми». Но даже если эти поручения президента будут исполнены (во что трудно поверить), то через некоторое время неумолимое действие закона всеобщего капиталистического накопления результаты всех этих частных мер нивелирует.еве в 

Социальная несправедливость не только подрывает национальный суверенитет. Она негативно влияет на все стороны общественной жизни. Например, труд наемного работника, обогащающего олигарха, не может быть эффективным и творческим.

Напрашивается мысль, что, находясь на посту президента РФ, Путин охраняет неприкосновенность капиталистического устройства России.

Третье. Сегодня против России действуют введенные коллективным Западом экономические санкции. Это санкционная война, которая идет уже без малого четыре месяца. Даже если военные действия на Украине прекратятся в ближайшие месяцы, то экономическая война — «надолго и всерьез». А у нас до сих пор нет экономической стратегии России. У нас ее и раньше не было (говорили, что, мол, либерально-рыночная экономика «саморегулируется», ей не нужны ни стратегия, ни планы). Но, сегодня, в условиях войны с коллективным Западом нам нужна экономическая мобилизация. А она невозможна без стратегии и долгосрочного директивного планирования.

В первые дни санкционной войны с нашей стороны были реакции, которые можно назвать тактическими решениями. Я имею в виду, прежде всего, указ президента от 28 февраля 2022 г. № 79 «О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций».

Также указ от 1 марта 2022 г. № 81 «О дополнительных временных мерах экономического характера по обеспечению финансовой стабильности Российской Федерации». Все ждали, что через некоторое время появится и Стратегия. Не появилась. Более того, целый ряд последующих актов выхолостил изначально правильный дух указанных двух указов.

История военного дела показывает, что успех «горячих» войн определяется не только численностью воинов и вооружениями, но также правильными стратегиями. Ведение экономической войны с Западом без экономической стратегии грозит нам проигрышем.

Примечательно, что в марте-апреле правительство РФ проводило целый ряд совещаний по вопросам адаптации отдельных отраслей и производств России к условиям санкционной войны. На некоторых из них присутствовал президент РФ. На совещаниях Путин давал поручения правительственным чиновникам по разработке стратегий развития соответствующих отраслей и производств (с датами до 1 июня или до 1 июля).

Последнее поручение главы государства чиновникам было дано на совещании по поддержке автомобильной промышленности России в рамках ПМЭФ 16 июня — разработать новую стратегию развития отечественного автопрома (до 1 августа).

Нарушены основополагающие принципы государственного управления.

Экономическая стратегия государства предполагает целеполагание, набор средств, алгоритмы и графики движения к цели (целям). А если нет стратегии, то невозможно задействовать и планирование. Напомню, что в 2014 году был принят Закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Очень правильный и нужный закон. Уже прошло восемь лет с момента его принятия, но он так и остается не востребованным. А если нет стратегического (долгосрочного) планирования, то нет и планирования текущего (годового, квартального, помесячного).

Четвертое. Я уже отметил неготовность России к санкционной войне. Также отметил, что за несколько месяцев президентские указы №№ 79 и 81 оказались в значительной степени выхолощенными. А ведь давайте вспомним, что правильные решения по мерам подготовки к большой санкционной войне были приняты еще в 2014 году.

Тогда прогремели первые санкционные залпы со стороны Запада (после того, как Крым вошел в состав России). И тогда были приняты программы импортозамещения на период до 2020 года по 23 направлениям (отраслям и производствам). И все они были провалены. Самое интересное, что никаких «разборов полетов» по поводу этих программ ни правительство, ни президент не проводили. Все было спущено на тормозах. Мы не слышали, чтобы хотя бы кто-то из чиновников был уволен за провал импортозамещения.

Одним из главных чиновников, отвечающих за импортозамещение, является министр промышленности и торговли Денис Мантуров (на этом посту с 2012 года). На форуме в Петербурге он и рассказывал всем, как правильно понимать импортозамещение. Оказывается, это не обязательно замещение импортного продукта отечественным. Он предлагает отныне считать, что импортозамещением можно считать замену товара, импортировавшегося из одной страны, на товар, импортируемый из другой.

Я сейчас говорю даже не только и не столько об импортозамещении, сколько о безответственности и безнаказанности чиновников. Всем известно, что простым и надежным показателем ответственности/безответственности чиновников является исполнение/неисполнение поручений правительства и президента. С этой точки зрения, наверное, 99 процентов высших чиновников следует отнести к категории безответственных.

Кстати, Владимир Владимирович довольно часто стал использовать термин «пятая колонна», однако никаких имен не называл. Увы, и на ПМЭФ президент имен не назвал.

На фото: президент РФ Владимир Путин во время пленарного заседания XXV Петербургского международного экономического форума. (Фото: Александр Рюмин/ТАСС)

https://svpressa.ru/politic/article/337725/

Оставить комментарий

avatar

Смотрите также