17-2

Валентин Катасонов. Путина подставили на много миллиардов долларов. Это сделал человек «С» или короли экспорта?

С 1 июля легализуется ограбление страны

В понедельник, 27 июня, В.В. Путин подписал закон, который является важнейшей вехой в процессе легализации ограбления России.

Официальное название документа: Федеральный закон от 28.06.2021 № 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле».

Указанный закон вступает в силу с 1 июля 2021 года. Суть его в том, что многим категориям российских экспортеров дается право размещать валютную выручку от экспортных продаж за рубежом, на счетах иностранных банков. На языке инициаторов данной законодательной инновации это означает «доведение валютной либерализации до логического конца». На языке большинства граждан России это следовало бы назвать «доведением до логического конца» процесса легализации ограбления страны.

Процесс такой легализации начался в нулевые годы, к середине первого десятилетия нынешнего века Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» так обкорнали с помощью поправок, что в нем не осталось почти ни валютного регулирования, ни валютного контроля.

В частности, была отменена обязательная (даже частичная) продажа валютной выручки экспортерами за рубли.

Оставили лишь обязанность заводить валютную выручку в России, размещать ее на счетах уполномоченных российских банков. А поскольку ограничения на экспорт капитала были также отменены, то эту валюту можно было потом опять выводить за рубеж. «Нелогично — говорили сторонники дальнейшей либерализации, — заводить в страну валюту, чтобы потом ее опять вывозить». Поэтому предложили нелогичность «исправить», отменив обязанность обязательной репатриации валютной выручки в Россию.

Да, нелогично. Но с учетом горьких уроков мирового финансового кризиса 2008−2009 гг. многие страны стали, наоборот, ужесточать валютные нормы. Многие у нас ждали, что логичность будет восстановлена путем восстановления обязательной конвертации экспортной выручки в рубли и введения ограничений на трансграничное движение капитала. Опыт других стран в этой области богатейший.

Но у власти и экспортеров-клептоманов логика другая: вывести за границу товар — получить за него валютную выручку — оставить выручку за рубежом — свободно самому распоряжаться этой валютой — в финале операции помахать России ручкой, переместившись в то место, где будет храниться сворованное.

Прямо по Евангелию: «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21).

Лоббисты завершения валютной либерализации очевидны — экспортеры. Прежде всего, крупные. Следовательно те, которые вывозят за границу нефть, природный газ, металлы, лес, руды и прочие природные ресурсы. А во властных структурах главной фигурой, двигающей интересы этих сырьевых экспортеров, стал министр финансов Антон Силуанов.

Сначала Минфину удалось продавить поправки, освобождающие от ответственности за невыполнение требований по репатриации валюты тех экспортеров, которые оказались под экономическими санкциями Запада.

В мае 2019 года назад Минфин внес в Государственную Думу поправки к закону о валютном регулировании и валютном контроле, которые предусматривали отмену обязательной репатриации экспортной выручки в рублях для поставщиков сырьевых товаров.

Поправки были приняты: с 1 января 2021 года отменена репатриация в отношении до 30% суммы внешнеторговой сделки. С 1 января 2022 года планка повышается до 50%, с 1 января 2023 года — до 70%, с 1 января 2024 года — до 100% (Федеральный закон от 02.08.2019 № 265-ФЗ.).

Для справки сообщу, что по итогам прошлого года в рублях была проплачена доля российского экспорта, равная 14,7%. В абсолютном выражении стоимость рублевого экспорта была эквивалентна 48,8 млрд долл.

Вдохновленное успехом, лобби «валютной свободы» сделало следующий шаг. В прошлом году (летом) в Думу через господина Силуанова был вброшен законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон „О валютном регулировании и валютном контроле“ в части поэтапной отмены требований по репатриации экспортной выручки в иностранной валюте для несырьевого неэнергетического экспорта».

Почитайте, какая чушь написана в записке, сопровождающей законопроект: «В настоящее время применение репатриации в иностранной валюте не обеспечивает достижения макроэкономических целей снижения оттока капитала и стабильности валютного курса в условиях отсутствия требования обязательной продажи валютной выручки.

Репатриация и ограничения по зарубежным счетам являются ограничениями, влияющими на свободы и гибкость экономических отношений между резидентами и нерезидентами, препятствуют экспансии российского бизнеса за рубежом, включая наращивание несырьевого экспорта из России.

Соблюдение резидентами действующего режима ограничений по зарубежным счетам и обязанности репатриировать экспортную выручку в иностранной валюте на счета в уполномоченных банках существенно увеличивает транзакционные издержки экспортеров и импортеров, а также приводит к уплате ими штрафов в пользу государства при отсутствии прямой вины с учетом принятых в международной практике обычаев делового оборота. Выполнение положений валютного законодательства РФ требует от экспортеров траты существенных кадровых и финансовых ресурсов».

Логика предельно простая: капитал все равно выводится из России. Мол, делать нечего — давайте разрешим. От себя добавлю, что чистый отток капитала из России, согласно данным платежного баланса РФ, ежегодно измеряется десятками миллиардами долларов. И это, не считая совсем уже нелегального вывоза по контрабандным каналам, который не находит отражения в платежном балансе.

А какая трогательная забота о выполнении майского указа президента! К 2024 г. для выполнения указа президента Владимира Путина несырьевой экспорт должен вырасти со 149,8 млрд долл. в 2018 г. до 250 млрд долл. к 2024 г. Т.е. прирасти на 100 миллиардов долларов. А этот прирост надо как-то стимулировать. Раньше говорили о таких средствах стимулирования, как экспортные кредиты, налоговые льготы или даже прямая бюджетная поддержка.

Сейчас об этом никто не вспоминает. Лучшим средством «стимулирования», оказывается, является предоставление права экспортеру оставлять валюту от «несырьевого экспорта» за рубежом. Законопроект стал буксовать в Думе. Уж больно бесстыдным был документ. Даже часть депутатов от «Единой России» возмущалась…

21 апреля этого года Владимир Путин в послании Федеральному Собранию прямо заявил, что нужно упростить условия работы для несырьевых экспортеров в сфере валютного контроля. И это был ветер в паруса лоббистов новой законодательной инициативы. Процесс подготовки документа вышел на финишную прямую. Дума в кратчайшие сроки проштамповала законопроект.

15 июня она провела окончательное голосование и приняла закон.

23 июня закон был одобрен Советом Федерации.

И вот Путин 27 июня подписал закон, во вторник он был уже опубликован. А в конце этой недели, в пятницу (1 июля), вступит в силу.

Примечательно, что в самом законе упрятан еще один обман. Закон касается валютной выручки от продажи товаров, которые в соответствии с единой товарной номенклатурой Евразийского экономического союза относятся к несырьевым и неэнергетическим.

В воображении неискушенного человека это ассоциируется с такими товарами, как самолеты, автомобили, станки и оборудование. Действительно, производителям таких сложных изделий, наверняка потребуются деньги для закупок производственного оборудования, новых технологий. Наверное, им можно поверить, что валютная выручка будет использована для совершенствования отечественного производства и производимой продукции. Увы, под несырьевым и неэнергетическим экспортом понимается совсем другое.

В перечень товаров, подпадающих под действие закона, включены золото, металлы, простейшие металлоизделия и зерно. В общей сложности смягчение валютного контроля затронет экспорт на 160 млрд. долларов (это почти половина всего российского экспорта за прошлый год).

Отныне без репатриации выручки можно будет экспортировать медь, никель, в том числе необработанный (за исключением штейна и промежуточных продуктов), а также алюминий, свинец, цинк и олово, за исключением отдельных видов продукции военного назначения.

Кроме этого, согласно закону, оставлять выручку в западных банках смогут экспортеры черных металлов (за исключением отходов, лома и шихтовых слитков), а также металлургической продукции (кроме железнодорожных рельсов). По итогам прошлого года по данным таможенной статистики, экспорт металлов составил 35,5 млрд. долларов (10,5% всех экспортных доходов).

В группу несырьевых товаров также попало зерно, экспорт которого в прошлом году составил 8,2 млрд долл.

Наконец, в списке несырьевых товаров значится золото. Это не просто металл. Это стратегический ресурс страны, который надо накапливать в международных резервах (замещая в срочном порядке золотом бумажные валюты, которые не сегодня-завтра сгорят).

Вместо этого в прошлом году началась самая настоящая вакханалия вывоза драгоценного металла из России. По итогам 2020 года экспорт золота составил 320 тонн. При том, что прошлогодняя добыча драгоценного металла равнялась 290 тонн. 30 тонн из хранилищ добавили банки.

Доходы от экспорта драгоценного металла утроились по сравнению с предыдущим годом и достигли 18,5 млрд. долларов. Видимо, это грандиозное бегство золота из России происходило при полной уверенности в том, что закон, отменяющий обязательную репатриацию валютной выручки, будет принят. Уверен, что возвращения валютной выручки от прошлогоднего вывоза золота в полном объеме не было. А отныне и подавно не будет. Золотые клептоманы могут сделать вздох облегчения.

У нас даже государственные компании не возвращают валюту в страну. Что далеко за примерами ходить? Вот, в капитале «Роснефти» и «Газпрома» государство участвует через таинственную контору «Роснефтегаз», имеющую статус государственной компании.

А куда идут деньги от «Роснефтегаза»? Этого не знают даже «народные избранники» в Государственной Думе. Как-то Путина спросили, ответ был крайне туманным.

Чего же ждать от публики, которую мы называем частными экспортерами? Валютная выручка от их экспорта в государственный карман уж точно не попадает.

Если все называть своими именами, то произошла легализация ограбления России. Ни экспортеры, ни власти уже ничего не стесняются. Мы имеем дело с компрадорской буржуазией и компрадорской бюрократией.

 

Фото: Imago/TASS

https://svpressa.ru/economy/article/302794/

3
Оставить комментарий

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
ВалентинВлад Авторы недавних комментариев
Влад
Гость
Влад

И санкций Запада уже не боимся! Разрешая экспортерам размещать валютную выручку от экспортных продаж за рубежом, на счетах иностранных банков, мы тем самым помогаем закрывать брешь в финансовой системе Запада (с отрицательными ставками!), ставим в проигрышное положение свои банки, создается искусственный дефицит валюты т.п. МВФ потирает руки в ожидании нового клиента… Вкратце – это подготовка почвы для продажи накопленного золота из ЦБ…”Красавчики”)))

Влад
Гость
Влад

“Это лучшее решение перед падением мировых цен на нефть, газ и т.д.”…

Валентин
Гость
Валентин

Ни добавить, ни убавить: вещи названы своими именами.
Россия находится на последнем издыхании под гнетом компрадорской буржуазии и компрадорской бюрократии, а президент — их надежная «крыша».

Смотрите также