21-ц2

В. П. Филимонов. Смертный приговор государству и личности

К статье В. Ю Катасонова «Понимает ли наш Президент, что скрывается за “цифровой экономикой”»? и Обращению представителей православной общественности, опубликованным на Русской народной линии.

Люди, внедряющие в сознание граждан России понятия «цифровое общество» и «цифровая экономика», выполняют стратегическую задачу, возложенную на них определенными силами. Задача эта заключается в передаче управления нашей страной транснациональным структурам.

Цифровое общество –  это, прежде всего, глобальный проект, целью которого является построение нового рабовладельческого общества, управляемого посредством использования информационно-коммуникационных технологий, основанных на применении микроэлектроники, локальных и глобальных компьютерных сетей, которые собирают, обрабатывают, генерируют и распределяют информацию через системы глобальных телекоммуникационных сетей. Поэтому цифровое общество, по сути своей, является сетевым информационным обществом.

Сегодня еще принято говорить о формировании «новой цифровой цивилизации». «Продвинутый» председатель Правительства РФ Д. Медведев на пленарном заседании форума «Открытые инновации» 30 октября 2013 года в Москве заявил: «Мы находимся на рубеже совершенно новой цивилизации».\

Уместно здесь вспомнить слова одного из главных идеологов ее построения Збигнева Бжезинского, написанные еще в 1968 году: «Возрастут возможности социального и политического контроля над личностью. Скоро станет возможно осуществлять почти непрерывный контроль за каждым гражданином и вести постоянно обновляемые компьютерные файлы-досье, содержащие помимо обычной информации самые конфиденциальные подробности о состоянии здоровья и поведении каждого человека… Соответствующие органы будут иметь мгновенный доступ к этим файлам. Власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию… Это породит тенденцию на несколько последующих десятилетий, которые приведут к технотронной эре – диктатуре, при которой почти полностью будут упразднены существующие ныне политические процедуры».

В этих словах раскрыты основные понятия, касающиеся построения нового (цифрового) мироустройства – это, прежде всего, внедрение системы тотального контроля за каждым гражданином в реальном масштабе времени с целью его полного порабощения: «Власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию». Что значит упразднить «существующие ныне политические процедуры»? Это значит уничтожить традиционные представления о государстве и праве; разрушить систему естественных общественных отношений, существовавших в течение многих тысячелетий и превратить человека в подконтрольный и жестко управляемый элемент компьютерной системы – лишить его богоданной свободы и образа Божия.

В начале 2000-х годов на самом высоком политическом уровне был заключен ряд соглашений по построению единого наднационального глобального информационного сетевого (цифрового) общества или глобальной Сети.

 

Антихристианская, антигосударственная и античеловеческая сущность информационного сетевого общества была откровенно раскрыта еще в 2002 году в программных статьях главного аналитика верхней палаты российского парламента Александра Давыдова «О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества», «Сеть как основная форма грядущей организации общества» и «К вопросу о перспективах возникновения корпоративных юрисдикций», опубликованных в «Аналитическом вестнике» №17 (173) Совета Федерации РФ.

В них, в частности, говорится: «Сегодня мировое сообщество в целом, и Россия в частности, переживают “бесшумные”, но весьма радикальные изменения общественного устройства. Суть этих изменений состоит в пусть неравномерном, из-за особенностей жизненных укладов разных народов, но вместе с тем совершенно неуклонном установлении прямых и равноправных связей всех со всеми. Интернет-технологии, сделавшие возможность создания таких связей общедоступной и свободной от пространственно-временных ограничений, становятся вещественной основой нового, “сетевого” общественного уклада…

Наличие прямых равноправных связей всех со всеми, являющееся определяющим качеством сетевого общества, дает всем участвующим в них лицам такой прирост дееспособности, от которого невозможно отказаться. Причина этого в том, что основанная на упомянутых выше связях сетевая организация взаимодействия, которую для краткости можно назвать сетевым обществом, или Сетью, порождает следующие обстоятельства. Во-первых, резко снижается потребность в построенных на чиноначалии управленческих конструкциях… Во-вторых, социальный статус участвующих в каком-либо деле перестает быть довлеющим обстоятельством, определяющим их поведение… В-третьих, совершенно очевидно, что сетевая организация взаимодействия резко повышает скорость решения практически любых вопросов… Вышеизложенное дает веские основания полагать, что в ближайшее время произойдут серьезнейшие социально-политические изменения…

Мировым сообществом будет коренным образом пересмотрено понятие “государственный суверенитет”. Ведь в настоящее время суверенитет государства – это, по сути, суверенитет бюрократической системы управления, взявшей на себя право тем или иным способом осуществлять верховную власть на некоторой территории.

Сеть выступает более эффективным, чем государство, организатором взаимодействия, а значит, и лучшим гарантом уже имеющихся свобод личности, предоставляя ей, при этом, новые свободы… Одна из самых очевидных из них – это свобода от государственной бюрократии, или, говоря другими словами, – свобода от гражданства. Сеть – это общество суверенных личностей, а не общество граждан…

Государство, как структура, будет утрачивать связь с какой-либо конкретной территорией, приобретая все более международный характер… Государство, становясь под давлением Сети все более прозрачным для общества, неизбежно будет терять свои основные политические качества… По мере воплощения данной тенденции понятие “государственный суверенитет” потеряет прикладной смысл, потому что государство уже не будет обладать атрибутами, такими, например, как территория или внутренние дела, которые в настоящее время позволяют применить к нему термин “суверенитет”…

В сфере государственного строительства нужно не обособляться, а превращать интересы страны в интересы партнеров по мировому сообществу… В этой связи следует ожидать того, что все более откровенно руководящую роль будут играть негосударственные инструменты идейного воздействия на властную элиту, формирующие у нее единство мнений и действий. Такие как Трехсторонняя комиссия и Бильдербергский клуб…»

Идеи, заложенные в «Аналитическом вестнике» №17 (173) Совета Федерации РФ и решения принятых международных соглашений, активно и последовательно претворяются в жизнь на протяжении последних 15 лет. Несомненно, что статьи А.В.Давыдова – это плод коллективного творчества с использованием «негосударственных инструментов  идейного воздействия на властную элиту». По существу, это довольно детальный план уничтожения государства Российского и проживающих на его территории народов.

Во вступлении к «Аналитическому вестнику» отмечается, что материал предназначен «специально для участников совещания с руководителями законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». В примечаниях особо подчеркнуто: «Информационно-аналитические документы, которые готовят отделы данного управления, являются средством воздействия на законодательный процесс. Можно считать, что информация, которая содержится в этих документах, по своему значению носит стратегический характер. В результате аналитической обработки потребителю выдается осмысленная информация, полученная из оцененных, истолкованных и соотнесенных данных, изложенных таким образом, что ясно видится решение конкретной поставленной задачи». Ныне эта «задача» решается глобальном масштабе!

При этом в вестнике СФ отмечается: «Политическую работу, по всей видимости, вскоре придется строить не на программных намерениях, а на практике кризисного управления… При этом станет неуклонно нарастать число отказов в работе традиционных общественных механизмов, таких, например, как нынешние органы власти… Естественной реакцией на это будут своего рода рецидивы применения методов ведения дел, опирающихся на опосредованные и силовые отношения. Однако у старого нет возможности противостоять преимуществам Сети… Несет угрозу и разделение людей на “сетевых” и “несетевых”, порождаемое разницей не в доходах, а в личном умении полноценно жить в условиях Сети. Преодоление сетевого неравенства, чреватого деградацией общества, требует повышения уровня и развития форм образования, в том числе и обязательного. В целом же, ход событий не даст обойти Сеть, ведь “когда на вас накатит новая технология, то, если вы не станете частью потока, будете частью дороги”»  (!)

 

Что означают слова «практика кризисного управления»? Это преднамеренный переход к политике управляемого хаоса, когда люди постоянно живут в обстановке неожиданных перемен. При этом все внимание человека сосредоточено на борьбе за ежедневное выживание в совершенно непредсказуемых ситуациях. Недаром один из главных идеологов глобализма, экс-президент Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали утверждает, что наступает новая эра – «эра денег». Они должны стать универсальным эквивалентом всех ценностей, в том числе и «духовных», в самом ближайшем будущем. Аттали разработал идею «всемирного государства», называя такое мироустройство «финансовой цивилизацией». В своих книгах он провозглашает откровенно сатанинские идеи: разрушение семьи, превращение одних людей в товар (в том числе, на «запасные части» и в «пищу»), другие должны составить нацию «новых кочевников» – номадов, не имеющих ни Родины, ни дома, ни семьи, ни других нормальных человеческих привязанностей: «Ритмом закона будет эфемерность (однодневность – авт.), высшим истоком желания будет нарциссизм (эгоизм, самолюбование – авт.)»

Неслучайно в «Концепции формирования информационного общества в России» говорится: «Кардинально меняется образ жизни большей части населения, социально-психологическая модель людей и общества в целом… Вышесказанное определяет необходимость решения сложной задачи – создание социально-психологической модели поведения члена информационного общества, выявление методов воздействий, которые обеспечат нормальную адаптацию и комфортное существование человека в условиях информационного общества… Наиболее действенным образом такое воздействие оказывает система образования, которая должна приучать ребенка, подростка и взрослого к необходимости постоянных изменений в образе жизни».

Интересно, что нечто подобное мы услышали из уст Дмитрия Медведева на XII Международном инвестиционном форуме «Сочи-2013» 27 сентября 2013 года: «Очевидно, что кому-то (и это, может быть, значительная часть населения) придётся менять не только место работы, но и профессию, и место жительства, но всё это нужно делать. Только в этом случае мы получим более современную экономическую модель». Вот образ жизни «новых кочевников», описанный Аттали.

Он же показал, к чему приведет воплощение этих планов: «В грядущем новом мировом порядке будут и побежденные, и победители. Число побежденных, конечно, превысит число победителей. Они будут  стремиться получить шанс на достойную жизнь, но им, скорее всего, такого шанса не предоставят. Они столкнутся с откровенными предрассудками и страхом. Они окажутся в загоне, будут задыхаться от отравленной атмосферы, а на них никто не станет обращать внимания из-за простого безразличия. Все ужасы XX столетия поблекнут по сравнению с такой картиной».

Соответственно в статьях А.В.Давыдова говорится о возникновении общественных конфликтов, носящих «дикий и архаичный характер». Поэтому «методы ведения дел» будут опираться на «опосредованные и силовые отношения». Причем главную угрозу для Сети несет «разделение людей на “сетевых” и “несетевых”». Но альтернативы для тех, кто не пожелает или не сможет в силу своих природных возможностей вписаться в сетевое общество, не существует! Посему их («несетевых») предполагается сделать «частью дороги» – закатать в асфальт, как это принято делать с незадачливыми соперниками в мафиозных кругах Запада. Это и понятно – всякая революция несет в себе пафос нигилистического разрушения. По подсчетам аналитиков подняться на новую ступень развития общества и «полноценно жить в условиях Сети» сможет только около 20% списочного состава населения планеты, что вполне соответствует сатанинским планам глобального переустройства мира.

Внедрение «“сетевого” общественного уклада» в  повседневную жизнь общества идет практически во всех странах мира. По сути это необъявленная война против всего человечества. И, прежде всего, это война духовная, направленная на уничтожение национального самосознания, национального достоинства, на разрушение традиционных устоев общества. Еще в 1933 году Геббельс инструктировал сотрудников министерства пропаганды: «Можно расстреливать противника из пулеметов до тех пор, пока он не признает превосходства того, кто располагает этими пулеметами. Это более простой путь. Но нацию можно преобразовать и посредством революции духа и тем самым не уничтожать противника, а даже перетянуть его на свою сторону».

Воздействуя на сознание людей, можно управлять их поведением. В этом главный принцип информационной войны. Целые армии специалистов разрабатывают все более сильные механизмы воздействия на подсознание и чувства людей. Устанавливаются все новые и новые «правила жизни», система образования постоянно «модернизируется» и перестраивается в нужном для негласных хозяев мира направлении. «Понятие “государственный суверенитет”» реально теряет свой «прикладной смысл», как и было показано выше. Кому еще не известно, что упомянутые в вестнике Совета Федерации РФ Трехсторонняя комиссия и Бильдербергский клуб наряду с Советом по международным отношениям и Римским клубом являются мощнейшими надгосударственными структурами? Они разрабатывают механизмы глобального управления и перераспределения природных ресурсов в интересах «мировой элиты», назначают президентов и контролируют работу правительств.

 

Многие не задумываются, что главнейшим предметом глобализации и построения глобальной Сети является вопрос о власти. Сегодня можно говорить о захвате власти на планете ограниченным кругом лиц с целью установления мирового господства и порабощения остального человечества. Важнейшим инструментом создания этой единой транснациональной власти является введение всемирной системы тотального контроля и жесткого управления каждым человеком и обществом в целом.

Идеальным воплощением такой системы и является цифровой социум. По сути – это построение невиданной в истории человечества всемирной антихристианской тоталитарной технотронной тирании, при которой законы управления кибернетическими системами переносятся на человеческое общество, а новейшие информационные технологии легко могут быть использованы для давления на человека с целью его политического, экономического, идеологического и духовного порабощения.

Ключевым моментом построения сетевого общества («новой цифровой цивилизации») является цифровая идентификация личности – это главный инструмент построения технотронной тирании, при которой уничтожаются суверенные государства, а человек уподобляется вещи, товару.

Здесь еще раз необходимо напомнить, что цифровой идентификатор присваивается в первую очередь человеческой личности и служит при этом ключом доступа к имеющему такой же код файлу-досье человека в базе данных. Управляющая система оперирует информационными файлами отдельных людей (их электронными досье) и, как следствие, самими людьми. Понятно, что конечным объектом управления для системы является конкретный человек, отождествленный (идентифицированный) с соответствующим ему файлом, а не какая-то запись о нем в базе данных.

Это уже не свободный человек и гражданин, который выступает как субъект права от своего имени, а «биообъект» – узел глобальной компьютерной Сети, идентифицированный своим уникальным цифровым кодом, обязанный подчиняться действующим в ней законам и правилам «сетевой логики».

Собственно, все и начинается с присвоения человеку номера… Поэтому нужно особо подчеркнуть, что основой этого процесса является не только присвоение гражданину и его файлу-досье в базе данных цифрового или буквенно-цифрового идентификатора личности (личного кода), но добровольное принятие и использование его человеком вместо имени в отношениях с властными и коммерческими структурами. При этом цифровой идентификатор личности становится неотделимым от самой человеческой сущности, уникальным, несменяемым, пожизненным и посмертным атрибутом.

Как и планировал Бжезинский, в процессе своей жизнедеятельности «пронумерованный» человек будет везде оставлять за собой электронные следы и постоянно находиться в поле зрения  компьютерной системы. То есть, где бы ни появился, что бы ни совершил тот или иной «номер», система это зафиксирует и отложит в соответствующий этому «номеру» файл-досье с точно таким же номером. Причем вся эта информация будет не только храниться, но автоматически анализироваться с целью принятия управляющих решений в отношении конкретного человека. Каждый его шаг будет проверяться, как тест на лояльность к системе. В этом заключается суть автоматической идентификации «биообъекта» по его цифровому имени.

Сбор и обработка информации о человеке в автоматическом режиме ведет к тому, что информационная система, построенная на использовании автоматической идентификации человека, знает о человеке больше, чем сам человек, так как учитывает те обстоятельства его жизни, о которых человек даже не задумывается или не помнит их, но которые можно использовать при принятии того или иного решения. А значит можно управлять поведением человека: направлять его на совершение действий, угодных владельцу информационной системы, устанавливающему соответствующие правила поведения, которые могут противоречить взглядам и религиозным убеждениям человека.

Таким образом, легко ограничить волю человека и воздействовать на человека по религиозно-мировоззренческим признакам. Так практически будут растоптаны все права и свободы человеческой личности. Это дает колоссальные возможности для того, чтобы манипулировать людьми, причем совершенно анонимно и бесконтрольно. Более того, с «нелояльными» хозяину системы гражданами можно проводить «профилактическую работу», а то и вовсе изолировать их от общества, превратив в изгоев, подлежащих уничтожению.

 

Если кто-то присвоил человеку номер помимо его воли, а человек даже не знает об этом или отказывается этот номер принимать, предъявлять и отзываться на него – это ему никак не вредит.

А вот безропотно принимая и используя идентификатор для получения материальных благ и услуг, для того, чтобы «покупать и продавать» (ср. Откр. 13, 16-17), человек позволяет заменить свое имя комбинацией цифр, иначе говоря, принимает новое числовое имя, неразрывно связанное с самим человеческим существом. Причем это новое имя (антиимя) становится более важным, определяющим существование человека в цифровом обществе, чем его имя словесное.

Сегодня даже не многие эксперты могут предположить, какие последствия ожидают оцифрованных граждан, вступивших в «новую цифровую цивилизацию». Можно перечислить лишь некоторые, чтобы открыть глаза желающим знать правду о замыслах строителей этого общества.

Прежде всего, нельзя забывать, что в цифровом обществе практически не будет наличных денег. Собственные деньги граждан в виде виртуальной «валюты» будут находится у посредника: сначала у отдельных банков, а затем в результате концентрации финансовой власти – у очень ограниченного круга лиц. Посреднические услуги по временному хранению денежных средств со временем превратятся в жестокий контроль и управленческий диктат над личностью. В одно мгновение можно обнулить счет неугодного системе гражданина на любой срок, потребовав от него тех или иных действий, угодных хозяевам системы.

В цифровом обществе вместо принципа «презумпции невиновности» вступит в силу принцип «презумпции виновности» с рождения. В детстве, с момента регистрации – степень лояльности к системе будет определяться степенью лояльности родителей, а в дальнейшем эта степень лояльности будет вычисляться автоматически.

Все свои «права», в том числе и право на жизнь, человеку необходимо будет каждый раз испрашивать у системы, подтверждая сходство со своим электронным двойником (электронной тенью в файле-досье). Статус электронного двойника в этом случае первичен по отношению к статусу самого человека. Система может либо присвоить человеку некие качества, которыми человек не обладает, либо отнять у человека качества, которые ему свойственны и являются отличительными его чертами. Может легко лишить человека его законных прав или части этих прав. Может установить для человека любые ограничения по его религиозно-мировоззренческими признакам. Таким же образом вместо общепринятых законов для всех, возможно установить индивидуальные правила поведения для каждого пронумерованного «биообъекта» и отслеживать их выполнение.

Ответственная личностная власть заменяется в цифровом обществе безответственной, анонимной властью «электронного правительства» того или иного территориального протектората мирового «электронного правительства» с электронными судами, электронными надзирателями, электронными тюрьмами и автоматическим удалением из жизни отдельных «биообъектов» или их групп, объединенных по какому-либо признаку, признанному системой для нее опасным.

В цифровом обществе невозможна будет никакая общественно-политическая деятельность кроме проявления активнейшей и деятельной лояльности системе. Принцип толерантности ко всем и всему (ко греху прежде всего!) в своем абсолюте опрокинет систему нравственности, а в отношении системы потребует абсолютной покорности.

«Одним из главнейших правил поведения в глобальной Сети является Правило преданности: “Присутствие в Сети, а также ее стандарты становятся абсолютной ценностью… Если Сеть не будет процветать, то это для всех будет означать крах”», – говорится в «Аналитическом вестнике №17.

Стандарты Сети, носящие откровенно богоборческий характер, станут превыше всего и будут возведены в абсолют. Так произойдет «обожествление» Сети, а на самом деле «обожествление» тех (того), кто ею управляет. В «цифровом Вавилоне» не будет ничего человеческого, не говоря уже о каких-то высоких духовно-нравственных началах. Человек будет для этой антисистемы не просто пронумерованным, движущимся предметом. Он должен будет не только беспрекословно выполнять все ее команды, но и молиться, как богу, ее хозяину, дающему своим рабам хлеб насущный.

Кроме перечисленных свойств цифрового общества еще ряд не менее опасных.

Поэтому каждый, кто не желает становиться рабом глобальной управляющей системы и ее хозяев (а со временем – единоличного хозяина – антихриста) должен принять твердое решение на личном уровне. Не раз уже говорилось, что время исповедничества давно наступило. Свобода воли пока еще является достоянием каждого гражданина.

В новом цифровом социуме произойдет подмена свободы насилием, так называемая демократия выродится в тоталитаризм, а право умрет как феномен культуры и цивилизации.

 

Несомненно, что идея построения «электронного цифрового Вавилона» – единого наднационального глобального сетевого цифрового общества, объединяющего все народы вне Христа – это бунт против Творца, восстание на Промысл Божий о мире и человеке, то есть, замысел богоборческий, а посему – греховный! По существу – это построение царства антихриста под самыми «благовидными» предлогами, а посему личное соучастие человека в этом процессе есть также дело греховное, угрожающее спасению безсмертной души.

В чем будет искать общность это неестественное объединение людей? Только во грехе под руководством врага спасения! Иначе и быть не может: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф. 12, 30), – таково обетование Самого Господа Иисуса Христа.

Единственное богоугодное и спасительное единение людей возможно только во Христе и только в той Божественной Истине, которую Он принес на землю для спасения людей. Вспомним слова Спасителя сказанные Пилату: «Я на то родился, и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 37). Святой апостол Павел, призывая христиан к единению, ясно говорит, каким должно быть это единение: «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях» (1Кор. 1, 10). Это и есть единение в Истине, объединяющее людей в мире и любви друг с другом и соединяющее их с Богом в Духе Святом.

В каком духе будут соединены люди в новом всемирном социуме? Конечно же не в Духе Святом Божием, а в духе мира сего, который по слову святых отцов есть дух антихриста – дух вечной погибели, низводящий принявших его человеков в бездны адские. «Дух мира сего с его превратными учениями есть дух неприязненный Христу: он есть дух антихристов… Дух мира сего есть дух вражды на Бога… Дух мира сего есть дух гонения и преследования всего святого, Небесного и Божественного… Не льстите себя ложною надеждою совместить дух Христов с духом мира!» – пишет святитель Феофан Затворник.

 

Когда читаешь в средствах массовой дезинформации все новые и новые сообщения о «цифровом обществе» и «цифровой экономике», невольно вспоминаешь XXII съезд КПСС, на котором Хрущев провозгласил: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме! Наши цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи!»

«Цифровой рай» подразумевает для всех оцифрованных граждан все то же «всеобщее равенство и братство», «прогресс и процветание», «комфорт и высокое качество жизни», ну и, конечно, «мир и безопасность», за которыми «внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес. 5, 3).

Ну, а по поводу развития «цифровой экономики» нужно заметить, что для этого нужно иметь нормальную традиционную экономику, а ее сегодня в России нет. Поэтому вся «цифровая экономика» и заключается в построении «электронного загона» для оцифрованных «биообъектов».

Мой доклад на первой Международной научно-практической конференции «Духовные и социальные проблемы глобализации», прошедшей 3-4 мая 2001 года под эгидой Санкт-Петербургской духовной академии и Санкт-Петербургского государственного университета назывался «Глобализм как идеология подмены Нового Завета утопией “нового мирового порядка”». Уже тогда в нем были раскрыты основные аспекты построения глобального цифрового общества и главные угрозы этого строительства для суверенного государства, свободы личности и спасения души.

Всякая утопия опасна тем, что она может, в конце концов, осуществиться на практике.

Сегодня мы вновь видим, как за словесами псевдонаучной доктрины скрывается истинная цель закулисных идеологов «цифровой цивилизации» – построение всемирной электронной тирании, что грозит уничтожением государства Российского и большей части его населения.

Выбор за каждым гражданином – вступать или не вступать в этот погибельный социум. «Предупрежден – значит, вооружен», – говорили еще древние римляне.

«Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Еф. 5, 11); «Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Гал. 5, 1), – учит нас Слово Божие.

 

В. П. Филимонов, русский писатель агиограф и публицист,

специалист в области кибернетики и систем управления

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также