Пробный шар Народного банка Китая: возвращение к Бреттон-Вудсу

В авторитетном китайском издании ChineseMarket Journal  5 августа 2013 г. была опубликована статья официального представителя Народного банка Китая (НБК), члена Комитета по денежной политике НБК Яо Юдонга (Yao Yudong). Некоторые положения статьи представляются чрезвычайно смелыми. Две-три из высказанных в статье идей заслуживают особого внимания.

Первая идея состоит в том, чтобы повысить роль Международного валютного фонда в деле обеспечения мировой экономики ликвидностью. Однако речь идет не о том, чтобы превратить МВФ в подобие мирового центрального банка, который выпускал бы свою собственную наднациональную валюту — вроде той, какую он выпустил в небольших количествах еще четыре десятилетия назад под названием «специальные права заимствования», или СДР (specialdrawingrights. – SDR). Нет, в статье Яо Юдонга говорится о том, чтобы вернуться к временам Бреттон-Вудса – международной валютно-финансовой конференции, которая проводилась в 1944 году и которая определила контуры послевоенной мировой валютной системы. Как известно, на той конференции было принято решение об учреждении Международного валютного фонда и возвращении к золотому стандарту, который существовал до Первой мировой войны. Однако это был уже не «классический», полноценный, а усеченный золотой стандарт. К золоту привязывалась лишь одна-единственная национальная денежная единица – доллар США. Главным аргументом в пользу того, чтобы приравнять доллар к золоту был тот факт, что США за годы Второй мировой войны сумели накопить большое количество монетарного золота и обещали денежным властям других стран обеспечивать свободный размен долларов на золото.

Однако официальный представитель Народного банка Китая не предлагает сегодня вернуться к золото-долларовому стандарту, приказавшему долго жить в 1971 году, когда США в одностороннем порядке отказались от размена долларов на золото. Ведь Вашингтон тогда фактически навязал всему миру осуществление международных расчетов почти исключительно с помощью ничем не обеспеченной бумажки, выпускаемой Федеральной резервной системой.

Самое интересное из предложений Яо Юдонга заключается в том, что мир, по его мнению, должен вернуться к золотому (а не к золото-долларовому) стандарту. То есть к золоту следует привязать не доллар США (по крайней мере, не только его), а денежные единицы тех стран, которые на сегодня накопили наибольшие количества монетарного золота в подвалах центральных банков и казначейств. Формально США по-прежнему занимают первое место в мире по официальным запасам желтого металла, составляющим около 8 тысяч тонн. Однако все прекрасно понимают, что «золотая статистика» США лукава. Имеются очень серьёзные сомнения в том, что заявленные 8 тысяч тонн монетарного золота  всё еще хранятся в подвалах знаменитого Форт-Нокса. Скорее всего, это золото находится далеко за пределами хранилища, будучи розданным банкам Уолл-стрит и Лондонского Сити в виде золотых кредитов и золотого лизинга. А если в этих подвалах что-то лежит, то это подделки — так называемое вольфрамовое золото.

Впрочем, многие специалисты считают, что «золотая статистика» лукава не только в США. Развитые страны Запада, скорее всего, завышают данные о своих запасах желтого металла, который уже порядком разворован банкстерами с использованием все тех же кредитно-лизинговых схем. А вот некоторые страны, наоборот, не афишируют процесс быстрого накопления крупных запасов золота. Среди них – Китай. Цифры официального запаса золота в Народном банке Китая в течение нескольких лет не менялись (чуть меньше 1000 т) — и это притом, что Китай занимает первое место в мире по добыче желтого металла (около 400 т в год), направляя всю продукцию в государственные запасы. Кроме того, каждый год Китай ввозит через Гонконг по несколько сот тонн желтого металла. Несложные расчеты, основанные на официальной статистике добычи и импорта золота, показывают, что у Китая на сегодняшний день должно быть в государственных резервах не менее 5 тыс. тонн драгоценного металла. Впрочем, некоторые эксперты считают, что у Китая золота сейчас не менее 10 тысяч тонн, то есть больше, чем у США.

Официальный представитель Народного банка Китая не говорит прямо, что предлагает переходить к золотому стандарту на базе юаня. Однако такое предложение вытекает из смысла его статьи. Господин Яо Юдонгдаёт понять, что юань в XXI веке может играть такую же роль и иметь такой же статус, как доллар США после Второй мировой войны…

В последние годы было много публикаций на тему «золотой юань».Однако власти КНР нигде и никогда не говорили о своих планах сделать юань золотым. Скорее, таково желание клана Ротшильдов(говоря «клан Ротшильдов», мы имеем в виду всех представителей мировой финансовой элиты, которые заняты золотым бизнесом). Известно, что именно клан Ротшильдов в XIX веке инициировал создание золотого стандарта сначала в Англии, а затем навязал его всему миру (включая Россию, которая в 1897 году благодаря стараниям министра финансов С.Ю. Витте перешла к золотому рублю). Есть основания полагать, что сегодня клан Ротшильдов еще раз хотел бы сыграть в беспроигрышную (на самом деле очень доходную) игру под названием «золотой стандарт». Тем более что Федеральная резервная система, где Ротшильды наряду с Рокфеллерами являются основными акционерами, трещит по швам. Так что Ротшильды готовы в любой момент бросить на произвол судьбы печатный станок ФРС и оседлать «золотого тельца».

Кто-то должен решиться на привязку национальной денежной единицы к золоту первым. После этого всё будет происходить очень быстро. Видимо, на роль кандидата №1 Ротшильды выбрали Китай, которому они создавали «режим наибольшего благоприятствования» в деле накопления первоначального запаса золота, и они же намекали Пекину на особую роль и юаня в мире.   Выскажем, однако, такую мысль:золотой запас Китайской Народной Республике нужен (как стратегический резерв), а вот золотой юань – нет. Юань и без золотого обеспечения уверенно завоевывает прочные позиции в международных расчетах. Со многими странами, в том числе с Японией, Россией, Бразилией, КНР заключила соглашения об использовании во взаимной торговле национальных валют. Между Китаем и другими странами заключены соглашения о «валютных свопах» (обмене национальных валют) для обеспечения взаимных расчетов без использования доллара США и евро. Такое соглашение с Народным банком Китая заключил даже Банк Англии. Переговоры о валютных свопах с НБК ведут также в настоящее время центральные банки Франции и Швейцарии. Иран поставляет свою нефть в Китай, принимая за это китайскую валюту и затем используя ее для закупок товаров в Поднебесной. Замена доллара на юань (а также другие национальные валюты) позволяет государствам-«изгоям» успешно обходить санкции, организуемые Вашингтоном. По разным данным, на сегодняшний день доля юаня в международных расчетах не превышает 1%. Вроде бы немного. Однако надо учитывать, что эта доля непрерывно растет. Кроме того, речь идет о всех расчетах, а в них львиная доля приходится на операции, связанные со спекуляциями на финансовых рынках. Более объективным является показатель доли юаня в обслуживании международной торговли, который за какие-то пять лет, с 2008-го по 2013 год, увеличился с 0 до 12 процентов. А это уже примерно соответствует нынешним позициям Китая в мировой экономике.

Публикация Яо Юдонга вызвала определенный ажиотаж в финансовом мире. Является ли она сигналом к намечаемому изменению валютно-финансовой политики Пекина в направлении согласования планов Китая с планами клана Ротшильдов? Или это просто свидетельство того, что в стране ослабевает вертикаль власти и отдельные чиновники уже могут в своих высказываниях смело отклоняться от линии правящей партии?

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также