12-книги

Украинцам запретят читать книги из России, Крыма и Донбасса

На Украине запрещена книга Председателя РЭОШ В. Ю. Катасонова Катасонова «Украина. Экономика смуты, или Деньги на крови»…

Украинское правительство определило порядок ввоза книг, изданных в России или «на временно оккупированной территории Украины», то есть, в Крыму и Донбассе.

На каждую книгу потребуется разрешение Государственного комитета телевидения и радиовещания Украины. В пакет документов, которые потребуется предоставлять украинской стороне для получения разрешения на ввоз включена обязательная рецензия, составленная на государственном языке специалистом по оценке и характеристике содержания издания. Она должна быть заверена подписью владельца прав на издание. При этом список рецензентов утверждает Госкомтелерадио.

Книги, которые уже продаются на Украине без разрешения, будут изъяты из обращения – Кабмин приветствует в этом плане как действия правоохранительных органов, так и доносы физических и юридических лиц на точки продажи «несанкционированной литературы».

В феврале The Gardian сообщала о том, что запрет ввоза книг из России вызвал возмущение у украинских издателей: по их мнению, на долю российских книг приходится порядка 60% рынка, ежегодно в стране их продаётся порядка ста тысяч (без учёта рыночной торговли книгами). Руководитель одного из ведущих украинских издательств «Саммит-книга» Игорь Степурин сетовал, что «в настоящее время местные издатели не имеют достаточных ресурсов для замены запрещенных книг из России». Он же говорил о том, что высокая стоимость перевода – от $3000 до $5000 за книгу – «слишком дорого для украинских издателей». Да и спроса на каждую переведённую на мову книгу не превысит, по мнению издателей, 2000 экземпляров. Глава украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александр Афонин заметил, что запрет ввоза российской книжной продукции на Украину – это прямой путь к чёрному рынку, когда книги будут продаваться втридорога из-под полы. Книжным же магазинам предстоит готовиться к тяжёлым временам, нести убытки.

Кабинет министров Украины поступил хитро: формально ввоз книг не запрещён, однако процедура получения рецензии, замкнутая на Гостелерадио, предполагает либо существование тысяч рецензентов, призванных отыскивать следы «антиукраинства» в книжной продукции, либо особые договорённости распространителей книг с Гостелерадио. Что и говорить, украинское правительство в очередной раз умудрилось повысить потенциальную взяткоёмкость структуры, которая будет решать, дозволено ли читать ту или иную книгу жителю страны. Ведь как ни крути, а въедливый и дотошный рецензент способен найти намёк на «антиукраинство» где угодно. Ну хоть у того же Булгакова. Например, «Белая гвардия» по современным меркам постмайданной Украины – абсолютно «антиукраинская» книга. Не говоря уже о таком авторе, как Николай Лазорский, который и в самой-то Украине издавался мизерным тиражом, а всё из-за того, что украинская история в его изложении слишком отличается от версий Института национальной памяти.

Чтобы облегчить работу рецензентам Гостелерадио, украинская Государственная фискальная служба опубликовала названия 74 запрещённых для ввоза на Украину книг. Руководствовались фискалы исключительно заботой о населении: запрет наложили «с целью предупреждения применения к гражданам Украины методов информационной войны и дезинформации». Кроме того, запрещённую литературу заподозрили в «распространении идеологии человеконенавистничества, фашизма, ксенофобии и сепаратизма». Также фискалами двигало желание «остановить посягательство на территориальную целостность и государственное устройство» Украины. То есть перо в прямом смысле приравнено к штыку: написал – уже посягнул.

В списке можно найти много интересного. Например, книгу Глеба Боброва «Украина в огне. Эпоха мертворождённых». Жанр – боевая фантастика, написана лет за восемь до переворота и войны. Выходит, писатель был прав и его пророчества сбылись прямо на глазах? Листаем дальше. Александр Север, «Бандера и бандеровщина». Это понятно. Бандера – герой Украины, любые литературные посягательства на душителя котов и прислужника Гитлера ныне – «антиукраинство». Тут же и книга Мирославы Бердник «Пешки в чужой игре. Тайная история украинского национализма».

Запрещена книга профессора Валентина Катасонова «Украина. Экономика смуты, или Деньги на крови». Наверняка господа фискалы прочли хотя бы названия глав: «Кризис МВФ и мародёрство на Украине», «Рубль на юго-востоке Украины», «Украина как детонатор войны и мирового кризиса». А что если украинский читатель поверит автору и начнёт вдруг задумываться про экономику смуты (иначе ведь майдан не назовёшь)?

Под запретом – книги о войне в Донбассе, о воссоединении Крыма с Россией, о Новороссии, о новейшей украинской истории и кровавой истории бандеровцев, об альтернативном прочтении смысла майдана.

Интересно, что крики о посягательстве на государственный строй Украины доносятся из кабинетов тех, у кого настольной книгой должна быть конституция, где чёрным по белому в статье 15: «Цензура запрещена».

Но об эту конституцию путчисты вытерли ноги ещё в феврале 2014-го.

Поэтому нет ничего удивительно в том, что спустя три года после переворота понадобился институт цензуры.

Что будут делать с книгами, изъятыми из продажи по доносам или в результате проверок? Жаль, что украинское правительство пока не огласило механизм их утилизации – здесь лучше всего воспользоваться рецептом американского писателя Рэя Бредбери, который очень наглядно изложен в книге Fahrenheit 451. Это температура воспламенения бумаги.

Впрочем, Гитлер знал этот рецепт ещё раньше.

http://www.fondsk.ru/news/2017/04/05/ukraincam-zapretjat-chitat-knigi-iz-rossii-kryma-i-donbassa-43783.html

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также