939972040

Телегу доллару, телегу!

Предлагаем вашему вниманию интересную статью Моисея Гельмана, опубликованную на сайте «Промышленные ведомости».

Популярная лекция для руководителей Правительства РФ и Банка России в защиту рубля и национальной финансовой политики.

Вскоре покупателей будут обвешивать на законных основаниях

Валютой, подобно нефти, у нас уже давно свободно торгуют на биржах. Напоминает торговля деньгами базарную. Когда над базаром, допустим, сгущаются грозовые тучи и спрос падает, так как покупатели, не желая промокнуть,  разбегаются по домам, то продавцы сбрасывают цены на свои продукты. Снижаются цены для привлечения покупателей и при множестве торговых предложений, если они превышают спрос.  Ну, а ежели светит солнышко, и спрос растет, так как покупателей становится  пруд пруди, или спрос и без солнца велик, но  предложений маловато,  то продавцы цены взвинчивают.

Так происходит и  на валютных базарах. У нас при большом спросе на иностраннуювалюту и относительно малом ее предложении она в рублевом исчислении дорожает. Причем дорожает также, если, допустим, в США растет спрос на жилье и потому сокращается ввоз к нам долларов, так как они нужны самим американцам, или наш министр финансов вдруг заявит, что даст команду скупать Минфину за рубли доллары с евро, но затем окажется, что спросонья бес его попутал, или американский президент Обама грозит России экономическими санкциями, или некий политик поругался с женой из-за любовницы, или Гидрометеоцентр выдал предупреждение о вероятном шторме на Марсе…
Да мало ли что еще может напугать торговую публику на базарах чтобы рубль в долларах и евро подешевел. Но когда все в очередной раз устаканивается, то валютные спекулянты для демонстрации своей «рыночной объективности» делают рубль чуть-чуть более дорогим, но сохраняя при этом заранее намеченный прирост доходов за счет вызванного ими «до того» существенного падения курса рубля. В этом валютным спекулянтам активно, как показано ниже,  способствует Центробанк России, который таким же образом тоже делает свой большой гешефт.
Недавно высокопоставленный и хорошо осведомленный знакомый поведал мне, что для дальнейшего развития нашей рыночной экономики либеральные принципы базарной торговли деньгами решено распространить теперь на весы и гири. Но это – для начала. Затем базарные механизмы регулирования  купли-продажи распространят на все меры физических величин. Эти замыслы объясняются просто.
Деньги, помимо прочих своих ипостасей, выступают в качестве меры стоимости товаров. Но ведь и  гири тоже являются мерой, правда,  массы, или, как принято говорить в обиходе, веса. Деньги подобны гирям. С их помощью «взвешивается» стоимость покупки, выражаемая  ценой,  до уравновешивания цены набором денежных «гирь», отсчитываемых из кошелька покупателя. Однако, как принято у нас в стране, «масса» рублевой «гири», иначе говоря, покупательная способность рубля, несмотря на ее неизменное  истинное значение, произвольно меняют в зависимости от  меняющейся на базаре спекулятивной цены рубля в долларовом исчислении. Рубль на валютном базаре непрерывно дешевеет. Спрашивается, если гири тоже являются мерой, то почему значение массы чугунной гири при ее физическом постоянстве  тоже нельзя произвольно указывать иным, зависящим от  растущих денежных запросов  продавца и  купившего гирю нового ее владельца?
Как поведал мой знакомый, рассуждая подобным образом, чиновники  министерства, которое ведает в стране метрологической политикой и торговлей, решили по-рыночному подкорректировать  закон о весах и мерах. Поэтому с внесением в него соответствующих поправок власти вскорости разрешат продавцам, но уже  на законных основаниях, обвешивать покупателей в зависимости от базарной стоимости используемых ими гирь. Попросит, скажем, бабушка продать 400 г колбасы, а ей отпустят половину требуемого веса, однако деньги возьмут как за килограмм. Причину же в магазинах и на базарах объяснят просто: гири, мол, вчера на рынке впятеро подорожали.
Подорожали же они потому, что нерезиденты, по-нашему — заморские купцы и спекулянты, вместе с доморощенными резидентами, покинув большей частью из-за паники российские прилавки, увезли с собой много гирь за рубеж, которых у нас и так в дефиците. Вот и подорожали они. Рынок все же. Платежеспособный спрос населения  при этом упадет, так как за одни и те же деньги покупать товаров из-за подорожания гирь и большего обвешивания станут меньше. Зато цены, став более высокими, стабилизируются. До нового подорожания гирь.
Однако  все это, как и в других подобных случаях, мало будет волновать чиновников министерства, ведающего весами и гирями, – социальные неурядицы проходят по другому ведомству. Зато  министры по экономике и финансам  с гордостью станут докладывать по начальству, что ценовая инфляция уменьшилась. Хотя это вовсе не их заслуга. Но, видимо, соображалки у них все же не хватает как инфляцию эту проклятую до окончательного нуля довести. А все потому, что должная координация со стороны правительства и Центробанка отсутствует.
Почему взвешивающую способность дорожающих гирь отечественного производства намереваются многократно занижать, хотя их массы останутся прежними, — большая загадка. Однако она загадка лишь для простых смертных. Как оказалось, что держится в большом секрете, отлить для полного достатка новые гири не позволяет нам Международный гиревой фонд (МГФ), который выдал России небольшой заем американских разновесов, естественно, не килограммовых, а фунтовых, хотя требуется их в стране в 3—4 раза больше. Причем МГФ, намереваясь ввести против России санкции из-за Крыма,  стращает, что впредь не даст нам взаймы гирь, которые в изобилии штампуют, то бишь отливают, в США. Изготовили на весь мир с лихвой и сдают их в аренду через МГФ разным странам за сравнительно малый процент, после чего они распродаются внутри этих стран по спекулятивным ценам. И чем дороже одна и та же гиря, тем больше можно будет обвешивать покупателя товара.
Получение Россией заморских разновесов оговаривают строгими условиями. В  числе прочих условий — иметь собственных, то есть отечественных гирь суммарной массой не более массы полученных заморских, что составляет лишь около половины от общей массы взвешиваемых в стране товаров. Однако вот что самое интересное в такой «помощи»: не довешенный из-за искусственно заниженной взвешивающей способности отечественных гирь, то есть украденный продавцом, товар, оказывается… в Соединенных Штатах. Низкий же процент за аренду разновесов — это на дурака, в качестве наживки. И так как из-за дефицита гирь значительную часть товарной массы нечем в стране взвешивать, то в дело идут их заменители, в частности булыжники. А нередко покупатели и продавцы обходятся вообще без весов и гирь, обмениваясь товарами без их взвешивания, по принципу кто кого облапошит, либо арендуют гири за рубежом.
Прочитав, сей кажущийся поначалу, абсурд, читатель будет вправе заподозрить нечто неладное в душевном состоянии автора статьи. Но не стоит торопиться с выводами. Дело в том, что подобное уже давно, более 20 лет, происходит у нас в стране с рублем. Его истинным «весом», то есть его покупательной способностью,  российские власти, начиная с правительства Ельцина-Гайдара,  в ущерб стране, ее экономике и населению  пренебрегают.  Они систематически, начина с 1993 года, фальсифицируют «вес» рубля, искусственно занижая его относительно «веса» других валют,  то есть занижают валютные  курсы обмена рубля в зависимости от спекулятивного подорожания валют.
При этом общую рублевую денежную  массу все эти десятилетия власти ограничивают  массой валюты, поступившей в Россию, пересчитанной в рубли по базарному курсу ее продаж. Но этих денег значительно не хватает для приобретения покупателями  всех производимых в стране товаров и услуг. Поэтому, чтобы печатать больше рублей, валютный курс рубля Центробанк России, как показано ниже,  принудительно занижает, то есть рубль искусственно  девальвируется. Тем самым по воле руководителей Центробанка российского покупателя импортной и содержащей импортные компоненты отечественные продукции обсчитывают и обвешивают. А так как импортная зависимость страны значительно возросла, то существенно увеличилось обсчитывание и обвешивание всей страны.
Принудительное ограничение эмиссии рублей размером попавшей в страну валютной массы обусловило хронический, искусственно создаваемый в стране денежный дефицит. Ведь валютной массы, конвертируемой в рубли даже по спекулятивному базарному курсу, оказывается явно недостаточно для  эмиссии рублевой денежной массы, требуемой для сбалансированного товарно-денежного оборота в отечественной экономике.  Стране навязана абсурдная, порочная и потому опасная денежная политика. Ведь сумма рублей в обращении должна быть такой, чтобы сполна обеспечивался внутри страны оборот товаров и услуг, то есть их приобретение потребителями. Однако, как показано ниже, дефицит денег в стране в 1990-е годы достигал примерно 80%, а сейчас составляет около 40% относительно стоимости товарной массы, что и  явилась основной причиной развала нашей экономики.
Попробуем разобраться, в чем причины развала финансовой системы страны (их нередко подменяют следствиями), обусловившие развал российской экономики.  Опираясь на них, попробуем обосновать, какие меры необходимо предпринять для  создания новой финансовой системы,  ориентированной не на денежные спекуляции и коррупцию, а на сбалансированное товарно-денежное обращение и развитие товарного производства в рамках создания инновационной экономики. В числе этих причин следует выделить, в первую очередь, игнорирование Центробанком и Правительством России  роли и функций национальных денег, как денег символических.
Современные деньги, в отличие от золота, не товар, а носитель информации о стоимости условного товарного эквивалента, в обмен на который можно получить реальный товар той же стоимости.
Поэтому нужно  для начала уяснить, что такое деньги (судя по проводимой денежной политике, ответственные за нее чиновники не понимают их сущности и функций), сколько денег должно быть в стране, что такое курс обмена валют, для чего он предназначен и как его объективно, то есть по какому критерию устанавливать, можно ли спекулировать валютой и какой вред наносят подобные спекуляции, на каких условиях допустимо пускать чужие деньги в свой дом, законны ли претензии США на роль держателей несуществующих мировых денег, что такое устойчивость товарно-денежного обращения и какими должны быть меры ее поддержания, а также  еще кое-что.
Проблемы, затрагиваемые в статье, касаются не только России и носят глобальный характер. Дело в том, что причины часто возникающих мировых финансовых кризисов кроются, прежде всего, в подмене прежнего золотого стандарта (эталонной меры) стоимости, который навсегда отжил свой век, фальшивым долларовым, и в установлении курсов обмена валют путем их спекулятивных продаж. Фальсифицируемые у нас в стране валютные курсы приводят к искусственному «недовешиванию» покупательной способности рубля и обману – обсчету с обвесом  — таким образом российских покупателей. Вместе с тем, такая фальсификация приводит к еще одному обману — нарушению эквивалентности международного товарообмена по стоимости в пользу страны с более дорогой на базаре валютой. Кроме того, принудительная фальсификация валютного курса рубля ведет и к росту ценовой инфляции, так как из-за существенного спада  в стране товарного производства мы вынуждены импортировать многие виды продукции, которые в рублевом исчислении дорожают.  Поэтому, в частности, в первом квартале этого года продукты питания подорожали в среднем на 15%.

Как «взвешивают» стоимость товара.

Когда продавец продает, к примеру, картошку или материю, он измеряет требуемое покупателем количество товара, пользуясь, в данном случае, соответственно мерами массы (весами и гирями) или длины (метром). Но купля-продажа сопровождается всегда еще одним измерением, о котором мало кто задумывается, — стоимости товара, выражаемой ценой. Для этого используются деньги, представляющие собой, образно говоря, своеобразные гири, которыми «взвешивают» стоимость товара до уравновешивания набора таких «гирь» с ценой.
С возникновением государств в каждом из них вводились свои меры длины, массы (веса) и иных физических величин, а также свои деньги — меры стоимости с различными денежными единицами. Чтобы разнобой в определении количества продукции и ее характеристик, например, влажности зерна, не мешал справедливому, без обмана, товарообмену, мировое сообщество еще в XIX веке договорилось о проведении единой политики измерения физических величин, обеспечивающей повсеместно единство измерений. Упрощенно говоря, она направлена на то, чтобы, к примеру, килограмм картошки в Москве, Нью-Йорке или Нью-Васюках весил с некоторыми поправками на местные физические условия одинаково. Достигается это благодаря использованию единых международных эталонов, в частности, того же эталона килограмма, представляющих собой некие условные меры, принятые по всеобщему согласию.
Копии таких эталонов имеются в каждой нормальной стране, и по ним, как по шаблонам, изготавливают соответствующие, используемые повседневно, так называемые рабочие меры. Рабочие меры используют для периодических поверок,  то есть корректировок возникающих погрешностей соответствующих средств измерений. В частности, это те же весы и гири, размер хранимой единицы в которых — килограмм. Время от времени рабочие меры тоже поверяют: сверяют с национальными копиями эталонов и устраняют возникающие отклонения.
Следует заметить, что в некоторых странах пока еще существует разнобой в применяемых единицах измерения и мерах одних и тех же физических величин. Так сложилось исторически. Но все равно они жестко привязаны к соответствующим единицам международной метрической системы и эталонам, а через них между собой определенными соотношениями паритетности. Так, например, 100 английских фунтов по «курсу» всегда соответствуют 45,36 кг.
А как обстоят дела с эквивалентностью международного товарообмена по стоимости? Ведь, чтобы при этом не обманывать друг друга, необходимо тоже договориться об объективном, то есть  паритетном курсе обмена валют для торговых расчетов, подобно тому, как договорились о взаимном соответствии различных мер и единиц измерения одних и тех же физических величин, то есть  их «курсах» обмена.
Объективным курсом паритетного обмена валют двух стран является соотношение покупательных способностей соответствующих денежных единиц, а курс обмена должен корректироваться (поверяться) в соответствии с изменением инфляции в этих странах.
Однако международной договоренности об установлении курсов обмена валют согласно паритетам их покупательных способностей, аналогичной международному соглашению об обеспечении единства измерений, помешали Соединенные Штаты, о чем подробно говорится ниже. Они навязали всему миру свою валюту в качестве мировой, а также ее базарные продажи внутри других стран за их национальные деньги для установления фиктивных курсов их обмена на доллары. Так спекулятивные цены валют стали принимать за их курсы обмена, а базарную торговлю валютой лукаво назвали внутренней конвертацией. Внутреннюю конвертацию рубля ввел в Советском Союзе Михаил Горбачев, и она была продолжена в Российской Федерации.

От собачьих зубов до золота и символических денег

В долгой истории человечества деньгам придавали самые разнообразные формы: от различных товаров  до их символов — металлических и бумажных денег, а также долговых обязательств — кредитных денег. В давние времена средством платежа, к примеру, служили собачьи зубы на островах в Тихом океане, бобы какао — в странах Южной Америки, ожерелья морских раковин и «огненная вода» — в Африке, Азии и Северной Америке.  Напомню, у  нас в злополучные 1990-е  вследствие искусственно созданного безденежья всеобщим товарным эквивалентом, то есть  универсальным средством платежа, как когда-то  в колониальной Африке  являлась «огненная вода».
Затем в качестве денег повсеместно стали использовать сначала серебряные, а впоследствии — золотые монеты. Поэтому соотношения стоимостей грамма золота в разных странах, которое содержалось в национальных денежных единицах, объективно представляли собой курсы обмена соответствующих валют. Эти курсы устанавливались подобно тому, как взаимно пересчитываются разные единицы измерения одних и тех же физических величин, к примеру, фунт и килограмм. Иначе говоря, эталонной мерой стоимости являлась стоимость в национальных денежных единицах самого золота, ставшего мировыми деньгами.
Золото, будучи товаром, использовалось в качестве международного товарного эквивалента, и оно по его стоимости обменивалось  на любые другие товары и услуги той же стоимости. Тогда названия национальных денежных единиц часто увязывали с соответствующим весом содержавшихся в них драгоценных металлов. Так, денежный, нынче в бумажном исполнении фунт стерлингов первоначально представлял собой монету, содержавшую фунт серебра, а впоследствии — золота.
Однако по мере расширения объемов товарного производства добытого золота стало не хватать для сбалансированного платежного обеспечения товарного оборота. Ведь согласно одному из основополагающих законов экономики, да и теории монетаризма, чтобы все производимые и востребуемые товары попадали к потребителям, обращающаяся сумма денег должна равняться суммарной стоимости товарной массы с учетом ее оборота. Это своеобразный третий закон Ньютона для экономики о балансе противодействующих сил, который гласит, что действие равняется противодействию. К примеру, телега не сдвинется с места, если лошадь не приложит силу, равной силе инерции телеги. Деньги — это как бы лошадь для экономической телеги.
Товарно-денежное обращение образно напоминает работу водяной мельницы. Чтобы она исправно и на полную свою мощность молола зерно, напор падающей на мельничное колесо воды должен соответствовать сопротивлению вращаемых жерновов. С уменьшением водяного напора муки вырабатывается меньше. Так и денежный напор в экономике должен создавать соответствующее усилие, непрерывно вращающее колесо товарного производства и сбыта продукции по кругу «товар — деньги — товар». При этом одни и те же денежные знаки используются неоднократно.
Но число их оборотов в заданном периоде ограничено временем, затрачиваемым на производство  и сбыт той или иной продукции. К примеру, в легкой промышленности обувь или пальто, с учетом времени производства для них соответствующих материалов, можно изготовить и продать за несколько месяцев. Окупив затраты, на вырученные деньги осуществляется их воспроизводство – простое или расширенное. Однако  допустим,  в энергетике и металлургии период полного цикла производства и сбыта с учетом строительства соответствующих промышленных объектов, производства сырья и обновления основных фондов длится годами. Поэтому денежную массу, выпускаемую в платежный оборот, необходимо соотносить с интегральной средневзвешенной скоростью оборачиваемости денег в разных секторах экономики. Забегая вперед, замечу, что это правило у нас в стране для Центробанка даже не прописано в законодательстве.
Когда золота в качестве денег стало не хватать для сбалансированного вращения товарного «колеса», вместо золотых монет, которые к тому же от длительного употребления стирались, начали выпускать повсеместно в обращение нетоварные, символические деньги — бумажные банкноты и монеты из недрагоценных металлов, обеспеченные золотом из национальных запасов. Символической денежной единице теперь соответствовало уже меньшее количество золота, чем прежде содержали сами товарные деньги — золотые монеты того же номинала, то есть ее покупательная способность оказывалась меньше прежней. Понятно, что за тот же бумажный фунт стерлингов при его конвертации теперь банки выдавали меньше фунта золота.
В те «золотобумажные» времена национальные банки по первому требованию обменивали бумажные банкноты на соответствующее количество обеспечивавшего их золота. При этом  обменивавшиеся  банкноты изымались временно из оборота до последующего возврата полученного за них золотого эквивалента. Потребность в обмене банкнот на золото возникала, если их владелец не нуждался какое-то время в покупках. Золото, таким образом, служило средством накопления и сохранения капитала, так как покупательная способность бумажных денег со временем снижалась из-за роста цен, и, соответственно, уменьшения их золотого обеспечения. Золото при этом дорожало.
Так как стоимость золотого запаса страны с учетом оборота его бумажного денежного отображения приравнивалась к стоимости обращавшейся национальной товарной массы, то изъятие части банкнот из обращения и обмен их на соответствующее количество золота становились сигналом для постепенного сокращения производства продукции. И наоборот. Следует подчеркнуть, что подобное, хотя и достаточно инерционное, «автоматическое» регулирование баланса товарно-денежного обращения, способствовало относительной стабилизации цен и развитию относительно безинфляционной экономики. В те времена обменные курсы бумажных валют устанавливались фиксированными, равными соотношению цен золота в национальных денежных единицах соответствующих стран. Такие курсы именовали золотым паритетом.
«Наперсточники» из Федеральной резервной системы США
По мере развития товарного производства и увеличения объемов производимой продукции денежные массы, выпускавшиеся в развитых странах в обращение, увеличивались, а золотое обеспечение соответствующих денежных единиц из-за ограниченности национальных запасов золота понижалось. Иначе говоря, бумажные деньги девальвировались.
Вместе с тем золота помимо изготовления ювелирных изделий все больше и больше требовалось в промышленности, главным образом — в радиоэлектронике, приборостроении, химии, а его приходилось замораживать в банковских сейфах в качестве залога бумажных дублеров. К тому же, будучи товаром, золото в разных странах, невзирая на его денежные ценники в виде соответствующих банкнот, имело и свою рыночную цену в национальной валюте, определяемую спросом и предложением. Поэтому  рыночные цены на золото тоже влияли на устанавливаемое тем или иным национальным банком  золотое обеспечение национального денежного оборота.
Возникла абсурдная ситуация. Мерой стоимости товарной массы являлась стоимость золота, а бумажные и безналичные деньги были носителем информации об этой мере стоимости. Но золотая мера (золотой стандарт) стоимости — рыночная цена золота, менялась, изменяя тем самым «вес» своего бумажного дубликата. Цена на тот или иной товар могла бы оставаться постоянной. Однако из-за изменения цены золота покупательная способность соответствующей денежной единицы тоже менялась, внося  дисбаланс в товарно-денежный оборот и подталкивая тем самым цены товаров к увеличению до установления  нового равновесного состояния.
Такая многоступенчатость «измерения» стоимости оказывала негативное влияние на экономику. В странах, где существовал бюджетный дефицит, то есть не хватало денег для государственных расходов, в том числе на пособия по возросшей безработице, либо импорт превышал экспорт, национальные банки, обменяв хранившееся у них золото на банкноты, эти банкноты нередко вновь выпускали в обращение. И если обращавшаяся сумма денег начинала превышать суммарную стоимость товарной массы, то цены возрастали до установления нового баланса товарно-денежного обращения. При этом соответствующая денежная единица, уже не обеспеченная прежним официальным золотым курсом, девальвировалась.
Постепенно многие государства из-за недостатка золота для обеспечения баланса товарно-денежного обращения отказывались от золотого стандарта стоимости. Денежная система США была связана с ним до 1971 года, однако, после 1933 г. — лишь для расчетов во внешней торговле. Причем правом обмена долларов на золото обладали только центральные банки стран, сохранявших у себя золотую меру стоимости, но не частные лица, коммерческие банки и другие юридические лица.
Прочие государства в 1950—1960-е годы переходили на базарные спекулятивные или фиксированные курсы обмена своих валют с долларом. Поэтому Федеральная резервная система  США в те годы вовсю наращивала производство банкнот и безналичных денег, в результате чего долларовая масса стала существенно превышать потребность в деньгах самих Соединенных Штатов. Но значительную часть американских долларов экспортировали во многие страны, которые фактически ввели у себя долларовый стандарт стоимости для своих валют. Там американская валюта продавалась подобно товару, как прежде золото, и нередко использовалась параллельно с местными деньгами, обесценивая их.
Одновременно росли и объемы внешней торговли, где в качестве платежного средства доминирующее положение также заняла американская валюта, и ее требовалось все больше и больше. К началу 1970-х годов денежная масса США значительно превзошла стоимость ее золотого обеспечения. Иначе говоря, доллары оказались сродни необеспеченным долговым обязательствам. И если бы тогда банки всех стран, сохранивших золотой стандарт стоимости, послушали президента Франции Шарля де Голля, и в одночасье предъявили эти, по сути, фальшивые обязательства к погашению, Соединенные Штаты ждал бы неминуемый крах. Нечто подобное стало причиной банкротства в августе 1998 года российского правительства, которое строило пирамиду заимствований по государственным ценным бумагам, то есть тем же долговым необеспеченным, считай, липовым, обязательствам, и заморозило их погашение. Но затем, в отличие от США,  долги Россией были выплачены.
В 1971 г. Соединенные Штаты, оказавшись перед крахом своей финансовой системы, заморозили погашение золотом девальвированных долларов. Якобы временно. Но обычно нет ничего более постоянного, чем временное.  Вскоре после объявления об отсрочке выплаты своего золотого долга,  Федеральная резервная система США упразднила золотое обеспечение  доллара, фактически обманув страны-кредиторы.
Затем под  давлением Соединенных Штатов членами МВФ – деваться им было некуда — для расчетов во внешней торговле была введена условная расчетная международная денежная единица — экю. Она представляла собой «корзину» валют нескольких наиболее развитых стран, причем доллару в «корзине» отвели самое весомое место — свыше 40%. Доли ингредиентов этой смеси и составили курсы их обмена с экю и между собой. Все происшедшее напоминало манипуляции скандально известных «наперсточников»: ни под одним из «наперстков» золотого шарика не оказалось, а вместо него кредиторы Соединенных Штатов обнаружили виртуальный винегрет из названий валют.
В результате жульнических махинаций, осуществленных  Федеральной резервной системой США благодаря безграмотности и наивности правителей государств, членов МВФ, американский доллар занял место прежних мировых денег — золота, и во многих странах подменил собой прежний золотой стандарт стоимости. По наивному недомыслию или злому умыслу наши доморощенные «реформаторы» тоже превратили  доллар в фиктивную меру стоимости российской товарной массы. Хотя вся история жульничества с внедрением «общемировой» валюты была хорошо известна.
С тех пор российский Центробанк, будучи органом государственной власти,  бесконтрольно и в ущерб интересам Российской Федерации, ее экономики и населения непрерывно разыгрывает спектакль денежного абсурда: размер рублевой денежной массы, выпускаемой в обращение,  напрямую зависит от долларовой массы у нас в стране по ее липовому курсу обмена на рубли. Спрашивается, а почему нельзя выпускать рублей столько, сколько требуется для сбалансированного товарно-денежного обращения внутри страны, не превращая рубль в зависимую копию чужой валюты?

 Сколько в стране должно быть денег?

Ответ на этот вопрос вытекает из сущности и функций символических денег. Напомню: золото, будучи товаром, являлось общепринятым средством платежа  и международной мерой стоимости. Золотой запас каждой страны являлся в те времена товарным эквивалентом ее национальной товарной массы по стоимости. Информацию о золотой  мере стоимости хранили национальные символические деньги (денежная масса страны), будучи, образно говоря, солидарным «удостоверением личности» золотого запаса страны.
С исчезновением золотой меры стоимости национальные символические деньги стали носителем информации о стоимости непосредственно национальной товарной массы. Поэтому для полного обеспечения в стране товарообмена национальная денежная масса должна соответствовать стоимости товарной массы с учетом их оборота на внутреннем рынке. При этом денежная единица, подобно документу, удостоверяющему личность, является носителем информации о стоимости условной части товарной массы, гипотетического товарного эквивалента, и характеризуется покупательной способностью.
«Удостоверение» о стоимости условного товара, то есть символическая денежная единица любой страны, будучи фетишем, фантомом товара, не имеет стоимости. Это принципиально важное положение объясняет, почему бумажный или безналичный доллар не может подменить собой золото, а значит, и прежнюю эталонную меру стоимости, и претендовать на роль мировой валюты. Понятие меры стоимости применимо только к товару, а не к символическим деньгам. Если во времена золотого эталона цена унции золота представляла собой единичную меру стоимости условной товарной массы, и информацию об этой мере хранили в себе бумажные деньги, то сегодня, в отсутствие прежнего золотого эталона, национальные бумажные деньги являются носителем информации о стоимости непосредственно самих товарных масс соответствующих стран. Это означает, что функция золотого эталона – мера стоимости — перешла к национальным товарным массам, которые, как и золото, являются деньгами. Именно поэтому отображение стоимости товарной массы — сумма символических денег конкретной страны — должно как в зеркале соответствовать, с учетом оборота, своему оригиналу — стоимости национальной товарной массы.
Из сказанного со всей очевидностью вытекает недопустимость привязки размера национальной денежной массы к размеру чужой валютной массы, попавшей  в страну, и никак не соответствующей стоимости товарной массы этой страны. Это все равно, что шить костюм,  сняв размеры не с фигуры конкретного человека (заказчика) или его точной модели, а со  случайно подвернувшегося под руку чучела какого-то животного. Использование не имеющего  стоимости доллара в качестве эталонной меры стоимости является абсурдным и опасным делом для национальных интересов любой страны. Национальная валюта, оказавшись носителем информации о липовой мере стоимости несуществующего товара и несуществующем товарном эквиваленте, становится извращенной копией доллара и тем самым зависящим от него средством платежа.
Так как доллар, не будучи товаром, не имеет стоимости (исключая стоимость бумаги, на которой он напечатан, что не имеет никакого отношения к функциям денег), то навязывание доллара вместо золота в качестве мировой меры стоимости и мировой денежной единицы неизбежно повлекло за собой  фальсификацию курсов обмена доллара на другие валюты.
Эти курсы, как отмечалось, устанавливаются в виде случайных цен, назначаемых при массовых спекулятивных биржевых сделках по купле-продаже фиктивных мировых денег, и не отражают истинного соотношения покупательных способностей той или иной валюты и доллара. При этом сумма национальных денег поставлена в жесткую зависимость от наличия в стране того или иного количества долларов.  При таком валютном «братстве» национальная денежная масса оказывается оторванной от национальной товарной массы, стоимость которой соизмеряется суммой чужих символических денег, имеющихся в этой стране, по фиктивному курсу их обмена.
Поэтому бумажного «эквивалента»  фальшивого эталона стоимости заведомо не хватает для сбалансированного товарно-денежного обращения в данной стране.
Внедрение во многих странах мира фальшивого эталона стоимости стало основной причиной неоднократно повторяющихся там экономических кризисов. Ведь при этом была узаконена повсеместная спекуляция валютами для установления рыночных курсов их обмена. Тем самым покупательная способность денег во многих странах, а, следовательно, их экономика оказались зависимыми от биржевых игр сравнительно небольшой группы крупных международных финансовых спекулянтов, главным образом — американских.
По вине российских реформаторов не избежал краха и рубль. Поэтому нас постигли масштабные финансовая катастрофа и развал экономики, предпосылки к которым искусственно и, возможно, сознательно создавались все годы «реформ». Как отмечалось, рублевую денежную  массу власти ограничивают  массой валюты, поступившей в Россию, пересчитанной в рубли по базарному курсу ее продаж. Так как денег в обращении при этом оказывалось меньше требуемой суммы, то сворачивалось производство отечественных товаров, снижалось их качество и конкурентность. Поэтому возрастал импорт многих видов продукции взамен исчезнувших отечественных.
Значительная вина в происшедшем и происходящем лежит на Банке России, который много лет фактически бесконтрольно проводит в стране порочную денежную и кредитную политику, оторванную от экономики. За 20 лет «реформ» руководство Банка не озаботилось даже созданием национальной карточной денежной системы.

Как Центробанк блюдет свои коммерческие интересы в ущерб государственным

 

Согласно федеральному закону о Центробанке, он «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику». Вместе с тем, на него согласно п.2 ст.75 Конституции возложены защита и обеспечение устойчивости рубля.

Чтобы оценить, как ЦБ «сочетает» свои коммерческие интересы с выполнением своих важнейших государственных функций в экономике, проанализируем некоторые показатели, приведенные в таблице, характеризующие состояние финансовой системы страны на протяжении нескольких лет.

Первое,  что вызывает недоуменный вопрос,  почему денежная масса (наличные и безналичные деньги), эмиссию которой осуществляет ЦБ (строка 1 таблицы), намного меньше требуемой для полного обеспечения деньгами в стране оборота товаров и услуг (строка 3)? Обеспеченность экономики деньгами оценивалась, исходя из того, что денежная масса условно оборачивается за год 2,5 раза. Таким образом, дефицит денег в обороте в последние годы составлял около 40% (строка 3).  До дефолта в августе 1998 г. нехватка денег в экономике  достигала примерно 70%, что и явилось одной из принципиальных причин развала в стране товарного производства и самого дефолта (см. «Очередной экономический кризис в России – порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» — «Промышленные ведомости» № 11, ноябрь 2008 г.).
Так как денежная эмиссия согласно п.1 ст. 75 Конституции осуществляется исключительно Центральным банком, то он является естественным монополистом в этом деле. А дефицит денег, как и дефицит любого товара, приводит к удорожанию банковских кредитов. Искусственно удерживая на протяжении 20 лет противоречащий законам экономики и здравому смыслу дефицит денежного обращения, руководители ЦБ одновременно устанавливали высокую ставку рефинансирования.  Сегодня она равна 8,25%, в то время как Европейский  Центробанк установил ее на начало этого года равной 0,25%  годовых. Ставки на межбанковском кредитном рынке ЦБ держит в среднем на уровне примерно 7%, получая при этом немалую прибыль от продажи безналичных денег из «воздуха».
Что касается процентных ставок коммерческих банков, то они не регулируются, и в зависимости от сроков возврата кредитов и их рискованности составляют от 15 до 60% годовых.
Показатели,
трлн. руб. на 31 декабря
2010 г.
2011 г.
2012 г. 2013 г.
1
Денежная масса – агрегат М2
18,529
24,543
27,405 31,407
2
ВВП в текущих ценах
М2 / ВВП
44,491
    0,41
54, 369
   0,45
62,218
0,44
66,755 0,47
3
Оборот в экономике
Обеспеченность оборота деньгами  (оценка)
Кредиторская задолженность нефинансовых организаций
81,388
    0,56
17,533
99,978
    0,61
20,914
111,58
0,61
23,129
114,62
0,68
27,531
4
Средства организаций, банковские депозиты (вклады) и другие средства юридических и физических лиц,  привлеченные банками
Собственные средства (капитал) банков
Сумма собственных и привлеченных средств
Превышение денежной массы суммой собственных и привлеченных средств
 21,289
4,732
26,021
7,492
 26,565
5,242
31,807
7,264
30,507
6,112
36,619
9,214
35,277
7,064
42,341
10,934
5
Кредиты, депозиты и прочие средства, размещенные банками у других лиц,
      в том числе:
       — кредиты, предоставленные нефинансовым организациям,
        — кредиты физическим лицам
Всего активов (размещенные средства: ссуды, кредиты,  приобретенные ценные бумаги, и др.)
 22,14
14,529
 4,084
33,804
28,699
18,4
 5,55
41,627
33,96
20,917
7,737
49,509
40,417
23,678
9,957
57,423
6
Превышение активами:
   — суммы собственных и привлеченных средств
   — денежной массы
7,783
5,275
9,82
17,08
12,876
22,104
15,082
26,016

По данным Банка России и Росстата

Необходимость поддерживать высокой ставку рефинансирования, что влечет за собой дороговизну кредитов, выдаваемых коммерческими банками и самим ЦБ, все руководители Центробанка объясняли и продолжают объяснять якобы необходимостью борьбы с инфляцией. На самом же деле, высокие, продолжающие расти, кредитные ставки приводят к росту ценовой инфляции, так как в структуру цен включаются затраты на кредиты. Однако возврат дорогих кредитов многим предприятиям оказывается не по силам, это приводит к росту их кредиторской задолженности (строка 3 таблицы) и последующему банкротству. Дороговизной кредитов объясняется и снижение инвестиций в реальном секторе экономики.

Спрашивается, искусственное создание дефицита денежного обращения в экономике, которое за последние 20 лет нанесло и продолжает наносить громадный ущерб стране, это злоупотребление Центробанком своим монопольным положением на кредитном рынке с целью получения максимальной прибыли, или следствие некомпетентности сменявших друг друга его руководителей?

Складывается впечатление, что главные в стране специалисты по деньгам не в ладах с понятием такого важного свойства нынешних денег, как носителей информации о стоимости товарной массы, производимой и реализуемой на внутреннем рынке.  Не знают они и того, что денег с учетом их оборота должно быть столько, чтобы обеспечивались в стране производство и реализация всей изготавливаемой продукции. Поэтому  для стабильности экономики и ее развития Центробанк должен поддерживать баланс товарно-денежного обращения, чего он не делает. Вместо этого он стремится поддерживать баланс валютно-рублевого обращения, в том числе принудительной девальвацией рубля, о чем говорится ниже, и что тоже во многом способствовало развалу отечественного товарного производства.
Следующий вопрос также связан с рублевой денежной массой. Как известно, для выдачи кредитов и для других способов внешнего размещения денег коммерческие банки используют собственные и привлеченные средства. Чтобы банки в случае значительного изъятия вкладов частных лиц и средств с депозитов сохраняли платежеспособность, Центробанк устанавливает для них обязательную норму денежных резервов.
Зарезервированные средства  размещаются в ЦБ на банковских счетах в виде беспроцентных вкладов и не используются для кредитования. Норма обязательных банковских резервов представляет собой выраженную в процентах долю от общей суммы депозитов. Так как согласно Конституции денежную эмиссию должен осуществлять исключительно Центробанк, то,  очевидно, банки могут размещать «на стороне» средства, сумма которых равна только сумме их собственных и привлеченных средств за вычетом обязательных резервов. При этом необходимо, чтобы временно позаимствованные средства  клиентов банков не использовались. В противном случае окажется, что соответствующие коммерческие банки незаконно осуществляют денежную эмиссию. Размещенные банками на стороне средства называются активами, и они не должны превосходить денежную массу, выпущенную в обращение Центробанком.
Спрашивается, если Центробанк обладает исключительным правом денежной эмиссии, то почему активы банковской системы из года в год значительно превышают денежную массу? Если противоправная эмиссия направлена на снижение денежного дефицита, то почему из года в год растет кредиторская задолженность предприятий, и они вынуждены брать кредиты в зарубежных банках?

    Фальсификация «безналички»

Систематическое, из года в год, превышение банковскими активами  денежной массы – в  2012 г. на 22,104 трлн. рублей или на 80%, а в 2013 г. более чем на 26 трлн. рублей или почти на 83% (строка 6 таблицы) – можно объяснить, по всей видимости, эмиссией фиктивных безналичных денег. Эмиссию незаконно осуществляли коммерческие банки, исчерпав для кредитования все собственные и привлеченные средства. Ограничителем выдаваемых ими кредитов должны служить обязательные резервы, норма которых для минимизации рисков и обеспечения платежеспособности банков должна составлять 10-20% от суммы средств на банковских депозитах.
Однако, к примеру, в 2012 г. сумма обязательных резервов составляла в среднем 400 млрд. рублей или лишь 1,3% от суммы средств на депозитах. Такие барьеры не могли существенно ограничить фиктивное кредитование и предотвратить строительство банками «мыльных» финансовых пирамид с  последующими нередко искусственно организуемыми банкротствами банков и воровством денег их клиентов   («Центробанк РФ – это Банк России или операционная контора Федеральной резервной системы США?» — «Промышленные ведомости» № 1, январь-февраль 2014 г.).
Денежная масса в банках может увеличиваться  благодаря  эффекту так называемой кредитной мультипликации. В этом случае  первоначальный кредит, выданный банком из привлеченных средств,  по мере его использования получателем, например, на оплату ресурсов для изготовления какого-то продукта,  дробится на части, которые размещаются в разных банках на счетах поставщиков этих ресурсов. Из этих новых денег банки, в которых они оказались размещены, тоже выдают кредиты.
В итоге исходный кредит ветвится, образуя новые кредиты, и денежная масса банков соответственно растет, превышая имеющуюся. Если владельцы средств, из которых был выдан первоначальный кредит и его дробные части, потребуют вдруг их возврата, а нормы обязательных резервов не были соблюдены, то банки, участвовавшие в ветвящемся кредитовании, окажутся неплатежеспособными.  Их кредиты при этом окажутся  фиктивными ввиду незаконности выполненной ими денежной эмиссии, правом на которую обладает только Центробанк.
Кредитная мультипликация на Западе – это, по сути, не ограничиваемая законодательно эмиссия банками безналичных денег. В США свобода накачки экономики деньгами время от времени приводит к финансовым и экономическим кризисам, которые из-за использования доллара в качестве общемировой валюты перерастают в глобальные.
У нас избыточная, сверх официальной денежной массы, кредитная мультипликация, напоминающая денежные переводы по фальшивым «чеченским» авизо времен 1990-х, проводится при финансовой поддержке Центробанком с целью сохранения ликвидности банков при выдаче ими фиктивных кредитов. Как говорится, передовой опыт первых лет «реформ» внедрен в жизнь и поставлен на поток.
Создается впечатление, что фиктивное кредитование несуществующими деньгами, то есть путем их фальсификации, осуществляется по заранее согласованному коррупционному сценарию для их последующей «обналички», конвертации и вывоза капитала за рубеж. Причем сценарий прописан в законодательной базе, принятой большей частью еще в 1990-х. Такие мысли приходят после сопоставления соответствующих положений Конституции России, федерального закона о ЦБ и Уголовного кодекса РФ.
Как отмечалось, согласно п. 1 ст. 75 Конституции денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком России, при этом  введение в оборот и эмиссия других денег, то есть сверх официально выпущенных в обращение,  не допускаются. Однако если заглянуть в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», то в соответствии со ст. 4 этого акта оказывается,  что Банк России в части денежной эмиссии лишь  «монопольно осуществляет эмиссиюналичных денег и организует наличное денежное обращение» (подчеркнуто мной – М.Г.).
Но согласно Конституции РФ Центробанк должен осуществлять эмиссию всей денежной массы, то есть ее наличной и безналичной частей. Судя по официальной статистике на Интернет-сайте Центробанка, он этим и занимается. Причем  в регулярно публикуемой им информации об эмиссии всей денежной массы несуществующая ее часть, «эмиссию» которой в виде  фиктивных кредитов в безналичной форме осуществляют коммерческие банки (строка 6 таблицы), естественно, отсутствует. Очевидно, это свидетельствует о фальсификации и противоправности подобного кредитования, поэтому оно Центробанком и не афишируется.
Замечу, в Уголовном кодексе статьей 186 «Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг» наказание предусмотрено лишь за сбыт или изготовление  поддельных наличных денег, что весьма странно. И так как пренебрежение конституционными нормами уже давно стало у нас неписанной нормой, то про фальсификацию безналичных денег и наказание за это в УК нет ни слова. Надо полагать, подобные «упущения» в законодательстве неслучайны. Но те, кто их допустил, дали все же промашку.
В ст. 187 УК РФ «Изготовление или сбыт поддельных кредитных документов либо расчетных карт и иных платежных документов» за все эти перечисленные действия предусмотрены различные сроки лишения свободы и крупные штрафы. Замечу, чтобы перевести получателю на его счет «кредит» из несуществующих денег, банк, выдающий фиктивный кредит,  должен оформить соответствующее платежное поручение. Спрашивается, разве не является ли оно тоже фиктивным, то есть  поддельным, если деньги, которые переводятся по этой «платежке», у банка отсутствуют или вовсе не существуют в стране?
Ответ по аналогии с фальшивыми «чеченскими» авизо 1990-х, думается, однозначный. Однако ни один из банков за выдачу фиктивных кредитов пока не наказан. А руководство ЦБ, которое через свою пресс-службу было ознакомлено с упомянутой выше статьей о его деятельности в качестве операционной конторы ФРС США, на изложенные в публикации факты выдачи фиктивных кредитов не отреагировало.
Создается впечатление, что никто в стране комплексным управлением финансами и соответствующим законодательным обеспечением не озабочен, а выборочный контроль показателей состояния денежно-кредитной системы осуществляется ради предоставления высокому начальству поверхностной статистики для его успокоения и ввода в заблуждение. Об этом может свидетельствовать отсутствие в стране официальной государственной финансовой политики. Сами же деньги «реформаторы», следуя опасным для страны рекомендациям заокеанских коллег, из важнейшего инструмента социально-экономического развития государства и общества превратили, как отмечалось, в предмет спекулятивной купли-продажи. Этим они извратили и фальсифицировали  сущность нынешних, символических денег. Ведь  современные денежные средства платежа не являются товаром, производство которого обеспечивает получение нового качества, что и создает добавленную стоимость.
Кредитная мультипликация требует тщательного анализа и законодательного регулирования, так как незаконная денежная эмиссия, по сути — фальсификация «безналички», чревата весьма опасными для страны последствиями. Не исключено, что увеличение вывоза капитала из страны обеспечивается, в том числе, и фиктивными кредитами, которые можно легко  «перевозить» за рубеж, в том числе, через карты международных платежных систем.
Этими обстоятельствами, возможно, объясняется и банкротство ряда банков, предпосылки к которому Центробанк длительное время почему-то «не замечал». Ведь рост активов коммерческих банков сверх денежной массы выгоден Центробанку с коммерческой точки зрения. При этом Центробанк увеличивает кредитование банков для поддержания их ликвидности, получая дополнительную прибыль. Выгодно это и Минфину, так как фиктивные кредиты частично компенсируют дефицит денежного обращения, благодаря чему возрастают доходы консолидированного бюджета.
Однако большая часть фиктивных денег в экономику не попадает, о чем свидетельствуют рост кредиторской задолженности нефинансовых организаций (строка 3 таблицы),  сокращающиеся инвестиции в реальном секторе экономики и растущий вывоз капитала за рубеж. Очевидно, фиктивные кредиты обслуживают и «теневую» экономику, оборот  которой, по оценкам, составляет не  менее трети общего товарного оборота страны.
Спрашивается, как в ЦБ сводят к нулю баланс активов и пассивов банковской системы, если, к тому же,  некоторые банки, что не скрывали руководители ЦБ, указывают в своих отчетах недостоверные данные?
Принудительная девальвация рубля – заказная диверсия или проявление вопиющей некомпетентности?
На Центробанк России согласно п.2 статьи 75 Конституции РФ возложены защита и обеспечение устойчивости рубля, которые он должен осуществлять почему-то независимо от других органов государственной власти. Очевидно, под устойчивостью рубля следует понимать стабильность и рост его покупательной способности, от чего зависят стабильность цен различных видов продукции и услуг, реальных доходов населения и предприятий, баланса товарно-денежного обращения и ряда других показателей денежной системы. Так как на нашем  внутреннем рынке  реализуется громадное количество импортных потребительских товаров, а также импортной продукции, используемой в производстве отечественных товаров, то цены у нас  во многом зависят от валютного обменного курса рубля. Поэтому его понижение ведет к росту ценовой инфляции, борьба с которой много лет декларируется руководством ЦБ. Однако в нарушение Конституции Центробанк многие годы принудительно девальвирует рубль.
Как отмечалось, для обеспечения эквивалентности товарообмена по стоимости, то есть, во избежание обмана в международной торговле,  курсы обмена валют должны устанавливаться равными паритетам их покупательной способности. Однако у нас, как и во многих странах мира, деньги превращены в товар, каковым они не являются. Поэтому ими торгуют на финансовых спекулятивных рынках,  где курсы обмена валют устанавливаются случайным образом — согласно спросу на них и предложению.
До начала этого года Центробанк поддерживал относительную стабильность базарного обменного курса рубля валютными интервенциями на российском валютном рынке. Однако «цена» доллара (евро), в рублях по базарному курсу обмена  в 1,5-2 раза превышала реальную покупательную способность самого рубля. Иначе говоря, ЦБ  искусственно, без всяких на то объективных причин, в нарушение  своих конституционных обязанностей занижал и продолжает занижать покупательную способность рубля по отношению к доллару и евро.
Причина в том, что  денежная масса, которую выпускает Центробанк,  согласно его негласной денежной политике должна обеспечивать баланс не товарно-денежного обращения, когда денег хватает для производства продукции и ее реализации, а баланс рублево-валютного обращения, то есть рублей должно быть достаточно только для оборота имеющейся в стране валюты. Сделано это было еще правительством Гайдара в расчете на приток в страну иностранных инвестиций, возвращать которые нужно валютой с процентами.  Лишенная какого-либо смысла  глупость дорого обошлась и продолжает обходиться нашей стране.
Валюты, даже по искусственно завышенному Центробанком курсу ее обмена на рубли, всегда существенно не хватало для эмиссии рублевой денежной массы, которая обеспечивала бы потребности экономики (строка 3 таблицы). В результате сворачивалось промышленное производство, и в прошлом году его рост практически прекратился. Ухудшение экономической ситуации в стране неизбежно ведет к росту вывоза капитала за рубеж, в том числе благодаря увеличению поставок импортной продукции из-за сворачивания ее отечественного производства. Но не только.
В условиях ценовой инфляции Центробанк провоцирует ее дальнейший рост высокой ставкой рефинансирования, которая обусловливает никак не регламентируемые высокие кредитные ставки коммерческих банков. Очевидно, с одной стороны, тем самым удовлетворяются коммерческие интересы ЦБ, так как он при дефиците денег обеспечивает ликвидность банков своими кредитами по им же установленным высоким ставкам. Однако, вместе с тем, дороговизна рублевых кредитов вынуждает государственные и негосударственные организации заимствовать валютные кредиты за рубежом, в основном — в США, что обеспечивает дополнительный приток валюты в страну.
Как ни смешно, но для кредитования российских организаций зарубежными кредиторами используется, в том числе, валюта из золотовалютных резервов российского ЦБ и средств Фонда национального благосостояния, которые размещены на корреспондентских счетах и в ценных бумагах Федеральной резервной системы Соединенных Штатов и Европейского Центробанка. Размещены они под 0,5-1% годовых, а кредиты выдаются под 5-7%. Таким вот образом за счет российских средств обеспечивается ежегодный доход ФРС и Европейского ЦБ примерно в 2-3 млрд. долларов. Большей глупости нельзя придумать.
Спрашивается, почему  Банк России не хочет ликвидировать дефицит денежной массы ее эмиссией в размерах, обеспечивающих в стране рост товарного производства, в том числе для импортозамещения, соблюдая при этом баланс товарно-денежного обращения?
А пока кредитно-денежная политика ЦБ, которая далека от интересов государства, ее экономики и населения,  ведет к росту зарубежных заимствований и последующим нарастающим негативным последствиям для страны, в частности, к дальнейшему сворачиванию товарного производства. Внешний совокупный долг Российской Федерации, увеличившись за 2012 год на 92,9 млрд. долларов, на 1 января 2013 года составил 631,8 млрд., а к 1 января 2014 года возрос до 727,062 млрд. долларов.
На начало этого года внешний  долг органов государственного управления составил 61,761 млрд. долларов,  Центрального банка – 16,058 млрд., банков – 214,394 млрд. долларов, а совокупный внешний долг частных и частно-государственных нефинансовых организаций  составил 434,849 млрд. долларов.
Совокупный внешний долг страны значительно, больше, чем на 217,467 млрд. долларов превысил  золотовалютный резерв  ЦБ, который в 2013 г уменьшился с 537,618  млрд. в начале года до  509,595 млрд. долларов в конце.
Следует заметить, что под внешние заимствования предприятий с государственным участием были даны правительственные гарантии. Поэтому в случае их неплатежеспособности государству придется отвечать по этим обязательствам, и страну может постигнуть новый дефолт. Если в 1998 г. еще сохранялся значительный промышленный и кадровый потенциал, обладавший хорошими воспроизводственными возможностями, что позволило после августовского дефолта быстро восстановить рост ВВП и довести его до 10% в год, то новый возможный дефолт будет чреват непредсказуемыми последствиями. Как отмечалось, в  прошлом году практически прекратился рост промышленного производства, а прирост ВВП составил всего 1,5%.
При возврате кредитов зарубежным банкам и покупке для этого валюты у ЦБ через российские банки должникам из-за девальвации рубля  придется теперь заплатить для этого гораздо большие суммы в рублях, чем они получили при обмене кредитных денег. Как известно, с 13 января этого года ЦБ  почти прекратил интервенции на валютном рынке, пустив рубль в «свободное плавание».
Такое решение руководители Центробанка объяснили намерением повысить гибкость курсообразования для обеспечения перехода в 2015 году к «плавающему валютному коридору». Но границы «коридора» Центробанк и  так все время раздвигает, сигнализируя валютным спекулянтам, составляющим основу рынка, о возможности безнаказанно девальвировать  рубль. После этого курс рубля обвалился и продолжает падать, что неизбежно ведет к дальнейшему росту ценовой инфляции, так как импортные товары по курсу обмена в рублевом исчислении их стоимости будут дорожать. В первую очередь это касается импортных потребительских товаров и продуктов питания, зарубежные поставки которых составляют от 20 до 80% товарооборота на внутреннем потребительском рынке.  Следовательно, будет снижаться и потребительский спрос.
Принудительное занижение валютного курса рубля ведет к увеличению доходов и прибыли экспортеров в рублях, но при этом снижается прибыль изготовителей продукции с использованием импортных компонентов из-за их подорожания. Тем самым создаются  неравные экономические условия хозяйствования для субъектов внутреннего рынка и неравные условия для их конкуренции, что противоречит антимонопольному законодательству. Рост издержек производителей отечественной продукции с использованием импортных компонентов ведет к повышению цен на нее и к дополнительному росту ценовой инфляции.
Девальвация рубля препятствует и модернизации промышленности, так как дорожает импортное технологическое оборудование. Кроме того, нестабильный, «плавающий» курс рубля увеличивает риски вложений, что еще больше оттолкнет от реального сектора России иностранных инвесторов. За иностранные инвестиции правительство — на словах — давно уже борется. Китай для привлечения иностранных инвестиций кроме стимулирующих мер держал 15-18 лет еще и твердым курс юаня.
Спрашивается, почему Центробанк, принудительно девальвируя рубль, не выполняет предписанных ему Конституцией РФ обязанностей по его защите и обеспечению устойчивости, чем наносится ущерб Российской Федерации, ее экономике и населению?

Наивные валютные грезы начальников над финансами

Судя по декларативным, ничем не аргументированным,  заявлениям  руководителей ЦБ, «свободное плавание» рубля понадобилось  для того, чтобы превратить его в международную резервную валюту. Спрашивается, с какой целью? Оказывается, в случае наивно ожидаемого успеха (иначе, зачем было отпускать рубль на «свободу») зарубежные банки якобы станут создавать у себя рублевые резервы, закупая рубли у Центробанка, а зарубежные покупатели российских экспортных товаров вынуждены будут приобретать их за рубли. Тогда почти вся валюта, которая сегодня поступает в страну через предприятия и организации в виде выручки за экспортную продукцию или кредитов, прямиком будет направлена  сразу в Центробанк. В итоге он превратится также и в монопольного ее продавца.
Все эти наивные мечты — в русле коммерческих интересов ЦБ. При этом вызывает большое удивление очевидная противоречивость деклараций и действий руководителей ЦБ. По сообщениям информагентств, первый заместитель главы Центробанка Ксения Юдаева, отвечающая среди прочего за стабильность рубля, заявила в январе этого года на Гайдаровском  форуме:
«Нет резервных валют с высокой инфляцией, так как это делает валюту неинтересной.  Кроме того, большинство резервных валют — это валюты с плавающим курсом. Но, если наша страна хочет повысить роль рубля как резервной валюты, надо развивать инструменты финансового рынка, финансовую инфраструктуру».
Сказанное лишено всякой логики.
Во-первых,  валют с высокой инфляцией не бывает, существуют денежная и ценовая инфляция, а деньги – не товар, и цены они не имеют, поэтому у них не может быть ценовой инфляции. Очевидно, Ксения Юдаева имела в виду спекулятивный рост «цен» валют на валютной бирже. Спрашивается, если нет резервных валют с высокой инфляцией, то на кой ляд нужно было инициировать  дальнейший рост «ценовой инфляции» рубля в долларах и евро  пуском рубля в «свободное плавание»? Ведь сначала логичней было бы устранить причины ценовой инфляции, порожденные самим ЦБ, — это дефицит денежной массы, ежегодное провоцирование всеобщего роста цен в экономике  увеличением тарифов на услуги естественных монополий, и высокие кредитные ставки, которые ничем не обоснованы, кроме как коммерческими интересами ЦБ и прочих банков.
Затем совместно с правительством для снижения ценовой инфляции нужно было бы ввести экономическое регулирование ценообразования.
Речь идет о дифференцированном нормировании прибыли относительно себестоимости продукции с изъятием сверхнормативной прибыли в бюджет. Это привело бы к ликвидации посредников-спекулянтов и стабилизировало бы цены в стране. Одновременно для обеспечения эквивалентности международного и внутреннего товарообмена по стоимости  необходимо было бы стабилизировать валютный курс обмена рубля, установив его равным паритету покупательной способности рубля и доллара (евро), а с остальными валютами — по их кросс-курсам с долларом.
Во-вторых, повышение международной роли и привлекательности рубля достигается не развитием  внутреннего спекулятивного финансового рынка, как наивно полагает первый заместитель главы ЦБ Ксения Юдаева, а увеличением добавленной стоимости продукции за счет создания ее нового качества. Иначе говоря, речь идет о развитии товарного производства на основе инноваций.  Для этого требуются дешевые кредиты и стабильные валютные курсы рубля.  Но, похоже,  Центробанк не намерен ради своих коммерческих интересов и интересов коммерческих банков снижать ставку рефинансирования и принуждать банки снижать кредитные ставки, а также прекращать искусственную девальвацию рубля. Поэтому его кредитно-денежная политика 20 лет способствовала и способствует не развитию отечественной экономики, в первую очередь, промышленности, а получению большей прибыли самим ЦБ и больших доходов его работниками, а также всем банковским сообществом.
В-третьих, наивно полагать, что США и Евросоюзу нужна российская резервная валюта.  Зачем им добровольно понижать статус своих валют ради рубля, учитывая, что золотовалютные резервы Центробанка почти на 90% состоят из евро и долларов. Кроме того, к валютной массе в стране  по низким курсам привязана рублевая денежная масса, и зарубежные банки, где размещены российские валютные средства, получают, как отмечалось, от использования этих средств для выдачи кредитов ежегодно порядка 2-3 млрд. долларов дохода.
В-четвертых, бессмысленно добиваться приобретения зарубежными покупателями российских товаров за рубли вместо долларов и евро. В этом случае возникает лишняя операция  обмена Центробанком валют на рубли за определенную комиссию, после чего рубли вновь возвращаются в Россию. Чем же плоха нынешняя оплата валютой экспортной российской продукции, никто не объясняет. По сути, это бездумное проявление квасного патриотизма в ответ на экономические санкции  США и ЕС.  При этом никто из глашатаев превращения рубля в «мировую» валюту не задумывается о другой угрозе.
При нынешней внутренней конвертации рубля вся рублевая денежная масса остается в России. Допустим, что вдруг все страны по призыву главы ВТБ Андрея Костина захотят покупать российские металлы, нефть и газ за рубли. Тогда возникнет еще одно мощное средство воздействия извне на нашу экономику. Ведь значительная часть рублевой массы может быть «скуплена» специально, чтобы увеличить дефицит рублевой массы в стране и дополнительно нарушить товарное обращение. Долларов для этого ФРС может произвести сколько угодно. Тогда для компенсации  созданного извне дополнительного денежного дефицита Банк России  станет проводить дополнительную эмиссию денег. После нескольких таких покупок, все «эмигрировавшие» рубли могут быть вброшены в Россию, например скупкой ценных бумаг и акций, что чревато денежной инфляцией.
Совсем иную причину девальвации рубля, вызванную его «свободным плаванием» на спекулятивном рынке, назвала в телепрограмме «Познер» глава ЦБ Эльвира Набиуллина:«Это не у нас рубль слабел, а происходило удорожание евро и доллара по отношению ко всем валютам развивающихся рынков».
Странное очень объяснение. Ведь речь идет о курсе рубля по отношению к указанным валютам. Если евро и доллар «подорожали», то это должно было означать, что покупательная способность рубля уменьшилась по отношению к доллару и евро, то есть он относительно «ослабел» по курсу. Но,  как наверняка известно  главе Центробанка, на нашем валютном рынке, который контролируется ЦБ, базарные курсы рубля зависят от спекулятивного спроса и предложения валют, и курсы рубля всегда значительно занижены относительно его реальной покупательной способности. Для доказательства справедливости принятого решения о «свободном плавании» рубля, в результате которого в ЦБ узнали, что  «это не у нас рубль слабел», требовалось привести данные о реальных значениях покупательной способности рубля, доллара и евро. Однако их не представили.
Причина, по которой рубль пустили в «свободное плавание», кроется в дефиците рублевой массы и необходимости увеличения доходов консолидированного бюджета. Привязка  рублевой денежной массы по базарному обменному курсу к валютной массе в стране позволяет при снижении валютного курса увеличивать рублевую массу и тем самым – доходы в консолидированный бюджет. Привязка рублевой массы к валютной, поступающей в страну, как отмечалось, обусловило дефицит денежного обращения в отечественной экономике, который растет с увеличением ценовой инфляции, и породило дефицит федерального бюджета. Рост денежного дефицита пытаются компенсировать уменьшением обменного курса рубля относительно других валют и увеличением благодаря этому рублевой массы путем дополнительной денежной эмиссии, что приводит к новому росту ценовой инфляции. Такой вот заколдованный круг создан Центробанком.
Длившееся в январе и феврале этого года свободное падение курса рубля далеко вниз за его исторический минимум вызвало в стране ажиотажный спрос на валюту. Это вынудило Центробанк пойти на грандиозные — в миллиарды долларов интервенции на валютном рынке. Однако они мало чем помогли. Создается впечатление, что в основе денежно-кредитной политики Центробанка лежит метод случайных, ни с кем не согласуемых проб и заведомых ошибок. Об этом может свидетельствовать и высказывание министра экономического развития Алексея Улюкаева, который выразил сомнение в целесообразности прекращения Центробанком поддержки рубля на валютном рынке.  Получается, с Минэкономразвития это решение  не согласовывали? Да и согласовывалось ли оно вообще с кем-нибудь в правительстве или с президентом страны?
Дальнейшая девальвация рубля, чреватая дальнейшим ростом цен на потребительском рынке, серьезно обеспокоили общество. И поэтому, очевидно в результате некой «воспитательной» беседы в верхах, Эльвира Набиуллина 30 января этого года заявила, что планы перейти к свободному курсообразованию остаются в силе, но Центробанк продолжит продавать валюту с целью поддержания финансовой стабильности в стране.
Девальвируя рубль, то есть принудительно, совместно с валютными спекулянтами, противоправно занижая его реальную покупательную способность относительно покупательной способности других валют, руководители Центробанка превратили рубль в переводную обесцененную денежную единицу американской и европейской резервных систем, что способствует росту вывоза капитала из России.
Для стабилизации валютного курса рубля необходимо устанавливать его равным паритету покупательной способности рубля и доллара, а для остальных валют — равным  их кросс-курсам с долларом. Это требуется для обеспечения эквивалентности международного и внутреннего товарообмена по стоимости, уравнивания экономических условий хозяйствования для всех субъектов рынка, модернизации экономики, сохранения баланса товарно-денежного обращения. привлечения иностранных инвестиций, снижения ценовой инфляции и др.
Конечно же, паритет покупательной способности — это средний показатель для содержимого товарной «корзины»,  и паритеты для многих товаров могут значительно отличаться от него. Поэтому более объективными являются паритеты для групп однородных видов продукции. Однако при значительных и сбалансированных объемах внешней торговли между какими-то двумя странами и широком ассортименте товаров средневзвешенное значение паритетов покупательной способности для отдельных товарных групп приближается к «общекорзиночным» этих стран.
Сейчас спекулятивная цена доллара колеблется вокруг 36 рублей. В 2013 г. средняя экспортная цена нефти составляла 802 доллара за тонну или около 28000 рублей по среднему курсу. Внутри России нефть продавалась в среднем по 14400 рублей за тонну, что очень дорого для «нефтяной» страны. Таким образом, «нефтяной» валютный курс обмена рубля на доллар был в прошлом году искусственно занижен вдвое. А в этом году согласно Основным направлениям единой государственной денежно-кредитной политики, разработанным самим  Центробанком, курс упал еще ниже.
Так как продажа нефти внутри страны составила примерно половину добытого количества и была рентабельной, то российские экспортеры нефти получили в прошлом году  в рублях прибыли вдвое больше, чем при сбыте ее внутри страны. Часть этой прибыли в виде акциза изымается в бюджет. Поэтому переход к конвертации рубля по его паритету покупательной способности с долларом сегодня не выгоден с точки зрения коммерческой деятельности не только экспортерам и Центробанку. Невыгоден такой переход  и правительству, собирающему в бюджет основную часть налогов с финансовой ренты — незаработанной сверхприбыли  экспортеров нефти, газа, металлов. Ведь бюджетная и налоговая политика правительства базируется на порочных принципах — ожидании высоких зарубежных «нефтяных» цен, поддержании девальвации рубля и провоцировании роста инфляции.
Таким образом, нынешняя финансовая политика правительства, которой официально не существует,  по-прежнему основана на заимствованиях.  Но если прежде, в 1990-х, выстраивалась долговая финансовая пирамида из государственных казначейских обязательств, то сейчас строится финансовая пирамида из инфляционных и девальвационных заимствований, в основании которой лежит все та же фальсифицированная мера стоимости — доллар. отсутствует. Составными взаимосвязанными компонентами государственной финансовой политики должны быть, в частности, налогообложение, деньги и кредиты. Сегодня Центробанком провозглашена государственная денежно-кредитная политика, которая таковой фактически не является.
Денежно-кредитная политика Центробанка, которая выдается за  государственную.

 

Как отмечалось, согласно федеральному закону о Центробанке, он «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику».Очевидно, важной составляющей этой политики является поддержание устойчивости рубля, под которой следует понимать стабильность его покупательной способности. Стабильность эта зависит от ряда факторов, в том числе от стабильности цен и валютного курса обмена рубля, значений кредитных ставок, устойчивости баланса товарно-денежного обращения, налогообложения, сбалансированного с товарно-денежным обращением, и др. Однако, в п.2 ст.75 Конституции РФ почему-то говорится, что «защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».

Столь странное противоречие в законодательстве, когда главным законодательным актом обеспечение устойчивости рубля отделено от остальной части денежно-кредитной политики, стало одной из основных причин пороков этой политики, в том числе, ее отрыва от экономики страны. Государственная денежно-кредитная политика фактически превратилась в политику коммерческой деятельности Центробанка. Об этом наглядно свидетельствуют факты, приведенные выше.

Попытки найти нормативно-правовой документ, регламентирующий цели и основы государственной денежно-кредитной политики, успехом не увенчались. Зато 1 ноября 2012 г. Советом директоров Банка России (?!) были одобрены очередные Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2013 год и период 2014 и 2015 годов.  Спрашивается, почему от этой политики, которая согласно законодательству должна разрабатываться и проводиться совместно Правительством РФ и Банком России, отстранено Правительство  РФ? Причем в тексте «Основных направлений…» прямо говорится, что ее проводит ЦБ.
Упомянутый документ представляет собой набор деклараций, нередко противоречивых, неграмотных или наивных, при отсутствии механизмов их реализации. Чтобы получить представление об уровне компетентности авторов  столь важного для страны документа достаточно ознакомиться с тем, как Центробанк намерен продолжить свою многолетнюю и бессмысленную борьбу с инфляцией.  Одолеть ее в силу ограниченности выполняемых функций он не способен без взаимодействия с правительственными министерствами и ведомствами.
В первом разделе — Принципы денежно-кредитной политики «Основных направлений…»  говорится: «Банк России….  планирует к 2015 году завершить переход к режиму таргетирования инфляции».  По-русски это означает «контроль инфляции», видимо, ценовой. А я наивно полагал, что индексы цен потребительских товаров и промышленной продукции, а также  индекс-дефляторы ВВП, систематически публикуемые Росстатом, да и самим Центробанком, это и есть результаты контроля инфляции. Оказывается, нет. Но далее из текста следует, что инфляция, все же, контролируется:
«В рамках данного режима (таргетирования инфляции) приоритетной целью денежно-кредитной политики является обеспечение ценовой стабильности, то есть поддержание стабильно низких темпов роста цен. Денежно-кредитная политика, направленная на контроль над инфляцией, будет способствовать достижению более общих экономических целей, таких как обеспечение условий для устойчивого и сбалансированного экономического роста и поддержание финансовой стабильности.
Реализация денежно-кредитной политики Банка России предполагает установление целевого значения изменения индекса потребительских цен. В качестве главной цели денежно-кредитной политики Банка России ставится задача снижения темпов прироста потребительских цен в 2013 году до 5 — 6%, в 2014 и 2015 годах — до 4 — 5%».
Замечу, обеспечение ценовой стабильности — отнюдь не синоним поддержания стабильно низких темпов роста потребительских цен, в 2013 году до 5 — 6%. Какая же это ценовая стабильность? На самом же деле, прирост в 2013 г. составил 6,8%, а за первый квартал этого цены на продукты питания возросли в среднем на 15%.
Как же в ЦБ намеревались реализовывать продекларированные принципы своей политики, и, в частности, управления ценами:
«Реализация денежно-кредитной политики будет основана на управлении процентными ставками денежного рынка с помощью инструментов предоставления и изъятия ликвидности.
В целях дальнейшего повышения действенности процентной политики Банк России…  к 2015 году предполагает осуществить переход к плавающему валютному курсу…   Соответственно, в рамках данного режима проведение регулярных валютных интервенций с целью воздействия на динамику курса рубля будет прекращено»     (подчеркнуто мной – М.Г.).
Как известно, прекратив на несколько дней в январе этого года  интервенцию на валютном рынке, Центробанк «обвалил» рубль, падение валютного курса которого не остановлено по сей день. В результате, что маломальским думающим людям было очевидно еще «до того», ценовая инфляция из-за подорожания импортных товаров в рублевом исчислении их стоимости по искусственно заниженному курсу обмена поползла вверх.
На рост цен всех товаров и услуг во многом влияет также ничем не оправданная регулярная индексация тарифов продукции и услуг естественных монополий, что приводит в движение цены на все и вся. Между тем  тарифы эти за годы реформ и без того вырвались далеко вперед относительно цен всех прочих товаров и услуг. Однако регулирование деятельности естественных монополий проходит совсем по другому ведомству, а правительством разрозненная деятельность подчиненных ему министерств и ведомств, имеющих отношение к финансам и ценам, координируется из рук вон плохо. Если вообще как-то координируется. Это опять же подтверждается описанным выше.
Влияют на ценовую инфляцию и высокие кредитные ставки, которые Центробанк вопреки продекларированным намерениям не собирается снижать и нормировать ни для себя, ни для коммерческих банков. Декларируя при этом необходимость поддержания финансовой стабильности, в ЦБ относят ее почему-то только к деятельности банковского сектора, которая носит спекулятивный характер. Однако  показатели денежного обращения в экономике, как показано выше, свидетельствуют о его деградации.
Денежно-кредитная политика, выдаваемая Центробанком за государственную, является на самом деле политикой денежных спекуляций и коммерческой деятельности самого Центробанка.
Складывается впечатление, что в Центробанке не задумывались над тем, что такое государственная  политика вообще, и государственная денежно-кредитная политика, в  частности, и может ли такая политика существовать обособлено от системной финансовой политики государства.
Под государственной политикой в той или иной сфере общественных отношений, очевидно, следует понимать определенную деятельность уполномоченных на то государственных органов власти,  направленную на достижение заданных целей.
Целенаправленное управление деньгами является основой финансовой политики государства. Ее однозначное определение отсутствует.
Очевидно, под государственной финансовой политикой следует понимать совокупность целей и средств их достижения, связанных с использованием, обращением и распределением денег во всех сферах общественных отношений — социальных, экономических,  бюджетных, налоговых и иных, где они используются. Тогдагосударственную денежно-кредитную политику определим как  нормативно-правовое регулирование использования и обращения денег, которое должно осуществляться в рамках комплексной финансовой политики государства, как части его экономической политики.
Ниже рассмотрены некоторые принципы нормативно-правового регулирования использования и обращения денег, которые представляются необходимыми для построения и устойчивого развития социального государства.
Отсутствие в России научно обоснованной теории экономического права не позволяет сформулировать научные основы правового регулирования экономических отношений в условиях  социального государства, каковым в Конституции России провозглашена Российская Федерация. Да и само понятие социального государства  по этой же причине до сих пор не определено. Вместе с тем, отсутствие теории экономического права не позволило при разработке Конституции, принятой в 1993 г., объективно выделить в ней предметы ведения, по которым должны приниматься федеральные законы для различных сегментов  экономики.
По этой же причине отсутствует важный законодательный акт, которым должны быть регламентированы основы федеральной политики в области экономического развития Российской Федерации,  что предписано конституционным перечнем предметов федерального ведения (см. «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия. Как их устранить». – «Промышленные ведомости» № 1-2, февраль 2012 г.).
Комплексной экономической политики в стране не существует, о чем свидетельствует развал отечественной экономики, основу которой сегодня составляет главным образом экспорт углеводородного сырья и металлов.  Все это во многом объясняется непониманием властями на протяжении всего времени существования Российской Федерации современных тенденций социально-экономического развития государств.
Непонимание этого не позволяло уяснить модель сравнительно новой, социально ориентированной общественно-экономической формации, которую основал американский миллионер начала XX века Генри Форд.  Поэтому в стране  отсутствует программа комплексного инновационного развития отечественной индустрии, основанная на планировании и управлении балансами ресурсов, производства продукции и спроса на нее. Такая модернизация потребует создания новой системы управления государством и ее экономикой (см. «Как модернизировать экономику. Что делать: в очередной раз поменять названия министерств или создавать кооперационные производства на основе инноваций и государственно-частного партнерства?» — «Промышленные ведомости» № 3-4, апрель 2012 г.).

Модель экономики социального государства

Современная экономика, именуемая рыночной, основу которой составляет товарное производство, базирующееся на использовании природных ресурсов, представляет собой, образно говоря, многоярусную кооперационную экосистему. В ней совсем как в биосфере по Дарвину и Линнею на соответствующих этажах действуют, образуя большое кооперационное сообщество, различные семейства, виды и подвиды, но не представителей флоры и фауны, а товаропроизводителей – наемных работников и хозяев предприятий, которые являются одновременно и потребителями ресурсов, необходимых для производимой ими продукции.
На нижних этажах этой экосистемы добывают природное сырье, растят сельхозпродукцию. Выше расположены промышленные отрасли переработки сырья и производства различной технической продукции. Они обеспечивают необходимыми производными ресурсами, материалами и технологическим оборудованием нижние этажи, а также более высокие, где производят продукты питания и потребительские товары, и  оказываются различные услуги, которые востребуются населением, размещенным на самом верхнем ярусе. Трудоспособное население выступает и в роли товаропроизводителей на всех этажах, получая за свой труд, как за товар, деньги.
Между этажами по соответствующим кооперационным цепочкам осуществляется товарообмен посредством денег, объем которого определяется в конечном итоге суммарным доходом обитателей самого верхнего этажа. Ведь промышленная продукция — тракторы, экскаваторы, станки и т. д. — сама по себе никому не нужна. Она несъедобна и поэтому востребуется лишь для производства того, что потребляет или использует для своего жизнеобеспечения человек,  а также государство. Неспроста индустриальное общество начиналось с развития мануфактур и ткацкого машиностроения. Именно поэтому платежеспособный спрос обитателей самого верхнего этажа на конечный результат деятельности всего кооперационного сообщества экосистемы — потребительские товары, услуги и продукты питания предопределяет платежеспособный спрос на необходимые для их производства ресурсы и оборудование на всех других этажах.
Если, к примеру, падает спрос на автомашины «Жигули-Бенц», то во всех кооперационных цепочках, поставляющих для их производства металл, материалы и комплектацию, также сокращаются объемы производства. И наоборот.
Таким образом рыночная экосистема по сигналам на спрос сверху автоматически адаптируется под платежеспособный спрос населения и государства на любую востребуемую ими продукцию. При этом в идеале балансируется платежеспособный спрос между всеми этажами, где размещены кооперационные цепочки ее производства. Но если платежеспособный спрос не удовлетворяется, то растут цены, из-за чего часть покупателей отторгается от рынка, и тогда устанавливается новый уровень баланса – дефицитного предложения и неудовлетворенного спроса.
Чтобы рыночная экосистема устойчиво развивалась, должно осуществляться расширенное воспроизводство ее совокупного капитала, который охватывает людей с их знаниями и умением воспроизводить самих себя, знания и материальные ценности, а также включает основные производственные фонды и природные воспроизводимые и невоспроизводимые ресурсы. Для воспроизводства совокупного капитала необходимы соответствующие средства. Они обеспечиваются за счет амортизационных отчислений и прибыли предприятий, а также банковских кредитов. Эти затраты  включаются в цены промежуточных видов продукции на всех этапах кооперационного производства конечной потребительской продукции. Они  оплачиваются населением, когда оно приобретает потребительские товары и услуги, а их продажи определяются платежеспособным спросом.
Поэтому государство, если оно заинтересовано в своем устойчивом экономическом развитии, должно создавать все условия, в том числе регламентированные законодательно,  для высокой оплаты труда, создания максимально возможного числа рабочих мест, и, тем самым, расширенного воспроизводства национального капитала. Тогда растут доходы казны, и государство может закупать продукцию для общегосударственных нужд, а также поддерживать относительно высокий жизненный уровень  малоимущих (см. «Социальное государство как общенациональная идея. И для олигархов тоже». – «Промышленные ведомости» № 3, март 2006 г.).
В высокой оплате труда наемных работников по тем же причинам должны были бы быть объективно заинтересованы и работодатели. Это хорошо осознавал американский миллионер Генри Форд, далеко не альтруист, который в начале 1900-х добился принятия  в США закона о минимуме зарплаты, позволявшем семьям со средним достатком после уплаты налогов приобретать его автомобили. Ведь население страны, приобретая продукты питания, ширпотреб, автомашины и иные жизненные блага, создает тем самым у их производителей соответствующий капитал для производства продукции, а, следовательно, воспроизводства необходимых основных фондов во всех соответствующих промышленных кооперационных цепочках, начиная с добычи необходимых природных ресурсов и заканчивая производством технологического оборудования. Одновременно население возвращает предприятиям все выплаченные ими налоги, сумма которых последовательно нарастает в каждой из производственных кооперационных цепочек и концентрируется в ценах конечной потребительской продукции и потребительских услуг.
Население, приобретая продукцию для своих нужд, выплачивает консолидировано еще один налог — прибыль всем товаропроизводителям. Ведь прибыль — это сумма денег, да простят меня «истинные» рыночники, вымогаемая сверх себестоимости товара. Если прибыль используется на инвестиции, она присваивается «вымогателем» в виде реинвестированного капитала. Но при этом появляются новые рабочие места и растут объемы производства. Однако чаще всего прибыль в России, получаемая, как правило, за счет занижения зарплаты, присваивается работодателями «живьем» и полностью, что ведет к снижению платежеспособного спроса во всей рыночной экосистеме из-за сокращения реальных доходов, и тем самым к снижению платежеспособного спроса основной массы населения.
Налоговые поборы
Негативно влияют на платежеспособный спрос всего и вся непомерно большие налоги. Следует заметить, что подоходный налог (налог с доходов физических лиц) в нашей стране с учетом выплат населением прибыли товаропроизводителям и возврата им всех выплаченных налогов вопреки расхожим утверждениям — не самый низкий в мире, и составляет он не 13%, а значительно больше. Годовая сумма налогов и прибыли (исключая внешнеэкономическую деятельность) по отношению к заработной плате составляет, по данным Росстата, ежегодно около 80%. Это и есть средний по стране подоходных налог. Ведь все многократные налоговые выплаты (за исключением бюджетных доходов от экспортных операций) концентрируются в конечной цене потребительской продукции, которые в сумме представляют собой неформальный налог с продаж, и его выплачивает в итоге население страны.
При этом относительная доля налога у низкооплачиваемых оказывается существенно большей, чем у богатых людей. Она не зашкаливает за 100%, так как малоимущие отказывают себе во многом жизненно необходимом. Поэтому сторонники «плоской шкалы» подоходного налога лукавят, утверждая, что она объективна и социально справедлива. Во всем мире налог с ростом доходов физических лиц прогрессивно нарастает, что способствует перераспределению сверхприбылей в пользу менее обеспеченных людей и общегосударственных нужд и уменьшает степень социального неравенства.
Доходы среди населения  России распределены крайне неравномерно.  Согласно данным Росстата, в 2013 г. на долю 10% наиболее обеспеченной части населения приходилось 30,7% общего объема денежных доходов, а на долю 10% наименее обеспеченного населения — 1,9%.  При нынешнем официальном среднемесячном  прожиточном минимуме  около  7500 рублей, на которые можно выжить только по наивным представлениям некоторых правительственных чиновников, и при средней номинальной зарплате в 29940 рублей в месяц, 13% населения имело доход ниже прожиточного минимума, доход 35%  не превышал 14000, а половины населения – 19000 рублей. И уж совсем абсурдно смотрится МРОТ – минимальный размер оплаты труда, который по России составляет 5205 рублей, что меньше даже официального прожиточного минимума, на который не выжить.
Итак, все налоги в стране, за исключением экспортных, выплачиваются не предприятиями, изготовителями продукции и её продавцами, как принято думать, а населением страны, когда оно приобретает потребительские товары и услуги. По сути, население платит тем самым неформальный налог с продаж. Этот налог предприятия авансом, по частям, как бы в качестве консолидированного кредита населению, выплачивают государству при поэтапном изготовлении и реализации соответствующей продукции. После ее продажи  все понесенные денежные затраты возвращаются изготовителям этой продукции.
Однако действующая у нас в стране система налогообложения является вымогательской, так как одни и те же налоги взимаются многократно. Причина кроется в НДС и его налогооблагаемой базе, в качестве которой выбрана не создаваемая согласно названию налога добавленная стоимость продукции, а доход от ее реализации, с которого и выплачивается НДС. При этом НДС одновременно облагаются прибыль и фонд зарплаты. Кроме того, повторно взимаются отдельно налог с прибыли, а также выплачиваются страховые взносы с фонда зарплаты и налог с дохода физических лиц. Все эти процедуры изъятия повторяются на всех этапах кооперационного производства той или иной продукции, что ведет еще и к многократному нарастающему налогообложению одних и тех же составляющих последовательно нарастающего дохода участников этого производства.
Все налоговые платежи возвращаются предприятиям населением, когда оно приобретает потребительские товары и услуги. Однако эти налоги,  выплачиваемые из оборотных средств предприятия, повторяются несколько раз в году и суммы их относительно велики, что препятствует воспроизводству.  А растущие налоговые ставки вынуждают закрываться малые и средние предприятия. В 2013 г. таковых было около миллиона. В результате нарастает спад товарного производства, так как существенно снижается платежеспособный спрос на всех «этажах» экосистемы. Вымогательские принципы налогообложения приводят к не сбалансированному по доходам разных групп населения отвлечению денег из обращения, в том числе за счет изъятия при этом оборотных средств предприятий.
Подобную практику трудно назвать   экономически  оправданной. Налогообложение, которое должно быть составляющей  государственной денежно-кредитной политики, подведомственно Минфину,  и он проводит свою денежную политику. Она  направлена на максимально возможное сокращение расходов бюджетных средств и создание «загашника».  Для этого Минфин более половины бюджетных денег систематически переводит их получателям в четвертом квартале года, что является нарушением закона о бюджете. Так как большей частью их не успевают расходовать, то они изымаются в казначейство и «замораживаются» в фондах. Не является ли подобная деятельность диверсионной?
В конце 2013 г. остаток средств Фонда национального благосостояния на  счете Федерального казначейства в Банке России составил  27 576 826 886 долларов. В долларах – во избежание потерь из-за непрерывной девальвации рубля, наверняка согласуемой с  Минфином. В рублях это составляло около 993 миллиардов. Всего на счетах Минфина и федерального казначейства без дела лежат около 7 трлн.  рублей. Это равно примерно половине годового федерального бюджета России.
До того в Стабилизационном фонде лежали без движения  многие триллионы рублей, теряя из-за ценовой инфляции покупательную способность. Однако министр финансов Кудрин утверждал, что Стабфонд инфляции не подвержен (см. «Что ожидает Стабилизационный фонд при нынешнем министре финансов? Из фонда к 2008 году может исчезнуть свыше триллиона рублей» — «Промышленные ведомости» № 3, 2006 г.). Так и оказалось, исчезли.
Деньги для фондов добывают примитивно просто, если не сказать, обманным путем. Правительство при формировании очередного бюджета делает его искусственно дефицитным, значительно занижая мировые цены на углеводородное сырье, от экспорта которого в бюджет поступает значительная доля доходов. Соответственно занижаются и предстоящие расходы, в том числе и на социальные нужды. Однако каждый раз доходы превышают намеченные, и разница остается лежать на счетах Минфина.
Неработающие деньги — «рыночное» ноу-хау российского правительства и Центробанка. Ведь в фондах ЦБ за счет прибыли от торговли деньгами тоже накопилось свыше 3 трлн. рублей. Все замороженные деньги еще больше усугубляют денежный дефицит, то есть демонетизацию экономики.
Итак, можно констатировать, что государственной денежно-кредитной политики, нацеленной   на всестороннее обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, включая развитие экономики и повышение жизненного уровня населения,  фактически не существует. Банк России и Минфин РФ действуют порознь в своих ведомственных и недопустимых коммерческих интересах.Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2013 год и период 2014 и 2015 годов, разработанные Банком России  в нарушение Конституции без участия Правительства РФ, трудно назвать государственной политикой, так как  она оторвана от экономики и интересов страны, и является политикой денежных спекуляций.
Принципы государственного управления финансами
Целенаправленное управление деньгами является основой финансовой политики государства, в нашем случае – государства социального. Государственная финансовая политика, как отмечалось,  должна представлять собой совокупность целей и средств их достижения, связанных с использованием, обращением и распределением денег во всех сферах общественных отношений — социальных, экономических,  бюджетных, налоговых и иных, где они используются. Ниже рассмотрены некоторые принципы регулирования использования и обращения денег, которые представляются необходимыми для построения и устойчивого развития социального государства.
Из описанной макроэкономической модели, которая, как и всякая модель, в той или иной мере является идеализацией реальной системы, следует, что для устойчивости функционирования экосистемы и товарообмена  в ней необходимо между всеми ее этажами поддерживать баланс товарно-денежного обращения. Он зависит от экономической политики государства в целом и от ее финансовой составляющей в частности. Интегральным показателем, характеризующим устойчивость экономической системы, является стабильность покупательной способности денежной единицы, в нашем случае — рубля.
Стабильность  обеспечивается выпуском в оборот денежной массы, соответствующей  обороту товарной массы по ее стоимости, созданием условий для эквивалентности товарообмена по стоимости, поддержанием стабильности цен и их паритетности, а также стабильности валютных курсов рубля, использованием налогообложения, сохраняющего устойчивость экономики и сбалансированного по интересам государства и всех социальных групп населения, а также  рядом других условий и способов их реализации.
Игнорирование этих принципов, обусловленных общей теорией систем управления, порождает неустойчивость экономики государства, следствием которых становятся экономические кризисы. Все это происходит в нашей стране перманентно из-за отсутствия комплексного управления экономикой и финансами, которого и не может быть из-за отсутствия конкретного понимания у руководства страны, какое государство с какой экономикой мы должны строить и с какими целями.  Даже перед угрозами России со стороны США и ЕС о введении экономических санкций Центробанк, Минфин и Минэкономразвития не могут придти к единому обоснованному мнению о том, что делать в этих условиях. При этом глава ЦБ бездоказательно заявляет, что они готовы ко всяким событиям. Однако как это она намерена достигнуть, держится втайне. Видимо, чтобы «враги» не воспользовались.
Устойчивость рубля и социально-экономически значимая оплата труда. Согласно Конституции наше государство должно быть социальным. Так как это понятие характеризует идеологию взаимоотношений владельцев труда и капитала, а капитал является базисом любой общественной формации, то в нашей стране должен быть создан социальный (социалистический) капитализм. Сейчас Россию можно отнести к разряду буржуазно капиталистических стран. Социально капиталистических государств  уже немало в мире. Наиболее характерные примеры – Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия.
Важной особенностью социального капитализма является баланс интересов различных социальных групп общества, в первую очередь — интересов экономических путем распределения создаваемой добавленной стоимости в соответствии с вложенными ресурсами. Одним из важных условий соблюдения баланса интересов является эквивалентность товарообмена по стоимости, где исходной мерой при формировании себестоимости и цены продукции должна выступать цена труда. Цена труда должна  обеспечивать, как минимум, простое воспроизводство реально затрачиваемых ресурсов наёмного работника.
Исходя из покупательной способности рубля, нужно устанавливать заработную плату. Ее официальный, социально необходимый  для жизни минимум должен соответствовать официальному прожиточному минимуму, который должен обеспечивать простое воспроизводство ресурсов наемного работника с учетом рождения и воспитания одного ребенка. По оценкам Академии труда и социальных отношений, на сегодня  такой прожиточный минимум составляет 30 тысяч рублей. Однако, как отмечалось, согласно данным Росстата  в прошлом году доход 35%  населения страны не превышал 14 тысяч рублей, половины населения – 19 тысяч, и 68%  не превышал 27 тысяч рублей. Из-за низких доходов подавляющей части населения многие молодые семьи не могут позволить себе иметь детей, что уже создало немалую демографическую угрозу.
Однако, как отмечалось, все налоги в стране, кроме экспортных, платит население страны, выплачивая их при покупках потребительских товаров в виде неформального налога с прлодаж. Вместе с прибылью товаропроизводителей налоговые выплаты достигают, согласно данным Росстата, 80% от заработной платы. Таким образом, подоходный налог в среднем составляет 80%, но его доля возрастает по мере уменьшения заработной платы. Она не зашкаливает за 100%, так как малоимущие отказывают себе в приобретении насущных товаров и услуг. А для богатых налоговая ставка снижается.
Таким образом, НДФЛ взимается неформально по прогрессивной ставке, снижающейся в сторону увеличения доходов физических лиц, а не наоборот. В результате чистый доход физических лиц оказывается в среднем равным 20% их номинального дохода, а чистый доход малоимущих —  и того меньше.
Стабильная заработная плата, обеспечивающая некий высокий жизненный уровень  человека, играет не только социально значимую роль, но имеет и принципиальное экономическое значение. Она, как следует из приведенной модели экономики, необходима для ее устойчивого функционирования и развития. Ведь совокупный доход обитателей «верхнего этажа» экосистемы предопределяет платежеспособный спрос на всех ее «этажах», то есть предопределяет спрос на ресурсы и средства производства, необходимые для изготовления востребуемого на эти деньги «ширпотреба», включая продукцию и для общегосударственных нужд.  Таким образом, высокие доходы населения и устойчивое развитие экономики – взаимосвязанные факторы существования сильного государства.
Соблюдение высокой оплаты труда наряду с другими экономическими условиями позволяет  выстроить систему сбалансированного платежеспособного спроса и расширенного воспроизводства во всех звеньях различных кооперационных производств. В качестве регулятора такого балансирования должно выступать государство, совместно с бизнес-группами и общественными институтами создавая в рамках государственно-частного партнерства необходимую для этого нормативно-правовую базу.
Стабильность рубля и стабильность реальных доходов населения  во многом зависят от стабильности цен и баланса товарно-денежного обращения.
Эмиссия денег и поддержание баланса товарно-денежного обращения. Снижение покупательной способности  денежной единицы в общем случае порождается избыточностью денежной массы по отношению к стоимости товарной массы с учетом их оборота (денежная инфляция) или наоборот – недостатком денег (денежная дефляция), которая ведет к сворачиванию товарного производства и подорожанию продукции. То и другое без соответствующего индексирования зарплат и пенсий вызывает снижение реальных доходов населения.
Как показано выше, дефицит денежного оборота превышает треть стоимости товарной массы в обороте. При этом непрерывно растут цены, что провоцируется самим правительством, которое ежегодно без экономической на то необходимости индексирует тарифы естественных монополий. Делается это, как отмечалось, на самом деле для увеличения доходов бюджета. Однако  покупательная способность рубля из-за систематически провоцируемой ценовой инфляции снижается, поэтому реальный доход бюджета не растет ощутимо, и товарно-денежный дисбаланс не исчезает. При этом из-за дополнительной инфляции снижается платежеспособность самого государства, что приводит к необходимости индексации заработной платы госслужащих и к росту затрат на госзакупки и госзаказы.
Поддержание баланса товарно-денежного обращения в зависимости от того наблюдается денежная дефляция или денежная инфляция должно осуществляться, соответственно, либо за счет дополнительной эмиссии денежной массы либо путем частичного ее изъятия из обращения. Выполнение этой функции необходимо законодательно возложить на Центробанк, так как согласно ст. 75 Конституции РФ  исключительно на него возложены обязанности осуществлять денежную эмиссию и обеспечивать устойчивость рубля. Однако, как отмечалось, в нарушение Конституции эмиссию денег в виде фиктивных кредитов и других активов проводят также многие коммерческие банки при финансовой поддержке самого ЦБ. В 2013 г. активы (размещенные средства: ссуды, кредиты, приобретенные ценные бумаги, и др.) превысили денежную массу, об эмиссии которой официально сообщил Центробанк, более чем на 26 трлн. рублей (см. строки 5 и 6 таблицы). При этом оборот товарной массы по ее стоимости обеспечивался деньгами лишь на 68%.
Как отмечалось, большая часть фиктивных денег в экономику не попадает, о чем свидетельствуют рост кредиторской задолженности нефинансовых организаций (строка 3 таблицы),  сокращающиеся инвестиции в реальном секторе экономики и растущий вывоз капитала за рубеж. Очевидно, фиктивные кредиты обслуживают и «теневую» экономику, оборот  которой, по оценкам, составляет не  менее трети общего товарного оборота страны. Поэтому, надо полагать, немалая часть фиктивных кредитов вывозится через зарубежные платежные системы.
Чтобы Центробанк мог поддерживать баланс товарно-денежного обращения, фиктивное кредитование, осуществляемое коммерческими банками, должно блокироваться.  Ограничителем выдаваемых кредитов, сумма которых по стране не должна выходить за размеры денежной массы, призваны служить обязательные резервы. Для минимизации рисков и сохранения платежеспособности банков норма резервов должна составлять гарантирующие эти условия долю от суммы средств на банковских депозитах. За всем этим должен оперативно следить ЦБ, чего он вопреки законодательству до недавнего времени не делал. Именно по этой причине, то есть по вине ЦБ,  многие коммерческие банки обанкротились, чем нанесен громадный ущерб клиентам этих банков.
Искусственно созданный дефицит денежного обращения в экономике – ее демонетизация — усугубляется отвлечением немалой части денег на другие цели. Значительная часть денежной массы отвлекается на фондовые и финансовые рынки, что вносит соответствующий дисбаланс в денежное обращение.
В 2013 г. денежный оборот на Московской фондовой бирже ММВБ превысил 8,25 трлн. рублей. Биржи ММВБ и РТС входят в холдинг ОАО «Московская биржа». Согласно информации холдинга, общий объем торгов (оборот) на всех его рынках в 2013 г. достиг 449,9 трлн. рублей. Это  при том, что оборот в экономике составил  114,62 трлн. рублей, а его обеспеченность деньгами не превышала 68%. Таким образом, оборот только на Московской бирже составил в том же году 392,5% относительно оборота в экономике. Если принять, что частота обращения денег, вовлеченных в операции холдинга, с учетом нерабочих дней составила 100 раз за год, то в 2013 г. из денежной массы в сумме 31,407 трлн. рублей торговыми площадками одной только Московской биржи на финансовые и фондовые спекуляции  было отвлечено около 4,5 трлн. рублей или  14,3% денежной массы.
Операционная прибыль холдинга превысила 14,74 трлн. рублей. Какова прибыль участников рынка, неизвестно. Но все  это фиктивная добавленная стоимость, полученная от торговли  деньгами, акциями и другими ценными бумагами, так как фондовые и валютные рынки не могут подменить товарное производство в создании добавленной стоимости. Поэтому необходимо разработать экономические меры, чтобы снизить количество спекулятивных продаж и тем самым высвободить максимально возможную  часть используемых на финансовых и фондовых рынках  денег для реального сектора экономики.
Если говорить о фондовой бирже, то это вторичный рынок акций, в основном спекулятивный. Маржу, которую получают там продавцы, представляет собой фиктивную добавленную стоимость,  цены на бирже складываются стихийно, нередко под влиянием слухов, и мало что общего имеют с реальной ликвидностью соответствующей компании, эмитента акций. Чтобы уменьшить объемы спекулятивных сделок, которые отвлекают деньги из дефицитного оборота в экономике, представляется целесообразным взимать с покупателя акций определенную сумму, равную нормированной доле продажной стоимости акций.
Эти деньги, нечто вроде вступительного взноса, будут платить только те, кто впервые становится акционером компании, эмитента этих акций. Вступительный взнос направляется  в специальный инвестиционный фонд компании, эмитента акций, на выделенный субсчет. Если в течение установленного времени, положим, двух лет, деньги не израсходуют по целевому назначению, то их изымут в бюджет. Таким образом, покупать акции станут только предприниматели, которые будут стремиться участвовать в развитии данного предприятия. А условные вступительные  взносы явятся инвестициями новых акционеров.
Помимо отвлечения из оборота в экономике части дефицитной денежной массы на фондовый рынок, около 7 трлн. рублей, как отмечалось, «заморожено» на счетах Минфина и Федерального казначейства, и свыше трех триллионов лежат без движения в фондах Центробанка. Итого – около 11,5 трлн. рублей или 36,6% денежной массы 2013 года. Вместо того, чтобы эти деньги использовать для развития отечественного товарного производства и создания новой добавленной стоимости, то есть – новых денег, немалая часть этой суммы конвертирована в валюту и вложена в ценные зарубежные бумаги с низкой доходностью, то есть работает на западную экономику.
Кредиты и кредитные ставки. Деньги являются государственной собственностью. Они передаются государством через Центробанк и коммерческие банки  гражданам и организациям для временного использования их в качестве средств платежа или накопления. Поэтому государство вправе законодательно ставить определенные условия применения этих средств, в том числе нормировать плату за их использование в виде комиссионных для ЦБ и коммерческих банков. Одно из условий  внесено в Уголовный кодекс – фальсификация денег наказывается в уголовном порядке. Другим условием должно стать ограничение кредитных ставок и ставок по вкладам (депозитам). Вот основания для этого.
Как отмечалось, символические деньги не являются товаром, так как путем их «переработки» невозможно  придать им новое качество и, соответственно, получить добавленную стоимость. Нынешние высокие кредитные ставки обеспечивают Центробанку и коммерческим банкам при выдаче кредитов получение немалой фиктивной добавленной стоимости в виде громадной реальной прибыли. Это приводит к появлению дополнительной ценовой инфляции, так как «цена» кредитов вносится в себестоимость продукции, хотя  ЦБ высокие кредитные ставки объясняет необходимостью борьбы именно с инфляцией. Вместе с тем, такие ставки делают недоступными долгосрочные кредиты для многих товаропроизводящих предприятий.
Деньги – не товар и являются государственной собственностью. Для устранения спекуляций деньгами и тем самым препятствий для развития экономики, что позволит увеличить бюджетные доходы и жизненный уровень населения,  предлагается ставку рефинансирования Центробанка и кредитные ставки коммерческих банков нормативно ограничить только их комиссионными, учитывающими затраты на проводку денег получателям. Комиссионные составит оценочно 0,5% для ЦБ, как сейчас в Европейском центральном банке,  и 2-4% для коммерческих банков. При этом ставки дохода по вкладам населения и средствам на депозитах юридических лиц окажутся на уровне 2-3% годовых.
Нынешние проценты по вкладам граждан сейчас лишь немного превышают приросты ценовой инфляции, а на деньги на расчетных счетах предприятий, которыми активно пользуются банки, начисляются  вообще доли процента. При низких процентных ставках банкам станет выгодно инвестировать деньги в рентабельные производства или делать их рентабельными, приобретая соответствующие акции, чтобы получать доход по дивидендам. Чтобы при предлагаемых изменениях ставок было выгодно держать деньги в банках, необходимо существенно ограничить рост цен. Как это сделать изложено чуть ниже.
Чтобы сделать кредиты доступными и выгодными для реализации стратегически значимых проектов в минерально-сырьевом комплексе, промышленности, строительстве, включая ипотеку, и на транспорте, представляется целесообразным ряду отобранных по конкурсу банкам разрешить проводить определенную денежную эмиссию  в рамках запланированного Центробанком размера в виде целевых кредитных линий. Так как деньги банкам достанутся  бесплатно, то и кредитные ставки не должны превышать ставки рефинансирования ЦБ, которая должна быть существенно снижена – до 0,5% годовых.
Чтобы кредитные деньги не воровали и не использовали для иных, отличных от назначения кредита нужд, предлагаемое эмиссионное кредитование должно быть поэтапным, с предварительной приемкой выполненных работ с участием представителей банков, выдавших кредиты. Прибыль банки смогут получать дополнительно за счет использования части эмиссионных денег для выдачи кредитов под более высокие ставки при условии своевременных выплат траншей по целевым кредитным линиям.
Стабилизация цен и валютных курсов. Значения всех перечисленных выше показателей и  их стабильность  во многом зависят от ценовой инфляции. Как отмечалось выше, приоритетной целью денежно-кредитной политики Центробанка продекларировано обеспечение ценовой стабильности. Политика эта будет основана на управлении процентными ставками денежного рынка с помощью инструментов предоставления и изъятия ликвидности.
Очевидно, речь идет о ставках краткосрочных кредитов Центробанка, которые он выдает коммерческим банкам для поддержания их ликвидности. Ставка на несколько дней составляет сегодня в среднем около 8%, она влияет на кредитные ставки  коммерческих банков, что в совокупности оказывает значительное влияние  на рост цен. Однако ЦБ не собирается снижать свои ставки, так как дорогие коммерческие кредиты менее востребованы, что, по мнению руководства ЦБ,  якобы способствует снижению инфляции. Одновременно ЦБ провоцирует девальвацию рубля, что ведет к подорожанию импортных товаров в рублевом исчислении их стоимости и к росту цен отечественной продукции, в которой  использованы импортные компоненты.
Для стабилизации и гармонизации цен представляется необходимым нормировать прибыль относительно себестоимости всех видов продукции по всем цепочкам их производства и реализации, а прибыль, полученную сверх нормированного значения, изымать в бюджет. Прибыль от продаж импортных товаров необходимо нормировать относительно их цен, заявленных при ввозе.
Нормирование прибыли позволит стабилизировать и гармонизировать цены на всех переделах изготовления и реализации продукции с целью достижения эквивалентности товарообмена по стоимости, что будет способствовать объективному – по труду и затратам — распределению добавленной стоимости, включая прибыль, между всеми субъектами производства и реализации продукции.
Нормирование прибыли должно быть дифференцированным с учетом особенностей той или иной отрасли производства, размещения предприятий, условий хозяйствования, природных условий, необходимости модернизации и прочих критериев развития предприятий. Тогда спустя какое-то время цены на все и вся стабилизируются и исчезнут посредники-спекулянты. Ведь для данного товара его производителем будет установлена предельная  торговая наценка относительно его собственной отпускной цены и независимо от числа продавцов и перепродавцов. Нормировать торговую наценку нужно будет тоже дифференцировано в зависимости от вида продукции. Спекулятивные посредники никаких реальных затрат на транспортировку и реализацию товаров не несут, а лишь транслируют их виртуальное через себя перемещение по бумагам, что легко отслеживается налоговой службой. Поэтому, будучи при нормировании торговой наценки для данного товара лишены возможности «накрутки» цен, они должны исчезнуть.
Нормирование торговой наценки для импортной продукции относительно таможенной цены ее поставщика, а не изготовителя, как в случае отечественной продукции, сделает невыгодным искусственное занижение таможенных цен, как это происходит сегодня, в частности,  с импортируемой свининой, с целью  ликвидации российских конкурентов. Нередко поставщики импорта и его продавцы в России – аффилированные лица, зарегистрированные в оффшорах. Занижая цены при поставках продукции и взвинчивая их  при розничной продаже в России, они получают громадную прибыль, которую в валюте переводят за рубеж. Предлагаемым нормированием торговой наценки можно будет заблокировать «международное сотрудничество» спекулянтов по вывозу капитала за рубеж и обеспечить добросовестную конкуренцию на внутреннем рынке.
Нормирование прибыли относительно себестоимости продукции вынудит ее производителей для увеличения прибыли в абсолютном исчислении увеличивать себестоимость. Но ресурсные затраты будут облагаться налогами, а цены на закупаемую комплектацию устанавливаются их поставщиками. Поэтому товаропроизводителям для увеличения себестоимости и получения большей прибыли в реальном исчислении останется только увеличивать заработную плату и наращивать объемы производства. Увеличению сбыта продукции будет способствовать рост доходов населения.
Таким образом, еще один важный эффект от нормирования прибыли – это рост платежеспособного спроса населения и увеличение налоговых поступлений в бюджеты. Однако для более равномерного распределения при этом доходов физических лиц с целью увеличения платежеспособного спроса населения потребуется  введение прогрессивной шкалы налогообложения этих доходов.
На рост ценовой инфляции влияет также девальвация рубля, так как растут цены на импортную продукцию в рублевом исчислении ее стоимости. Как  отмечалось, для стабилизации валютного курса рубля необходимо устанавливать его равным паритету покупательной способности рубля и доллара, а для остальных валют — равным  их кросс-курсам с долларом. Это требуется также для обеспечения эквивалентности международного и внутреннего товарообмена по стоимости, уравнивания экономических условий хозяйствования для всех субъектов внутреннего рынка, модернизации российской экономики и привлечения иностранных инвестиций.
Стабильный валютный курс рубля привлекателен для зарубежных инвесторов, так как снижает риски потерь. Периодически курсы обмена нужно будет корректировать с поправками на ценовую инфляцию в ответствующих странах.
Увеличение валютного курса рубля до достижения паритетов покупательной способности с долларом и евро нужно будет проводить в несколько этапов. Для компенсации при этом выбывающих доходов бюджета от акцизов на нефть и газ в инфляционных рублях, целесообразно будет увеличить платежеспособный спрос населения увеличением зарплат и пенсий. Это можно осуществить за счет той дополнительной денежной эмиссии, которая потребуется для доведения денежной массы до баланса со стоимостью товарной массы. В сочетании со стабилизацией цен все это позволит увеличить производство продукции и тем самым повысить сумму собираемых налогов.
Экономически обоснованное налогообложение.  Важной составляющей финансовой политики государства является налогообложение. От суммы собираемых налогов, извлекаемых из оборотных средств предприятий и доходов работающих граждан, в определенной степени зависят сбалансированность товарно-денежного обращения, стабильность реальных доходов населения и воспроизводственные возможности реального сектора экономики, определяющие размеры новой добавленной стоимости.
Пороки нынешней системы налогообложения изложены выше. Ее характерной особенностью является многократное изъятие одних и тех же налогов из выручки налогоплательщика и ее составляющих. Как отмечалось, эти изъятия являются авансовыми налоговыми выплатами, которые в итоге выплачивает население страны, приобретая потребительские товары и услуги. Принципы действующего налогообложения делают выгодным для правительства рост цен, который оно  провоцирует ничем не обоснованной ежегодной индексацией тарифов естественных монополий.
Предлагается  система налогообложения, которая позволит сбалансировать интересы государства, товаропроизводителей и населения, в том числе за счет  исключения неоднократного налогообложения одних и тех же составляющих доходов (подробности см. в публикации «Налогообложение, которое спровоцирует модернизацию экономики, энергосбережение, снижение цен…» — «Промышленные ведомости» № 9, сентябрь 2010 г.).
Вместо нынешних основных четырех предлагается ввести три налога — с используемых (потребляемых) природных ресурсов, с дохода физических лиц и со сверхприбыли при нормировании прибыли относительно себестоимости продукции для стабилизации цен, о которой говорилось выше. Замена при этом НДС налоговыми ставками  на затраты природных ресурсов создаст конфликт интересов предприятий и государства.
Товаропроизводители для увеличения своей прибыли будут стремиться к сокращению ресурсных затрат, увеличению объемов производства, и, как отмечалось, им будет выгодно увеличивать заработную плату наемных работников.  Государству же для увеличения собираемых налогов станет выгодно увеличение ресурсных затрат.  Поэтому власти вынуждены будут создавать соответствующие условия для расширения производства всего и вся и увеличения платежеспособного спроса населения.
Налоговую плату за используемые ресурсы — землю, природное сырье, воду, кислород   необходимо будет устанавливать дифференцированной в зависимости от вида деятельности, природных условий, кредитной истории  и потенциальной рентабельности предприятия. Налоговые ставки   могут быть прогрессивно изменяющимися при необходимости регулировать потребление того или иного сырья внутри страны или выполнения определенных экологических условий.
                                                          ***
Все составляющие системы денежного обращения и их показатели, будучи  взаимозависимы и взаимосвязаны, согласно ст. 71 Конституции находятся в ведении, то есть управлении,  Российской Федерации. Деньги являются важным средством для внутренних и внешних социально-экономических отношений. Поэтому от качества единой государственной финансовой политики, как части макроэкономической, во многом зависят развитие государства и его безопасность. Все это особенно актуально сегодня, когда нарастают угрозы экономических санкций со стороны ЕС и США. Однако ни государственная макроэкономическая политика, ни ее финансовая  составляющая правительством не разработаны.
Удивительно, но даже правовые, научно обоснованные критерии нормирования важнейших показателей денежной системы, от которых во многом зависят устойчивость и инновационное развитие экономики,  отыскать в нормативно-правовых документах не удалось. Говорят, их тоже нет. Как же согласно федеральному закону о Центробанке он «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику»?
Проводит, как видно из изложенного, неграмотно, во вред интересам государства и общества, причем обособлено от российского правительства.  А высокопоставленные правительственные чиновники, отвечающие за экономику,  в поисках средств для латания бюджетных дыр бездумно увеличивают и без того громадные налоговые поборы. Тем самым они лишают, в частности, остатков оборотных средств множество малых и средних предприятий, не задумываясь об их дальнейшем существовании и о прекращении ими налоговых выплат. Свой вклад в разрушение предприятий вносит и Центробанк, который не контролирует должным образом банки. В результате уворовываются средства их клиентов, предприятия оказываются банкротами, но ЦБ, как орган исполнительной государственной власти,  никакой ответственности за нанесенный ущерб почему-то не несет.
Совершенно очевидно, что государство нуждается в разработке единой финансовой политики, которая  должна представлять собой совокупность целей и средств их достижения, связанных с использованием, обращением и распределением денег во всех сферах общественных отношений — социальных, экономических,  бюджетных, налоговых и иных, где они используются. Однако такая политика вопреки Конституции РФ отсутствует, как отсутствует в стране и должная координация управления финансами и их использованием.
Вождь «всех времен и народов» когда-то мудро заметил, что кадры решают все. Несколько поколений правительственных и банковских чиновников наглядно подтверждали справедливость сказанного вождем. Они успешно решали и продолжают решать задачи, которые были поставлены перед ними еще в 1995 году Международным валютным фондом, подменившим собой ЦК КПСС. Решением этих задач МВФ тогда оговорил выдачу России валютного кредита. И хотя кредитные транши давным-давно исчезли, однако правительство и Центробанк продолжают усердно трудиться над выполнением давних задумок наших «партнеров» по развалу российской экономики.
Моисей Гельман.

Отправить ответ

1 Комментарий на "Телегу доллару, телегу!"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Сергей Чистяков
Гость
Сергей Чистяков
3 лет 3 месяцев назад
Все хорошо и замечательно написано в этом тексте . Так сказать с огоньком . Осталось автору доказать незаконность «купли-продажи» относительно обмена между двумя словеками . Ибо нема купли-продажи в Природе, а есть только обмен . При чем замечательный обмен и об этом пишет великий русский мыслитель князь Петр Кропоткин в своих книгах . А что сейчас в нашем доме творится ? Бесстыдство и полная некомпетентность . Повышают налоги на жилье . Будуть процент с кадастровой стоимости брать . Доходов от жилья нет, а налоги есть . Купли -продажи нет, а цена есть . О, как . Где хочешь, там и… Read more »
wpDiscuz

Смотрите также