С.Ф. Шарапов о государственном устройстве и развитии сельского хозяйства в России

Антошина О.А.

Опубликовано в сборнике: «Возвращенные имена в контексте историко-культурного наследия региона»,  г. Вязьма, 2011 г.

С.Ф. Шарапов родился в 1855 году в дворянской семье, владевшей небольшим поместьем Сосновка в Вяземском уезде Смоленской губернии. Образование получил во II Московской гимназии, а затем — в Николаевском военном училище. Ещё в гимназии, а затем в училище Шарапов столкнулся с духом космополитизма и пренебрежением отечественными порядками, которые пронизывали большую часть дворянского общества. Многие недоросли дворянского общества воспитывались преимущественно на западных понятиях и авторитетах.

Однако, несмотря на такое европейское воспитание, Шарапов пришёл к выводу, что всё, чему его учили воспитатели – нигилисты, революционеры — было вредным и неплодотворным. Он понял, что здоровое развитие России может совершаться не революционным, а мирным и национальным путём. У него происходит разрыв со многими сверстниками, мечтавшими о революции и конституции. Шарапов выступает за реформирование России на национальных началах, за усиление её могущества под властью царя.

После окончания Николаевского инженерного училища в 1875 году Шарапов добровольцем уходит на войну с Турцией, угнетавшей славянские народы.

Вернувшись с войны, Шарапов решает заняться сельским хозяйством и на практике показать, как успешно может развиваться русское земледелие. На некоторое время он уезжает за границу, в частности, во Францию, где знакомится с западноевропейским сельскохозяйственным опытом. Вернувшись на родину, он занимается экспериментами в области применения искусственных удобрений. Кроме этого, в своей усадьбе Сосновка Сергей Фёдорович организует мастерскую по производству конных плугов, которые стали популярны у крестьян из-за удобства, простоты и дешевизны. Позднее, само министерство финансов заключает с Шараповым контракт, по которому он должен был организовать производство своих плугов в ряде губерний России. Для этой цели создаётся в Москве акционерное общество «Пахарь».

Широко известно, что основанная им в ноябре 1878 года Сосновская мастерская изготовляла сельхозтехнику (плуги различных модификаций, культиваторы, веялки, вилы, бороны, весы и т.д.), получавшую многочисленные награды на выставках многих стран мира. Она была доступна для простого крестьянина, удобна, практична.

Свою усадьбу он превратил в процветающее сельскохозяйственное предприятие, ставшее образцом для многих сельских хозяев. Поучиться его опыту приезжают специалисты из разных уголков страны. Для обмена опытом Шарапова приглашают на совещания в Петербург, Москву, Смоленск. По вопросам сельского хозяйства он пишет многочисленные статьи и брошюры: «По русским хозяйствам» (1881), «Министерство земледелия и его задачи в России» (1882), «Будущность крестьянского хозяйства» (1882) и др.

Сосновская мастерская была оснащена первоклассным по тем временам оборудованием: паровым молотом, электростанцией, которая работала вплоть до прихода в марте 1943 года советских войск.

Выступая за некапиталистический путь модернизации сельского хозяйства, Шарапов последовательно отстаивал существование общины, являвшейся, по его мнению, «последним прибежищем русских исторических идеалов». Наблюдаемая деградация общины вызвана, по убеждению Шарапова, отсутствием продуманной государственной системы покровительства землевладению. Он отрицательно отнёсся к аграрной реформе П.А. Столыпина, высказывался против уничтожения крупных частных владений и разрушения общины, считая, что разрушение дворянского землевладения повлечёт за собой дальнейшее падение уважения крестьян к собственности, а разрушение общины подорвёт в народе начала коллективизма. При этом, несмотря на критику политики П.А. Столыпина, последний представлялся ему большим государственником, чем С.Ю. Витте. Однако работа по улучшению отечественного сельского хозяйства составляла для Шарапова только часть его интересов.

Подобно другим славянофилам, он часто задумывался о национальных путях развития России. Хорошей школой для него 27стало сотрудничество с И.С. Аксаковым в его газете «Русь». В 80-е годы Сергей Фёдорович изучает теории славянофилов, знакомится со многими общественными деятелями, разделявшими взгляды славянофилов, в частности, с сыном А.С. Хомякова Д.А. Хомяковым, жившими недалеко от Сосновки в усадьбе Липицы, а также с князем В.П. Мещерским.

Серьёзным вкладом в развитие славянофильской мысли для Шарапова стал изданный им сборник «Теория государства у славянофилов» (1898), в котором он систематизировал идеи своих предшественников и опубликовал своё исследование «Самодержавие и самоуправление», где очень убедительно обосновал, что государственное устройство России должно основываться на сочетании абсолютной самодержавной власти русского царя с широким развитием системы самоуправления, не оставляющих места для злоупотребления бюрократии и чиновническому произволу.

Надежды Шарапова связывались только с сильным самодержавным государством, которое, опираясь на систему самоуправления, смогло бы добиться «приведения капиталистического потока в некоторые рамки». Не в последнюю очередь этому должен был помочь проект устроения «национального, исторического русского земско-самодержавного строя».

В качестве альтернативы сложившейся бюрократической системе Шарапов предлагал схему управления, отделяющую «дело государево» от «дела земского». Согласно этой схеме, нужно создать «непосредственно под государем ряд крупных территориальных земских единиц, самоуправляющихся в пределах и на основании данного монархом закона. В каждой из этих единиц власть разделяется между представителем монарха, задача коего есть охранение закона от малейшего нарушения, и представителями самоуправления, коим принадлежит совершенно самостоятельное ведение всех дел области в пределах данного закона». Таким образом, возникает «ряд живых общественных самоуправляющихся земских организмов». Государство олицетворяет самодержец, а земщину —крупные самоуправляющиеся области. Согласно Шарапову, существующая земская система должна быть ликвидирована, поскольку число земских губерний излишне велико, к тому же земства введены не во всех регионах России. Должно быть 28образовано двенадцать «коренных русских областей», включающих в себя соответствующие губернии и области; предполагалось создать шесть «инородческих областей». Т.о., всего получается 18 областей, созданных на основе географического, административного и этнического деления.

В своей концепции Шарапов выделил три ступени областного самоуправления: думу, уезд, приход. Низшей административно-земской единицей должен был быть всесословный приход, рассматриваемый как совокупность церковной и гражданской организации общества. В его ведении находились все вопросы местной жизни, включая образование, торговлю, полицию, местное самоуправление и т.д. Второй ступенью был уезд, а третьей, высшей ступенью, — область. Губернское деление, упразднялось.

Создавалась система областного самоуправления, имевшая законодательную, финансовую и экономическую самостоятельность, осуществляемую в пределах, установленных общеимперским законодательством. Во главе каждой области должен стоять генерал-губернатор, назначаемый монархом. Административное управление области осуществлялось с помощью областной думы. Члены областной думы назначались генерал-губернатором и распределяли между собой отрасли управления, неся ответственность перед генерал-губернатором и земским собранием. Городское самоуправление также было подчинено областной думе.

Председательство в областной думе принадлежало предводителю дворянства области, утверждаемому царем и имеющему право личного доклада монарху наравне с генерал-губернатором и в его присутствии. Половина мест в областной думе сохранялось за дворянством. Значение дворянства заканчивалось на областном уровне: «при областном делении кончается центральная государственная роль дворянства.

Согласно схеме Шарапова, в состав центрального аппарата входили бы: законосовещательный (по общему законодательству) Государственный совет, назначаемый царем и дополняемый выборными от областей по определенному служебному цензу (один представитель от «инородческих» и два от «коренных русских» областей, плюс еще два представителя от московско-нижегородской и два от среднечерноземной областей); Народнохозяйственный совет (по экономическому законодательству); Правительствующий Сенат — высшее административное учреждение из назначаемых царем и выборных от областей лиц; Контрольный Сенат — высший орган контроля и руководства финансово-экономической политикой; специальные советы из выборных представителей при центральных ведомствах, сохраняющих за собой исключительно технические функции. Представители земства включались в состав Государственного и Народнохозяйственного советов, а так же участвовали в специальных советах отдельных отраслей управления: финансовом, банковском, железнодорожном, земледельческом, научно-литературном.

Шарапов считал, что для эффективности подобной системы областного самоуправления необходимо проведение честных выборов, наличие ответственности перед законом, широкой самостоятельности для отстаивания закона на всех уровнях власти, до Сената включительно, и соблюдение строжайшего финансового контроля. Предполагалось наличие свободы мысли, слова и печати, хотя цензура и сохранялась как государственная и областная «прокуратория» по делам печати для охраны «нравственной и художественной стороны в печатном слове». Во главе всей системы находился самодержец, имеющий единоличное управление в международных, военных, церковных, законодательных и судебных делах, а также в народнохозяйственных делах, делах литературы, искусства и просвещения.

С.Ф, Шарапов постоянно разрабатывал экономические теории, которые способствовали бы процветанию России и позволили бы ей стать ведущей страной мира, что особенно ярко отражено в его работах: “Земля и воля…, без денег”, “Бумажный рубль…”, “Через полвека…” и др.

В Сосновке, он создал типографию, в которой издавал и свои труды. Выступал русский публицист и за финансовую независимость России от банка, биржи, фондов Запада, масонских лож и еврейского каганата, заполонивших тогда весь мир, и начавших движение в Россию, и достигнувших сегодня максимума своего влияния. «Среди этого хаоса мелкая и жалкая финансовая наука Запада едва лепечет свои старые формулы; мы вторим ей по старой привычке идти за европейской учёностью, по-видимому, и не подозревая, что наступает новый исторический период, который в противность материалистическим воззрениям, борьбе как главной движущей силе природы и человечества и философскому пессимизму как конечному выводу вознесёт перед нами совсем иные знамёна и идеи».

Свои надежды Шарапов связывал с сильным самодержавным государством, которое, опираясь на систему самоуправления с нашей спецификой, смогло бы добиться «приведения капиталистического потока в некоторые рамки». С этими надеждами был связан проект устроения «национального, исторического русского земско-самодержавного строя», изложенный в его книге «Самодержавие и самоуправление». При этом Шарапов считал, что поскольку самодержец в силу объективных причин не может всё решать сам, то за него действует бюрократия – главное зло русской жизни: «Самодержавие государя на глазах у всех обращается в самодержавие министра, последнее обращается в самодержавие директора, начальника отделения, столоначальника».

Идеи Шарапова не были восприняты ни в либеральных, ни в консервативных кругах общества. Либералы считали его замшелым ретроградом, готовым подобострастно обслуживать власть. Именно в таком духе высказался о нём В.П. Обнинский в книге «Последний самодержец: Очерк жизни и царствования Николая II». Консерваторы видели в его проекте покушение на административную и территориальную целостность России. Как оригинальный публицист – Шарапов постоянно ощущал чувство «политического одиночества», как писатель – не был популярен. Его страстные попытки повлиять на власть заканчивались, как правило, столкновением с цензурой.

Один из немногих, кто позитивно отметил его роль в развитии русской патриотической мысли, был В.В. Розанов в статье «Ещё два слова о С.Ф. Шарапове», подчеркнувший его скромность и страстную любовь к России. «Нашу Россию, — пишет Василий Васильевич, —он бесконечно любил. Это было первою причиною его литературной неудачи, так как вот уже полвека, как в России имеет успех только космополитическое, или прямо враждебное нашей земле. Второю причиною его литературной неудачливости было то, что он всегда был страшно личен в своих изданиях, журналах и статьях. Скончался С.Ф. Шарапов 26 июня (ст. стиля) в Петербурге, и было ему едва ли 55 лет. Похоронили Шарапова в родной Сосновке, Вяземского района, Смоленской губернии.

 

Литература

1. С.Ф. Шарапов. После победы славянофилов. – М:2005.

2. Общественная мысль России XVIII – начала ХХ века. Энциклопедия. – М:2005.

3. А. Репников. Сергей Фёдорович Шарапов. — // «Москва», №3, 2003. С.211-219.

4. Русский патриотизм. Словарь. – М:2002.

5. «Вязьма с древних времен до наших дней». Материалы краеведческой конференции (9 июня 2006г.). Вязьма,2006г.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также