ЛОМОНОСОВ

Русские экономисты. Михаил Ломоносов

Статья Михаила Антонова о в кладе в экономику Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765), первого русского естествоиспытателя мирового значения, энциклопедиста, человека разносторонних интересов и способностей, одного из родоначальников физической химии, поэта, заложившего основы современного литературного языка, художника, историка, поборника просвещения и развития отечественной науки.

Со школьной скамьи мы знаем: Ломоносов открыл закон сохранения материи и создал много трудов в различных областях. Но он был ещё и экономистом мирового уровня. Более того, превзошёл новизной идей коллег из Западной Европы, которые считались тогда обладателями передового знания.

Предыстория

Он пришёл в Москву, гонимый жаждой знаний. Овладев теми из них, которые возможно было получить на родине, в числе трёх наиболее способных студентов был послан в 1736 году в Германию – для завершения образования и ознакомления с производством горных работ и выплавкой металлов. За границей провёл около пяти лет, и, вернувшись в Россию, застал её в разрухе.

Завоевания великой державы, созданной Петром I, были утрачены. Национальное достояние разворовывалось туземными князьками и иностранными проходимцами, постепенно превращавшими Россию в колонию Запада. Наши богатства, «лес и сало» (по выражению Пушкина) вывозились за границу в обмен главным образом на предметы роскоши для паразитической верхушки. Морской флот гнил. Армия, годами не получавшая денег, разваливалась. Не хватало рабочих рук для заводов и мануфактур, по причине малолюдства не обрабатывалась значительная часть пашни. Никто во власти не представлял себе реального положения дел, не стремился его узнать и не имел к тому способностей. Таков был итог того, что у власти оказались абсолютно чуждые нашей стране, ведомые лишь своекорыстными интересами иноземцы во главе с Бироном, фаворитом императрицы Анны Иоанновны.

Но в конце 1741 года с помощью гвардейцев на престол взошла Елизавета Петровна. Это вызвало подъём патриотических чувств у дворянской верхушки, хотя мало что изменило в жизни простого народа. Елизавета, любительница маскарадов, мало занималась государственными делами. Да и ни один министр не имел опыта управления и не охватывал круга проблем, вставших перед разорённой временщиками Россией. Единственным человеком в стране, который мог предложить целостную программу, включающую как неотложные задачи, так и дальние цели, был Ломоносов. Но реализовать, хотя бы отчасти, свои планы он смог потому, что фаворит императрицы Иван Шувалов имел тяготение к наукам, высоко его ценил и прислушивался к советам. Кроме того, Ломоносов написал оду на восшествие Елизаветы на престол, заслужившую одобрение, и стал известен при дворе. Поэтому программы учёного (пусть и урезанные) принимались – и его по праву можно назвать если не правителем, то «направителем» Российского государства.

Инвентаризация России

Как в тех условиях построил бы свою деятельность просвещённый монарх, рачительный хозяин? Сначала провёл бы полную инвентаризацию страны, уяснил себе, какими ресурсами она располагает и как ими разумно распорядиться для умножения мощи державы и улучшения жизни её народа. Ломоносов так и поступил, хотя монархом, конечно, не был.

По его настоянию на места были разосланы опросные листы, дабы каждая губерния сообщила о своих городах и сёлах, заводах и фабриках, промыслах и ремёслах, ярмарках и исторических документах, посевных площадях и урожаях, излишках и нехватке товаров, о многом другом. И он эти данные получил!

 

Основы развития

Ломоносов считал главным делом «сохранение и размножение российского народа». И он предлагает меры для увеличения рождаемости и сокращения смертности – вплоть до требования прекратить «помещичьи отягощения крестьянам». Но, чтобы быть в состоянии отстоять независимость, России необходимо развивать промышленность, прежде всего металлургию. А ведь многие современники считали, что страна земледельческая и должна оставаться таковой, промышленность ей не нужна, да русские к тому и неспособны. Учёный показывает несостоятельность этих воззрений.

Россия, по его убеждению, богата всеми видами руд, но металла пока производит недостаточно, потому что «искать этих сокровищ некому», прежде всего из-за недостатка знаний. И он создаёт фундаментальный труд – основы отечественной геологии и минералогии. В нём рассказывалось о рудах основных металлов, признаках месторождений, организации поисковых работ, об устройстве шахт, подъёмников, насосов и пр.

Убеждённый в том, что могущество России будет прирастать Сибирью и Ледовитым океаном, а для этого нужно организовывать походы (в том числе осваивать Северный морской путь), Ломоносов пишет инструкции для руководителей экспедиций. Создаёт оптические и механические приборы, превосходящие зарубежные – в частности, телескоп и термометр.

Ломоносов переводит на русский язык руководство по организации крупного помещичьего хозяйства – «Лифляндскую экономию», дополнив её собственными материалами о разных системах земледелия, расширении угодий за счёт осушения болот, планировании работ и пр. Он подаёт записку об учреждении своего рода сельскохозяйственной академии (с опытной базой).

Борьба за национальные кадры

Ломоносов понимал, что экономика страны не сможет быстро развиваться без национальных кадров, владеющих достижениями мировой науки. Но немцы, засевшие в Академии, тормозили русское просвещение. Они не хотели лишаться монополии на хлебные места, тем более – помогать России стать сильной, т.е. опасной для Запада. Ломоносов открыто говорит о «недоброхотстве учёных иноземцев к русскому юношеству».

Петербургская Академия наук состояла только из приглашённых за большие деньги западноевропейских учёных и практически не была связана с Россией. Труды издавались на латинском языке. Ломоносов первым стал писать научные работы по-русски (хотя знал 12 языков) и читать научно-популярные лекции для всех желающих.

Ломоносову удалось добиться приёма русских юношей в студенты Академии, открыть при ней гимназию, установить стипендию, на которую можно было прожить, пусть и очень скромно. Особенно заботился он о том, чтобы дорога в науку была открыта и для выходцев из низших сословий. Старания увенчались открытием в Москве первого русского университета, который, в отличие от европейских, был светским учреждением, то есть не имел богословского факультета. Преподавание велось на латинском и русском языках.

Придавая особое значение пропаганде экономических знаний, Ломоносов хлопотал об издании деловой газеты – «Внутренних Российских ведомостей», но ему не разрешили.

Заводчик

Но не только теорией приходилось заниматься Ломоносову. Забота о процветании Отечества заставила его взяться за предпринимательство.

Русские вельможи тратили за рубежом громадные деньги на предметы роскоши. Один из них привёз римские мозаики. Когда-то и на Руси это искусство было хорошо известно, да к XVIII веку секреты оказались утрачены, а итальянские мастера их строго хранили. Ломоносов добился того, что получил деревеньку и построил там завод цветного стекла. А вскоре представил великолепные мозаики (иконы, портрет Петра I, композицию «Полтавская баталия» и др.), а также образцы стекляруса, в том числе «золотой рубин», какого не могли создать в Европе. Развернул производство стеклянной посуды высокого качества в широком ассортименте.

Ломоносов был завален заказами на мозаичные портреты и стеклянные изделия. Мог бы разбогатеть фантастически. Но для него главным была наука. А потому, доказав, что русские могут делать всё, что есть лучшего за границей и проторив путь к импортозамещению, Михаил Васильевич больше к предпринимательству не возвращался. Зато создал у себя дома «малое предприятие» – мастерскую, где мог изготавливать нужные для исследований приборы и инструменты, чтобы не зависеть от капризов поставщиков.

Теория народного хозяйства

Ломоносова нельзя отнести ни к одной из двух господствовавших тогда в Европе экономических школ.

Он не принадлежал ни к меркантилистам, которые обычно уделяли мало внимания сельскому хозяйству, ни к физиократам, кои только его и считали производительным сектором. Ломоносову виделось главным делом развитие промышленности, но и аграрный сектор, где было занято подавляющее большинство населения России, представлялся ему особо значимым. Учёный видел цель экономики не в увеличении богатства царской казны, помещиков или промышленников, а во всестороннем развитии производительных сил, обеспечении экономической и политической независимости, создании условий для роста военного могущества державы.

Этим объясняются его хлопоты о развитии импортозамещающих производств, подъёме Сибири и русского севера – регионов, на которые прежде смотрели только как на источник мехов, ценных пород рыбы и пр., а также как на место ссылки. Михаил Васильевич работал над большим трудом «О лучшей государственной экономии», но не успел завершить его (до нас дошли отдельные фрагменты). Ни один из западных экономистов не мыслил столь масштабно, не охватывал все сферы жизни так, как Ломоносов.

Это объясняется широтой его воззрений, стремлением выработать универсальное представление о мироздании и месте человека в нём, об обществе, основанном на Правде, – тогда как теоретиков Запада отличал более прагматичный подход. Их больше занимали проблемы обогащения – как отдельного предпринимателя, так и государства в целом. Поэтому идеи русского гения экономической мысли если и становились известными на Западе, не могли быть восприняты во всей их глубине, а чаще попросту замалчивались.

Ломоносов, опередив время, вплотную подошёл к созданию учения не об экономике, а о народном хозяйстве, которое включает не только производство, реализацию товаров и распределение доходов, но и устройство образования и здравоохранения, обеспечение военной мощи государства. Такого учения нет на Западе, нет и в современной России (его зачатки, выработанные в советскую эпоху, ныне прочно забыты, как и некоторые экономические идеи Ломоносова). Юбилей великого учёного, который будет отмечаться в этом году, заставляет нас вспомнить об этом и продолжить его работу.

 

Смотрите также