aniela_krzywon_portret

Подвиг Анели Кживонь

Год назад совершенно незамеченным как в Российской Федерации, так и в Польше прошёл 70-летний юбилей подвига Анели Кживонь. Такое молчание было не золотом, а неприличной бестактностью. Ведь сражавшаяся с фашистами восемнадцатилетняя девушка пожертвовала за свободу польского народа своей жизнью. Анеля стала единственной женщиной-иностранкой, которая в годы Великой Отечественной войны была посмертно удостоена почётного звания Героя Советского Союза.

К сожалению, сведений о жизни юной польской героини сохранилось не много. По имеющейся информации, Анеля Тадеушовна Кшивонь родилась 27 мая 1925 года на хуторе Барыш села Пужники гмины Коропец Бучацкого уезда Тернопольского воеводства. Когда Анеле шёл пятнадцатый год, войска гитлеровской Германии напали на Польшу и быстро разгромили её армию. Президент Польши Игнацы Мосьцицкий, как и всё руководство страны, не дожидаясь окончания боевых действий, покинули страну. 28 сентября 1939 года Вторая Речь Посполитая прекратила своё бесславное существование, а территория Западной Украины вошла в состав Советского Союза. 75 лет назад, 1 ноября 1939 года на Внеочередной V сессии Верховного Совета СССР принят Закон СССР «О включении Западной Украины в состав Союза ССР с воссоединением её с Украинской ССР».

К тому времени бежавший в Румынию президент Мосьцицкий сложил с себя полномочия президента страны, а в Париже было сформировано польское правительство в изгнании во главе с генералом Владиславом Сикорским.

После нападения Германии на СССР советское правительство и правительство Сикорского установили дипломатические отношения. Находившихся в Советском Союзе польских военнопленных амнистировали. 14 августа 1941 года было заключено военное соглашение, по которому на территории СССР должна была быть «в кратчайший срок» организована польская армия, части которой «будут двинуты на фронт по достижении полной боевой готовности». В конце 1941 года поляки получили боевое оружие, в котором тогда остро нуждались защищавшие Москву и Ленинград бойцы Красной Армии и ополченцы.

Всё время, пока поляки готовились к сражениям, им выдавали такие же пайки, как участвовавшим в боях военнослужащим Красной Армии. Однако когда в начале Сталинградской битвы Иосиф Сталин предложил войскам генерала Владислава Андерса пойти в бой, тот попросил отпустить их в Иран — под крыло англичанам.

Но в Иран ушли не все. Нашлось немало честных польских патриотов, которые хотели плечом к плечу с красноармейцами бить немецких оккупантов. Их возглавил подполковник Зигмунт Берлинг, который заявил: «Я останусь верным своим убеждениям бить немцев при любых возможностях, и если потребуется, то из-под знамён белого орла я уйду под красные знамёна, и буду бить немцев в фуражке со звездой».

Так и получилось. После окончания войны Герой Советского Союза, генерал армии Станислав Поплавский в мемуарах рассказал о том, что «в апреле 1943 года по просьбе Союза польских патриотов Советское правительство дало согласие на формирование пехотной польской дивизии. Было определено и место: Селецкие лагеря близ Рязани. В первых числах мая туда прибыла группа польских офицеров во главе с полковником З. Берлингом, а 14 мая был отдан приказ № 1, который положил начало формированию дивизии, получившей имя известного национального героя Польши Костюшко».

Как раз в мае 1943 года Анеле Кшивонь исполнилось восемнадцать лет. Первые годы войны она провела в эвакуации в городе Канск Красноярского края. Узнав из газеты о том, что началась запись добровольцев в 1-ю Польскую дивизию имени Тадеуша Костюшко, Анеля мгновенно приняла судьбоносное решение.

aniela_krzywon_popiersie

Вскоре она оказалась в числе первых девушек, вступивших в ряды формирующейся польской части. Летом 1943 года Анеля Кшивонь, горевшая желанием бить немецко-фашистских захватчиков, получила воинское звание «рядовая» и была зачислена стрелком женской роты автоматчиков 1-го отдельного женского пехотного батальона имени Эмилии Плятер. В то время им командовал поручик (затем капитан) Александр Мац.

Присягу приняла Анеля Кшивонь 15 июля, произнеся: «Приношу торжественную присягу польской земле, залитой кровью, польскому народу, страдающем в гитлеровском ярме. Клянусь, что не запятнаю имя поляка и верно буду служить Родине…»

Проникновенным словам клятвы Анеля Кшивонь осталась верной вплоть до самой своей гибели.

Осенью 1943 года 1-й Польской дивизии предстояло воевать в составе 33-й армии Западного фронта. Армией командовал генерал-полковник Василий Гордов, а Западным фронтом – его тёзка, генерал-полковник Соколовский.

Боевое крещение польские солдаты и офицеры приняли 12 октября в бою у Ленино Могилёвской области. Станислав Поплавский был свидетелем этого знаменательного исторического события:

«По сигналу польская пехота покинула траншеи и устремилась в атаку. Впереди шли офицеры, показывая пример бесстрашия. Над головами солдат-знаменосцев развевались на ветру национальные польские знамёна. Внешне зрелище выглядело ярким, волнующим, но боевой опыт подсказывал, что атака ведётся чересчур открыто и прямолинейно. Воины продвигались вперёд решительно, однако артиллерия не смогла подавить все огневые средства врага, особенно на флангах, и гитлеровцы усиливали огонь с каждой минутой…

Казалось, атака поляков захлебнулась: цепи залегли. И вдруг с земли поднялся и бросился в сторону немцев, увлекая за собой солдат, какой-то офицер. Это был, как я потом уточнил, командир батальона майор Бронислав Ляхович. В следующее мгновение прямо у его ног разорвалась мина, и отважный комбат погиб. Он не дошёл всего шести километров до родной деревни, где его ожидала семья.

В командование подразделением вступил заместитель комбата по политчасти поручик Роман Пазиньский, в прошлом рабочий-металлист Домбровского бассейна. Будучи уже дважды раненным, он оставался в строю и теперь с призывом «Вперёд!» поднял солдат для следующего броска. Через несколько минут и этого польского коммуниста сразила вражеская пуля.

Пал смертью храбрых и командир третьего батальона капитан Владислав Высоцкий, чья доблесть служила примером для подчинённых. Но оставшиеся в живых продолжали стойко вести бой с врагом».

Участие в сражении приняла и Анеля Кживонь. Первый боевой день оказался последним днём её короткой жизни. Вот как описала его писательница Зофья Быстрицкая:

«Майор был сосредоточен, когда объяснял Анеле задание:

— Штабные документы передадите в Николаевку. По дороге захватите раненых, они ждут на санитарном пункте 2-го полка, отвезёте их в санбат. Шофёр знает. Вопросы есть?

Вопросов не было… Газик петлял, как заяц, на неровной, выбитой танками и орудиями дороге. В кузове машины было темно. Белые повязки смутно отсвечивали в полумраке, некоторые из раненых стонали, не в силах удержаться.

Ветер шуршал брезентом, машина подпрыгивала на ухабах, проваливалась в ямы, кренилась из стороны в сторону и снова подпрыгивала. В такой момент лица раненых цепенели от боли. Гул близких разрывов, смешиваясь со свистом пуль, заглушал их тихие стоны. Иногда казалось, что они разговаривают сами с собой.

Анеля сидела, сжавшись в комочек, на пачке документов, о которых ей говорил майор. Подтянула коленки к подбородку, чтобы больше было места раненым. Боялась пошевельнуться, чтобы не расплескалась горячая вода из фляжки, не пролилась на лицо раненого, тяжело опиравшегося на её плечо…

Вдруг раздался взрыв, как удар грома. Газик подпрыгнул. Из кабины повалил чёрный дым. Анеля вскочила…

В следующее мгновение Анеля, задержавшись у выхода на секунду, чтобы сообразить, что делать в этой обстановке, увидела глаза того паренька, что лежал у неё на плече. Глаза, широко открытые, осмысленные, глядели из-под повязки доверчиво, ожидающе…

Из соседнего укрытия бежали на помощь солдаты. Машина продолжала гореть, языки пламени начали лизать брезент…

Когда солдаты подбежали и окружили машину, брезент, сожжённый с одной стороны, внезапно завалился, накрыв собою последнего раненого и Анелю Кживонь, которая пошла на смерть, чтобы спасти другого».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 ноября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом геройство и мужество гражданке Польши, рядовой Войска Польского Анеле Кживонь было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

PS. В современной Польше об Анеле Кживонь вспоминать не принято. Как и о писателе-фронтовике Януше Пшимановском, по книгам которого сняты популярнейшие в советское время фильмы «Вызываем огонь на себя» и «Четыре танкиста и собака». Официальную Варшаву вообще раздражают упоминания о поляках, символизирующих советско-польскую дружбу и наше братство по оружию. Польским властям ближе трусливый и алчный генерал Андерс. Вместо того, чтобы чтить память поляков-антифашистов, они воюют с памятниками настоящим героям, спасшим Польшу от нацизма. Интересно, все ли поляки согласны с такими приоритетами политической элиты страны?

Источник — http://www.ruvek.info/?module=articles&action=view&id=9301

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также