58367_prev_425

О деньгах

Статья Андрея Козельского, зам. главного редактора газеты «2020».

1. Общеизвестные сведения о деньгах

Рассмотрение вопроса о том, что такое деньги, как они возникли, их сущность, функции и значение, как известно, сводится к объяснению, что деньги исторически возникли, как бы, сами по себе, «объективно» как всеобщий универсальный товар, инструмент, способствующий товарному обмену. Само по себе – преподносится, выглядит как не зависящее от воли человека. Можно сравнить с огнем — он тоже возник не по воле человека, но используется человеком.

Кратко представляется полезным напомнить с позиций исторического материализма, политэкономии (например, Политическая экономия. Учебник. 1955 г. АН СССР. Институт экономики.) распространенные в настоящее время основные положения знания о деньгах.

Деньги представляют собой товар, являющийся всеобщим эквивалентом для всех товаров; они воплощают в себе меру общественного труда и выражают производственные отношения между товаропроизводителями, торговцами, покупателями, отношения между т.н. «работодателем» и наемным работником.

Есть классические, приведенные во всех учебниках, определения функций денег:

Мера стоимости.

Средство обращения.

Средство накопления.

Средство платежа.

Мировые деньги.

Содержание этих функций во всех учебниках есть, поэтому, надо полагать, что они знакомы просвещенному читателю, а освежить формулировки желающие могут без больших затруднений.

2. Новое о деньгах. Взгляд за пределы общеизвестного. Как общеизвестные сведения могут заслонять некоторые существенные.

Наблюдаемая действительность натолкнула на мысль, что вышеуказанные функции, конечно, имеют место, но являются прикрытием, следствием основной сущности денег. Во всех известных текстах, в первую очередь, в экономических учебниках на тему денег не упоминается понятие «сущность денег». То есть, не дается понятие, что такое деньги как явление, как предмет. Ведь ответ на этот вопрос должен предшествовать рассмотрению каковы их функции. Настоящий текст имеет целью представить суждение, что деньги получили исторически общественное признание и дошли до сегодняшних дней не благодаря тому, что они несут свои вышеозначенные «функции». Деньги были и есть инструмент, знак власти, знак полномочий. Если принять известное определение, что деньги есть некий всеобщий эквивалент, особый товар, то естественно задаться вопросом, чьей собственностью этот товар является, если в сегодняшней экономической системе координат все определяется через собственность? Кто производит и запускает на «рынок» этот товар? Есть основание сделать заключение, что деньги возникли и закрепили свое положение в общественном, человеческом миропостроении в первую очередь, как знак и инструмент власти. Этот знак стал нужен власть имущим, власть предержащим для практического обозначения, закрепления, паразитического извлечения благ из своего властного положения, создания системы, поддерживающей и воспроизводящей властные полномочия и делегирующий в той или иной степени полномочия тем, кто признал властные полномочия правителя, эмитента, хозяина. Деньги — некий идеальный, искусственно выдуманный знак, который дает право и возможность обменять этот знак на нужный предмет (товар), услугу, совершить какое-либо действие, включая насилие любого уровня, или наоборот не дать совершить действие, вплоть до того, что с помощью этого знака власти и полномочий можно поддержать или прекратить свою или чужую жизнь. Можно высказать гипотезу, что этот знак изначально был связан не с трудом, как способом производства и обмена потребительских товаров, а с исполнением полномочий, скорее связанных с исполнением услуг, полезных правителю.

Однако если присмотреться повнимательнее, то можно прийти к выводу, что «властитель», от имени которого пускаются в «жизнь» деньги – полномочия, сам в свою очередь передает полномочия, право технически изготавливать «свои» деньги кому-то другому. Ведь, в самом деле, не сам же вождь, кесарь, князь или как теперь титулуют – президент чеканит или печатает деньги. Казалось бы, чисто технически деньги «печатает или чеканит» кто-то невидимый публике, ничего не значащий «исполнитель», «печатный двор», которому позволяет, повелевает это вождь, правитель. Однако, недаром известны слова, которые приписываются, кажется одному из родоначальников ростовщического клана Ротшильдов: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела до того, кто создает ее законы». Вот что сейчас и можно наблюдать.

Власть и ее знаки, символы — это то, что признает определенное значимое количество людей, которые, вольно или не вольно, принимают правило, что они существуют, кормятся и удовлетворяют свои потребности с использованием знаков и символов власти и полномочий суверена, вождя, правителя.

Это подтверждается, например, известной евангельской формулировкой о деньгах — «кесарю — кесарево».

Насколько известно, у таких признанных классиков исторического материализма и политической экономии как К. Маркс и Ф. Энгельс этот вопрос основательно не рассматривался, как вообще вопрос о подходе к сущности денег как знаку и инструменту власти и полномочий. Более того, трудовая теория стоимости К. Маркса обосновывает возникновение стоимости, а соответственно и денег только через процесс человеческого труда, создающего продукт для потребления, обмена и продажи. Соответственно деньги, поскольку они представлены как мера стоимости, связаны в сознании людей с представлениями о мере труда.

Уже достаточное время наблюдательные данные позволяют утверждать, что на современном историческом этапе общественно-экономического развития деньги, сколько-нибудь заметное количество денежных знаков у той или иной персоны (как известной, так и малоизвестной) как-то не получается связывать с процессом созидательного труда и продуктами труда, которые эта персона предложила обществу или «рынку». Деньги отторгаются от труда, что подтверждается известной поговоркой: «Трудом праведным не построишь палат каменных».

Если конечно изнурительным трудом и результатом не считать захват власти, аферы, грабеж, убийство, мошенничество, насилие, комедиантство и другие подобные способы активного паразитического получения денежных знаков, перечисленные в уголовных уложениях практически всех стран, которые принято иногда называть «цивилизованными».

Надо полагать, что деньги, как и понятие собственности — это исторически сложившаяся условность, не вечная и тем более не «священная», а вполне рукотворная, земная. Как не вспомнить К. Маркса, сформулировавшего, что идея, овладевшая массами, становится материальной силой. Получается, что деньги, представляемые захватившими власть как всеобщая необходимость, как идея овладели массами и стали буквально материальной силой движущей человечеством.

Понятно, что знак власти, полномочий должен вызывать уважение, быть убедительным, быть технически устойчивым к внешним воздействиям, иметь продолжительный срок жизни и быть удобным в применении. Конечно, иметь защиту от подделок – подделка есть покушение на власть. Поэтому на начальном этапе деньги были из драгоценных металлов с изображением того реального правителя, знак чьей власти они несут для остальных, чьими полномочиями позволительно пользоваться.

Как деньги стали бумажными свидетельствуют исторические зарисовки: путешествие Марко Поло в Китай, а также у Гете в «Фаусте», долги государей евреям-ростовщикам (Венецианский жид, Шекспир).

Можно полагать, что Маркс, Энгельс, Ленин и многие другие мыслители были настолько уверены в исторически близкой практической реализации научных представлений об общественном прогрессе, победе пролетариата, уничтожении капиталистических отношений, эксплуатации и становлении социализма и коммунизма, что придавали самим деньгам только техническое значение, по крайней мере, не удалось найти много о сущности, значении денег, как знака и инструмента власти. Основной постулат капитализма – все, абсолютно все является объектом товарно-денежных отношений, продается и покупается и основной постулат коммунизма — отмирание денег, а социализма, как переходной стадии — свертывание товарно-денежных отношений рассматривались ими, видимо, сугубо технически.

Хотя надо отдать должное, что классики политэкономии затрагивали вопрос о денежном капитале и ростовщичестве. Например, в работе «К еврейскому вопросу» 1843 г. (просьба семитов, сионистов, антисемитов, антисионистов не возбуждаться, сейчас не об этом, это просто ссылка на название работы, не более) К. Маркс полемизирует с Б.Бауэром и приводит слова о денежной власти, что «…еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи… еврей, который может быть бесправным в самом мелком из германских государств, решает судьбы Европы, …деньги стали мировой властью…». Полагаю, достаточно авторитетные свидетельства. Напоминаю, они были сделаны еще в первой половине 19 в.

Развитие событий в новейшей мировой общественной истории сподобило попытаться раскрыть слова К. Маркса о деньгах, как мировой власти и сформулировать гипотезу первичности сущности, значения денег как знака и инструмента власти и вторичности, производного значения известных функций денег. Возможно, к этому вопросу могли обращаться разные исследователи, автору не удалось найти свидетельств подобного подхода к рассмотрению вопроса о деньгах. Если кто-то увидит повторение чьих-то мыслей, это значит развитие общественных событий таково, что сходные мысли возникают в разных головах независимо друг от друга.

Товаром, торгашеством, как известно, в капиталистической, развращенной деньгами, формации является все, включая человеческие отношения, человеческие органы, знания, деторождение, лишение жизни, государственные посты, награды и кресла во властно-распорядительной системе всех уровней. Подтверждением последнему может служить недавняя «реформа» государственного управления в России с введением понятия «государственные услуги». Услуга опошляет, девальвирует понятие служения. Ведь услуги – это то, что покупается и продается. Получается, что люди, занимающие государственные должности торгуют «государственными услугами». Офицеры и солдаты торгуют «военными» услугами. Но, что говорить о продажности мирской. Казалось бы, религия, вера должна быть сферой, свободной от заболевания «денежной зависимостью». Но нет: появились церковные услуги — «свидетельство» о крещении – 300 руб., поминание в храме на год – 2 тыс. руб., поминание бессрочное (вечное!) – 5 тыс. Надо продолжать?

(Между прочим, коммунистические партбилеты выдавали и выдают бесплатно.)

Государственным и церковным служащим не след беспокоиться, ничего нового не сказано. Их можно представить в некотором роде, как бы жертвами обстоятельств и козней денежных властителей. Задача этого текста сообщить не о продажности правительств, не о корысти церковников, а о повсеместном засилии денег. Попытаться найти ответ, что из себя представляет, кем персонифицируется, где находится и как ведет себя «денежная власть». «Денежная власть, засилие» — это скорее зло или скорее добро и для кого? «Денежная власть» — это результат естественного общественно-экономического развития или происки врагов рода человеческого, деньгозависимых мутантов, неких «хозяев жизни», «правящих семей»? Надо признать абсолют, неизбежность, полезность «денежной власти» или необходимость борьбы и противостояния ей со стороны большинства трудящихся, чьим трудом создается благополучие народов и государств? «Денежная власть» — это паразитизм и не имеющая границ эксплуатация трудящихся?

В этой связи полезно обратиться к идее т.н. «электронных денег».

Если сегодняшние бумажные деньги уже скрывают того, кто их раздает как полномочия, то введение «электронных денег» позволит «собственнику» денег еще глубже спрятаться и через деньги командовать миром, паразитировать и эксплуатировать трудящихся.

«Электронные деньги» создадут «хозяевам», «работодателям» и прочим «благодетелям» иллюзию недосягаемости от трудящейся массы, контроля и управления «трудовым скотом». Тем самым в силу своей болезни – «деньгозависимости» эксплуататоры, «работодатели», «хозяева» денег еще больше будут способствовать нагнетанию антагонистического противоречия между трудом и паразитическим капиталом, между трудящимся большинством и ничтожным меньшинством эксплуататоров. Эксплуатация, насилие со стороны «хозяев» денежных знаков будут возрастать, возможно, дело дойдет до становления нового рабовладельческого строя. Все зависит от просвещенности трудящихся, организованности и способности разглядеть источник и воздать должное за эксплуатацию и насилие. И разрешением этого противоречия будет революция, не как беготня с пулеметами, а как смена экономической формации, упразднение частной собственности, упразднения «денежной экономики», ростовщичества, эксплуатации, упразднение понятия «работодатель» и освобождение труда.

Деньги, прежде чем будут упразднены, станут знаком власти всех трудящихся, расчетным знаком за труд, его количество и качество. К стати, так и было — рубль назывался расчетным знаком в 1919 г., в начале становления советской власти в России.

Сейчас сложно сказать, как это будет конкретно. Любое утверждение вызовет бешеные возражения и споры не только со стороны апологетов сегодняшней «денежной экономики», но и со стороны ее противников.

Пока можно сделать попытку очертить, чем деньги не должны быть.

При действительном последовательном социализме, когда частная, не обобществленная собственность на средства производства становится исчезающее малой, не является, не может быть определяющей экономического уклада и постепенно упраздняется в экономическом противостоянии с общественной собственностью, когда стоимость и прибыль в денежном выражении не является определяющими, когда нет ростовщичества и ссудного процента, когда есть всеобщая трудовая повинность — деньги – отражение, выполняют функцию учета общественно полезного труда по созиданию материальных и не материальных благ. А также учета общественно необходимых обобщенных затрат труда на общественно необходимое производство. Но они (деньги) вторичны, первичным является реальный созданный продукт в материальном измерении, который можно употребить с заданной пользой.

Кто же и на каком основании «создает» деньги, кто является собственником и распорядителем денег?

Попробуем по внешним признакам денежных знаков определить, кто их производитель и с какой государственной структурой можно увязывать деньги. В качестве примера посмотрим на доллар США.

На современных долларах написано, что это знак федерального резерва (Федеральной резервной системы) и есть подписи министра финансов и регистратора казначейства. То есть, видны признаки связи денежного знака с государственными органами.

На денежных знаках других стран, как правило, написано «национальный банк такой-то страны» и уже нет подписей. На российских денежных знаках написано «Билет Банка России».

И нет никаких подписей официальных лиц. В некотором смысле – анонимка, хотя имеет порядковые серию и номера. Как известно, то, что называется Банком России, по бумаге, называемой законом, не подчиняется Правительству России. И вообще никому в России. Правда, уже интересно. Управляют, в смысле создания правил-законов вроде «законодатели» в виде Федерального Собрания РФ. Именно, вроде, потому, что закон становится законом, когда его подпишет всего один человек и поставит печать. Также есть исполнительный орган – правительство. Если вернуться к денежным знакам, то получается, по внешнему виду и, по сути, денежные знаки к законодательным и исполнительным государственным органам не имеют отношения. Единственным собственником денежных знаков Российской Федерации является Центральный Банк России, не подчиняющийся законодательным и исполнительным органам управления России. Например, публичным доказательством этого является информация, появившаяся в январе 2013 г., что ЦБ РФ прекратил чеканку копеек и печать 10-ти рублевых билетов. Т.е ЦБ РФ, не подчиняющийся правительству РФ, сам решает, что и когда выпускать или нет. Во-истину, как не вспомнить вышеупомянутые слова Ротшильда.

Наблюдаемая новейшая история, кажется, не подтверждает (по крайней мере, отодвинула) «наивные» выводы Маркса о трудовой природе стоимости, что все создается трудом. Всему миру, особенно наглядно на примере России убедительно доказано, что труд, продукт труда и количество получаемых денежных знаков никак не связаны. Слово «заработал» не имеет смысла. Получение денежных знаков стало обозначаться словами «поднялся», «срубил», «наварил» — знатоки могут дополнить ряд синонимов. Но труд и продукт труда не имеют отношения к получению сколько-нибудь значительного количества денежных знаков. Или может быть кто-нибудь знает, какие общественно востребование продукты своего труда представили в распоряжение общества все сколько-нибудь заметные персоны из т.н. списка журнала «Форбс» и других списков думцев, «сенаторов» и прочих чиновников (речь идет о персонах, так или иначе имеющих отношение к России)? В обмен на какие продукты своего труда они получили приписанные им «тонны, ярды, арбузы» денежных знаков?

Итак, стало очевидно отсутствие связи между личным созидательным трудом и личным «капиталом».

В системе экономических координат, определяемой частной собственностью на средства производства и результаты труда, служащей для получения прибыли т.н. «собственником, работодателем» за счет эксплуатации чужого наемного труда, определяемой денежной прибылью как целью производства материальных и нематериальных продуктов, определяемой паразитическим ростовщичеством, наличием ссудного процента, не может быть справедливого удовлетворительного решения распределения результатов труда для большинства трудящихся, создающих эти самые материальные и нематериальные блага.

Увы, идея главенства денег над всем отравила многие головы, как обывателей, так и управителей. И случилось это как раз благодаря целенаправленным действиям тех, кто считает деньги своим знаком власти. И конечно их служкам.

С дальнейшим т.н. «развитием» денежной системы возникает новый вопрос, а что такое «электронные» деньги и кому и зачем они нужны. Известный ответ, который внедряет правящая буржуазия — это сам прогресс независимо от воли человека ведет нас к электронным деньгам. Казалось бы прямо почти по Марксу, некое общественное бытие. Однако есть другой ответ — благодаря целенаправленным действиям тех, знаком и инструментом власти кого являются деньги, власть предержащие хотят спрятать сам знак их власти, чтобы сбить с толку людей, у которых естественно будет возникать вопрос, почему у одних есть эти самые деньги, а у других нет. Уж, нет ли здесь чьего-то злого умысла? Получается, поют апостолы мамоны, вроде бы и нет злого умысла, просто так устроен мир, это дано от бога или от других высших сил и против этого возражать нельзя и пагубно для возражающего. Таковы правила «священной частной собственности», денежной прибыли и ссудного процента. А у кого нет денег — сами виноваты, не умеют жить, пусть и не живут.

Везде, как бы, не обязательно, но весьма навязчиво, якобы, не обязательно банки, а просто так «общеизвестно», некие «платежные системы» от имени «самого прогресса» предлагаются банковские карты. С помощью банковских карт можно платить в транспорте, в магазине, в химчистке и еще черт знает где. Зачем и кому это надо? Ну конечно, несчастные «благотворители» банки взяли на себя во имя счастья граждан и высвобождения Госзнака и Госбанка от обузы печатать и считать бумажные деньги «ношу» возиться с картами. Как бы, не так. Именно банки, (народное творчество уже дало название «банкстеры») – продавцы денег ищут любые средства, чтобы привлечь к себе денежные потоки, посадить людей на цепи денежной кабалы. Что есть банковская карта, как ни пример удочки-блесны для ловли клиента, чтобы он сам принес имеющиеся деньги в банк, принес в банк все будущие деньги, которые клиент намеревается в дальнейшем получать и отдал их банку, да еще платил «за обслуживание» и ощущал счастье от наличия карты.

Количество денег.

Что лучше — потребность все в большем количестве денег для совершения чего-либо, или возможность совершить тоже при меньшем количестве денег. Т.е. наполнение единицы деньги или покупательная способность.

Какой двигатель лучше — который тратит больше топлива на 100 км пути, или который меньше — ответ будет неоднозначный. А именно, для продавца топлива лучше двигатель, который потребляет топлива больше, а для покупателя топлива, соответственно, наоборот. Так кому надо, чтобы мы на стакан воды, которую можно принять условно топливом для нашего «мотора» человеческого существования каждый раз тратили больше денег?

См. приложения к книге Дж. Рида «10 дней, которые потрясли мир». О зарплате, ценах и прибыли, кому польза от того, что сейчас называется инфляцией. Рост денежных зарплат через рост цен создает механизм перекачивания денег в прибыль торговцев, «работодателей», особенности, торговцев «госуслугами».

Инфляция представляется как нечто природное, не управляемое человеком, как дождь или снег. Хотя уже есть данные, что т.н. природные явления могут инициироваться человеком.

Выводы и предложения. Что есть деньги в настоящее время.

Деньги – знак, инструмент власти организации, называемой на территории России Центральный Банк РФ.

Деньги – инструмент эксплуатации трудящихся масс наемных работников со стороны т.н. «работодателей», которых в свою очередь обирают владельцы денег.

Законодательные органы, президент, правительство, «работодатели» являются номинальными органами, уполномоченными технически распределять денежные знаки — собственность ЦБ РФ.

Как должно быть.

Деньги – знак власти труда, знак трудового вклада в общее благосостояние.

Деньги есть не товар, а расчетный знак за трудовое участие в общественном труде, служение народу в данной стране при всеобщей трудовой повинности.

Деньгам надо вернуть трудовую основу.

Деньги являются национальным расчетным знаком, передаваемым трудящемуся за трудовое участие в совокупном общественном труде от имени всего народа данного государства (государства не как верховного «божественного» властителя, а только как аппарата управления), правительством по поручению народа.

Расчетные знаки (деньги) являются полномочием для законно получившего их как результат вознаграждения за общепризнанную трудовую деятельность для удовлетворения своих материальных и духовных потребностей.

Деньги не должны продаваться, т.е. понятие ссудный процент не должно существовать на практике.

Деньги общество, народ, как источник власти на референдуме или через избранных законодателей поручает выпускать государственному (национальному) казначейству.

Казначейство ведет учет всех денег национальной валюты в стране и за рубежом.

Цены и стоимости продукции и услуг определяются через затраты в нормо-часах на их производство.

Количество денег в стране определяется суммой всех произведенных товаров и услуг и работ.

Количество наличных (вещественных бумажных и металлических денег) рассчитывается казначейством на основании сбора данных о произведенных продукции и услугах. Деньги распределяются казначейством по территории всей страны на основании заявок территорий с учетом резерва. Банки государственные, только государственные (а скорее филиалы единого госбанка) являются ответственными исполнителями распределения денег на территории.

Курс иностранных валют определяется казначейством.

Казначейство публично управляется, контролируется правительством, счетной палатой, организациями народного контроля.

Подделка расчетных знаков труда является преступлением против трудового народа. Подделка карается мерой социальной защиты, избранной народом.

Работы, не создающие количественно измеряемых материальных продуктов, измеряются нормативами трудозатрат для исполнения работ, и расчетные знаки выдаются работникам согласно нормативам.

Работы, являющиеся перспективными, то есть, материальный или измеряемый нормативно результат которых может появиться через определенное время, измеряются расчетными нормативами.

Ресурсные потребности для выполнения перспективных работ и работ, не создающих измеряемые материальные результаты, исполняются на основании согласованных заявок исполнителей под ответственность исполнителей, утверждаемых и контролируемых государственными и общественными органами.

О задаче уменьшения значения и ликвидации денег. Повышение производительности труда уменьшает издержки, соответственно стоимости и цены продуктов производства. Значит, на единицу денег приходится больше продукции, значит, следует уменьшение цены. Важно не количество денег, а сколько можно приобрести на единицу денег. Для приобретения одного и того же количества продукции будет требоваться все меньше и меньше денег. Пример – стоимость проезда в метро 5 коп. или 30 руб. – что прогрессивнее и для кого? Что прогрессивнее и для кого – стоимость литра бензина 20 коп. или 30 руб.?

Полагаю, что это первый набросок темы. Задачу вижу такой, чтобы сделать тему знаний о деньгах еще одним инструментом борьбы за освобождение труда от эксплуатации через частную собственность, за преодоление вредоносного для большинства трудящихся паразитического монетарного вектора, против развратителей — деньгодателей, торговцев деньгами — банкстеров, против эксплуататоров — «работодателей», служителей частной собственности.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также