131025-141818-3971

Неизбежная война

Всего месяц отделяет 100-летие Первой мировой войны от 75-летия Второй…

События конца 1930-х годов оказались в тени Первой мировой войны, что соответствует распространённому на Западе подходу к освещению двух мировых катаклизмов.

В Европе и США теперь редко вспоминают об огромных потерях, понесённых советским народом, и тем более о решающем вкладе СССР в разгром нацистской Германии и её сателлитов. Историк и политолог Александр Фоменко, например, объясняет это тем, что «действительно страшным испытанием для Европы стала Первая мировая война, а не Вторая…

Вторая мировая, в отличие от Первой, велась со страшными разрушениями и с нечеловеческим напряжением всех сил лишь на Восточном фронте – и только два государства, Советский Союз и германский рейх, заплатили по всем её счетам.

Вооружённое же сопротивление Гитлеру в Европе в силу разных причин имело вполне локальный характер: ни одно из государств континента не смогло или не захотело тогда меряться силами с Берлином».

На Западе сегодня мало интересуются Второй мировой войной и почти ничего не знают о Великой Отечественной войне – главном событии нашей истории в ХХ столетии.

Эту разницу в отношении к двум мировым катаклизмам мы должны объяснять и подчёркивать, а не замалчивать. Особенно в ситуации, когда ведомый американцами Запад близок к тому, чтобы развязать Третью мировую войну.

«Мины» Версальско-Вашингтонской системы

Вскоре после начала Первой мировой войны президент США Вудро Вильсон пророчески заявил, что если она завершится «несправедливым миром», то это «лишь породит новые бедствия». К ноябрю 1918 года, когда «всемирная бойня» была наконец-то остановлена, правильные слова были забыты и Вильсоном, и другими западными лидерами.

Геополитические итоги Первой мировой войны зафиксировали мирные договоры между державами-победительницами с Германией, Австрией, Венгрией, Болгарией и Турцией. Нашему народу война принесла не приобретения, а огромные потери – территориальные, материальные, людские, духовные. Российская империя, внёсшая огромный вклад в победу над Германией и её союзниками, распалась, а русский народ оказался на положении побеждённого.

Главной виновницей войны в Версале признали Германию. Она лишилась колоний, а её территория в Европе уменьшилась – Эльзас-Лотарингия отошла Франции, Познань и часть Поморья – Польше и т.д. Миллионы немцев оказались за пределами Родины. Берлин должен был выплатить репарации странам Антанты.

Перекроив политическую карту планеты по своему усмотрению, Лондон, Париж и Вашингтон определили развитие международных отношений между двумя мировыми войнами. Их стержнем стала борьба за возврат утраченных территорий и сфер влияния одними государствами и защита своих завоеваний другими. В стороне от схватки не остались и государства, появившиеся на политической карте мира после Первой мировой. Опираясь на поддержку той или иной великой державы, они также рассчитывали на территориальные приобретения. Всё это вело к территориальным спорам, обострению национальных и религиозных противоречий и дестабилизации целых регионов. Сильным раздражителем для Запада стало появление СССР – государства, провозгласившего своей целью построение коммунизма.

Версальский мир изначально оказался зыбким, а заложенные его отцами-основателями «мины» должны были взорваться.

Немецкий «Дранг нах Остен» и польский ГОНОР

То, что Версальский мир был несправедливым, понимали и его отцы-основатели. Их не мог удивить рост реваншизма в потерпевших поражение странах. В униженной Германии на волне реваншистских настроений 30 января 1933 года к власти пришли нацисты. Девять дней спустя Адольф Гитлер заявил: «Следующие пять лет должны быть посвящены тому, чтобы сделать германский народ снова способным носить оружие. Это должно быть главной мыслью, всегда и везде».

Взяв курс на освобождение от «цепей Версаля» и на возвращение Германии её прежних владений, Гитлер заявил о своей решимости всеми силами бороться против большевизма и провозгласил «Дранг нах Остен» к «необъятным просторам России».

Восточное направление германской экспансии устраивало Лондон, Париж, Вашингтон. Желая сохранить свои завоевания 1919 года, они были готовы идти на уступки немцам за счёт… третьих стран. На этой почве родилась политика «умиротворяя агрессора». 30 сентября 1938 года на Мюнхенской конференции, где не было представителей СССР, Великобритания, Франция, Германия и Италия отдали на растерзание Германии тихую, но промышленно развитую Чехословакию, сделав решающий шаг на пути развязывания Второй мировой войны.

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года с нападения Германии на Польшу. Поляки любят подавать себя миру героями либо жертвами и не желают вспоминать, что руководители Второй Речи Посполитой в 1930-х годах вели себя как хищники, с одной стороны, и идиоты – с другой. А ведь политика руководивших страной русофобов стоила Польше нескольких миллионов человеческих жизней.

Перед тем как попасть под удар Третьего рейха, Варшава проводила откровенно прогерманскую политику. Польша несёт большую долю ответственности за развязывание Второй мировой войны. В 1938 году она не только всеми силами мешала СССР оказать помощь Чехословакии, но и захватила у неё Тешинскую область, за что получила от Уинстона Черчилля прозвище «польской гиены». Раздел Чехословакии увеличил территорию Польши, но ухудшил её стратегическое положение. А за полученную Тешинскую область Гитлер потребовал расплатиться – дать согласие на вхождение вольного города Данцига в состав Третьего рейха и разрешить строительство «коридора в коридоре» – экстерриториальных железной и шоссейной дорог через польские земли между Германией и Восточной Пруссией.

Возомнившая себя великой державой, Польша ответила отказом сначала Германии, а потом и СССР, предложившему допустить на польскую территорию Красную Армию, чтобы та помогла полякам отразить нависший над ними «тевтонский меч». Одну из причин столь легкомысленного поведения в разговоре с министром иностранных дел Франции Жоржем Бонне раскрыл польский посол во Франции Юзеф Лукасевич, заметивший, что министр иностранных дел Польши Юзеф Бек «никогда не позволит русским войскам занять те территории, которые мы у них забрали в 1921 году».

Месяц спустя Красная Армия без разрешения Бека вернула захваченные поляками земли, на которых под панской пятой изнывали украинцы и белорусы. И когда в сентябре 1939 года пленных поляков конвоировали в Ровно, вспоминал польский офицер, жители выплёскивали на них нечистоты, крича: «Конец вашему польскому господству».

А ведь всего этого могло и не случиться. Лето 1939 года советское руководство потратило на то, чтобы убедить англичан и французов заключить трёхсторонние политические и военные соглашения. Они должны были создать основу для совместных действий по отражению фашистской агрессии. 12 августа, когда вермахт готовился к вторжению в Польшу, в Москве начались переговоры военных миссий Великобритании, Франции и СССР. Сталин знал, что до нападения Германии на Польшу осталось чуть больше двух недель. Далее откладывать принятие принципиальных решений было нельзя.

Однако если Кремль торопил, то Лондон тормозил. Британскую военную миссию возглавлял адмирал Дракс. Он не имел полномочий на подписание соглашений, зато получил задание всячески затягивать переговоры. Главная цель в них, заявил английский министр иностранных дел Эдуард Галифакс, состояла «в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией».

Как только Сталин увидел, что Лондон тянет время и не собирается брать на себя никаких обязательств, а Париж идёт у него на поводу и не может повлиять на поляков, он сделал манёвр, за который его и всех нас англосаксы проклинают вот уже 75 лет. 23 августа главы дипломатических ведомств СССР и Германии подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Москва получила время на подготовку к противоборству с Германией и избавила себя от угрозы войны на два фронта – вооружённый конфликт с Японией на Халхин-Голе ещё продолжался.

Англосаксы, веками воевавшие чужими руками и стравливавшие всех со всеми, сели в лужу. Ведь 23 августа в Лондоне ждали Германа Геринга, визит которого в Великобританию Гитлер отменил в последний момент. Судя по всему, Чемберлен готовил сделку в духе Мюнхена-1938, но фюрер не стал с ним даже разговаривать. Разгромив Польшу за четыре недели, он повернул на запад. Вермахт за шесть недель разгромил Францию и катком прошёлся по Европе.

«Коктейль» из идеологии и геополитики

Передышка, полученная Советским Союзом, оказалась короче, чем рассчитывала Москва. Между немецкими историками до сих пор продолжается дискуссия о том, что было основным мотивом в решении Гитлера напасть на СССР. Едва ли такая постановка вопроса является плодотворной. Верной представляется позиция историка Михаила Мельтюхова, который констатировал: «Различные мотивы вовсе не обязательно противоречат друг другу. Как известно, «расово-идеологическое» ядро национал-социалистической идеологии и мировоззрения самого Гитлера, восходившие в своей основе к немецкому национализму и европейской русофобии, естественным образом предполагало уничтожение «варварского» Российского государства, «угрожавшего» Европе. Новым тезисом стало восприятие Советского Союза как «еврейско-большевистского» государства, борьба с которым таким образом оправдывалась как с точки зрения антисемитизма, так и с антикоммунистических позиций, что, конечно же, упрощало ведение соответствующей пропаганды…

С другой стороны, характерные для национал-социализма «расово-идеологические» установки дополнялись идеей обеспечить Германии необходимое «жизненное пространство». Фактически это была соответствующим образом трансформированная общеевропейская колониальная идея. С точки зрения реальной политики эта идея предлагала решить проблему нехватки ресурсов.

К сказанному остаётся добавить, что расовая теория и отношение к славянам как «недочеловекам» возникли не на пустом месте. Взгляд на славян как на людей второго сорта был распространён на Западе с незапамятных времён. Никуда не исчез он и сегодня – несмотря на грандиозные победы Красной Армии над казавшимся непобедимым вермахтом, эру советской космонавтики и впечатляющие достижения отечественной науки и культуры.

Западная русофобия неизлечима

Итоги Второй мировой войны были подведены в 1945 году в Ялте и Потсдаме. Они в значительной мере и на долгое время определили облик мира. И хотя уже 5 марта 1946 года устами Черчилля англосаксы объявили СССР холодную войну, более сорока лет мир оставался двуполярным, а положение дел на планете – более стабильным и предсказуемым, чем в наши дни. Два поколения советских людей родились и выросли в условиях мирной жизни, о которой сегодня многие могут только мечтать…

«Литературная газета». 2014. №32 — 33 (6475).

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также