0_6d5b5_81b4f97f_orig

Москва спасает Украину от дефолта?

Интервью, данное порталу «Свободная пресса», о реструктуризации Россией украинского долга и других важных вопросах дальнейших отношений с Украиной

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк оптимистично заявил о начале операции по реструктуризации внешнего долга. Впрочем, самоуверенная тональность, присущая главе кабмина Украины, в данном случае совершенно неуместна. Поскольку указанный вопрос находится в компетенции не Киева, а его кредиторов, среди которых Россия со своими $3 млрд. На эту сумму, напомним, еще в правление Януковича были приобретены выпущенные Украиной евробонды, которые должны быть погашены в декабре 2015 года. Однако с учетом того, что госдолг Украины на текущий момент уже перевалил за 60% ВВП, ковенант (условия) сделки оказались нарушены. Фактически это означает наступление т.н. дефолтного события. Что позволяет Москве требовать досрочного погашения займа.
Предбанкротное состояние украинской экономики зафиксировало и международное рейтинговое агентство Moody’s, которое 24 марта снизило долгосрочный суверенный рейтинг Украины до «Ca» с «Caa3». Теперь от дефолта «незалежную» отделяет один шаг. При этом агентство не стало обнадеживать инвесторов, указав на возможность «значительных» потерь держателей украинских облигаций. По данным Moody’s, вероятность дефолта страны по своим обязательствам составляет почти 100%.
В свою очередь, министр финансов Украины Наталья Яресько в интервью агентству Bloomberg призналась, что Международный валютный фонд может отказать Украине в предоставлении второго транша кредита, если Киеву не удастся реструктуризировать накопившийся внешний долг. На достижение консенсуса с кредиторами отведено два месяца. Потому что уже в июне состоится пересмотр программы МВФ, и будет рассмотрено выделение второго транша. Помимо МВФ и России, в пуле инвесторов, пострадавших от майданного мотовства, крупнейший кредитор Украины – американский частный фонд Franklin Templeton, который объединил владельцев украинских облигаций на общую сумму около $7 млрд. (около четверти всех евробондов Киева).
По большому счету, судьба киевского режима, который с момента своего возникновения усердно плевал в российский «колодец», находится в руках Москвы.
Г-жа Яресько выразила надежду, что Россия присоединится к переговорам по реструктуризации долга. И даже высказала мнение, что РФ не будет досрочно требовать погашения этого долга. Но на чем зиждется уверенность министра, которая представляет государство, объявившее Россию «страной-агрессором»? Непонятно. Так же не понятен и резон Москвы отказываться от своего права на досрочное погашение долга.
16 марта министр финансов Антон Силуанов заявил, что Россия не будет реструктуризировать госдолг Украины. Но при этом РФ готова ждать полного погашения 3-миллиардного долга до декабря текущего года.
Решение о перспективах реструктуризации Москвой, принадлежащей ей части украинского долга выходит за рамки финансовой сферы, считает профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов.
– Российская общественность должна ставить перед властями вопрос, какую политику мы проводим в отношении Украины? Отталкиваясь от политической стратегии, следует определяться и в сфере экономики.
Очевидно, что украинское руководство участвует в необъявленной войне Запада против России. Исходя из этого, делаем логичный вывод: усиление финансового положения «незалежной» или искусственное сдерживание со стороны Москвы наступления дефолта Украины, означает, что мы подыгрываем нашему геополитическому противнику.
«СП»: – Достаточно ли у Москвы финансовых рычагов, чтобы заставить Киев поумерить свой антироссийский пыл?
– На мой взгляд, более чем. Начнем с того, что мы имели все возможности для того, чтобы совсем не допустить принятия МВФ решения о предоставлении Киеву очередного займа в размере $17,5 млрд.
«СП»: — Россия входит в восьмерку стран с наибольшими квотами в Фонде, но разве этого достаточно, чтобы помешать Западу, предоставить Украине средства?
– Попытаться можно было. В конце концов, мы выступаем членом Совета управляющих МВФ. К тому же состоим в блоке БРИКС. Входящие в него страны также представлены в Совете управляющих. И, между прочим, в своей совокупности удельный вес всех стран БРИКС в МВФ превышает долю США. Этого достаточно для того, чтобы заблокировать любое решение.
«СП»: – Не секрет, что Пекин предпочитает вести многовекторную дипломатическую игру. Да и остальные члены БРИКС действуют в аналогичном ключе, так что добиться единства в принятии решений, порой бывает сложно.
– Это другое дело. Но давайте будем отвечать хотя бы за самих себя. А как российский представитель голосовал по вопросу о предоставлении кредита МВФ Украине? РФ и Бразилия воздержались. Спрашивается, а зачем такая двусмысленность (речь идет о нашей стране, у Бразилии могли бы быть свои резоны), почему бы открыто не проголосовать против?! Другие страны, входящие в БРИКС, вообще проголосовали за предоставление кредита. Или еще один вопрос: какова форма отчетности нашего представителя в Совете управляющих по тем решениям, в принятии которых он участвует?
«СП»: – Надо полагать, это было согласовано с руководством РФ, не так?
– Наверное, но точно этого мы не знаем, а должны, по идее.
«СП»: – Помимо суверенного долга, часть внешней задолженности Украины составляет долг госкомпаний, гарантированный государством. «Нафтогаз» с его задолженностью перед Газпромом ($2,47 млрд.), видимо, относится к числу последних.
– Эту сумму украинский госконцерн сейчас оспаривает в Стокгольмском арбитраже. Но и без этого есть задолженность Украины по бондам, оспорить которую не получится. Но она подлежит реструктуризации (в случае согласия РФ). В рамках МВФ есть большое количество привилегированных заимодавцев, которые имеют право отказаться от реструктуризации долга. Это т.н. «суверенные инвесторы», а не частные инвестиционные фонды.
Однако Москва, видимо, не желает воспользоваться своим правом. Вместо этого мы говорим, что лишь к концу этого года (срок погашения украинских евробондов) потребуем вернуть $3 млрд. Спрашивается, почему бы не сделать этого сейчас?
«СП»: – Наши правительственные чиновники утверждают, что, мол, бесполезно – у Украины все равно сейчас нет денег на выплаты.
– Если бы мы в феврале месяце потребовали досрочного погашения долга (в связи с наступлением согласованного условия — роста госдолга страны к ВВП выше 60%), то Киев не мог бы и мечтать о спасательном круге от МВФ размером в $17,5 млрд. Дело бы не дошло даже до голосования по этому вопросу. Надо знать правила, по которым работает эта структура, а она их нарушает. А мы, складывается такое впечатление, играем с ней в поддавки.
Если Украина не может вернуть нам долг, значит, пусть объявляет дефолт.
«СП»: – Может, наши власти не хотят мешать реструктуризировать украинские займы в расчете на то, что нам что-то перепадет из последующих траншей МВФ, которые будут предоставляться Киеву на условиях погашения долга перед Россией?
– Конечно, с чисто технической точки зрения возвращение $3 млрд. посредством дефолта нам невыгодно. В таком случае, накладывается арест на часть имущества государства, и оно продается «с молотка». Но поскольку мы не выступаем самым крупным кредитором Украины и к тому же имеем большие проблемы с Западом, нас будут всячески пытаться оттирать в задние ряды очереди на получение своей части долга.
С другой стороны, дефолт Украины выгоден нам в политическом плане. Потому что тогда все разговоры о реструктуризациях и новых кредитах автоматически отпадут.
«СП»: – К тому же, пока киевское руководство сидит без денег, воевать с Донбассом не на что. Это лучшая «миротворческая сила», которая будет сдерживать Порошенко.
– Совершенно верно. В свое время бывшего главу МВФ заключили под стражу, обвинив якобы в каких-то сексуальных домогательствах (хотя сейчас обвинения сняты). Зато никто ничего не говорит про то, что вытворяет его сменщица, которая нарушает все писанные и неписанные правила этой организации.
Давайте вспомним, какие деньги МВФ предоставляет странам в качестве кредитов. А это деньги, в том числе, и российские. Таким образом, мы, фактически, принимаем участие в софинансировании киевского режима, который уничтожает мирных жителей в Донбассе. На чьей же стороне монетаристские власти?
«СП»: – Может, имеет смысл более жестко ставить вопрос (вместе с Индией, Бразилией и другими нашими союзниками) о реформе МВФ и о сокращении удельного веса голосов США и ЕС, которые диктуют Фонду ключевые решения?
– За тот вопрос, о котором вы говорите, проголосовали еще в конце 2010 года. Все страны выступили за корректировку квот, пересмотр формулы их расчета. Но американцы блокируют эти решения.
Сейчас мы участвуем в создании «пузырей» под названием Банк развития БРИКС, валютный фонд БРИКС. А надо проводить более последовательную политику по консолидации этой интеграционной группировки. Действуя сообща, мы могли бы навести порядок в МВФ. Повторюсь, страны БРИКС обладают критической массой голосов для того, чтобы продвигать свои решения.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также