Либеральные методы – лишь имитация борьбы с офшорами

На этой неделе прозвучало десятое ежегодное послание президента РФ Федеральному Собранию. В нем экономика явно превалировала над политикой. Среди экономических тем выступления В.В. Путина особое место заняла проблема офшоризации российской экономики.

Проблема действительно острая. По оценкам Счетной палаты РФ, за последние 20 лет в офшоры из страны было выведено от 800 миллиардов до триллиона долларов. В день выступления Путина перед Федеральным Собранием американская неправительственная организация Global Financial Integrity опубликовала свой очередной годовой доклад о масштабах нелегального вывода капиталов различными странами за десятилетний период 2002-2011 гг. Охват исследования – 150 стран. Это практически все страны мира, кроме «золотого миллиарда». Так вот в этом списке Россия оказалась на первом месте по масштабам нелегального вывоза капитала в 2011 году – 191 миллиард долларов. Как отмечается в докладе Global Financial Integrity, капитал уходил прежде всего в офшорные юрисдикции. Для сравнения: на втором месте в списке находился Китай (151 миллиард долларов), на третьем месте – Индия (85 миллиардов долларов). Общий нелегальный «исход» капитала в 2011 году был равен почти триллиону долларов. Можно предположить, что основным «донором» офшорных юрисдикций в мире на сегодняшний день является именно Россия. Получается, что офшоризация российской экономики оказывает влияние не только на Россию, но и на весь мир.

Выступление Путина в части, касающейся офшоров, можно свести к четырем основным пунктам.

1. Офшоризация ведет к обескровливанию экономики. В первую очередь Путиным было обращено внимание на то, что бюджет недополучает крупные суммы налогов, укрываемых в офшорных юрисдикциях.

2. Власти не запрещают офшоризацию.

3. Компании, пользующиеся офшорами, должны уплачивать налоги в российскую казну в полном объеме.

4. Компании, пользующиеся офшорами, лишаются права пользоваться государственными кредитами и участвовать в государственных заказах.

Теперь – мои комментарии.

1. Тема офшоров не является новой в выступлениях В.Путина. Особенно активно он стал поднимать вопрос о необходимости деофшоризации экономики с 2011 года, когда участвовал в выборах на пост президента РФ. После возвращения Путина в кресло президента РФ в правительстве действительно было много всякой бюрократической суеты вокруг офшорной проблематики: создавались «рабочие группы», проводились совещания, писались концепции и проекты нормативных документов и тому подобное. Ровно год назад В.Путин в своем обращении к Федеральному Собранию также ставил вопрос о необходимости деофшоризации. За два года ничего реального на этом фронте сделано не было. Имела место имитация бурной деятельности по борьбе с офшоризацией. Даже чиновники из ближайшего окружения президента почти открыто пользовались офшорами. Так, лондонская «Гардиан» начала в апреле нынешнего года «раскрутку» серии офшорных скандалов, связанных с Британскими Виргинскими островами. В поле зрения английских журналистов попала супруга вице-премьера Игоря Шувалова, владевшая несколькими офшорными компаниями. Судя по некоторым признакам, масштабы вывода капитала из России в офшоры в уходящем году окажутся большими, чем в предыдущем. Об этом мы узнаем из статистики Банка России за 2013 год, которая должна появиться в конце января – начале февраля следующего года.

2. Выступление В.Путина по офшорам в определенном смысле рассчитано на «внешних пользователей». Оно призвано показать международному сообществу, что Россия находится в общемировом тренде. А этот тренд заключается в наступлении на офшоры. Это напоминает начало прошлого десятилетия, когда Россию включили в «черные списки» стран, которые занимались отмыванием грязных денег. России пришлось принять ряд законов и подзаконных актов, направленных на борьбу с отмыванием. Мало что изменилось после этого в реальных финансовых процессах, но формально Россия стала отвечать международным стандартам, и ее исключили из «черных списков».

3. Проблема офшоризации для России гораздо более серьезная, чем для Запада.Там в офшоры компании и банки выводят финансовые результаты своей деятельности, то есть прибыли. Сами же компании и банки, за редкими исключениями, «прописаны» в странах Запада. А вот российский бизнес выводит в офшоры не только свои прибыли, но и активы. Российские компании начинают управляться из офшоров. Напомню, что, по разным оценкам, от 85 до 90% крупных компаний зарегистрировано в офшорах. А наше правительство лишь делает вид, что оно управляет экономикой. В условиях тотальной офшоризации экономики оно лишено реальных рычагов такого управления. Очевидно, что любые государственные программы и планы социально-экономического развития страны становятся бессмысленными в условиях офшоризации. Офшоризация прямо угрожает экономической безопасности и суверенитету России. Для российского бизнеса офшоры – не только «налоговые гавани», но также «непрозрачные юрисдикции». Это позволяет совершать разные операции, о которых наши власти могут даже не подозревать. Например, может происходить передача активов нерезидентам. Судя по всему, так и есть на самом деле. Примеров более чем достаточно. Так, наш олигарх М.Прохоров в свое время приобрел большую часть акций крупнейшей золотодобывающей компании «Полюс Золото» (третья в мире компания по запасам золота). Затем была создана офшорная компания Polyus Gold, которая стала управлять золотодобывающими активами в России. Принадлежащая Прохорову группа ОНЭКСИМ владела пакетом акций в 37,8%. Этот пакет был продан в начале нынешнего года за 3,6 миллиарда долларов (по другим данным, за 4,2 миллиарда). В СМИ сообщалось, что покупателей было несколько, назывались разные имена, однако официального обнародования имен покупателей не было. Очевидно, чточерез офшоры может быть окончательно распродана вся экономика России, и в конечном счете она попадет в руки ТНК и ТНБ.

4. В офшоризации участвуют не только частные компании, но также государственные структуры. В своем выступлении Путин, кстати, пожурил государственную компанию «Роснефть» за использование офшорных схем. Президент компании Игорь Сечин после выступления Путина оправдывался, что, мол, иностранные партнеры «Роснефти» настаивают на использовании офшорных схем. Речь в первую очередь сегодня может идти о таком партнере, как компания «Бритиш Петролеум» (БП), которая заполучила почти 20% акций «Роснефти». Получается, что влияние на наши государственные компании «иностранных партнеров» типа БП больше, чем влияние президента РФ. Впрочем, в офшорном бизнесе активно участвуют и другие государственные компании – «Газпром», «Роснано», ВТБ и так далее.

Особенно неприятным является тот факт, что офшорными схемами пользуются предприятия нашего оборонного комплекса. Так, компания «Ависма», являющаяся крупнейшим производителем титана в России и стратегически значимым предприятием, в свое время была включена в состав госкорпорации «Ростехнологии». Стало известно, что в 2012 году большой пакет акций «Ависмы» был продан кипрской компании. Чуть позднее СМИ сообщили, что владельцами кипрской компании стали топ-менеджеры «Ависмы». Здесь явно просматривается коррупционная мотивация создания кипрской компании. Это лишь одна сделка, попавшая в поле зрения СМИ. А сколько еще сделок совершено и совершается под прикрытием «государственной тайны»? А сколько государственных активов в рамках госкорпораций выкупается вороватыми менеджерами за казенный же счет и переводится в офшоры? Представим на минуту, что требование президента РФ о запрещении компаниям, использующим офшорные схемы, участвовать в государственных заказах вводится в силу немедленно. Тогда, наверное, выполнение государственного оборонного заказа оказалось бы полностью сорванным.

5. Предлагаемые президентом В.Путиным меры по деофшоризации экономики носят крайне либеральный характер и никакого ощутимого результата принести не могут. Они не предусматривают масштабного возвращения активов российской экономики на родину и в основном нацелены на фискальный эффект. Они основаны на использовании экономических стимулов, которые почти не работают в условиях запредельной коррупции. А сама коррупция методами экономического стимулирования также почти не «лечится». Наши физические и юридические лица, поднаторевшие на хитроумных схемах, имеют сто один способ продолжать пользоваться офшорами и при этом сохранять доступ к государственным кредитам и государственным заказам. Я уже не говорю о том, что чисто технически очень сложно организовать контроль над десятками тысяч офшорных компаний российского происхождения, которые разбросаны по всем частям земного шара. Соединенные Штаты уже несколько десятков лет пытаются организовать такой налоговый контроль над зарубежными фирмами американского происхождения, и до сих пор они еще далеки от желаемого результата. Сейчас они пытаются ввести в действие закон о налоговом контроле над иностранными счетами физических и юридических лиц США (FATCA). Вашингтон давно уже пришел к мрачному выводу: такой контроль может быть эффективным в том случае, если мир будет организован как Pax Americana. А для этого «экономических стимулов» явно недостаточно. Их надо дополнять американскими бомбардировщиками и авианосцами. С учетом американского опыта можно смело сказать: предложения Путина не смогут достичь даже фискальных целей. Также напрашивается очевидный вывод: либеральные методы – лишь имитация борьбы с офшорами.

Что же можно предложить для деофшоризации экономики?

Поскольку процесс офшоризации зашел слишком далеко, потребуются радикальные, или «хирургические» методы, то есть методы административно-принудительного характера. В этой связи уместно вспомнить название недавней статьи нашего премьер-министра Д.Медведева: «Время простых решений прошло». Применительно к обсуждаемой проблеме это именно так. Остается «хирургическая операция», которая должна быть проведена быстро и, желательно, бескровно.

Суть ее проста: президенту надо издать указ с требованием в месячный срок физическим и юридическим лицам РФ, имеющим офшорные компании, провести их перерегистрацию в Российской Федерации. В случае, если такая перерегистрация не будет проведена, провести национализацию активов, принадлежащих офшорным компаниям. О юридической ответственности физических лиц, нарушивших указ, я сейчас не говорю. Пусть юристы выработают свои предложения. Но думаю, что гражданской и административной ответственности тут будет недостаточно: потребуется также уголовная, поскольку речь может идти об использовании офшоров в целях хищениях имущества и денег в особо крупных размерах.

Это – принципиальная схема. Эффект мер можно и нужно усилить путем введения ограничений и запретов на проведение трансграничных операций с капиталом. Ведь примерно половина всего экспорта и импорта капитала Российской Федерации представляют собой финансовые потоки, связывающие компании, функционирующие на территории РФ, с офшорными структурами. Необходимо прервать кругооборот капитала в этом криминальном финансовом контуре.

В реализации самого указа может возникнуть множество нюансов. С национализацией физических активов на территории Российской Федерации особых проблем не должно быть: ее можно провести в месячный срок. А вот национализация финансовых активов (например, счетов в зарубежных банках) может потребовать изрядного времени – даже для того, чтобы выявить все подобные активы, рассованные по десяткам и сотням зарубежных банков. Безусловно, владельцы офшорных компаний будут активно бойкотировать исполнение указа, в том числе подавая иски в иностранные суды с жалобами на незаконность национализаций. Тут уж придется потрудиться и нашим юристам, и нашим экономистам. Не следует забывать, что многие офшорные компании российского происхождения берут свое начало от приватизации 1990-х годов, которую сегодня даже либеральные западные экономисты не стесняются называть «бандитской». Следовательно, есть все основания считать активы офшорных компаний ворованным государственным имуществом.

Расследованиями и обоснованиями подобного рода должны заняться юристы. А экономисты должны будут подготовить расчеты всех тех ущербов, которые офшорные компании нанесли российской экономике и государственной казне.

Нечто похожее происходило с нашей страной более 90 лет назад. Тогда пришедшие к власти большевики отказались от обязательств по долгам дореволюционного правительства и провели национализацию иностранных предприятий. Запад тогда встал на дыбы. На Генуэзской конференции 1922 года он пытался заставить Россию платить по своим долгам, а также возместить ущерб от национализаций. Мы же выдвинули тогда встречные требования, которые включали ущерб от иностранной интервенции, стоимость царского золота, «замороженного» в английских и других банках, и многое другое. Наши требования оказались в два с лишним раза большими, чем требования Запада. Твердость, проявленная нами на конференции в Генуе, позволила в последующем «отжимать» интересы советской России на многих международных переговорах с Западом. Генуя стала рубежом, после которого мы начали давать отпор любым попыткам колониального закабаления нашей страны.

Наш исторический опыт подсказывает: после «хирургической операции» в виде указа президента о деофшоризации почти неизбежен сложный период «реабилитации» «пациента» под названием «российская экономика». Но без такой «операции» рассчитывать на выздоровление больной экономики нельзя. Отдельные «примочки», призывы к «здоровому образу жизни» и «сеансы психотерапии» «пациенту» уже не помогут.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также