29-ответ

Алексей Топоров. Валентин Катасонов разоблачает «мифоплета» Кудрина

В ходе традиционного разговора с заместителем главного редактора и ведущим телеканала Царьград Юрием Пронько экономист Валентин Катасонов прокомментировал очередную попытку либерального гуру, руководителя Центра экономических разработок Алексея Кудрина навесить на возможные меры по защите экономики страны, предлагаемые профессионалами-патриотами, ярлык «мифов»

 

Всего в своей очередной статье Кудрин попытался проехаться по пяти предлагаемым способам, которые могли бы сделать экономику России суверенной и вывести ее из того плачевного состояния, в которое ее вогнала политика единомышленников руководителя Центра экономических разработок. И на каждый кудринский тезис в эфире телеканала Царьград  была дана отповедь доктором экономических наук Валентином Катасоновым.

  1. Инфляция в России носит немонетарный характер, следовательно, ее бессмысленно регулировать мерами денежной политики, и Банк России должен отказаться от таргетирования инфляции как своей основной задачи, поскольку с ней можно справиться с помощью ограничения монопольных тарифов.

Критика Кудрина

Даже когда денежные власти напрямую не таргетируют обменный курс, а используют в качестве инструмента процентную ставку, они с ее помощью влияют на денежное предложение и потоки капитала, а это, в свою очередь, определяет соотношение спроса и предложения на валютном рынке. Независимо от того, насколько рациональными являются инфляционные ожидания, их определяет политика ЦБ, которая задает фактические темпы инфляции.

Опровержение Катасонова

Инфляция действительно носит немонетарный характер. В России формально существует Федеральная Антимонопольная Служба (ФАС), которая должна следить за ценами, выявлять тайные картельные соглашения. Должен сказать,  что вся мировая экономика покрыта сетью картельных соглашений, и российская — не исключение. Мы догадываемся, что они есть и на российском рынке нефтепродуктов, я уж не говорю про фармпром, там это аксиома, хрестоматийный пример, когда фармацевтические компании продают один товар под разными брендами, но цена на них находится на одной и той же планке, и превышает издержки не в десятки, а даже в тысячи раз. В Европе проводят антимонопольные расследования, и более половины из них касаются фармацевтики.

В свою очередь, я не видел, чтобы у нас ФАС занималась расследованием ценообразования. Должен сказать, что на Западе антимонопольное законодательство какое-то время работало достаточно эффективно. Первые антимонопольные законы были приняты еще в конце девятнадцатого века. И работало до семидесятых годов прошлого века, пока не был совершен переход от Бреттон-Вудской к Ямайской валютой системе. Переход сопровождался тем, что был снят «золотой тормоз» с печатного станка ФРС, когда единственным ограничением предложения зеленой бумаги был спрос. После этого на Западе начали демонтировать антимонопольную систему.

У нас не работает антимонопольное законодательство, ФАС у нас отдыхает и начинает имитировать какие-то телодвижения только тогда, когда президент, например, встречается с Алекперовым (Вагит Алекперов, глава ЛУКОЙЛа — прим.ред.) и проводит с ним душеспасительные беседы, после чего на некоторое время снижаются цены на бензин. В целом же, у нас антимонопольное законодательство не работает, поэтому для России свойственен немонетарный фактор инфляции. Более того, масла в огонь подливает сам Центробанк, это, наверное, связано с другими тезисами господина Кудрина, который, наверное, хочет объяснить, почему такие высокие процентные ставки.

Я  провожу своего рода соцопросы среди своих друзей, которые занимаются бизнесом, пытаясь выяснить структуру их издержек. Я спрашиваю: основная часть — заработная плата? Или налоги? Но выяснятся, что у трех из десяти предпринимателей на первом месте — обслуживание долга. Что, безусловно, загоняется в издержки производства и отражается на ценах. Поэтому если обсуждать вопрос инфляции, то Центробанк должен прекратить подобное  безобразие.

  1. Экономический рост сдерживается недостаточностью денег, следовательно, его можно подтолкнуть с помощью расширения денежного предложения.

Критика Кудрина

В действительности монетизация и иные показатели развития кредитных отношений определяются не жесткостью или мягкостью денежной политики, а способностью самой финансовой системы генерировать ресурсы. По данным пятнадцатилетнего мониторинга Всемирного банка, в развивающихся странах, где центральные банки активно накачивали экономику деньгами, монетизация росла теми же темпами, что и в странах, где наращивание денежного предложения было более сдержанным. Нет устойчивой связи между мягкостью монетарного режима и проникновением кредита. Наш относительно низкий уровень монетизации является не причиной слабости финансовой системы, а ее следствием.

Опровержение Катасонова

Когда я слышу подобные слова, то в сознании возникает следующая аналогия: в реанимацию на «скорой» привозят пациента, которого сбила машина. Он потерял большую часть крови, находится между жизнью и смертью. Но врач говорит, что мы не будем ему доливать кровь, потому что недостаток крови объясняется его плохим самочувствием, ему сначала нужно здоровье восстановить, а уже потом мы ему крови дольем. Такова логика Кудрина. Жуткая. Это чистой воды садизм, каннибализм.

Оказывается, недостаток денег — это следствие слабости экономики. Если бы Алексей Леонидович был бы честным или проявил эрудицию, он бы сказал: «Есть страны с высоким показателем монетизации». Есть такой показатель, это наличные и безналичные деньги, отнесенные к показателю ВВП. В Китае, например, 200%, а у нас — 40%. У них сейчас темпы роста ВВП 6-7% годовых, а были 10%. А мы все выискиваем десятые и сотые доли прироста. Понятно, что у них здоровый организм. Все нормально циркулирует. В США, Европе — там в среднем наблюдается 150% рост, а нам, повторю, полагается только 40%. Есть в этом что-то ритуально-садистское.

  1. Экономический рост можно разогнать, задействовав имеющиеся в стране значительные незагруженные производственные мощности, с помощью смягчения денежно-кредитной политики — снижения процентной ставки.

Критика Кудрина

Даже если отдельные свободные мощности и есть, нельзя «стрелять» по ним из тяжелой монетарной артиллерии, увеличивая риск общего разгона инфляции. Возникнет реальная угроза формирования целых кластеров, которые при отрицательной реальной рентабельности станут лоббировать получение дешевых кредитов от Центрального Банка. Следовательно, финансирование неэффективных отраслей будет осуществляться за счет обременения всех остальных инфляционным налогом.

Опровержение Катасонова

Хотел бы сказать, что Кудрин не в полном объеме сформулировал тот «миф», который мы якобы озвучили. Он упомянул, что у нас половина экономически активного населения официально не трудоустроена. Мне трудно сказать, насколько они «самозаняты», скорее эти люди «самовыживают». Официально Росстат дает объем безработицы — 5,5% от экономически активного населения, но реальные соцопросы говорят, что в регионах этот показатель доходит до 50%. Правда, среди них есть те, кто не признаются, находятся в тени, и правильно, потому что если бы они признались — их бы взяли на учет, со всеми вытекающими.

Я на стороне граждан, которые выживают. Извините, вот я сейчас по Москве шел, он играет на гармошке, собирает деньги, его надо обременить? Да, я защищаю таких людей.

Понижение процентной ставки позволит снизить стоимость денежных ресурсов, возникнет возможность задействовать простаивающие производственные мощности. Кудин ставит под сомнение, что они есть, хотя Росстат дает статистику незагруженности, с другой стороны, от долгого простоя эти мощности амортизируются… но это уже другой разговор. Главный ресурс — совсем не это, не основные фонды, а рабочая сила, люди, которые хотят работать, могут работать — соцопросы в регионах показывают, что среди безработных числятся люди со стажем 10 — 15 лет, и они не на гармошке всю жизнь играли, а работали на предприятиях, где-то в реальном секторе экономики, вот о чем идет речь.

И если будет увеличиваться востребованность отечественных товаров, то, соответственно, наоборот, мы инфляцию победим. Что такое инфляция? Объясняю специально для Алексея Леонидовича Кудрина — это нарушение пропорций между денежной и товарной массой. Если мы хотим снизить инфляцию, нам нужно ускорить наращивание товарной массы. Наша инфляция во многом обусловлена тем, что у нас превалируют импортные товары. А они дорожают, потому что скачет валютный курс рубля.

  1. Увеличению темпов роста может способствовать какой-либо аналог политики «количественного смягчения» — предоставления дополнительной ликвидности на льготных условиях.

Критика Кудрина

Отечественный вариант такой политики лишь неминуемо ускорит инфляцию и увеличит давление на рубль в результате «выплескивания» дополнительных денег на валютный рынок. Предлагаемое некоторыми авторами адресное использование такой эмиссии — ограничение в целях, на которые она может быть потрачена — не спасет. Даже если предположить, что первоначально все выданные ЦБ кредиты будут израсходованы в строгом соответствии с инвестиционными требованиями, на втором шаге они все равно окажутся на валютном и потребительском рынках — через выплату зарплаты, оплату работы подрядчиков, покупку оборудования и так далее.

Опровержение Катасонова

Здесь сам Кудрин невольно, вопреки собственно собственному желанию подводит нас к ответу на вопрос: «Что делать?» Нужно поставить барьер, чтобы деньги не перетекали на валютный рынок, на фондовый рынок — это же азбучные истины. Алексей Леонидович, поподробнее, расскажите, как Вы собираетесь бороться с этими перетоками?

Вообще фондовый рынок — это нарыв, пузыри, так называют их в США, неужели мы тоже хотим научиться надувать эти их, получая в итоге финансовые кризисы? Некоторые мне задают вопрос, а вот у них количественное смягчение, а инфляции нет. Конечно, у них нет инфляции, потому что у них — избыточная денежная масса, которая не идет на товарные рынки, она направляется напрямую на фондовый рынок, за пределы США, за счет этой избыточной ликвидности живут многие страны периферии мирового капитализма. У них почти что дефляция.

  1. Возвращение Центробанка к активной валютной политике, вплоть до фиксации валютного курса на заниженном уровне, будет способствовать росту за счет снятия с российских компаний валютных рисков, усилению конкурентных позиций экспортеров и компаний, ориентирующихся на импортозамещение.

Критика Кудрина

Режим регулируемого обменного курса может ненадолго обеспечить иллюзию стабильности, но уже в среднесрочной перспективе он приведет к кризису платежного баланса, в результате зависимость от условий торговли, обусловленная доминированием сырья в структуре экспорта только вырастет. Гибкий обменный курс имеет важное преимущество: он позволяет экономике адаптироваться к изменяющимся условиям, поскольку способствует ее переходу к новому равновесию.

Опровержение Катасонова

У меня сложилось впечатление, что Кудрин хочет, чтобы наша экономика выглядела в виде некоего суденышка, которое должно постоянно прыгать по волнам, но при этом не тонуть. Такая вот надувная резиновая лодка, которой нипочем девятый вал Айвазовского. На самом деле экономика — это устойчивый корабль. Вот и курс должен быть фиксированным.

Кудрин, когда ему выгодно, апеллирует к зарубежному опыту. Я предлагаю учесть опыт Китая. Пекин пока не вышел в лидеры мировой экономики, имел фиксированный валютный курс юаня по отношению к доллару. И Вашингтон возмущался, рвал и метал, и требовал от китайцев вернуться к плавающему валютному курсу, но они держали его несколько лет пока не стали вне конкуренции. Поведение Алексея Леонидовича Кудрина напоминает мне заявления некоторых госсекретарей и министров торговли США, которые сто один раз предупреждали Пекин, что подобное недопустимо. Но Китай именно за счет устойчивого курса вышел на мировую орбиту.

Думаю, что в Кремле есть люди, которые хотят быть капитанами большого корабля, а не мотаться на надувной лодке по океану.

https://tsargrad.tv/articles/valentin-katasonov-razoblachaet-mifopleta-kudrina_65287

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также