31-пол

Андрей Полунин. Власть толкает Россию к бензиновым бунтам

Цены на топливо взлетели, потому что нефть выгоднее экспортировать

В России лихорадочно дорожает топливо. Всего за неделю, с 21 по 25 мая, розничные цены на бензин Аи-92 и Аи-95 в среднем по стране выросли на 76 и 79 копеек — до 40,76 и 43,6 рубля за литр соответственно.

По данным Thomson Reuters Kortes, больше всего Аи-92 подорожал в Северо-Кавказском федеральном округе — на 1 рубль 36 копеек, до 41,34 рубля за литр. В СКФО заметнее всего подорожал Аи-95 — на 1 рубль 20 копеек, до 44,03 рубля за литр.

Что до дизеля, средняя цена летних сортов за неделю выросла на 79 копеек — до 43,65 рубля за литр. Наибольший рост зафиксирован в Северо-Западном федеральном округе — на 88 копеек, до 44,07 рубля за литр.

Стоимость тонны авиационного керосина в аэропортах России также выросла — на 576 рублей, до 53 тыс. 819 рублей за тонну.

Напомним: в мае члены «Российского топливного союза» написали письмо премьеру Дмитрию Медведеву, назвав в нем рост цен на топливо «беспрецедентным». Медведев поручил Минфину проработать снижение акцизов на бензин и дизельное топливо, что должно сдержать рост цен на внутреннем рынке.

С 1 июля акциз на бензин будет понижен на 3 тыс. рублей на тонну, на дизтопливо — на 2 тыс. рублей от текущих уровней. Эта экстренная мера будет действовать полгода и приведет к потере около 100 млрд. рублей доходов консолидированного бюджета. Но эксперты убеждены: снижение акцизов может лишь ограничить рост цен на заправках, но не остановить его.

Механизм подорожания они объясняют так. Цены на нефть выросли с $ 64 за баррель в декабре до примерно $ 80, но при этом из-за введения бюджетного правила курс рубля не укрепился к доллару, как можно было бы ожидать. В результате привлекательность экспорта топлива для нефтекомпаний резко выросла. Одновременно экспортные пошлины на нефтепродукты, которые отчасти защищают внутренний рынок от эффекта высокой экспортной цены, из-за налогового маневра 2015 года были понижены. Но акцизы, которые предполагалось понизить в рамках налогового маневра, вместо этого в 2016—2018 годах ускоренно росли, так как бюджету нужны были деньги на фоне падения цен на нефть.

В результате, с начала года оптовые цены на топливо выросли примерно на 30%. А в апреле начали быстро прибавлять и розничные цены.

Впрочем, власти придерживаются иной трактовки событий. Как заявила первый зампред Центробанка Ксения Юдаева, рост цен на бензин объясняется «ситуацией на мировом рынке». По ее словам, речь идет о повышении акцизов и международных цен на топливо. «Когда цены на нефть падали, цены на бензин росли меньше, чем другие цены. Их вклад в инфляцию был меньше, чем у других цен», — отметила она. Юдаева добавила, что пока рост цен на бензин не оказывает влияния на инфляцию.

Надо думать, слово «пока» в этом объяснении является ключевым. И что теперь, уверенно преодолев психологическую отметку в 40 рублей за литр, цены на топливо внесут весьма достойный вклад в инфляцию.

А пока руководители страны делают хорошую мину при плохой игре, автовладельцы собираются бунтовать — пока, правда, тихо. Так, Федерация автомобилистов России массово рассылает письма, в которых призывает водителей воздержаться от заправки в определенные дни, в знак протеста «против необоснованного и бесконтрольного повышения цен на топливо».

Это означает одно. Если бензин будет и дальше дорожать, России придется проститься не только с низкой инфляцией, но и, возможно, с относительной политической стабильностью.

— Значительную часть нефти и газа, добываемых в России, мы гоним за границу, — говорит председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Соответственно, углеводородов для внутреннего потребления остается не так много. В отдельные моменты возникает даже определенный дефицит. И тогда нам говорят: мол, меняется спрос и предложение, и эти изменения стимулируют рост цен на бензин и дизтопливо.

Но как ни объясняй, в большинстве нефтедобывающих стран существует — писанный или неписанный — принцип приоритета внутренних потребностей перед внешними рынками. А вот в России, к сожалению, ситуация диаметрально противоположная: приоритетное значение для власти имеют именно внешние рынки.

Эта ситуация четко проявилась в ходе Петербургского международного экономического форума. На нем президент Владимир Путин заявил, что Россия не заинтересована в бесконечном росте цен на энергоносители и на нефть. Тем самым, я считаю, глава государства дал понять, что поддерживает идею ликвидации экспортных пошлин на вывоз углеводородов из России.

С моей точки зрения, это очень серьезный фактор, который будет только способствовать дальнейшему росту цен на бензин на российском рынке.

«СП»: — Кто выигрывает от такой ситуации?

— Российские денежные власти. Если большая часть нефтепродуктов вывозится за пределы РФ, курс рубля искусственно занижается. Симптоматично, что и Федеральная антимонопольная служба, что называется, мышей в данном случае не ловит.

Во всем этом лично я вижу отлаженную систему полуколониальной эксплуатации России — в интересах Запада, который видит в нашей стране прежде всего поставщика углеводородов.

При этом, что обидно, ликвидируются еще и последние остатки валютного контроля. Это, я считаю, позволит экспортерам — без каких-либо для себя последствий — всю выручку от продажи нефти и газа оставлять в офшорах или на счетах иностранных банков.

По сути, та часть российской экономики, которая не работает на экспорт — те субъекты, физические и юридические лица, которые находятся в России, — субсидируют сегодня этот экспорт. В том числе, мы с вами. А результаты этого субсидирования оседают, повторюсь, за границей.

На мой взгляд, это такой отлаженный механизм ограбления России — с помощью заниженного курса рубля, отмены экспортных пошлин на вывоз углеводородов, и полной отмены валютного контроля.

«СП»: — До какой планки можно поднять цены на бензин, не опасаясь откровенного бунта граждан?

— Официальная пропаганда, понятно, любит сравнивать цены на бензин в России и в Европе. Да, в европейских странах топливо, в пересчете на рубли, стоит вдвое дороже. Стало быть, по логике властей, поднимать цены есть куда. Вместе с тем, все понимают, что доходы в Европе в разы, а то и на порядок выше, чем в РФ. Поэтому сказать, что бунт вот-вот начнется, я не берусь.

Скажу о том, что видел собственными глазами. Я только что вернулся из поездки по регионам, и могу утверждать: настроение у народа достаточно пессимистичное. Да, люди не понимают нюансов тех же заявлений на ПМЭФ, но интуитивно сограждане чувствуют, что экономическая ситуация будет ухудшаться, и что новая власть преследует, в первую голову, собственные интересы.

Все это, конечно, настроения еще не бунтарские, но уже определенно оппозиционные. И в регионах, я считаю, такие настроения резко усиливаются.

— В росте цен на бензин присутствуют не только конъюнктурные и технические моменты, но и определенные расчеты российского кабмина, — считает декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. —  Но проблема в том, что в подобного рода ситуациях нельзя руководствоваться одними математическими формулами и критерием выгодности. Нельзя забывать о социальном эффекте, который может оказаться крайне негативным.

Граждане справедливо задаются вопросом, почему в России, которая добывает море нефти, бензин совсем не дешевый. Мало того, топливо неуклонно дорожает. А это неизбежно влечет за собой повышение цен на продукты и товары народного потребления — прежде всего, из-за возрастающих затрат на логистику.

При этом люди тонко чувствуют, когда в основе действий власти лежат реальные потребности экономики, а когда эгоистические интересы. Так, сограждане стойко вынесли объективные трудности санкционного периода 2014−2016 годов. Более того, они продемонстрировали сплоченность вокруг власти. И сейчас со стороны власти было бы логично поощрить людей за их позицию.

«СП»: — Приведет ли рост цен на бензин к массовым протестам?

— Я так не думаю. Другое дело, негативный осадок от этой истории у людей наверняка останется. А это на руку только нашим внешним и внутренним врагам.

На мой взгляд, Кремлю сейчас не стоит играть с перебором, и проводить слишком жесткий экономический курс. В конечном итоге, такой курс может привести к ослаблению поддержки власти со стороны общества. А как раз такого сценария следует избегать: Россию впереди ждут очень непростые времена.

На фото: пикет против повышения цен на бензин (Фото: Александр Петров/ТАСС)

https://svpressa.ru/economy/article/201345/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также