17-электр. конц

Актуальный комментарий В. Ю. Катасонова. Минфин на пути к электронному концлагерю

Вопрос от Редакции. СМИ сообщают о легализации Минфином криптовалюты Bitcoin в 2018 году c отсылкой на заместителя министра финансов Алексея Моисеева. Ранее, два года назад, в поддержку криптовалют высказывался также Герман Греф. Валентин Юрьевич, прокомментируйте, пожалуйста, это решение Минфина.

Признаюсь, моя реакция на это сообщение была достаточно жесткая и нелицеприятная. Чиновники подобного уровня всё-таки должны соотносить свои заявления с российским законодательством и Конституцией Российской Федерации!

Напомню, что статья 75 Конституции гласит: единственным законным платежным средством на территории Российской Федерации является рубль, эмитируемый Центральным банком. На протяжении двух-трех лет, с начала обсуждения темы биткоинов, Центральный банк и Минфин занимали правильную позицию, соответствующую российскому законодательству. Однако нынешние заявления говорят о том, что чиновники, судя по-всему, находятся под каким-то влиянием.

Bitcoin – это частная цифровая валюта, которая подрывает государственную монополию на эмиссию денег. Надо сказать, что на протяжении примерно столетия центральные банки разных стран боролись с проявлением различного рода альтернативных денег. Даже в девяностых годах, когда в России был дефицит денежной ликвидности и начался кризис неплатежей, многие предприятия использовали вексельные схемы, но власти в условиях такого безденежья пытались пресекать использование и таких суррогатных денег. Тогда, конечно, это было вызвано острой критической ситуацией, тем более что и вексель – это не совсем деньги.

Приведу еще один пример. В тот же период губернатор Свердловской области Эдуард Россель пытался решать проблемы дефицита денежной массы в регионе путем выпуска собственной денежной единицы под названием «Уральский франк». Более того, «Уральский франк» был напечатан по заказу Росселя в Германии. Однако тогдашний президент Российской Федерации Борис Ельцин поставил буквально ультиматум Эдуарду Росселю: «Если хоть одна бумажка уральского франка попадет в обращение, то губернатор попадет в тюрьму!».

На самом деле вопрос этот очень жесткий и на протяжении столетия вообще никогда не обсуждался, но вот неожиданно центральные банки и министерства финансов многих стран стали прогибаться перед биткоином и говорить, что «если нельзя, но очень хочется, то можно!». И Россия теперь, к сожалению, не исключение.

Конечно, необходимо понимать, что bitcoin – проект отнюдь не частной инициативы. Это проект американских спецслужб АНБ и ЦРУ, и понятно, что вы нигде в открытых источниках не найдете конечных целей и задач инициаторов этого проекта.

 — Но ведь заместитель министра финансов Алексей Моисеев объясняет легализацию Bitcoin еще тем, что государству нужно знать, кто в каждый момент времени находится на обоих концах финансовой цепочки. Если происходит транзакция, то люди, которые ее обеспечивают, как и при любой банковской операции, должны понимать, у кого они купили и кому продают.

— Bitcoin не является настолько непрозрачной платежной системой. Это не криптовалюта в буквальном смысле слова[1]. Есть достаточное количество случаев, когда «накрывали» участников разных криминальных операций, использовавших Bitcoin. Один из крупных скандалов по этому поводу связан с теневой электронной площадкой c красивым названием «Шелковый путь» (Silk Road), которая при содействии ФБР и прекратила свое существование в 2013 году. На самом деле спецслужбы, когда это необходимо, могут вычислить участников этих операций. Поэтому легализация новой валюты – это больше грубое нарушение государственной монополии, чем защита от криминальных финансовых операций.

Мы, конечно, уже привыкли к тому, что на территории многих стран, и в России в том числе, свободно обращается иностранная валюта. Но ведь ее присутствие на территории любого государства – это подрыв устойчивости денежной единицы данной страны, а Bitcoin – это одно из проявлений такого подрыва.

Центральные банки и министерства финансов разных стран стали говорить, что уже устали бороться с биткоином, так как он неуловим, поэтому, чтобы взять его под контроль, его надо легализовать. Но это всё очень наивные рассуждения. Это всё равно, что легализовать наркотики, для того чтобы было легче контролировать этот криминальный бизнес. Логика совершенно деструктивная!

Конечно, в этой связи заявление господина Моисеева озадачивает и показывает слабость руководства нашего государства. Мне видится, что мы должны дать жесткую критическую оценку подобного рода заявлениям.

Но, согласно сообщениям СМИ, процесс прямого запрета криптовалют кажется Минфину нерациональным в свете бурного развития технологий.

– Сразу скажу – чушь собачья! Такая же, как и то, что говорит глава Сбербанка Герман Греф про Bitcoin. По его мнению, это очень прогрессивно. Конечно, использование многих иностранных слов в этом контексте (блокчейн и т.п.), означающих технические новшества, производят гипнотический эффект, но, когда во всём в этом начинаешь разбираться, становится понятно, что всё это не иначе, как надувательство, шарлатанство и подрывная деятельность в отношении нашего государства.

___________________________________________________________________

 

Обещания улучшений в Российской экономике

  Валентин Юрьевич, в СМИ последние дни стали появляться сообщения об общих улучшениях в российской экономике. Поводом для этого, в частности, послужил доклад ООН и высказывание премьер-министра Медведева, что «экономика перешла в фазу роста». Каково Ваше мнение на этот счет, и действительно ли в России стоит ожидать общего улучшения уровня жизни народа?

— Знаете, если даже сто раз повторить «халва, халва», то от этого во рту слаще не станет. На самом деле люди, которые не интересуется и никак не занимаются статистикой, конечно, могут принять всё это за чистую монету. Усложняется это еще всё тем, что Росстат ежегодно меняет методологию, но он в этом смысле неоригинален. Скорее всего, он взял пример с американских статистических служб, которые любят вводить всякие новшества. А идея таких новшеств предельно проста – максимально усложнить возможность объективный оценки реальной ситуации.

Если говорить в целом о возможных экономических улучшениях в России с опорой на статистический анализ экономических показателей, то хотел бы порекомендовать обратиться к публикациям Василия Михайловича Симче́ры. Мне довелось иметь с ним личное знакомство. Он работал директором Научно-исследовательского института статистики и очень быстро понял всю внутреннюю кухню этого статистического шарлатанства, в связи с чем у него был серьезный конфликт с начальством, и ему пришлось покинуть этот институт.

На сегодняшний день принято решение о том, чтобы Росстат находился под управлением Министерства экономического развития. Цифры, которые называют руководители экономических ведомств, в том числе и сам премьер-министр Дмитрий Медведев, не отражают реального положения дел. На самом деле сейчас никаких серьёзных успехов в нашей экономике нет и быть не может.

По сообщениям СМИ, в докладе ООН предрекли и рост зарплат в 2017 году.

  • Я даже не представляю, за счёт чего в России может быть увеличена заработная плата. В любой стране есть показатель прожиточного минимума. На сегодняшний день этот показатель в нашей стране варьируется по регионам. Он составляет где-то 9,6 тысяч рублей, так называемый «порог бедности». Насколько мне известно в России около 20 миллионов человек живут ниже этой черты.

Кроме того, у нас есть такой показатель, как МРОТ – минимальный размер оплаты труда. Ни для кого не секрет, что этот показатель должен быть выше, чем показатель прожиточного минимума. Логика такая – если человек работает, то он уже небедный. Однако, как отмечала ранее и заместитель председателя правительства Ольга Голодец, в России бедными могут быть и работающие люди. По последним данным, более 5 млн человек имеют зарплату ниже МРОТ, а он у нас ниже прожиточного минимума – где-то около 7-7,5 тысяч рублей. Полный абсурд! Так еще и требование законодательства нарушается.

Конечно, бедность растёт и будет расти. Насколько я припоминаю, в начале десятилетия бедных людей с доходом ниже прожиточного минимума было 16 миллионов, а сейчас двадцать миллионов. Вот такая печальная тенденция.

Еще, честно говоря, не совсем понятно, как именно может произойти увеличение заработной платы по стране, ведь у власти нет никакого рычага поднимать зарплату тем, кто работает не в государственном секторе. Если же речь идет только о заработной плате бюджетников, то, конечно же, в первом квартале есть некоторый профицит бюджета, чем, кстати, очень похвастались на Ильинке (адрес Министерства финансов — прим.ред.), но первый квартал может сильно отличаться от четвертого, и по итогам целого года может возникнуть дефицит. И я даже более чем уверен, что этот дефицит будет.

Почему в России не происходит равномерного использования бюджетных средств, спросите вы. Да просто потому, что они размещаются на банковских счетах и приносят прибыль, а здесь подключаются шкурные интересы.

В итоге все эти обещания об улучшениях выглядят как какой-то пиар, пена, за которой скрывается лукавство и нечистоплотность наших государственных чиновников. Без серьезных улучшений нравственной атмосферы в обществе вряд ли Россия сможет двигаться в правильном направлении.

[1] От Греч. Kryptos — тайный, скрытый.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также