Вместе с централизацией банковского капитала готовится приватизация банков, что настораживает

Валентин Катасонов о создании мегарегулятора на базе Центрального банка России …

16 января состоялась рабочая встреча Президента России Владимира Путина с президентом – председателем правления Банка «ВТБ» Андреем Костиным, сообщаетсайт Кремля.А.Костин в ходе беседы, в частности, отметил: «…Те решения, которые Вы в своё время приняли, одобрили, относительно создания мегарегулятора на базе Центрального банка, тоже, по мнению банкиров, имеют серьёзное позитивное значение не только для улучшения регулирования, надзора банковского сектора, но и финансовых, страховых рынков, то есть всей сферы финансовых операций. Это очень важный элемент, и нам кажется, что дальнейшее развитие мегарегулятора будет способствовать дальнейшему улучшению ситуации в банковской сфере».

Ситуацию в банковской сфере прокомментировал в интервью «Русской народной линии» известный экономист, д.э.н., профессор МГИМО Валентин Катасонов.

Пока трудно подводить какие-то итоги, потому как в статусе мегарегулятора Центробанк существует только около полугода. Можно говорить только о каких-то подвижках и моментах. Костин возглавляет один из крупнейших российских банков, поэтому для гигантов типа ВТБ, Сбербанк, Газпромбанк это, конечно, позитивное событие, поскольку происходит процесс централизации банковского капитала.

Мелкие банки начинают исчезать. Мы должны выбрать некие критерии оценки процессов и явлений. Прежде всего, это интересы общества и государства. Костин, я думаю, оценивает процесс с точки зрения своего банка. Хотя этот банк по форме собственности государственный, основной акционер там государство, но, тем не менее, это корпоративные интересы. Конечно, с точки зрения общества такого количества банков (около тысячи) нам не нужно. Необходимо иметь несколько специализированных банков, причем, это должны быть государственные банки. Но пока давать какую-то окончательную оценку централизации капитала я бы не стал, потому что одновременно с этим готовятся серьезные шаги в части приватизации банков.

Получается такой алгоритм: происходит централизация капитала, одновременно происходит приватизация. Наши руководители говорят о приватизации, а мы по 20-летнему опыту знаем, что любая приватизация — это иностранные инвесторы. Поэтому мы можем просто потерять свою банковскую систему, а это важнейший атрибут национального суверенитета. В этом смысле меня настораживает приватизация банков, которая фактически означает установление контроля иностранного капитала над нашей банковской системой. Это меня очень смущает.

Костин, конечно, оценивал влияние мегарегулятора на финансовый сектор, но надо отметить, что финансовый мегарегулятор начинает внедряться и во всей экономике, потому что на финансовом и фондовом рынке обращаются корпоративные бумаги — акции, облигации. В своё время я обратил внимание, что ЦБ начинает в каком-то смысле замещать правительство, фактически функции управления экономикой переходят к Центробанку. Это было бы неплохо, если бы Центральный банк находился в структуре исполнительной власти. Но он имеет особый статус, который делает его непонятным институтом. Он выведен за рамки исполнительной и законодательной власти. Это меня очень настораживает. Я об этом говорил ещё в начале 2013 года, и на сегодня эти вопросы никуда не ушли. Поэтому оценку Костина надо рассматривать в более широком контексте планов правительства.

Если бы вопрос об оценке мегарегулятора задали руководителю какого-нибудь мелкого провинциального банка, то он бы оценил негативно. Потому что мегарегулятор ясно говорит о том, что банков слишком много. Абстрактно это действительно так. Куда ни посмотри, небольшие банки проводят разные операции, в том числе занимаются отмыванием денег, обналичиванием, всё это, конечно, не нужно.

Нашей стране никакого мегарегулятора не надо, потому что в банковском секторе должно быть три банка, как это было в Советском Союзе, — Госбанк СССР, Промстройбанк, который отвечал за финансирование и кредитование капитальных вложений, и Внешторгбанк, который отвечал за все международные расчеты и обеспечивал государственную валютную монополию. Если бы сейчас была такая система, то можно было бы сказать, что эта система работает на интересы государства и общества. Спрашивается, надо ли выстраивать какой-то мегарегулятор над тремя государственными банками? Это была бы избыточная конструкция.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также