21-ин

Валентин Катасонов. Словарь экономической лексики: «инвестиции»

В первую десятку экономических терминов, составляющих логосферу (словесную среду обитания) нашего соотечественника, с начала перестройки входит слово «инвестиции»

 

Цель капитализма — это дальнейшее обогащение людей, у которых есть деньги для инвестиций.

Фрэнсис «Бак» Роджерс, бывший вице-президент американской компании IBM

Этим словом пользуется профессор экономики, раскрывающий студентам тайны «фундаментального анализа» или рассказывающий им о деньгах, банках и кредите. Этим словом пользуются чиновники любых уровней и любого профиля. Оказывается, решение любой проблемы — социальной, экономической, культурной, медицинской, военной и даже политической — возможно с помощью универсального волшебного инструмента, называемого «инвестиции». Этим словом сегодня научились пользоваться даже дети и пенсионеры. Как-то краем уха услышал в магазине следующие слова старушки, которая говорила другой старушке: «Получила пенсию и решила сделать инвестиции в гречневую крупу» (бабуля загрузила в тележку килограммов десять этого продукта).

В любых серьезных выступлениях первых лиц государства слово «инвестиции» обязательно присутствует, причем почти всегда в сочетании с прилагательным «иностранные». Традиция использования словосочетания «иностранные инвестиции» идет еще от «прораба перестройки» Михаила Горбачева.

Наша логосфера наполнена словами, производными от «инвестиции»: «инвестиционная деятельность», «инвестиционная привлекательность», «инвестиционный климат», «инвестиционные ожидания», «инвестор», «иностранный инвестор» и т. п.

Эволюция термина

Так что же такое «инвестиции»? Слово иностранного происхождения. Происходит от латинского слова investire — «одевать», «облачать», «покрывать», где vestis — «одеяние», «облачение». Как конкретно слово пришло к современному смыслу, точно не известно. Когда я учился на экономическом факультете полвека назад, слово «инвестиции» уже было в ходу. Оно встречалось в учебниках по экономике. И было синонимом словосочетания «капитальные вложения».

Несмотря на некоторый «буржуазный душок» термина (слово «капитальные» ведь производно от «капитал»), хозяйственные, государственные и даже партийные деятели всех уровней не стеснялись пользоваться словосочетанием «капитальные вложения». У любого грамотного человека в Советском Союзе «капитальные вложения» ассоциировались со строительством новых предприятий и различных объектов экономической и социальной инфраструктуры (дороги, больницы, школы, морские порты и т. д.). А также с реконструкцией, технической модернизацией и капитальным ремонтом существующих предприятий и объектов. Словари и учебники того времени давали очень простое и понятное определение «капитальных вложений» («инвестиций»): вложения денег и иных ресурсов в создание, расширение, реконструкцию основных (капитальных) фондов. А основные фонды — имущество, имеющее длительный срок использования (в отличие от оборотных средств).

В подсознании людей старшего и среднего возраста «инвестиции» ассоциируются с чем-то созидающим. Отсюда, вероятно, такой пиетет по отношению к ним. Мол, они обеспечат России «экономический рост», «новые рабочие места», «процветание». Но, увы, смысл слова «инвестиции» сегодня сильно поменялся. Современные словари определяют их как «размещение капитала с целью получения прибыли» (Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь. М. Инфра-М, 2006. «Инвестиции»).

А слово «размещение» совсем не обязательно означает созидание, создание чего-то нового.

Понятие «инвестиции» в условиях так называемой рыночной экономики, где созидание стало замещаться перераспределением уже ранее созданного, кардинальным образом меняется. В современных учебниках по экономике одной из классификаций инвестиций является их деление на две основные группы: 1) капиталообразующие; 2) капиталоперераспределяющие.

 

Первая группа — инвестиции в том старом понимании слова, которое было в СССР («капитальные вложения»). Вторая группа — инвестиции в виде покупки уже существующих экономических активов или даже покупка так называемых финансовых активов, которые могут быть чистой виртуальностью. Из имеющейся сегодня статистики отдельных стран (в том числе России) порой бывает сложно понять, где инвестиции «созидающие», а где «перераспределяющие». Но в целом по миру, как следует из оценок экспертов и докладов международных организаций (например, Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), которая занимается международными инвестициями, на «созидающие» приходится 1/10, а на «перераспределяющие» — 9/10. При таком раскладе трудно себе представить, что в мире действительно имеет место какое-то экономическое развитие.

Идет непрерывная грызня так называемых инвесторов за уже имеющийся «пирог» под названием «экономические активы». Новых «пирогов» уже никто не печет. Грызня эта выражается с помощью красивого английского словосочетания «mergers & acquisitions» (M&A), что на русский язык переводится как «слияния и поглощения». Как показывает статистика (той же ЮНКТАД), примерно 1/10 всех сделок M&A — слияния, а остальные 9/10 — поглощения. Под прикрытием благопристойного слова «инвестиции» идет непрерывное пожирание одних другими. Этакий экономический дарвинизм. Победитель, получатель активов, отнюдь не собирается управлять этими активами, развивать производство, совершенствовать продукт, снижать издержки и т. п. У него другая задача — расчленить актив на части. А затем его продать повыгоднее и получить ту самую вожделенную прибыль, ради которой и проводилась сделка M&A.

 

Ботаники с формулами

Еще менее приглядными выглядят те инвестиции, которые связаны с куплей и продажей так называемых финансовых активов. Раньше еще существовала какая-то связь финансовых рынков и финансовых инструментов (акции, облигации, векселя) с реальной экономикой. Но эта связь оборвалась более сорока лет назад, когда в результате демонтажа Бреттон-Вудской валютно-финансовой системы мир перешел к абсолютно виртуальным деньгам (так называемый бумажно-долларовый стандарт). Появилось понятие «финансовый инвестор», которому, по большому счету, наплевать, что там происходит в реальной экономике. В этом смысле весьма откровенным является следующее признание российского миллиардера Алишера Усманова: «Я — инвестор. Я покупаю акции, владение которыми дает мне возможность вхождения в те или иные сферы бизнеса, но сам я бизнесом никогда не занимаюсь. Я — финансовый инвестор, который может делать удачные или неудачные инвестиции».

Финансовые инвестиции — это уже просто азартная игра, которую организовали «хозяева денег» (владельцы «печатного станка» Федеральной резервной системы США) и которая для них беспроигрышна. На свою игровую площадку они заманивают и затаскивают миллионы новых лохов. Чтобы всегда был приток новых, свежих лохов, «хозяева денег» через СМИ всячески пропагандируют «финансовые инвестиции», а также организуют конвейерное производство лохов под названием «экономическое образование». Нашей молодежи прививается «птичий язык», который лишает способности понимать, как устроен мир, в том числе мир экономики и финансов.

В дополнение к «птичьему языку» их на экономических факультетах грузят лошадиными дозами математики («эконометрика», «фундаментальный анализ», «технический анализ» и т. п.), после которых наступает полное отравление мозга, иногда на всю оставшуюся жизнь. Циничные «хозяева денег» и их ближайшие помощники только руки потирают от удовольствия, наблюдая плоды «экономического образования». Вот, например, откровение величайшего гуру мира инвестиций, американского миллиардера Уоррена Баффетта (Warren Buffett): «Инвесторы должны скептично относиться к моделям рынков и акций, основанных на исторических данных. Эти модели, построенные разными умниками, которые используют термины, понятные только «посвященным» (такие как бета, гамма, сигма и им подобные), могут произвести на вас большое впечатление. Однако довольно часто инвесторы забывают разобраться в предположениях, которые стоят за всеми этими моделями. Опасайтесь «ботаников» с формулами».

 

Инвестиции как скупка России

Студентам прививают уверенность в том, что они обязательно должны стать инвесторами, и что инвестиции решат все их жизненные проблемы. Насаждается своеобразный «экономический аутизм». Об атмосфере такого «экономического аутизма» в американских университетах писал не раз известный экономист Джон Кеннет Гелбрейт, который занимался преподавательской деятельностью большую часть своей жизни: «Дураки рано или поздно расстанутся со своими деньгами. К сожалению, расстанутся с ними и те, кто поддался атмосфере всеобщего оптимизма или собственной исключительной «финансовой интуиции»».

Надеюсь, читатель уже понял, что скрывается за мантрами наших властей под названием «привлечение иностранных инвестиций». Это информационно-лингвистическое прикрытие операции по скупке российской экономики «хозяевами денег». Технику и механизмы такой скупки я уже описывал в десятках своих книг и статей.

Кроме того, так называемые иностранные инвесторы, которые крутятся на финансовом рынке России, забирают остатки того, что Россия зарабатывает в результате экспорта нефти и других природных ресурсов. Чистой воды мародерство! В результате никакого «привлечения иностранных инвестиций» не происходит. Имеет место обратная картина: вывоз из страны всего, что еще можно вывезти. Я регулярно слежу за статистикой Центробанка России, публикующего платежные балансы РФ. Понятно, что статистика не полная и достаточно лукавая. Но даже она позволяет говорить, что чистый отток финансовых ресурсов из России в среднем за год составляет около 100 млрд долларов. В эту сумму входят чистый отток частного капитала, прирост международных резервов (своеобразный вывоз капитала Банком России) и чистое сальдо баланса инвестиционных доходов. В отдельные годы иностранные инвесторы вывозили из страны по 50 млрд долларов и более. Вот вам и «привлечение иностранных инвестиций»!

Инвестиции в современном их понимании можно сравнить с вампиром или паразитом, который присасывается к живому телу экономики и высасывает из него все до последней капли. Я не претендую на приоритет в сравнении инвестиций с вампиром или паразитом. Об этом еще полтора века назад сказал классик марксизма: «Капитал — мертвая производственная сила, которая, подобно вампиру, живет только при всасывании живой рабочей силы и живет тем больше, чем больше труда она всасывает».

Власти талдычат свою мантру насчет иностранных инвестиций и ревниво следят за тем, чтобы никто из политиков и общественных деятелей не вздумал потребовать введения ограничений и запретов на свободное трансграничное движение «инвестиций». Иностранным мародерам нужны широко открытые двери для того, чтобы свободно заходить в нашу страну, а потом так же спокойно выносить через эти двери мешки с награбленным добром.

Более подробно о теме «иностранных инвестиций» читатель может узнать из моих книг, например, из «Ограбления России».

Фото: www.globallookpress.com

https://tsargrad.tv/articles/slovar-jekonomicheskoj-leksiki-investicii_152138

Отправить ответ

1 Комментарий на "Валентин Катасонов. Словарь экономической лексики: «инвестиции»"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Алексей Юрьевич
Гость
Алексей Юрьевич
29 дней 5 часов назад

Согласен с Валентином Юрьевичем — инвестиции в современном понимании разновидность одалживанния денег в рост. Для власти, такой как наша или такой, как китайской, инвестиции — это способ наполнения бюджета, а что потом будет их не волнует. Я понимаю инвестиции полезными тогда, когда капитал приходит со своими технологическими наработками и делает бизнес в той стране, куда инвестирует, равно как и доходы получает в национальной валюте. Все прочее — это спекуляции и чистейшей воды паразитизм.

wpDiscuz

Смотрите также