27-2

Валентин Катасонов. Проект Сталина, который спас Советский Союз

Я продолжу рассказ о трудовой деятельности американского горного инженера Джона Литтлпейджа, работавшего в Советском Союзе в 1928-1937 гг. и награждённого орденом Трудового Красного Знамени.

В СССР Джон Литтлпейдж как горный инженер в течение большей части времени занимался вопросами добычи золота, работал в тресте «Главзолото», занимал руководящие должности, был в нем, по сути, вторым человеком. Первым был Александр Павлович Серебровский, начальник Главного управления по цветным металлам, золоту и платине ВСНХ СССР («Главзолото»), член коллегии Наркомфина СССР.

«Большую часть времени и усилий в течение почти девяти лет я отдавал советской золотодобывающей промышленности», – пишет Литтлпейдж. По сути, американец стоял у истоков создания «валютного цеха» страны (так называли в 30-е годы золотодобывающую промышленность). Те, кто изучали историю создания советского «валютного цеха», уверенно заявляют, что вклад американского инженера в его создание неоценим. Соавтор Джона Литтлпейджа американский журналист Демари Бесс в предисловии к книге «В поисках советского золота» говорит: «Мы знали, что он с 1928 года работал на советский золотопромышленный трест, и за это время золотодобывающая промышленность в Советском Союзе выросла с ничтожной доли на второе место в мире».

В середине 1920-х годов золотодобыча в СССР находилась в плачевном состоянии. Согласно разным оценкам, годовая добыча драгоценного металла составляла от 20 до 30 тонн. Для сравнения: накануне Первой мировой войны и в ходе войны среднегодовая добыча золота в Российской империи находилась в диапазоне 60-70 тонн (см.: Катасонов В.Ю. Золото в экономике и политике России. – М.: Анкил, 2009, с. 20-21).

Сталин, задумавший индустриализацию СССР, понимал, что потребуется валюта (закупка машин и оборудования, оплата труда привлекаемых иностранных специалистов). Советский Союз обладал такой валютой, просто надо было ее извлечь из недр. Имелось в виду золото. Говорят, Сталин прочитал несколько книг о калифорнийской золотой лихорадке 1849 года, в том числе работы американского писателя Френсиса Брета Харта и книгу французского писателя Блеза Сандрара «Золото Саттера».

Старт ускоренному развитию золотодобычи в СССР, как отмечает Джон Литтлпейдж, Сталин дал в 1927 году. Именно тогда Александр Серебровский, будучи в командировке на шахтах Аляски, познакомился с американским горным инженером и завербовал его для работы в Советском Союзе. Джон Литтлпейдж прибыл в нашу страну вместе с семьей, быстро освоил русский язык и даже стал величаться Иваном Эдуардовичем. Вместе с семьей исколесил Советский Союз от Урала до Байкала и Дальнего Востока, посещал Среднюю Азию. Трудно найти другого такого иностранца времен индустриализации, который бы так хорошо знал нашу страну.

Джон Литтлпейдж проект Сталина по развитию добычи золота шутливо называл «советской золотой лихорадкой».

Можно сказать, что «золотая лихорадка» была нулевой фазой индустриализации. Она уже диктовала необходимость мобилизации финансовых и трудовых ресурсов государства. Иначе говоря, требовала жертв. В книге читаем: «Они (Советы. – В.К.) осуществили громадные вложения капитала и усилий в золотодобывающую промышленность, начиная с 1928 года, и это одна из причин, по которым миллионы советских мужчин, женщин и детей ощущали нехватку еды и одежды, не говоря уж о всяких мелочах. Это потому, что за технику и установки, а также помощь иностранных инженеров в золотодобывающей промышленности платили сельскохозяйственной продукцией в течение того периода, когда сами русские испытывали дефицит продуктов».

Цели проекта не сводились лишь к наращиванию добычи драгоценного металла. Вокруг приисков и шахт возникали поселки, за Урал, на Дальний Восток ехали люди, чтобы работать в золотодобыче. Проект способствовал заселению малолюдных восточных районов страны, что было необходимо по той причине, что с востока, со стороны Японии, исходила угроза интервенции. Джон Литтлпейдж пишет: «Советский трест «Главзолото» имеет и другие цели, не только производство золота… одной из главнейших целей с самого начала была колонизация золотоносных регионов. Сталин и его помощники были заинтересованы главным образом в использовании золотой лихорадки и других способов для открытия Дальнего Востока и приграничных районов Казахстана, чтобы уменьшить японскую угрозу. Производство золота было лишь побочным расчётом».

Джон Литтлпейдж постоянно проводит сравнительный анализ организации добычи золота в СССР и США и признает многие преимущества советской модели по сравнению с американской. Главное преимущество – строгий государственный контроль и учет. Американский инженер шутливо говорит о том, что советская «золотая лихорадка» – самая организованная в истории добычи драгоценного металла: «Весь 1936 год, пока я ездил по отдаленным золотоносным участкам и навещал лагеря старателей и арендаторов, а также рудники под непосредственным управлением треста «Главзолото», я находился под впечатлением ярких свидетельств, что золотая лихорадка, может быть, первый раз за всю историю, постоянно находилась под строгим контролем. Ни один из участков не был открыт без исчерпывающего знания и активного участия правительства; каждый из надеющихся на удачу старателей, энергичных арендаторов и активных горняков был, прямо или косвенно, служащим государственного треста, который осуществлял надзор и контроль над всем движением».

Литтлпейдж обращает внимание на то, что государство занимается тщательным отбором людей, которым можно доверить участие в «золотой лихорадке»: «Советская золотая лихорадка – безусловно, самая степенная золотая лихорадка в истории, не потому, что мужчины и женщины, захваченные ею, неизбежно лучше, чем те, кто принимал участие в предыдущих, а потому, что трест «Главзолото», как агент советского правительства, осуществляет полный контроль не только над всей землей и подземными залежами руды, не только над всей добывающей техникой и обогатительными установками, не только над всеми магазинами и ресторанами, но также надо всеми людьми. Если старатель или арендатор вызывает недовольство треста, он может сразу искать другое занятие. Когда он попадает в черные списки треста, ему конец. И трест «Главзолото» располагает армией тех, кого мы назвали бы социальными работниками, что помогают рабочим на его рудниках и заводах, а также старателям и арендаторам».

Некоторые моменты жизни советских людей вообще и тех, кто работает в тресте «Главзолото», американского инженера удивляют. Работники треста очень хорошо зарабатывают, по советским меркам они богатые люди. Наблюдая за ними, Джон Литтлпейдж делает неожиданный вывод: «В советской России богатому человеку не просто потратить свои деньги… гораздо проще зарабатывать деньги, чем их тратить…» Оказывается, деньги не всегда можно потратить. Во-первых, из-за дефицита многих товаров. Во-вторых, потому что есть писаные и неписаные ограничения на приобретение чего-то слишком дорогого. Например, ограничения по площади жилья. Нельзя приобретать неограниченное количество путёвок на курорт и т. п. Правда, золотодобыча находилась в более привилегированном положении, чем многие другие отрасли, получая дополнительные количества потребительских товаров в свои магазины: «Трест «Главзолото» до определенной степени помогает своим богатым старателям и арендаторам. Принадлежащие ему магазины импортируют больше иностранных товаров, чем любые другие в России. Также они в состоянии достаточно быстро получить советские товары, вроде пианино, велосипедов, радиоприемников и тому подобных, которые в России представляются большей роскошью, чем практически везде. Золотоискатели не только получают больше денег, чем их знакомые на других работах; они могут также покупать на свои деньги то, что другие не могут купить ни за какую цену». Многие богатые золотодобытчики склонны к благотворительности. Раздают деньги своим родственникам и друзьям. А бывают вообще курьёзные случаи. Вот один из них: «Во время краткого наезда в Москву в 1936 году, я встретил ветерана-старателя, представителя артели из трёх человек, которые недавно открыли «карман» в рудной жиле, что принес им сумму, эквивалентную 800.000 бумажных рублей, зарплате среднего рабочего примерно за триста лет. Тот спросил меня, не смогу ли я ему помочь: купить самолёт и нанять пилота. Я спросил, какого чёрта ему понадобился самолёт. «Ну, — объяснил он, – вы же знаете наш рудничный посёлок. Очень прогрессивный. Недавно мы основали авиаклуб, будем помогать государству учить пилотов, если вдруг война. А самолёта нет, инструктора нет. Так что мы с товарищами договорились оплатить самолет и пилота, если получится»».

Каковы результаты проекта «советская золотая лихорадка»? Как отмечает Джон Литтлпейдж, его описание советской золотодобывающей промышленности «намеренно осталось поверхностным»: он знает цифры добычи, но воздерживается от их публикации: «Советские власти сами очень скрытны, когда дело касается деталей в этой отрасли индустрии, и я не желаю публиковать факты, которые могут вызвать у них раздражение». И далее он продолжает говорить намеками: «В последнее время стало модно, поскольку Советы так быстро развивают золотодобывающую промышленность, строить догадки об объеме добычи золота. Никогда не мог понять, почему советское правительство не опубликует эти цифры, как другие государства. С моей точки зрения, тут нет причин ничего засекречивать. Но у советского правительства есть какие-то неявные мотивы держать информацию в секрете и, поскольку я работал на государство как специалист, с моей стороны неэтично раскрывать эти цифры, хотя я и знаю их по работе. Однако нет вреда в том, чтобы подтвердить, по моим собственным сведениям: Советы справедливо утверждают, что они на втором месте в мире. Я наблюдал, как они поднимались на эту ступень в течение нескольких лет, обгоняя Соединенные Штаты и Канаду, так что их превосходит только Южная Африка. И не вижу причин, почему бы им не занимать это место неопределенно долго. По собственным наблюдениям я знаю, что Советы могут очень существенно повысить золотодобычу в ближайшем будущем, если захотят».

Определённость в этот вопрос вносит американский посол Джозеф Дэвис, который в своей книге «Миссия в Москву» (1942 г.) приводит свою записку американскому министру финансов Генри Моргентау от 15 марта 1937 года. В ней посол сообщает, что годовая добыча драгоценного металла в СССР оценивается в 175 тонн. Это второе место в мире после Южной Африки (325-350 т). США и Канада делят лишь третье-четвертое места (по 100 т). Менее чем за десять лет Советский Союз увеличил добычу драгоценного металла в 7-8 раз.

Книга Джона Литтлпейджа «В поисках советского золота» интересна и полезна не только с точки зрения лучшего понимания нашей истории ХХ века. Она даёт много конструктивных подсказок, как следует развивать «валютный цех» России в условиях сегодняшнего дня.

https://www.fondsk.ru/news/2022/07/26/proekt-stalina-kotoryj-spas-sovetskij-sojuz-56785.html

2
Оставить комментарий

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Павлина Авторы недавних комментариев
Павлина
Гость
Павлина

Низкий вам поклон за вашу работу по просвещению нашего народа. Помоги вам Бог в этом.

Павлина
Гость
Павлина

Низкий вам поклон за Вашу просветительскую деятельность.

Смотрите также