19-золото

Валентин Катасонов. ОБЫКНОВЕННОЕ МОШЕННИЧЕСТВО. Актуальное интервью

Золотовалютные резервы России на страже американской экономики

 

– Валентин Юрьевич, Абдула бин Сауд Аль-Тани, глава Центрального банка Катара, страны, которую сейчас подвели под экономические санкции, объявил о том, что у них «достаточно денег, чтобы выдержать любой шок», поскольку страна имеет золотовалютные резервы в размере $340 млрд, которые помогут выдержать изоляцию со стороны арабских государств. Действительно ли Катар на своих резервах может долго держаться или это всего лишь поза? Что такое международные резервы, насколько они вообще нужны государству, могут ли они спасти страну в случае экстремальной ситуации? И как это всё соотносится с ситуацией в России?

– Действительно, у Катара достаточно прочные позиции. Это исключительная в этом смысле страна, потому что, учитывая её микроскопические масштабы и крайне немногочисленное население, Катар имеет гигантские золотовалютные резервы. В расчёте на душу населения, думаю, что это будет даже больше, чем у Саудовской Аравии или в Объединённых Арабских Эмиратах – таких богатых нефтедобывающих и нефтеэкспортирующих государств. Сегодня наиболее крупные по абсолютным масштабам международные резервы у Китая. Они превышают 3 триллиона долларов. На втором месте идёт Япония, дальше – Саудовская Аравия. Золотовалютные резервы Российской Федерации составляют $400 млрд.

Но мне хотелось бы обратить внимание на структуру международных резервов Катара. 340 млрд долларов – это суммарные международные резервы, которые складываются из двух частей. Одна часть, примерно $40 млрд, – это валютные резервы Центробанка Катара. А $300 млрд – средства Суверенного фонда Катара. Суверенные фонды существуют во многих странах, они могут иметь свои, какие-то специфические названия. Скажем, в России тоже есть свои суверенные фонды. Их названия мы хорошо знаем: это Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Это минфиновские фонды. Так вот, обратите внимание, что минфиновские фонды в Катаре составляют $300 млрд, а центробанковские резервы – только $40 млрд. То есть почти на порядок минфиновских денег больше. В России золотовалютные резервы распределяются примерно так: порядка $100 млрд – минфиновские, а $300 млрд – центробанковские. Здесь хотелось бы объяснить читателям, что это принципиально разные резервы. Резервы ЦБ предназначаются для того, чтобы осуществлять валютные интервенции и поддерживать стабильность валютного курса национальной денежной единицы. В России это – российский рубль. Минфиновские же резервы предназначены для закрывания дыр в бюджете, финансирования каких-то чрезвычайных государственных программ – то есть у них совершенно другая функция. Так вот Катар действительно может выдерживать оборону на протяжении многих лет, покрывая минфиновскими деньгами дефициты бюджета страны. А вот федеральный бюджет РФ дефицитен уже четвёртый год. Конечно, это позорная ситуация, потому что Россия является крупным мировым экспортёром углеводородов, у нас очень большое активное сальдо внешней торговли товарами (когда экспорт превышает импорт). Как правило, у стран с активным сальдо внешней торговли практически не бывает проблем с бюджетом. А мы четвёртый год покрываем дефицит бюджета из денег Резервного фонда, который и создавался, чтобы покрывать дыры в бюджете. В отличие от Фонда национального благосостояния России, который должен обеспечивать будущее страны. Но дело в том, что Резервный фонд в этом году будет полностью исчерпан. Поэтому не так давно было принято решение о консолидации этих двух фондов – для того, чтобы как-то скрыть печальный факт того, что один кошелёк уже полностью исчерпан, что резервов-то у нас на самом деле немного. И Фонд национального благосостояния тоже может быть исчерпан в течение года, максимум – двух лет.

– Как же так сложилось, что у Катара минфиновских денег почти на порядок больше центробанковских, а у нас наоборот: минфиновских – в три раза меньше? Зачем Центробанку такие гигантские резервы? Он что, каждый день бросает эти деньги на валютные интервенции, поддерживает валютный курс российского рубля?

– Да ничего похожего! Центральный банк объявляет о том, что рубль у нас плавающий, что происходит вопреки 75-й статьи Конституции России, где сказано, что основной задачей Центрального банка является обеспечение стабильности национальной денежной единицы страны – рубля. Можно сказать, что Центробанк самым наглым образом игнорирует Конституцию страны. И при этом сидит на гигантских международных резервах – $300 млрд – как собака на сене. Между тем эти деньги могли бы быть использованы для решения каких-то текущих задач, в том числе на покрытие дефицита генерального бюджета. Меня возмущает, что Государственная Дума вообще даже не задумывается над вопросом – зачем ЦБ иметь такие огромные резервы? А всё предельно просто: за последние 20-30 лет гигантские резервы Центробанков стали создаваться для того, чтобы образовать спрос на продукцию печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). Печатный станок ФРС, как вы понимаете, создаёт деньги, которые называются доллары США. С каждого доллара они имеют бешеный эмиссионный доход. Главной задачей является обеспечение спроса на резаную зелёную бумагу, для чего и были спровоцированы такие гигантские валютные резервы. И Центральный банк Российской Федерации – это фактически филиал Федеральной резервной системы, который добросовестно обслуживает хозяина печатного станка.

Ни Прокуратура РФ, ни Конституционный суд не обращают внимания на то, что Центробанк самым наглым образом нарушает Конституцию России. Если хотя бы его резервы использовались для поддержания валютного курса рубля, так ЦБ и этого не делает. Мы все прекрасно помним декабрь 2014 года, когда был обвален российский рубль, это был фактически валютный кризис, который привёл к очень серьёзным последствиям для нашей страны. Никто не был наказан, никаких выводов не было сделано – Центральный Банк Российской Федерации продолжает проводить свою разрушительную политику. При этом накапливает международные резервы, и иногда наш премьер-министр Медведев даже с гордостью заявляет, что «наши резервы растут». Извините! «Наши» они в кавычках, потому что эти резервы фактически обслуживают интересы геополитического противника России. Эти резервы – не просто какая-то валюта – это, прежде всего, американские казначейские облигации. То есть мы практически беспроцентно кредитуем американскую экономику. Американский федеральный бюджет имеет громадный дефицит, иногда доходящий до одного триллиона долларов. И эта дыра закрывается с помощью государственных казначейских бумаг. Часть этих казначейских бумаг приобретает Центральный банк РФ. У Катара, в отличие от нашей абсурдной ситуации, дела гораздо благополучнее, поскольку имеют преимущества минфиновские средства, а не центробанковские. К тому же США пока не проявляют никаких признаков того, что они могут, скажем, заморозить эти резервы. А вот Российская Федерация находится под дамокловым мечом американских санкций, и резервы, которые хранятся в ФРС, могут быть в любой момент заморожены. Поэтому политика нашего экономического блока в части, касающейся формирования международных резервов, является просто преступной.

– Почему именно Центробанк доминирует в перераспределении золотовалютных потоков?

– Это серьёзный вопрос, потому что именно ЦБ, выражаясь словами Александра Сергеевича Пушкина, – «ни мышонок, ни лягушка, а неведома зверюшка». Правовой статус Центробанка не прописан внятно в Конституции РФ. Цитирую статью 75-ю основного закона страны, где упоминается Центральный банк: «Защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Здесь я хотел бы акцентировать внимание на слове «других», которое указывает на то, что ЦБ – тоже орган государственной власти. Но в других статьях Конституции России читаем, что органы государственной власти – это органы, формирующие законодательную, исполнительную и судебную власти. В соответствующих статьях Конституции об этих органах власти не находим упоминания о Центральном банке – он «выпал» из этих трёх ветвей власти, его «потеряли». Есть ещё федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», в котором говорится о том, что ЦБ является независимом институтом. Статья 2-я этого закона гласит, что «государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России – по обязательствам государства». То есть 75-я статья Конституции говорит о том, что это орган госвласти, а федеральный закон о Центральном банке утверждает, что государство – это одно, а ЦБ – это другое. Налицо не просто нарушение конституции, не просто конституция, которая содержит какие-то статьи, характерные для полуколониальных стран. Здесь – обыкновенное мошенничество, лукавство, обман. Центральный банк РФ, не имеющий внятного юридического статуса, постоянно заявляет о своей независимости. Но в природе ничего независимого не бывает, поэтому, если копать глубже, то мы выясняем, что ЦБ находится под жёстким контролем со стороны ФРС США. Фактически – это её филиал.

– Попытки Сталина, а за ним Де Голля закрепить за золотом, а не за долларом роль всеобщего эквивалента не имели продолжения. Есть ли на сегодня сила, способная переломить устоявшуюся систему?

– Доллароцентричная валютная система, конечно, является губительной. Есть альтернативы нынешней валютной системе, но даже среди политиков глубокого понимания, в чём её недостатки, каковы альтернативные варианты и как переходить к другой системе, сегодня очень мало. А понимания нет, потому что идёт промывка мозгов – через СМИ, через так называемые «институты культуры», через систему среднего и высшего образования. Я на протяжении более 40 лет преподаю экономику и вижу, что сегодня это превратилось в некую процедуру по промывке мозгов. Мне гораздо легче объяснить что-либо человеку, который не отягощён экономическим образованием. Например, моя жена с музыкальным образованием всё прекрасно понимает, а какой-нибудь человек, обученный по стандарту MBA (Master of Business Administration), уже, к сожалению, зазомбирован, объяснить ему уже ничего невозможно. Так что, думаю, здесь нужно начинать с образования и просвещения.

– Если предположить, что США наложат на Россию очередные санкции, заморозят наши золотовалютные резервы, это стает полным коллапсом для нашей страны или у нас всё же есть какие-то внутренние резервы, чтобы этого избежать?

– Риск заморозки достаточно высок. Мы знаем, что были подобные прецеденты по отношению к иранским, кубинским, ливийским резервам. Причём ливийские резервы были самыми крупными, точных цифр нет, но по минимальной оценке – 30 или 40 млрд долларов, по максимальной – более $100 миллиардов. Пока по российским резервам такого не было. Но недавно информационное агентство «Рейтер» озвучило некие «сенсационные» сведения, что в 2014 году наши резервы находились в федеральном резервном банке Нью-Йорка (они, кстати, и сейчас там находятся), и Россия, когда начались против нас санкции, вывела оттуда гигантские суммы – называется сумма в десятки миллиардов долларов. Через две недели мы эти деньги вернули. И агентство «Рейтер» в этой связи обсуждает вопрос, что, судя по всему, Федеральный резервный банк, Федеральная резервная система делятся информацией о движении валютных резервов других стран с правительством Соединённых Штатов. Я очень удивился, потому что никакой сенсации здесь нет, специалисты прекрасно знают, что ФРС тесно связана, можно сказать интегрирована, с правительством. В США закон о федеральном резерве прямо прописывает, что это независимый от исполнительной власти институт. Но, тем не менее, мы все прекрасно знаем, что ФРС и министерство финансов США – это как сиамские близнецы, их невозможно отделить друг от друга. Поэтому, конечно, идёт активный обмен бумажками между ФРС и американским казначейством, которое передаёт в ФРС свои казначейские облигации, а Федеральная резервная система – зелёные бумажки в обмен на облигации, идёт информационный обмен между этими организациями. Для тех, кто не знает, могу сказать, что в системе министерства финансов имеется крупное подразделение, которое называется финансовая разведка, она, в том числе, контролирует все международные финансовые потоки, готовит свои предложения по введению санкций. Эта финансовая разведка имеет двойное подчинение – министерству финансов и ЦРУ. То есть, как говорил Мюллер в «Семнадцати мгновениях весны»: «Если знают двое, то знает каждая собака». Если знает ФРС, то знает и всё разведывательное сообщество США, которое включает 17 различных служб.

Конечно, мы находимся под дамокловым мечом, играем с огнём. И то, что делает Центральный банк РФ, – это прямое предательство наших национальных интересов.

 

Интервью проводила Галина Вишневская

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также