22-свифт1

Валентин Катасонов.Готова ли Россия к блокировке SWIFT

Сегодня США и их ближайшие союзники применяют экономические санкции против целого ряда стран. Прежде всего, это Иран, Россия, КНДР, Венесуэла, Куба, Сирия. Существует вероятность того, что Вашингтон может начать применение экономических санкций против Китая.

«Финансы по Катасонову» №14. На ваши вопросы отвечает доктор экономических наук Валентин Катасонов

Ряд стран рискует стать объектами так называемых вторичных санкций (если будут замечены в «сотрудничестве» со странами из «черного списка»). Один из наиболее серьезных инструментов санкций – блокирование международных расчетов компаний, банков и иных организаций страны, попавшей в «черный список».

Как хорошо известно, львиная доля всех международных платежей и расчетов проходит через SWIFT – систему всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций. В настоящий момент членами кооперативного общества SWIFT, созданного в 1973 году, являются почти 11 тысяч организаций из более чем 200 стран, в том числе 9 600 банков. Ежегодно через SWIFT проходит 2,5 млрд платежных поручений, ежедневные обороты исчисляются триллионами долларов. Большая часть российских банков подключена к этой системе, и по их количеству Российская Федерация находится на втором месте. По объему операций ее удельный вес составляет 1,5% (13-е место среди стран-членов системы).

Недостатками системы SWIFT для России (впрочем, как и для других стран, представленных в системе) является то, что нет полной гарантии того, что система является действительно закрытой и защищенной. В нулевые годы разразился скандал, связанный с тем, что доступ к информационным потокам имели ЦРУ, ФБР и финансовая разведка США (Вашингтону удалось после событий 11 сентября 2001 года убедить руководство общества SWIFT, что такой доступ необходим для борьбы с финансированием терроризма). Вроде бы еще в 2006 году было заявлено, что «сотрудничество» общества с американскими спецслужбами свернуто, но полной гарантии того, что обещание выполнено, нет.

К этой неприятности добавилось то, что в последнее время хакеры стали заниматься электронными ограблениями банков разных стран, используя для этого каналы SWIFT. В начале 2016 года таким способом выло украдено более 100 млн долларов из Центробанка Бангладеш (деньги с корреспондентского счета в Федеральном Резервном банке Нью-Йорка были выведены в третьи страны). А вот одна из последних историй: через систему SWIFT злоумышленники проникли в российский банк «Глобэкс» и в декабре 2017 года вывели из него суммы, эквивалентные примерно 6 млн долларов.

До сих пор применение такой санкции, как блокирование операций банков через систему SWIFT, за всю историю ее существования (45 лет), применялось лишь дважды (против Ирана в 2012 году и против КНДР в 2017 году).

Вместе с тем некоторые страны, продолжающие пользоваться системой SWIFT, чувствуют себя не очень комфортно. Той же Российской Федерации за четыре неполных года нахождения под экономическими санкциями Вашингтона и их ближайших союзников неоднократно угрожали блокированием операций через систему SWIFT. Достаточно вспомнить принятую в сентябре 2014 года резолюцию Европарламента, где предлагалось ужесточить санкционный режим против России, в том числе заблокировав операции через SWIFT (есть подозрение, что резолюция родилась под сильным нажимом со стороны ряда конгрессменов США). Эту тему продолжили обсуждать МИДы стран-членов ЕС. Правда, никаких практических решений не последовало.

 

Фото: www.globallookpress.com

Отключение России от SWIFT чревато непоправимыми последствиями и для финансовых рынков, и для самого общества. Поэтому руководство общества SWIFT выдержало натиск разгоряченных политиков. В октябре 2014 года SWIFT сообщила своим контрагентам, что не будет «в одностороннем порядке под влиянием политического давления принимать решения об отключении организаций от своей сети».

Впрочем, для России сохраняется опция под названием «селективное отключение от системы» (т.е. не всей банковской системы страны, а отдельных кредитных организаций). Мало кто обратил внимание на то, что в сентябре 2017 года такая «селективная» санкция была применена в отношении двух российских банков. Полгода назад два российских банка получили уведомление о том, что они будут отключены от SWIFT. Это крупнейшая кредитная организация Крыма Российский национальный коммерческий банк (РНКБ), а также тесно сотрудничающий с Сирией Темпбанк. Темпбанк внесли в санкционный список в мае 2014 года. Министерство юстиции США заявило, что банк финансировал режим Башара Асада, который находился в «черных списках» Вашингтона.

Также Темпбанк сотрудничал с сирийской госкорпорацией Sytrol, также находящейся в санкционном списке США. Впрочем, для РНКБ отключение никаких последствий не создало, поскольку банк работает в пределах Российской Федерации, никаких международных расчетных операций не совершает. Что касается Темпбанка, то для него возникли трудности временного характера (связанные с организацией необходимых операций через другие российские банки, подключенные к SWIFT).

Хотелось бы также обратить внимание на такой момент. Наши эксперты часто говорят о двух самых страшных угрозах на фронте экономических санкций: блокирование SWIFT и «замораживание» наших международных резервов. Думаю, что никаких двух санкций не потребуется, достаточно одной. Двух зайцев наши оппоненты могут убить одним выстрелом: блокировка SWIFT будет означать, что Банк России потеряет способность проводить операции с международными резервами.

Страны, ставшие или могущие стать объектами блокирования операций через систему SWIFT, вынуждены искать защитные меры. Взять, к примеру, Иран. Одним из способов обхода введенной в 2012 году санкции для Тегерана стало использование латиноамериканской платежной системы SUCRE. Так называется коллективная валюта группировки из 11 стран, образующих так называемый «Боливарианский альянс для Америк» (Alianza Bolivariana para las Americas, ALBA – исп.). Валюта SUCRE была введена в безналичный оборот с 1 января 2010 года. Система страхует страны-члены ALBA от блокировки региональных расчетов в новой денежной единице со стороны Вашингтона и Брюсселя. Как показал случай с Ираном, к платежной системе SUCRE при необходимости могут подключаться другие страны, даже такие, которые находятся за тысячи километров от Южной Америки.

Интересен опыт Китая. Он стал создавать собственную систему, альтернативную SWIFT. И дело заключается не только в том, что Пекин стремится «подстелить соломку» на случай возможных санкций со стороны Вашингтона. Задуманная Китаем международная платежная система призвана продвигать за пределы страны национальную денежную единицу юань. Осенью 2015 года такая система была запущена, она получила название CIPS (China International Payments System). Прямыми участниками системы стали 19 банков – китайских, а также иностранных, которые были учреждены в КНР и находятся в китайской юрисдикции. Кроме того, имеется еще 176 так называемых «непрямых» участников – банков из 47 стран, находящихся на шести континентах. Пока, как следует из иностранных источников, CIPS обслуживает расчеты только по торговым операциям.

Кроме того, Китай запустил международную платежную систему UnionPay International (UPI), предназначенную для физических лиц и основанную на использовании банковских карт. Система принадлежит одноименной компании, которая является дочерней структурой материнской компании China UnionPay и предназначена для поддержки глобального бизнеса UnionPay за пределами Китая. В партнерстве с более чем тысячью финансовых институтоов по всему миру, UPI предоставляет возможность использовать карты для оплаты товаров, услуг и снятия наличности в 162 странах мира.

Карты UnionPay эмитируются в более чем 42 странах, включая Россию. UPI обеспечивает трансграничные платежные услуги для китайских и некитайских держателей карт. UnionPay занимает первое место в мире по количеству выпущенных платежных карт UnionPay International, совокупная эмиссия которых в мире достигла 5 млрд, а по совокупному объему транзакций UnionPay обошла другие платежные системы (в том числе всемирно известные Visa и MasterCard) и также вышла на первое место.

Что касается России, то она еще в 2014 году начала «подстилать соломку» на случай возможного отключения от системы SWIFT и вообще изоляции от западной финансовой системы. Президент поручил решение этой проблемы Банку России. В частности, было начато создание национальной платежной системы, базирующейся на пластиковых картах, которая бы была независима от внешних факторов. Что имеется в виду под независимостью от внешних факторов? Что не повторится неприятная история, которая произошла весной 2014 года. Напомню, что тогда из-за санкций Visa и MasterCard, являющихся международными корпорациями, без уведомления заблокировали операции по картам банка «Россия», его дочерней организации Собинбанка, а также СМП Банка.

Альтернативная российская система получила название «Мир». Первые карты были выпущены в декабре 2015 года. Сеть приема и обслуживания карт постоянно развивается, чтобы национальная платежная карта «Мир» стала удобным платежным инструментом, которым можно воспользоваться в сетях банкоматов крупнейших кредитных организаций, в том числе и на территории Крыма. Еще почти год назад глава ЦБ сообщила, что в России более 90% банкоматов и платежных терминалов уже готовы принимать российские платежные карты «Мир».

Второе крупное деяние Центробанка в рамках противодействия экономическим санкциям — «Система передачи финансовых сообщений Банка России» (СПФС). Она создана в качестве альтернативного системе SWIFT канала межбанковского взаимодействия с целью обеспечения гарантированного и бесперебойного предоставления услуг по передаче электронных сообщений по финансовым операциям.

СПФС была запущена в декабре 2014 года. Число участников СПФС значительно выросло. Три года назад было 90 банков, на середину февраля 2018 года к СПФС были подключены уже 392 банка (без малого 80% всех действующих банков). Она была сильно распиарена — мол, создан российский аналог SWIFT, и нам теперь не страшны никакие блокировки Запада. Однако есть сильное сомнение, что, если произойдет реализация указанного выше риска (блокировки SWIFT), банковская система России сумеет быстро адаптироваться к новой ситуации. Российские банки по-прежнему предпочитают работать с системой SWIFT. А система СПФС находится в замороженном состоянии, она воспринимается как «запасной аэродром», причем плохо подготовленный.

Не буду погружать читателя в технические подробности СПФС. Сошлюсь на мнение экспертов, перечислив выявленные ими наиболее слабые элементы системы:

1) относительно высокая цена услуг по пересылке информации (от 1,5 до 2,5 рублей за сообщение); 
2) невозможность отправки массовых реестров в составе одного сообщения; 3) наличие продолжительных «технологических окон» в работе СПФС (система недоступна для передачи электронных сообщений с 21:00 до 7:00 по московскому времени, а также в выходные и праздничные дни); 
4) ограниченное количество типов финансовых сообщений, поддерживаемых СПФС (их количество составляет около 100, что примерно в два раза меньше, чем в системе SWIFT); 
5) сложная процедура заключения договоров коммерческих банков с Банком России (до 50 договоров с каждым участником системы); 
6) технологические трудности подключения в СПФС (в результате от подписания договора до проведения первой транзакции может пройти более 1,5 лет); 
7) конфиденциальность сообщений вызывает вопросы, так как они доступны оператору системы (в сети СПФС реализована топология типа «Звезда», и все данные передаются через единый центр); 
8) в целом защищенность системы от внешних угроз (таких, например, как хакеры) низкая.

На последнем форуме в Давосе вице-премьер Аркадий Дворкович в кулуарах высказывался по поводу возможного отключения России от SWIFT. Косвенно он признал, что несмотря на запуск в нашей стране СПФС, эта отечественная система не сможет в полной мере нивелировать все последствия экономической санкции:

Я не буду комментировать вероятности какие-то (блокировки SWIFT для российских банков), это не наше решение. Работать можно и без SWIFT, когда-то SWIFT не было. Понятно, что все это чуть медленнее и не так эффективно, но работать можно».

Судя по тому, что Аркадий Владимирович довольно часто стал высказываться по поводу SWIFT, можно предположить, что именно ему в правительстве поручено отвечать за подготовку к возможной блокировке наших банков. 12 февраля вице-премьер заявил, что «наши финансовые институты и компании к этому морально и технологически готовы». Но при этому вынужден был все-таки признаться: «Конечно, это неприятно, потому что затруднит работу компаний, банков, замедлит эту работу, вызовет необходимость применять устаревшие технологии передачи информации и проведения расчетов».

Главное, что СПФС не поддерживает информационный обмен с банками и финансовыми организациями за пределами Российской Федерации. Действие системы ограничивается границами Российской Федерации: подключиться к СПФС не имеют права не только зарубежные банки, но и финансовые организации из стран СНГ. А на последние, между прочим, у российских банков, по мнению экспертов, приходится более 25% от общего объема информационного взаимодействия.
Банк России прекрасно понимает, что СПФС, ограниченная территорией Российской Федерации, — нонсенс.

Чтобы как-то успокоить общественность, банки и их корпоративную клиентуру, Центробанк в четверг (15 февраля) сообщил, что планирует в ближайшее время распространить сферу действия СПФС на пространство Евразийского экономического союза (в него, помимо России входит Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия). Никаких конкретных сроков реализации проекта по включению в СПФС банков и финансовых организаций ЕАЭС названо не было. На этот счет нет даже никакого соглашения.

А ведь, кроме этого, есть еще другие страны СНГ, есть политически близкие России группировки стран типа ШОС и БРИКС, есть дальнее зарубежье. Внимательно слежу за этой тематикой: за последние четыре года (с тех пор, когда начались экономические санкции против России) чиновниками правительства и Центробанка РФ было произнесено много слов о необходимости перехода в расчетах с другими странами на национальные валюты, о создании в рамках ЕАЭС коллективной (региональной) валюты, о создании многостороннего платежного союза (или клиринга) в рамках БРИКС, о возможности перехода во взаимных расчетах на цифровые валюты (что-то наподобие венесуэльской El Petro) и т.п.

Увы, воз и ныне там. Никакого прогресса в деле реальной защиты от возможной блокировки SWIFT я не вижу. А упомянутая выше СПФС пока напоминает «потемкинскую деревню».

https://tsargrad.tv/articles/gotova-li-rossija-k-blokirovke-swift_112317

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также