28-б

Валентин Катасонов. Центробанк занялся бизнесом всерьез

Банк России больше, чем Газпром и Роснефть вместе взятые…

То, что центробанки занимаются бизнесом — не новость. Бизнес, согласно толковым словарям, — деятельность, направленная на получение прибыли. Центральные банки создавались ростовщиками (банкирами) ради того, чтобы приумножать свои прибыли. Но использование центробанков в качестве инструмента обогащения ростовщиков (банкиров) всегда носило скрытый характер.

Более того, для того, чтобы у общественности не возникало никаких подозрений в таком использовании центробанков (обогащение ростовщиков), в законах, уставах и других документах, определяющих статус и порядок работы данных институтов, пишется черным по белому: «Центральный банк не преследует цель получения прибыли». Вот и в Федеральном законе о Центральном банке Российской Федерации в статье 3 записано: «Получение прибыли не является целью деятельности Банка России».

Но в реальной жизни центробанки не могут не служить «хозяевам денег», работая на приумножение их прибылей и капиталов. Другое дело, что прибыль, получаемая в результате различных манипуляций центробанков, отражается не в финансовой отчетности этих институтов, а в балансовых отчетах банков, опекаемых центробанками. «Классикой» является Федеральная резервная система США. Годовая чистая прибыль ФРС США в 2016 году составила около 92 млрд. долл. Чистая прибыль частных банков США по итогам того же года оказалась равной 171 млрд. долл. Львиная доля прибыли пришлась на первую десятку американских кредитных организаций, называемых банками Уолл-стрит.

 

Специалисты знают, что банки Уолл-стрит получают хорошие прибыли благодаря своей приближенности к головным структурам ФРС (прежде всего, к Федеральному резервному банку Нью-Йорка). Механизм достаточно прост: банки Уолл-стрит получают «дешевые» (сегодня — почти бесплатные) деньги из «первых рук», а затем пускают их в разные прибыльные дела — кредиты, инвестиции, спекулятивные игры на фондовом и валютном рынках и т.д. В том числе проводя операции, получившие название «carry trade». Иностранные банки, приближенные к ФРС, полюбили операции carry trade в России, где процентные ставки по многим финансовым инструментам составляют 15 и даже 20 процентов годовых. За счет разницы в процентных ставках «хозяева денег» получают бешеные деньги в России.

Но зачем нам изучать заокеанский опыт Федерального резерва (не афишируемое зарабатывание прибыли центральным банком), когда перед нашими глазами есть пример Банка России? Хотя закон о Банке России и декларирует, что получение прибыли не является целью Центробанка, однако таковую он получает исправно каждый год. Так, в последнем годовом отчете ЦБ сообщается, что его прибыль в 2016 году составила 43,745 млрд рублей против 112,575 млрд рублей прибыли в 2015 году.

Правда, возникает деликатный вопрос: как определить, преследовал ли Центробанк цель получения упомянутой в отчете прибыли или же всё получилось «само собой»? На такой «философский вопрос», пожалуй, не сможет ответить самый дотошный аудитор. И даже прозорливец, умеющий «читать человеческие души». Но поверим в честность и законопослушность чиновников Центробанка и примем за аксиому, что зафиксированная в годовом отчете прибыль возникла «сама собой», что никакого «целеполагания» не имело места.

Спустимся на грешную землю. И от философии перейдем к бухгалтерскому учету. Все финансисты знают, что бизнес-структуры, имеющие дочерние подразделения, должны представлять также консолидированную отчетность, отражающую деятельность и итоги деятельности не только «мамы», но и ее «дочек» (а при необходимости и «внучек»). Центральный банк как финансовый мегарегулятор (таковым он стал четыре года назад) должен показывать пример правильного составления финансовой отчетности всем своим подопечным. Но он этого почему-то не делает. Ведь ЦБ является «мамой», у которой уже давно есть любимая «дочка». И зовут ее «Сберегательный банк Российской Федерации». Никаких оснований сомневаться в законности родственных связей нет: Банку России принадлежит 50% акций «Сберегательного банка» плюс еще одна.

Более того, родственные отношения Банка России и Сберегательного банка зафиксированы в Федеральном законе о Центробанке в статье 8. Процитирую первую часть этой статьи: «Банк России не вправе участвовать в капиталах кредитных организаций, если иное не установлено федеральными законами. Действие части первой настоящей статьи не распространяется на участие Банка России в капитале Сберегательного банка Российской Федерации (далее — Сбербанк). Уменьшение или отчуждение доли участия Банка России в уставном капитале Сбербанка, не приводящее к сокращению указанной доли участия до уровня менее 50 процентов плюс одна голосующая акция, осуществляется Банком России по согласованию с Правительством Российской Федерации. Уменьшение или отчуждение доли участия Банка России в уставном капитале Сбербанка, приводящее к сокращению указанной доли участия до уровня менее 50 процентов плюс одна голосующая акция, осуществляется на основании федерального закона».

Между прочим, у «дочки» по имени «Сбербанк» есть еще свои «дети», которые для Банка России будут считаться «внучками». Одна из таких «внучек» — Sberbank Europe AG. Как можно догадаться по названию, она действует в Европе, штаб-квартира — в Вене (Австрия). В свою очередь, у этой «внучки» имеется своя «дочка», которая действует на Украине, ее официальное имя — VS Bank. В структуру VS Bank (Украина) входит 48 филиалов. Есть у «Сбера» на Украине и «дочка». Она называется ПАО «Cбербанк».

По причине халатности «дочки» (российского Сбера) ее украинская «дочка» (ПАО «Cбербанк») и «внучка» (VS Bank) оказались брошенными на произвол судьбы. 16 марта 2017 года Украина ввела санкции против пяти дочерних структур российских банков: «Проминвестбанка», ВТБ Банка, «БМ Банка» (группа ВТБ), Сбербанка и VS Bank (принадлежит Сбербанку). Этим банкам запретили выводить капитал за пределы Украины.

Активы, подконтрольные Сберегательному банку России на территории Украины, оцениваются в 2,2 млрд. долл. Как сообщили СМИ, активы Сберегательного на Украине уже проданы. Детали сделки до сих пор не обнародованы. Но очевидно, что продажа в подобных условиях принесла большие потери. При этом Банк России делает вид, что ничего не произошло, за судьбу украинской «внучки» и украинской «правнучки» он не боролся. А господин Греф, как руководитель Сбера, никакой ответственности за понесенные потери не понес.

У Сберегательного банка имеются «внучки» во многих странах Европы, они подчиняются европейской «дочке» Sberbank Europe AG. Это «внучки» в Боснии и Герцеговине (Sberbank BH d.d. Sarajevo), Венгрии (Sberbank Magyarország Zrt.), Германии (Sberbank Direct), Республике Сербской (Sberbank a.d. Banja Luka), Сербии (Sberbank Srbija a.d.), Словении (Sberbank banka d.d.), Хорватии (Sberbank d.d.), Чехии (Sberbank CZ, a.s.). Есть также дочерние структуры Сберегательного банка в странах ближнего зарубежья: Белоруссии (ОАО «БПС-Сбербанк»), Казахстане (ДБ АО «Сбербанк»). Наконец, в Швейцарии действует дочерний банк Sberbank (Switzerland) AG. Помимо этого, у Сберегательного банка имеется целая куча компаний, действующих в России. Их перечисление займет много места.

Есть у «мамы» еще кое-какие «дети» (кроме Сберегательного банка). Например, Российская национальная перестраховочная компания (РНПК). Она имеет статус акционерного общества, учреждена решением ЦБ РФ от 29 июля 2016 года. Банк России владеет 100% акций указанного общества. По размеру объявленного уставного капитала (71 млрд руб.) компания стала лидером на страховом рынке РФ. Еще следует упомянуть компанию «Российское объединение инкассации» («РОСИНКАС») — юридическое лицо с особыми уставными задачами, один из крупнейших в стране перевозчиков наличных денег и других ценностей. Банк России владеет 100% капитала указанной компании. Можно еще добавить, что Банк России владеет частично двумя биржами — Московской биржей (11,8% акций) и Санкт-Петербургской валютной биржей (8,9% акций).

Но давайте абстрагируемся от «внучек» и перечисленных выше «дочек». Поговорим о главной «дочке» Центробанка — Сберегательном банке. Активы Сбербанка на 1 января 2017 года составили 23,1 трлн. руб. (28,8% активов банковского сектора страны). Чистая прибыль Сбербанка России по итогам 2016 года выросла по сравнению с предыдущим годом в 2,4 раза и составила 541,9 млрд рублей, следует из годового отчета российского банка по МСФО.

Прибыль на обыкновенную акцию по итогам 2016 года составила 25 рублей, увеличившись на 141,3% по сравнению с 2015 годом. Рентабельность капитала кредитной организации достигла 20,8% по сравнению с 10,2% годом ранее. Получение прибыли, как цель деятельности, не только не запрещается Сбербанку, но, напротив, ставится на первое место. Господин Греф только и говорит о прибыли. И всячески ее максимизирует. Любой ценой. Даже порой в ущерб интересам клиентов и государства. Но это особая тема, выходящая за рамки данной статьи.

 

По данным Банка России, по итогам 2016 года чистая прибыль всего банковского сектора РФ (а это около 600 кредитных организаций) составила 930 млрд. руб. Получается, что на «дочку» Банка России пришлось 58,3% прибыли всех российских банков.

Если бы Банк России составлял консолидированную финансовую отчетность с учетом Сбербанка как своей «дочки», то общая сумма чистой прибыли оказалась бы равной (округленно) 586 млрд. руб. В этой прибыли на «маму» приходится 7,5%, а на «дочку» — остальные 92,5%. Выше я приводил цифры по банковской системе США. Там чистая прибыль всех частных банков США по итогам 2016 года превысила чистую прибыль американского центробанка (ФРС США) в 1,86 раза. А у нас прибыль Сбербанка превысила прибыль Центробанка в 12,4 раза!

Безусловно, Сбербанк никогда и близко не приблизился к таким рекордным показателям, если бы его не опекала «мама». Об этом хорошо знают профессиональные банкиры и догадываются некоторые наиболее любознательные клиенты Сбера. Фактически в банковском секторе Российской Федерации «бал правит» Банк России. Но не только как финансовый мегарегулятор (о чем мы каждый день узнаем из СМИ), но также как главный участник банковского бизнеса в России (о чем российские СМИ говорят и пишут крайне редко).

Наши либералы от экономики любят рассуждать о «свободном рынке, о «засилье государства» в российской экономике, о «вреде монополий», но при этом почему-то в упор не видят, что большей монополии в нашей экономике, чем Сберегательный банк, наверное, нет. Проблема монополизма в банковском секторе усугубляется тем, что монополистом выступает, в конечном счете, Банк России, который одновременно является финансовым мегарегулятором. Возникает так называемый «конфликт интересов». Такого откровенного и беспардонного «конфликта интересов» нет ни в одной банковской системе сегодняшнего мира.

Я не юрист, но хотел бы задать вопрос нашим специалистам по банковскому праву: разве получение астрономических прибылей Сберегательным банком России не является нарушением статьи 3, гласящей, что «Получение прибыли не является целью деятельности Банка России»?

Видимо, в силу того, что никто не поставил вопроса о нелегитимности подобной схемы организации банковского дела в России, Банк России решил и дальше погружаться в банковский бизнес. Летом этого года Центробанк принял решение о санации одного из гигантов нашего отечественного банковского бизнеса — банка «Открытие». Санации были и раньше. Но они осуществлялись за счет привлечения новых инвесторов (как из банковского, так и небанковского секторов экономики), а также за счет кредитов Банка России и фактически ассоциированного с ним Агентства страхования вкладчиков (АСВ).

В этом году заработал новый механизм санации. За счет средств Банка России был создан Фонд консолидации банковского сектора, специально предназначенный для санации банков. Тонкость заключается в том, что деньги из Фонда будут выдаваться санируемым банкам не в виде кредитов, а в виде инвестиций. Проще говоря, Банк России через Фонд будет входить в акционерный капитал коммерческих банков. Банк России уже объявил, что его доля в капитале банка «Открытие» составит 75% (остальная часть останется за прежними акционерами).

Кстати, вопрос к нашим юристам: как указанное решение Банка России соотносится со статьей 8 Федерального закона о ЦБ? Напомню один фрагмент из нее: «Банк России не вправе участвовать в капиталах или являться членом иных коммерческих или некоммерческих организаций, если они не обеспечивают деятельность Банка России, его учреждений, организаций и служащих, за исключением случаев, установленных федеральными законами». Внимательно слежу за последними законами, но никакого федерального закона, легализующего решение Банка России о вхождении в капитал банка «Открытие», не было. Видимо, мы вступаем в те времена, когда начинает действовать принцип: «целесообразность выше закона». Именно так действовали революционеры во все времена, в том числе в революции 1917 года.

Несколько позднее было объявлено о санации по такой схеме еще одной кредитной организации — БИН-банка. Правда, по указанному банку процент участия Банка России в капитале еще не определен. Банк России говорит о том, что его участие в капиталах коммерческих банков — временное. Что, мол, позднее доли Банка России будут проданы частным инвесторам. Но, как говорится, «нет ничего более постоянного, чем временное». Банк России заявлял, что продажи долей состоятся лишь после того, когда рыночная капитализация санируемых банков станет «достаточно высокой» и банки можно будет продать с «хорошей прибылью». «А как же статья 3 Федерального закона о ЦБ?» — хочется спросить инициаторов этой схемы санации. Где та грань между тем, что мы называем «санация», и тем, что называется «получением прибыли»? Не является ли новая схема санации еще одним способом обхода статьи 3?

Сдается мне, что в ближайшие годы (а, может быть, месяцы) мы станем свидетелями того, что Банк России объявит о санации новых коммерческих банков. Уже на сегодняшний день у Банка России фактически три «дочки»: Сберегательный банк, «Открытие», БИН. А завтра их будет пять или десять (вероятно, это те организации, которые попали в списки так называемых «системно значимых банков»; эти списки составляет Банк России на основе критериев, известных только ему).

Но и это еще не всё. Банк России подготовил законопроект о санации страховых компаний. Ведь Банк России как финансовый мегарегулятор «курирует» и страховой бизнес. Известно уже, что для санации ЦБ предлагает такую же схему — фонд консолидации страхового сектора и вхождение Банка России в капиталы страховых компаний. Таким образом, бизнес-империя Банка России в ближайшее время может выйти за пределы банковского сектора.

Уже сегодня Банк России является самой крупной в России бизнес-структурой по величине активов. По данным годового отчета Банка России, на конец прошлого года его активы составили 28,97 трлн. руб. Если бы Банк России составлял консолидированную отчетность, включающую Сбербанк России, то совокупные активы составили бы сумму, превышающую 52 трлн. руб. Для сравнения: активы таких гигантов российской экономики, как Газпром и Роснефть, в конце прошлого года равнялись 16,9 и 9,1 трлн. руб. соответственно.

 

Завтра ЦБ может поставить под свой прямой контроль (через участие в капиталах) всю российскую экономику. Учитывая, что Банк России грубейшим образом нарушает российские законы (в том числе Конституцию РФ) и его никто не одергивает, я не удивлюсь, если завтра он подготовит еще один законопроект. О чём? О санации всей экономики Российской Федерации с помощью Фонда консолидации российской экономики, подведомственного Центробанку. Есть явные признаки того, что Банк России готовит именно такой сценарий.

 

Так называемая «денежно-кредитная политика Центробанка» — не что иное, как спланированная операция по доведению компаний всех отраслей российской экономики до банкротства. Под видом «таргетирования инфляции» Банк России сжимает денежную массу в стране и поддерживает процентные ставки по кредитам на уровне, несовместимом с жизнью компаний. Десятки тысяч компаний как «неперспективные» будут без всякого сожаления отправлены на тот свет. А некоторые, «потенциально конкурентоспособные» и тщательно отобранные Банком России, будут проходить курс лечения по схемам санации с помощью различных «фондов консолидации».

По отдельным фразам и «оговоркам по Фрейду» руководителей Банка России и его главной «дочки» (господина Грефа) можно догадаться, какая судьба ждет тех, кто пройдет курс «лечения» в «госпитале Центробанка». Они будут переданы (хотя формально всё будет «цивилизованно» оформлено в виде сделки купли-продажи активов) крупнейшим транснациональным корпорациям и банкам.

 

https://regnum.ru/news/2349836.html
 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также