15-'r

В. Ю. Катасонов. Ответ на критический комментарий М. В. Назарова к статье «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО РОССИИ»

К моей статье «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО» РОССИИ был получен следующий комментарий известного публициста, общественного и религиозного деятеля М. В. Назарова:

Валентин Юрьевич, я считаю Ваш анализ современной экономики РФ честным и точным. Но если Вы пишете, что «В начале ХХ века Россия по своему уровню промышленности была сопоставима с Францией (т.е. занимала четвертую-пятую строчки в мировом рейтинге)» ‒ разве она не была тогда уже индустриальной страной? Даже БСЭ признает: «Для дальнейшего развития науки в стране огромное значение имело то, что за последнее десятилетие перед Великой Октябрьской социалистической революцией уровень науки был очень высок…»; «В России иностранный капитал функционировал принципиально иначе, чем в странах колониального и полуколониального типа. Основанные с участием иностранных капиталовладельцев крупные промышленные предприятия являлись неразрывной частью российской экономики, а не противостояли ей». https://rusidea.org/410201 И когда «На рубеже 20-30-х гг. Сталин сказал, что мы отстали от передовых стран на 50-100 лет и что нам надо преодолеть это отставание за 10 лет, «иначе нас сомнут» — это уже было после разрушительной большевицкой революции. Нужна ли она была вообще с этой точки зрения?
Сталинская индустриализация проводилась на западных технологиях и не бесплатно: Запад хотел нажиться и вооружить СССР для войны против европейского фашизма.
И цена сталинской индустриализации для народа была ужасной (коллективизация и безбожная пятилетка). https://rusidea.org/32030 нужна ли была непременно такая цена? Неужели иначе было невозможно?

 

Отвечаю на критические комментарии уважаемого Михаила Назарова. Специального ответа я не писал, поскольку уже неоднократно обращал внимание на некорректную оценку Михаилом Викторовичем экономического положения дореволюционной России.   Критические замечания на этот счет содержатся в ряде моих книг. Не знаю, знаком ли Михаил Назаров с этими замечаниями или нет. Поэтому специально для него предлагаю фрагмент из книги: Катасонов В.Ю.  Религия денег. Духовно-религиозные основы капитализма. – М.: «Кислород», 2014, с.37-46:

Особо стоит остановиться на идее возрождения «старого русского капитализма». Такая идея витает в воздухе еще со времен последних лет существования СССР, когда стали появляться интересные публикации о дореволюционной России и ее экономике. Возникла определенная идеализация той социально-экономической системы, которая складывалась в России до 1917 года.

Один из примеров такой идеализации дореволюционной экономической модели – фундаментальная работа М. В. Назарова «Вождю Третьего Рима». Автор стоит на православно-патриотических позициях, в целом работа очень глубокая и интересная. Но вот с содержащейся в ней оценкой социально-экономического положения России перед революцией согласиться нельзя. М. Назаров пишет: «… благодаря реформам Александра II и политике Александра III с 1890-х годов начался небывалый подъем российской экономики. Этому способствовали также введенные в 1891 году протекционистские таможенные тарифы, защищавшие отечественного производителя. Вместо притока импортных товаров это дало приток иностранных капиталов для организации производства… В 1897 году была введена устойчивая золотая валюта, покупная способность которой не колебалась в дальнейшем даже в годы войны». Говоря об уровне жизни народа в начале XX века, В. Назаров отмечает, что «кое в чем дореволюционная Россия не уступала даже современным странам» (автор приводит сравнения отдельных социальных показателей по России 1913 года, и СССР и ФРГ 1976 года). Заключает обзор социально-экономического положения России накануне Первой мировой войны Назаров следующими словами: «… в начале XX века у России были шансы стать для всего мира воочию вселенским Третьим Римом в современном варианте, сочетающем экономическое развитие, социальную справедливость и истинную веру».

Почему же в России на фоне описанного М. Назаровым «благополучия» произошли три «русские» революции, которые увенчались захватом власти большевиками? М. Назаров усматривает здесь целый ряд причин – как внешних, так и внутренних.

Внешние причины – деятельность так называемой мировой «закулисы» – сил, враждебных России, сил, которые преследовали в нашей стране свои экономические, политические и духовные цели. Экономическая цель – установление полного контроля над ресурсами и хозяйством России. Политические цели – превращение России в марионетку Запада, ликвидация в ней ненавистного Западу монархического строя. Духовные цели – ликвидация христианства, по крайней мере, в его православной форме. В целом мы согласны с описанием и оценкой внешних причин, приводимых Назаровым.

Среди внутренних причин Назаров выделяет следующие: «крестьянский вопрос» (незавершенность аграрной реформы, начатой Столыпиным); «национальный вопрос»; «еврейский вопрос»; особая роль в российском обществе так называемого «ордена русской интеллигенции» (как источника демократических, антимонархических идей; решающая роль интеллигенции в создании политических партий и учреждении Государственной Думы как рассадника революционных идей и т. п.). Не будем сейчас анализировать подробно характеристику подробно описанных Назаровым внутренних причин. В чем-то он прав, в чем-то он неточен, в чем-то ошибается. Но если говорить о главной ошибке в объяснении социально-экономических причин «русских» революций, то это отсутствие в списке этих причин быстрого развития капиталистических отношений в русском обществе.

Назаров совершенно справедливо говорит о высоких темпах экономического развития России накануне Первой мировой войны. Но вот про «цену» этих достижений он почти ничего не говорит. Он восхищается быстрым притоком иностранных инвестиций в российскую экономику. А между тем постепенно и незаметно западный капитал захватывал ключевые позиции в экономике России – добывающей и обрабатывающей промышленности, торговле и, что особенно важно, банковском секторе. В 1910 году в нефтяной промышленности России 80 % капитала находилось в собственности трех иностранных компаний – американской «Стандарт ойл», англо-голландской «Шелл» и шведской «Нобель». В 1912 году у иностранцев было 70 % добычи угля в Донбассе. Кроме того, иностранцам принадлежало 90 % добычи платины, в их собственности находились 90 % акций электрических и электротехнических компаний, все трамвайные предприятия и т. д.

Примечательно, что банки распространили свои щупальца на всю российскую экономику, приобретая контрольные пакеты акций. В 1910 году 88 % всех акций российской металлургии находились в руках банков, причем ⅔ этих акций принадлежали парижскому банковскому консорциуму из трех французских банков. В судостроении банкам принадлежало 96 % капитала, в том числе 77 % – парижским. В паровозостроении 100 % акций находились в руках двух банковских групп – парижской и немецкой.

Россия обеспечивала быстрое экономическое развитие также с помощью иностранных (в первую очередь, ротшильдовских) займов. И накануне Первой мировой войны Россия, добившись ценой невероятных усилий четвертого (по другим данным – пятого) места в мире по объему промышленного производства, заняла прочно первое место по величине внешнего долга. Назаров говорит о «золотом рубле», который был, по его мнению, самой прочной валютой в мире. Но российский рубль поддерживался за счет золотых кредитов все того же Ротшильда. А «золотой рубль» был навязан России в самом конце XIX века Западом (денежная реформа С. Ю. Витте 1897 года) для того, чтобы обеспечить возможность вывоза из России дивидендов и процентов по займам в «самой прочной валюте в мире». Об этом убедительно писал царский генерал А. Нечволодов в своей книге «От разорения к достатку» (1906): «Привлечение иностранных капиталов в государство сводится к эксплуатации этими капиталами отечественных богатств и рабочих рук страны, а затем и вывозу за границу золота, приобретенного в стране за продажу продуктов производства».

И еще о «быстром экономическом развитии» России в начале XX века. Результаты растущего производства в нашей стране доставались преимущественно не русскому народу, поскольку параллельно с ростом производства шло увеличение экспорта продукции за пределы России. В основном экспорта сырья и полуфабрикатов. Обрабатывающая промышленность явно отставала от добывающей, а ассортимент готовой промышленной продукции был крайне узок. Поэтому параллельно нарастал импорт готовой промышленной продукции, особенно машин и оборудования, другой высокотехнологичной продукции. Россия все больше превращалась в сырьевой придаток Запада, нарастало ее техническое отставание. Хотя темпы экономического развития России после отмены крепостного права были выше, чем у многих европейских стран и США, разрыв в уровнях душевого потребления между Россией и капиталистическим Западом не уменьшался, а, наоборот, рос. Согласно совместному исследованию, проведенному Хьюстонским университетом США и НИЭИ при Госплане СССР в конце 1980-х годов, в 1861 году душевой национальный доход России составлял примерно 40 % по сравнению с Германией и 16 % – по сравнению с США. В 1913 году соответствующие цифры были равны 32 и 11,5 процента.  Таковы плоды того, что Россия вступила на путь зависимого капиталистического развития.

Развитие капитализма вело к разрушению крестьянской общины, социальной поляризации общества, появлению в городах безработных и тех самых люмпен-пролетариев, которые «орденом русской интеллигенции» и мировой закулисой использовались позднее в качестве «расходного материала» революций. Самое главное, что капитализм вел к быстрому духовному разложению общества, упадку веры, кризису Русской Православной Церкви (об этом кризисе, кстати, Назаров пишет). Капитализм (причем еще не в полной мере развившийся) привел к тому, что сочетание «экономического развития, социальной справедливости и истинной веры» (слова М. Назарова) в России стало невозможным. В 1917 году русский народ оказался перед альтернативой:

а) дальнейшее капиталистическое развитие (Февральская революция);

б) социалистическое развитие (Октябрьская революция).

Из двух зол русский народ выбрал меньшее. По крайней мере, в рамках социалистической альтернативы ему предлагали «социальную справедливость», идея которой находилась в генах русского православного человека. Идеи «экономического развития», «демократии» и «прогресса», которые выдвигались в рамках капиталистической альтернативы, были малопонятны русским, и они интуитивно воспринимались как чуждые.

Конечно, большевики в дальнейшем отказались от многих своих лозунгов, фактически обманув русский народ. Но события 1917 года стали «лакмусовой бумажкой», отразившей антикапиталистические настроения русского православного человека.

P.S.  Упоминавшийся выше генерал А.Д. Нечволодов не был одинок в своих оценках так называемого «экономического бума» в России и тех угроз, которые нес стране иностранный капитал.  Свою озабоченность социально-экономическим состоянием в стране, утратой (или угрозой утраты) экономического (а вслед за ним и политического) суверенитета России выражали такие экономисты, общественные деятели, писатели, как: И. Аксаков, С. Шарапов, Г. Бутми, В. Кокорев, Ф. Чижов, П. Оль, Ю. Жуковский, князь А. Щербатов, А. Энгельгардт, А. Шипов и многие другие русские патриоты.

P.P.S. Для тех, кто хотел бы поглубже разобраться в экономическом положении дореволюционной России, могу также рекомендовать свои работы:

Экономическая теория славянофилов и современная Россия. «Бумажный рубль» С. Шарапова. – М.: Институт русской цивилизации, 2014. – 656 с.

Пора возвратиться домой! Становление капитализма в России как история «экономических провалов». По воспоминаниям русского промышленника и купца Василия Александровича Кокорева. – М.: «Родная страна», 2017. – 536 с.

Россия и Запад в ХХ веке: История экономического противостояния и сосуществования. —  М.: Институт русской цивилизации, 2015. — 736 с.

Православное понимание экономики. – М.: Институт русской цивилизации, 2017. – 608 с.

Золото в мировой и российской истории XIXXXI вв. – М.: «Родная страна», 2017. – 448 с.

Отправить ответ

10 Комментарий на "В. Ю. Катасонов. Ответ на критический комментарий М. В. Назарова к статье «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО РОССИИ»"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Сергей Лопатин
Гость
Сергей Лопатин
15 дней 11 часов назад
Совершенно согласен с Валентином Юрьевичем. Но, тем не менее, у монархистов подобная точка зрения, как и у уважаемого М.В. Назарова, весьма распространена. И не только у монархистов. Недавно вышла книга доктора исторических наук, профессора МПГУ Александра Пыжикова «Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы», которая «посвящена последним трём десятилетиям Российской империи… Ощущая сползание страны в экономическую пропасть, Николай II приводит к власти новую управленческую элиту [во главе с В.Н. Коковцовым] с принципиально иным отношением к государству. Они разрабатывают и начинают претворять поистине великие реформы в важнейших сферах жизни…». Александром Владимировичем в очередной раз проделана огромная работа по анализу архивных данных, с исторической… Read more »
Jacques Sekavar
Гость
Jacques Sekavar
14 дней 13 часов назад
«госкапитализм а-ля современный Китай – далеко не идеальная экономическая система и её полезность для России крайне сомнительна». Как развеиваются сомнения? Практикой! Что она показывает? Перывым опробовал совместить зачатки принципиального нового общественного строя с капитализмом В.И.Ленин в 20-х годах ХХ века. Что из этого получилось? Ленинская НЭП реально действовала всего-навсего около двух(!) лет, но какой бурный экономический всплеск. После реставрации капитализма в РФ прошло 27 лет и ничего подобного не было нет и не будет. Загвоздка в том, что развитие НЭП шло эволюционно, а ситуация требовала сделать рывок, «большой скачок», иначе было не выжить. Волей-неволей вынуждены были прикрыть НЭП, а вернуться… Read more »
Сергей Лопатин
Гость
Сергей Лопатин
10 дней 16 часов назад
Уважаемый Jacques Sekavar, попробую развеять ваши сомнения. Заранее приношу свои извинения, если развею не в ту сторону, которую вы ожидаете. Во-первых, в экономике я не являюсь профессионалом, потому использую дипломатичные формулировки. На самом деле я подразумевал, что модель госкаптализма, которую использует современный Китай, нежизнеспособна и ведёт страну к крупномасштабному кризису. Во-вторых, насчёт практики. Валентин Юрьевич в каждой книге из серии «Финансовых хроник» уделяет ситуации в Китае немалое внимание. Цитата: «…Большинство экспертов полагает, что совокупный долг Китая уже пересёк планку в 300% ВВП. А с учётом кредитов развитого в Китае теневого банкинга совокупный долг в китайской экономике превышает 600% ВВП. В… Read more »
Андрей
Гость
Андрей
15 дней 11 часов назад

Блеск! Вот пусть, ратующие за восстановление монархии задумаются.

Макс
Гость
Макс
9 дней 11 часов назад

Объясни. Путаешь путаешь горячее со сладким.

Jacques Sekavar
Гость
Jacques Sekavar
15 дней 10 часов назад

Извиняюсь за вмешательство в ваш «междусобойчик», но после реставрации капитализма многие холопы из «демократов» идеализируют рабство и тем искажают суть исторических событий в угоду 10% населения владеющих 90% всех богатств.
Интересно вашу позицию на актуальную тему регистрации научных открытий и государственной защите прав интеллектуальной собственности, научных рейтингах и околонаучном шулерстве, пиаре цитируемости и разнарядке на открытия.

Андрей
Гость
Андрей
13 дней 15 часов назад

Уважаемый В.Ю. Катасонов люди русские сто лет живут без своего государства и хотелось бы нам в первую очередь слышать от вас и других патриотов России конкретные предложения по созданию Русской Государственности в том или ином виде очень ждем от Вас публикаций на самую насущную и не терпящею отлагательств тему. Спаси Христос!

М.В. Назаров
Гость
М.В. Назаров
9 дней 21 часов назад

Многоуважаемый Валентин Юрьевич!
Благодарю Вас за ответ на мой комментарий. Узнал об этом с некоторым опозданием — только вчера. Однако в Вашем ответе оказался обойденным мой главный вопрос: нужна ли была вообще разрушительная революция, после которой понадобилась восстановительная индустриализация столь страшной ценой? Неужели иначе было невозможно? Давайте всё же попробуем найти на это совместный ответ и для этого рассмотрим Ваши возражения по порядку. См. мои возражения: https://rusidea.org/250936111

Александр
Гость
Александр
9 дней 12 часов назад

Именно в этом вопросе считаю, что М.В. Назаров глубже смотрит на проблему, историософски. У В.Ю. Катасонова прослеживается марксистский подход «экономического детерменизма». Валентин Юрьевич, не надо так высоко превозносить экономический гений Сталина, тем более что идея индустриализация была им заимствована у Троцкого-Бронштейна. И никакого выбора у русского народа в 1917 году не было: октябрь — это продолжение и углубление февраля, а не альтернатива ему.

Александр Сергеевич
Гость
Александр Сергеевич
9 дней 12 часов назад
Именно в этом вопросе считаю, что М.В. Назаров глубже и шире смотрит на проблему, историософски. У В.Ю. Катасонова прослеживается марксистский подход «экономического детерменизма» . И потом, Валентин Юрьевич, не надо так высоко превозносить экономический гений Сталина, тем более что идея индустриализация была им заимствована у Троцкого-Бронштейна. И никакого выбора у русского народа в 1917 году не было: октябрь — это логическое продолжение и углубление февраля, а не альтернатива ему. При отсутствии покаяния один грех (февральское упоение свободой) родил другой (октябрьское разрушение до обломков), который стал одновременно и наказанием нам. Лучшие русские и нерусские люди (ставшие Новомучениками) отдали свои жизни, чтобы… Read more »
wpDiscuz

Смотрите также