12013-02-04T185048Z_320294887_GM1E92507TI01_RTRMADP_3_VENEZUELA-pic4_zoom-1000x1000-76244

Совсем другая Америка

Всего полвека назад в Старом Свете господствовало представление, что Латинская Америка находится где-то далеко, и то, что там происходит, Европу не касается. Кубинский ракетный кризис и процесс глобализации заставили скорректировать это представление. Сегодня интерес к Латинской Америке проявляют не только европейцы, но и Китай, Южная Корея и другие государства. Хорошие возможности укрепить свои позиции на континенте имеет и Россия. 

Так считает ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, доктор исторических наук, профессор Александр Сизоненко, совершивший шестьдесят перелётов через океан. Дело за малым – эти возможности реализовать.

– Александр Иванович, какие главные задачи стоят сегодня перед Россией в Латинской Америке?

– Россия столкнулась с необходимостью укрепления и расширения своих позиций с государствами Латинской Америки. Со многими из них Советский Союз имел хорошие отношения. Ситуация изменилась в 1990-е годы. Андрей Козырев, будучи министром иностранных дел, Латинскую Америку не посетил ни разу. Хотя сами латиноамериканцы хотели развивать связи с Россией, прилетали к нам. Но прозападный политик Козырев на их предложения не откликался.

– Сегодня ситуация иная…

– По мере экономического развития и роста на континенте антиимпериалистических тенденций Латинская Америка превращается в весьма заметный фактор международных отношений. Сегодня называть некоторые латиноамериканские государства «банановыми» республиками просто глупо. Россия должна укреплять и развивать с ними все формы взаимоотношений.

– А что мы имеем на данный момент?

– Мы имеем дипломатические отношения со всеми латиноамериканскими государствами. Как мы к ним, так и они к нам, летаем без виз. Постепенно растёт внешнеторговый оборот между Россией и странами Латинской Америки. На прилавках магазинов российских городов лежат многие товары из Латинской Америки – кофе, какао, сахар, бананы, фрукты, кубинский ром, чилийское вино, цветы из Колумбии и т.д. Главным торговым партнёром России является переживающая бурный экономический рост Бразилия. Наш товарооборот с ней превышает шесть миллиардов долларов.

Россия продаёт странам Латинской Америки сельскохозяйственные удобрения, металлопрокат, военную технику и вооружение.

Есть целый ряд резервов, которые пока не использованы. Например, совершенно не задействован тихоокеанский бассейн. Вся торговля идёт через Атлантику. А ведь Сибирь и Дальний Восток вполне могли бы торговать с теми государствами Латинской Америкой, которые имеют выход на Тихий океан. В 1990-х годах я сам привозил письмо из Чили в Находку, где была свободная экономическая зона, с предложением о сотрудничестве. Однако наши чиновники не сочли нужным ответить чилийцам. К сожалению, нам часто не хватает расторопности и деловитости.

В 1990-е годы Россия активно участвовала в работе ежегодных ярмарок в Сантьяго. Будучи сотрудником выставки, восемь лет подряд я летал в Чили. Мы представляли продукцию российских промышленных предприятий, часть которой удавалось реализовать. Но когда государство прекратило дотировать перевозки отечественного оборудования в Чили, многие товаропроизводители вынуждены были отказаться от участия в ярмарках.

– Возможно ли восстановить это сотрудничество?

– Оно восстановимо. Но надо иметь в виду, что сегодня государства Латинской Америки сами производят многое из того, что раньше покупали. СССР продавал латиноамериканцам станки и автомобили. На улицах Сантьяго было много автомашин «жигули». Мы поставляли их в Панаму, откуда потом они шли в другие государства. В ХХI веке легковые машины в Латинскую Америку поставляют Тайвань и Южная Корея.

Вместе с тем некоторые подвижки есть. Например, мы продали Мексике 20 самолётов Сухой Суперджет-100, которые производят в Комсомольске-на-Амуре. Однако на авиарынке нам придётся конкурировать с ведущими мировыми производителями. Одна Бразилия производит сотни среднефюзеляжных самолётов.

Развиваются научные контакты. К примеру, с Чили и Аргентиной мы сотрудничаем в области изучения Антарктиды. Наш Институт Латинской Америки, который был создан в 1961 году на волне интереса к кубинской революции, изучает государства континента, анализирует потенциал экономических и культурных связей. Мы выпустили по странам Латинской Америки не одну сотню книг, тесно сотрудничаем с практическими организациями.

В советское время у нас в Университете дружбы народов получили высшее образование сотни студентов из Латинской Америки. Потом многие из них работали у себя на родине на весьма приличных постах. Я встречался с ними. Сегодня обучение у нас стало платным, и число латиноамериканских студентов резко сократилось.

Необходимо создавать условия для обучения у нас детей выходцев из России, проживающих в Латинской Америке. Их ведь немало. Для них надо вводить квоты и думать о том, как решать вопрос с оплатой их перелёта в Россию. Ведь цены на авиабилеты «кусаются». Чтобы слетать в Буэнос-Айрес и обратно, надо выложить 50 тысяч рублей. В своё время совершили ошибку, отменив прямые рейсы из Москвы до Буэнос-Айреса. Объясняли это нерентабельностью, хотя самолёты были заполнены до отказа. Недавно больше десяти тысяч наших болельщиков побывали в Бразилии на чемпионате мира по футболу…

Кстати, о футболе… В 1952 году, когда отношения СССР со многими государствами Латинской Америки были на точке замерзания, Сталин встретился с послом Аргентины в Москве. Холодная война была в разгаре, Сталин искал способ разорвать единый антисоветский фронт Запада. В то время президентом Аргентины был Хосе Доминго Перон. Важнейшим направлением политики Перона, по его словам, было создание здоровой экономики, свободной «от иностранного капитализма и мировых экономических гегемоний». Результатом встречи Сталина и посла Аргентины и стали матчи между футболистами двух стран в СССР. Следом вдвое увеличился товарооборот между Аргентиной и Советским Союзом… Вот такой футбол.

– Отношения с США у нас и сегодня напряжённые. Для Запада Россия не только конкурент. Мы стремимся отстаивать традиционные ценности, отношение к которым на Западе, мягко говоря, изменилось. Если идеологический конфликт России с Западом будет нарастать, на чьей стороне окажутся государства Латинской Америки?

– Дать ответ на этот вопрос сложно по той причине, что в Латинской Америке 33 государства. Каждое из них имеет свои отличия и интересы. Многое будет зависеть от того, какие отношения сложатся у них с Россией. Прежде всего торгово-экономические.

– Несколько лет назад левый тренд в идеологии Латинской Америки воплощал президент Венесуэлы Уго Чавес. Кто-то пришёл ему на смену?

– Уго Чавес имел харизму и огромный авторитет, был прирождённым трибуном. Выступая, заражал всех своей энергией. Как в своё время кубинский лидер Фидель Кастро, он был знаменем левых сил на континенте. Замену ему найти трудно.

– Как в Латинской Америке относятся к либерализму?

– Разные круги по-разному. У либерализма есть влиятельные сторонники в Венесуэле, Аргентине и некоторых других государствах. Есть и влиятельные противники. Идёт борьба.

– Политики и интеллектуалы из стран Латинской Америки дали миру какие-то интересные идеи, которые могли бы быть востребованы в России?

– Есть идеи, которые мы разделяем и поддерживаем. Например, стремление ослабить диктат Соединённых Штатов. В свою очередь, латиноамериканцы внимательно присматриваются к процессам, которые идут в России.

– Среди граждан США растёт число выходцев из Латинской Америки. Как влияет это на ситуацию в самих Соединённых Штатах, их внутреннюю политику?

– На внутриполитическую ситуацию они влияют тем, что голосуют за Демократическую партию США. Мексиканская диаспора в США насчитывает 28 миллионов человек. В ХIХ веке американцы захватили у Мексики часть территорий, и жившие там мексиканцы стали гражданами Соединённых Штатов. В наше время примерно миллион мексиканцев ежегодно приезжают в США в поисках работы. Примерно половина из них остаются там на нелегальной основе. Подавляющее большинство выходцев из Мексики работают в сфере услуг, заняты в сельском хозяйстве и на производстве. Хотя среди них есть и крупные предприниматели.

– В конце марта 11 стран проголосовали в ООН против так называемой «крымской», то есть совместной антироссийской резолюции США и Евросоюза. Среди этих стран были Венесуэла, Никарагуа, Куба и Боливия. Почему остальные латиноамериканцы заняли такую позицию?

– Голосование тех латиноамериканских государств, которые поддержали антироссийскую резолюцию США и Евросоюза, я не расцениваю как выпад против России, там были другие причины. Наших отношений оно не ухудшило.

– Вы недавно сказали, что «Россия и страны Латинской Америки демонстрируют идентичные подходы к преодолению конфликтной ситуации в Сирии». Почему этого нет применительно к конфликтной ситуации на Украине?

– Но ведь и антироссийских заявлений лидеров государств Латинской Америки тоже нет! Отдельные сентенции в некоторых газетах не являются показательными. Надо подождать. Со временем в позиции латиноамериканцев по украинскому кризису могут произойти перемены. Нельзя забывать о том, что в Латинской Америке плохо представляют себе Украину. Она находится далеко от них. Тесных связей с ней нет.

Свою позицию по Украине мы могли бы доносить до населения латиноамериканских стран через российскую диаспору. А для этого надо крепить связи с ней. К сожалению, этот потенциальный ресурс нашего влияния используется не в полной мере. В Буэнос-Айресе есть Дом русской культуры – большое трёхэтажное здание. Его можно использовать для проведения мероприятий с соотечественниками. Им надо разъяснять позицию России, обеспечивать литературой.

– Как сформировалась в Латинской Америке русская община?

– Было несколько волн переселенцев. Во второй половине ХIХ столетия в Южную Америку осваивать пустующие там земли переезжали в основном крестьяне из России и Малороссии. Поток переселенцев нарастал в годы неурожаев, которые у нас регулярно случались. Сегодня в ряде государств Латинской Америки можно встретить потомков людей, прибывших туда полторы сотни лет назад. Живут они и в городах, и в деревнях. Среди них есть преподаватели, инженеры, врачи – средний класс. Многие поддерживают связь с Россией, интересуются происходящими у нас процессами. Когда в Латинскую Америку прилетают наши художественные коллективы или лекторы, залы всегда полны.

Вторая волна выходцев из бывшей Российской империи пришлась на период Первой мировой и Гражданской войн. Условно её можно назвать «белоэмигрантской». Довольно много офицеров армий генералов Антона Деникина и Петра Врангеля осели в Парагвае. Их лидером был генерал Иван Беляев. В 1932–1935 годах он, как и некоторые русские офицеры, принимал участие в войне Парагвая с Боливией из-за нефтеносной области Чако-Бореаль. Будучи начальником Генерального штаба Вооружённых сил Парагвая, Беляев планировал боевые операции и участвовал во многих сражениях. Стал почётным гражданином Республики Парагвай. Когда в 1957 году Беляев скончался, был объявлен трёхдневный траур. Тело покойного отпевали в Колонном зале Генерального штаба с отданием воинских почестей как национальному герою. В Парагвае сегодня действует созданный Беляевым союз, объединяющий потомков белоэмигрантов.

Первая в Парагвае женщина-инженер – русская Наталья Срывалина. Живёт там и Виктор Бутлеров – потомок знаменитого химика. Он бывший полковник парагвайской армии. Сегодня в Парагвае проживает примерно 10 тысяч русских. Причём русская община в Парагвае довольно сплочённая, чего не наблюдается в других государствах континента.

Третья волна эмиграции в Латинскую Америку пришлась на период Второй мировой войны.

Посещали Латинскую Америку и многие деятели русской культуры. Ещё до революции на Кубе побывали художник-баталист Василий Верещагин и знаменитый шахматист Михаил Чигорин. Приезжали в Латинскую Америку Фёдор Шаляпин, балерина Анна Павлова, композиторы Сергей Рахманинов и Сергей Прокофьев. В 1927 году выдающийся русский шахматист Александр Алёхин, выиграв в Буэнос-Айресе матч у кубинца Хосе Рауля Капабланки, стал чемпионом мира. Кстати сказать, Капабланка с большой симпатией относился к России, четыре раза бывал у нас ещё тогда, когда Советский Союз не был признан многими государствами. Капабланка, будучи чемпионом мира, согласился участвовать в проходившем в СССР в 1925 году шахматном турнире.

– Русский язык у потомков выходцев в обиходе?

– Да, но есть и проблемы. Если сами эмигранты и их дети говорят на русском языке, то их внуки и правнуки его знают плохо. Дело в том, что в школах они изучают испанский язык, на нём же говорят на улицах и в государственных учреждениях, а на русском могут общаться только в семье. Реальна угроза, что язык со временем будет ими утрачен. Для того чтобы этого не произошло, Россия должна как минимум направлять туда учителей и учебники. Немцы, кстати сказать, так и делают.

– Интернет здесь не помощник?

– Интернет помогает, но проблему только с его помощью не решить. Особенно, когда дело касается староверов. Я встречался с ними в Уругвае в Сан-Хавьере. Это небольшой город в департаменте Рио-Негро, значительную часть населения которого составляют потомки выходцев из России. Староверы живут в деревнях. Они не смотрят телевизор, у них нет интернета и компьютеров. Но есть желание передать детям знание русского языка. В наших интересах предоставить им такую возможность. «Литературная газета» могла бы выступить инициатором сбора книг для нашей диаспоры в Латинской Америке. Например, наше посольство в Уругвае с удовольствием приняло бы книги из России и распространило их.

Потомки выходцев из Российской империи, СССР, России и Украины хотят изучать русский язык, читать русскую литературу. Я много раз выступал перед ними, видел их тягу к России. Никто на неё не обижен, ничего плохого не говорит. Можно направить книги и в Аргентину. В Аргентине выпускается на русском языке небольшой журнал «Кадетское письмо».

В России периодически проходят конгрессы соотечественников. Эту работу надо продолжать.

– Как нас встречают в Латинской Америке?

– Если русский человек, который знает испанский язык, прилетает в Латинскую Америку, он не чувствует себя чужаком. Латиноамериканцам приятно, что иностранцы говорят на их языке. Русские и латиноамериканцы похожи друг на друга своими характерами. И мы, и они – открытые, радушные, не жадные, любим пошутить и посмеяться. Они чувствуют себя с нами весьма непринуждённо. Я был во всех странах Южной Америки, кроме Эквадора, и готов утверждать, что в целом отношение к русским там хорошее.

– Русский язык латиноамериканцы изучают?

– Да, но маловато. На Кубе, в Аргентине и некоторых других странах есть факультеты, где преподаётся русский язык. Если связи Российской Федерации со странами Латинской Америки активизируются, число желающих овладеть русским языком сразу увеличится.

Беседовал Олег Назаров

«Литературная газета». 2014. №29 (6472). 23 – 29 июля

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также