sharapov_sf

С. Ф. Шарапов — пророк в своем отечестве

Алексеенок Анатолий Яковлевич

Опубликовано в сборнике: «Возвращенные имена в контексте историко-культурного наследия региона»,  г. Вязьма, 2011 г.

В этом году (в 2011 — прим. ред.) исполняется 100 лет со дня смерти нашего выдающегося земляка, литератора, экономиста, издателя, изобретателя, земледельца предпринимателя и общественного деятеля — Сергея Федоровича Шарапова.

Он родился в 1855 году в семье богатых вяземских дворян. Получил блестящее домашнее образование. В 1868 году поступает во вторую Московскую военную гимназию, которую окончил в 1872 году с отличием и продолжил образование в Николаевском инженерном училище в Санкт-Петербурге, которое вынужден был покинуть в 1874 году из-за болезни матери, так и не окончив полного курса, но получил специальность сапера.

С началом боевых действий на Балканах в 1875 году он отправляется добровольцем на войну в Боснию и участвует в боевых действиях по освобождению балканских славян от турецкого ига. В Загребе он был охвачен венгерскими властями, спустя год выпущен на свободу, и получил предложение к сотрудничеству в газете от русского издателя и публициста А. Суворина. Работа за границей в качестве корреспондента ведущей российской газеты «Новое время», позволило С. Шарапову приобрести уникальный опыт, который позволил ему плодотворно работать в области журналистики, публицистики, издательства, политики и литературы долгие годы.

В 1877-1878 г.г. Шарапов прослушал лекции Жоржа Вилля в Париже о применении искусственных удобрений в сельскохозяйственной практике и в дальнейшем будет применять свои знания в д. Сосновке, что было прогрессивным по тем временам. В ноябре 1878 года он возвращается с только что закончившейся русско-турецкой войны в д. Сосновку и видит : «В родовом доме выбиты стекла, выкрадены вьюжки из печей, ручки из дверей.

Деревня спилась, крыши раскрыты – нищета, грязь, разврат. Все пользуются сохой, им недоступны дорогие металлические иностранные плуги. Необходимо делать свои» — эта мысль приходит 23 – летнему хозяину, и он разрабатывает свои простые и надежные конструкции. «Беру кредит. Плачу земским евреям 10 процентов за две недели, иначе нечем расплатиться с рабочими. Расценка плугов крестьянских 8 рублей, мне достается 1 рубль с плуга. Плуги пользуются большим спросом». Но долго руководить созданной мастерской он не мог, так как постоянно выезжал в Москву и Санкт-Петербург – по своим общественным, литературным и издательским делам, и поэтому сдает ее в аренду И. Царькову, изредка наведывая свое детище.

Вот что он видит при посещении мастерской весной 1885 года. «Великий пост. В мастерской все освещено, обе кузницы и 20 тисков работают в две смены. В мастерской ад. Люди не ходят, а бегают. И. Царьков гребет деньги лопатой, несчастный, он заработал 6,5 тысяч и запил…». Другой приезд: «Совершенно мертвецки пьяные хозяин, соседний кулак, поп, фельдшер, кузнец и урядник». Это огорчало Сергея Федоровича, и он постоянно искал толкового арендатора и, наконец: «Бог послал мне чудесного арендатора – чеха И. В. Квапиля. Мастерская приняла европейский вид, здесь воцарился образцовый порядок, рабочие и мастеровые стали регулярно хорошо получать. Здесь работали десятки мастеровых, сотни подвод доставляли в Сосновку со станции Мещерская литье и детали, выпускаемые на различных заводах страны и мира, и увозили готовые плуги и другие сельскохозяйственные орудия (культиваторы, бороны, веялки и т.д.) различных конструкций и модификаций».

Родовой особняк представлял собой великолепное двухэтажное здание величественной архитектуры, стоявшее на краю деревни, как символ величия здешних мест. Внутри него все поражало и производило глубокое впечатление – большой зал с изразцовыми печами и зеркалами, комната с аркой, большие распашные двери, ведущие в соседние комнаты, огромные окна с оригинальными рамами, лестницей, ведущей на второй этаж, где в советские времена находились жилые помещения для учителей. Здесь, в одной из комнат, размещалась типография, в которой С. Шарапов постоянно печатал различные произведения, в том числе и свои.

В одной из публикаций Санкт-Петербургской газеты за 1896 год сообщала следующее: «Крестьянские плуги С. Шарапова любопытны именно тем, что приспособлены не для промышленной, а для домашней их выработки самими крестьянами. Теперь во многих уездах при земских управах есть склады готовых частей плуга, которые им самим трудно сделать, а затем остальные части плуга 11могут быть сработаны дома, и он обойдется втрое дешевле покупателю, а будет не хуже заводского». Эту особенность одобрил министр земледелия России и предложил С. Шарапову, чтобы отдельные части плугов, например, стойки, лемеха, отвалы изготовлял и рассылал по складам казенный Воткинский завод, по доступной цене для крестьян.

Разработанная в Сосновке сельскохозяйственная техника превосходила по своим техническим характеристикам лучшие зарубежные образцы того времени и побеждала на многочисленных конкурсах, выставках, ярмарках, постоянно завоевывая призы, в том числе первые, и почетные грамоты. Их посещали десятки тысяч посетителей, начиная от простых крестьян и заканчивая императорами Александром III и Николаем II.

Здесь выпускалась самая различная сельскохозяйственная техника, способная удовлетворить самые разносторонние и капризные запросы потребителей, как отечественных, так и зарубежных, постоянно разрабатывались новые образцы, совершенствовались и модифицировались выпускаемые прежде, отрабатывались технологии их производства в крупных масштабах, чутко реагируя на требования зарубежного и отечественного рынков.

Сельскохозяйственные орудия, выпускаемые в Сосновке, отличала простота, надежность, прочность, легкая заменяемость составных частей и дешевизна. Выпускалась первоклассная продукция, на которую были заказы. Требовались простые кованые весы, вилы, топоры, крюки для вешалок – ковали их; поступали заказы на бороны, культиваторы той или иной продукции –производили их; появлялись заказы на веялки – сортировки для очистки гороха, пшеницы, ячменя, ржи, овса, гречихи, льна, клевера –они были сконструированы и выпущены в кратчайшие сроки, причем трех типов. При веялках было 8 сит, и они отвеивали соломистый ворох и сортировали зерно всякого рода сразу. Решетные ящики имели поперечное движение, были подвешены в конце на цепочках к крюкам с нарезкой для того, чтобы опускать и поднимать задний конец решетного ящика для большего уклона решет.

По конструктивным технологическим характеристикам и производительности они превосходили выпускаемые тогда в России северо-восточную земскую веялку и малую веялку Ленига, отличались легким ходом, прочностью конструкций, высокой производительностью и низкой стоимостью. Так, производительность веялки №1 составляла до 400 пудов зерна в сутки, веялки №2 до 600 пудов, а веялки №3 – от 600 до 900 пудов.

Не имела аналогов в мировой практике того времени и борона С. Шарапова «Теща», исполнявшая в совершенстве работу дисковых борон, но была значительно легче их. Она отличалась своей привилегированной частью, сложным треугольным зубом. Этот зуб работал одним своим острием и одним лезвием. Когда острие и лезвие зуба стирались, его заменяли, снимая путем отвинчивания болтика, и ставили следующий. Основанием бороны служила стальная Т-образная балка, к которой привинчивались стойки с зубьями и стальное сидение для работника с подножкой и регулятором глубины под его ногами. Ширина рабочей полосы бороны составляла 72 дюйма, вес около 4 пудов, производительность за 12 часов до 3 десятин, при высоком качестве выполняемых работ, которые не могли создать при обработке пашни другие, самые разнообразные бороны, используемые в то время в стране. Сосновская мастерская выпускала самые разнообразные плуги, начиная от крестьянского деревянного, пользовавшегося большой популярность марки Л2 («Смоленского»), который легко мог быть сложен в любом дворе труженика земли и был втрое дешевле заводского. Выпускался также крестьянский плуг марки Л1, весь железный, одноконный, с коротким отвалом, а также с длинным винтовым отвалом. Эти плуги были созданы для центральных и северных губерний. Для южных губерний был создан легкий малороссийский плуг ЗЛ101 с длинным отвалом и крестьянской колешней, а для всей средней полосы России был разработан и выпускался параконный легкий железный марки З1. Выпускались универсальные луги, двухкорпусные марки ЛЛ и трехкорпусные ЛЛЛ с длинными и короткими отвалами на одну или две лошади. Отвалы были разными, но их легко можно было заменять у одного и того же плуга, в зависимости от характеристики обрабатываемой почвы. Выпускались и другие типы и модели плугов.

Количество заказов на сельскохозяйственную технику постоянно возрастало, и Сосновская мастерская С. Шарапова была не в силах их выполнять. Поэтому он создал в последние годы своей жизни акционерное общество «Пахарь», которое выпускало сельскохозяйственную технику. Но прежде чем запустить в широкое производство то или иное сельскохозяйственное орудие, оно проходило широкую апробацию в его родовой усадьбе, где работали мастеровые и рабочие самой высокой квалификации, которых он хорошо знал и которым мог доверять выполнение самых сложных конструкторских и технических решений. Производимая сельскохозяйственная техника в усадьбе проходила испытания в различных странах и организациях с участием ведущих специалистов. Так 5 ноября 1904 года при испытаниях в Московском сельскохозяйственном институте комиссия во главе с профессором В. Р. Вильямсом установила, что плуги системы С. Шарапова с их конструктивными изобретениями «следует признать целесообразными и вполне оригинальными».

В том же году плуги С. Шарапова продолжили испытания в Аргентинской республике в национальной школе земледелия и скотоводства в г. Кордобе, где было установлено, что они являются лучшими сравнительно со всеми другими, употребляемыми в регионе и ввозимыми из разных стран, как по своим дешевым ценам, так и по своим техническим особенностям. Высшая школа в Гогенгейме дала на оборотный плуг С. Шарапова следующее заключение: «при чрезвычайно умеренной цене отличается прочностью конструкции, дает совершенно удовлетворительную работу и представляет некоторые новые и весьма заслуживающие внимания конструктивные особенности».

Крупнейший помещик и торговец сельскохозяйственными орудиями России А. Нарциссов сделал в 1908 году заключение, что «двухлемешные плуги С. Шарапова ММХ и ММ в сравнении с плугами Эккерта «Реформа» и №4 Столля…много легче в работе…ход их плавне, установка на желательную глубину и ширину проще, прекрасно исполняют работы…» и сообщил в Русское акционерное общество «Пахарь» в Москву, Грузины, Георгиевская площадь, д. 2/31, кв. 45 о том, что «выписанные от Вас в 1907 году 63 плуга ММХ и 8 ММ все разошлись, а теперь прошу выслать 100 штук ММХ и 5 скоропашек».

И это далеко не все отзывы о сельскохозяйственной технике, созданной в дворянской усадьбе «Сосновка». Она снабжала своими 14 изделиями 35 земских и казенных складов и 20 сельскохозяйственных обществ. К 1901 году на указанную технику было получено 16 высших наград на международных и российских конкурсах.

И мастерская и родовой дом С. Шарапова сохранялись и после революции, работали в мастерской непостоянно, ремонтировали колхозную технику, выполняли случайные заказы. Во время Великой Отечественной войны, с октября 1941 по март 1943 года, здесь располагался немецкий госпиталь, где лечили и местных жителей, по словам местной жительницы Г. В. Буравцовой, лечившейся в нем в эти годы.

В родовое имение в то время прибыл дальний родственник С. Шарапова, младший офицер германского вермахта, благодаря усилиям которого и мастерская, и родовой дом поддерживались в полном порядке.

После войны механизмы мастерской вышли из строя, и местный житель В. Н. Жигунов вывез паровой молот, электростанцию и другое оборудование мастерской по указанию властей на металлолом. Конные плуги С. Ф. Шарапова сегодня находят ограниченное применение, и мне с большим трудом удалось найти плуг, выпускавшийся в деревне Сосновке, и передать его в музей-заповедник «Хмелита».

По существующим сегодня понятиям усадьба «Сосновка» была крупным научно-производственным центром, где разрабатывались и использовались самые передовые технологии в сельскохозяйственном машиностроении России, где разрабатывались экономические пути подъема России, создавались технологии по эффективному развитию сельского хозяйства, писались романы и статьи, драмы и стихи.

Здесь Сергей Федорович провел научно-исследовательские работы по разработке и созданию новых технологий промышленного консервирования продуктов питания, которые он описал в работе «Овощи и грибы в склянках». Здесь он разрабатывал пути подъема сельского хозяйства России, которые отражены в его работе «Министерство земледелия и его местные агентства», которая привлекла внимание в 1883 году императора Александра III, и его вызывают в Санкт-Петербург, где он сделал доклад, получивший высочайшее одобрение.

Он создает в 1894 году свой замечательный труд «Русский сельский хозяин. Несколько мыслей об устройстве хозяйства в России на новых началах», изданный М. К. Ремизовой в Санкт-Петербурге в популярной библиотеке прикладных знаний. В этой работе на 168 страницах он подробно рассматривает экономические проблемы сельского хозяйства средней полосы России того времени, ищет и предлагает оптимальные решения многочисленных проблем, постоянно возникающих у сельских хозяев. Аналитический анализ и выводы автора этого труда широко освещались в различных изданиях того времени. Обсуждает и необъективно критикует ее В. И. Ленин в статье «Перлы народного прожектерства», владевшей в Санкт-Петербурге в 1898 году в сборнике «Экономические этюды и статьи».Свои идеи о плодотворном развитии сельского хозяйства С. Шарапов высказывал не только в печати, но и в многочисленных выступлениях перед различными аудиториями не только в России, но и за ее рубежами. Вот как описывает в своей работе «Культура старого мира» Л. Троцкий одно из его выступлений на международной арене: «В Берлине г. Шарапов имел недавно пространное суждение с немецкими аграриями. Поняли они друг друга превосходно…» Германские аграрии согласились, что « чтобы защищать свои собственные интересы, мы должны заниматься политикой… Можно ли, однако, верить г. Шарапову, когда он заявляет, что личные соображения всегда были ему и противны и чужды. Я думаю, что…можно. Борясь за интересы капиталистов-землевладельцев, самых главных культурных работников соей земли, г. Шарапов может верить неискушенным сердцем, что служит нелицеприятно родине и отражает мысль и настроение лучших русских умов и сердец».

С Сосновкой С. Шарапов был постоянно тесно связан, несмотря на чрезвычайную занятость в столицах Российской империи и зарубежом. Здесь ему хорошо писалось, и он вспоминал: «Я все-таки родился и вырос в деревне и никогда с нею связи не порывал».Здесь он работал и над своей фундаментальной работой «Бумажный рубль (его теория и практика)», в которой подчеркивает особый уклад русской хозяйственной системы. Традиции общинных и артельных отношений придают русской экономике нравственный характер. Русские крестьяне являются коллективными земледельцами, им не грозит полное разорение, так как земля не может быть отчуждена от них по Закону.

Отмечая нравственный характер русской общины, он связывает с ней развития возможностей хозяйственного самоуправления, тесной связи между людьми на основе Православия и церковности. По его мысли, основной единицей духовного и хозяйственного развития нашей страны должен стать церковный приход, который может быть не только вероисповедальной, но и административной, судебной, полицейской, финансовой, почтовой и учебной единицей, обладающей всеми предприятиями и учреждениями, с землей и общественным имуществом. По его мнению, развитая экономика России не должна зависеть от развитых западных стран, а постоянно регулироваться сильной самодержавной властью, имеющей традиционный нравственный характер.

Покупательная способность российского рубля должна основываться на нравственном начале всенародного доверия к единой, сильной и свободной власти, которая управляет денежным обращением страны. По его мнению, самодержавное государство должно играть в экономике ту роль, которую на Западе играют крупнейшие банки и биржи, строго ограничивать возможности хищной спекулятивной наживы и создавать условия, при которых паразитический капитал, стремящийся к мировому господству, уже не может существовать, и предлагал введение в стране вместо колеблющейся золотой валюты абсолютных денег, находящийся в ведении Центрального государственного учреждения, регулирующего денежное обращение. Он считал, что частное предпринимательство в России должно носить не спекулятивный, а производственный характер, увеличивающий народное богатство.

Именно за это произведение его считают классиком русской экономической мысли. Сегодня доллар является одной из основных мировых валют, основанной не на золоте, а на принципах, предложенных С. Шараповым, в основном на доверии к власти, осуществляющей могучую эффективную экономику страны, что приносит огромнейшие выгоды банкирам и правительству США.

Он пишет замечательную философско-публицистическую работу «Социализм – религия ненависти», где анализирует основные аспекты учения христиан и социалистов. Вывод анализа – это прямо противоположные учения. Если у христиан основополагающие критерии – это Вера, Свобода, Любовь, Совесть, добровольное подчинение и Рай на небе, то основу социалистического учения составляют совершенно другие постулаты: Атеизм, Насилие, Ненависть, Принуждение, обязательный коммунизм, насильственная регламентация, как только власть перейдет к большинству нищих и обездоленных. В указанной работе он приходит к выводу, что, с философской точки зрения, построить Рай на земле – коммунизм в принципе невозможно, так как «социализм, как учение – это ложь, а как режим – только ненависть и разорение».

С грустью пишет он, что идеи социализма и коммунизма «в нашей стране находят поддержку и привлекательны в беднейших слоях общества и среди малообразованной молодежи».В это время Л. Н. Толстой отмечал: «Было бы прискорбным допустить, чтобы даже часть нашей интеллигенции могла длительное время быть введена в заблуждение столь очевидной нелепостью, каковой является марксистское учение».

Он разрабатывал принципы развития России в ближайшее пятидесятилетие и доказывал, что ее мощная, эффективная, динамичная экономика приведет к стремлению ряда соседских стран, в первую очередь славянских, объединиться с ней на добровольных началах. При этом в Империи будут действовать соображения чисто экономические, упраздняться всякие таможенные преграды, а местная промышленность получит огромные рынки. Все вошедшие в Империю страны «имеют свою национальную обстановку, свою землю, язык, управление, и очень довольны, что состоят членами великой державы».

Экономические и политические принципы, разработанные и предложенные С. Шараповым для развития и процветания России, были использованы европейскими странами в послевоенные годы. В 1957 году 6 стран (Италия, Франция, Бельгия, Голландия, Германия и Люксембург) в Риме подписали основополагающие документы, послужившие основой для создания Европейского Союза – ЕС, — по существу нового огромного государства. В течение пятидесяти лет законодательная и экономическая база ЕС постоянно расширялась и укреплялась, а 13 декабря 2007 года в Лиссабоне уже 27 стран подписали документ, который фактически являлся Конституцией этого Союза, и такие страны, как: Турция, Сербия, Украина, Молдавия, Грузия, Хорватия и другие всеми силами стремятся стать его членами, так как это принесет им огромные экономические выгоды и, следовательно, процветание.

Он постоянно творил, реализовывая себя как писатель, журналист, публицист, поэт, драматург, переводчик, изобретатель, редактор и издатель. Произведения С. Шарапова были популярны. Так роман «Кружным путем» в трех частях переиздавался три раза, «Диктатор» переиздавался в России неоднократно, переведен на немецкий и французский языки. Многие положения указанного произведения актуальны и сегодня, например: «Россия тяжело больна, ее нужно лечить. Лекарство – не теория, не доктрина, а здравый смысл… Его нужно отыскать и восстановить, и тогда станет возможным правительству править, а народу жить».

В этой книге, наиболее сильны страницы, где автор описывает «сумасшедшую республику», в которой предлагает собрать всех героев революции и апостолов социализма: «Нужно где-нибудь в Фергане или Сибири отделить кусок земли, дать средства поселить туда всех революционеров и допускать к ним тех, кто пожелал бы проводить на опыте социалистической теории. Выгоды очевидные. Содержание обойдется недорого, а герои-революционеры вместо мученичества в тюрьмах будут иметь полную возможность доказать на деле состоятельность своих теорий… Прежде всего «свобода» обратится в страшный деспотизм, всевозможную борьбу между героями.

Потрясающее пророчество, выдающегося сына смоленской земли. За годы революции, гражданской войны и послереволюционного лихолетья мы потеряли миллионы своих граждан, цвет нации.

В результате предсказанного деспотизма и борьбы между «героями революции»,пришедших к власти в разгар первой мировой войны за деньги Германии и банкиров США мы потеряли еще миллионы наших граждан, которые погибли в многочисленных тюрьмах, в концлагерях и ГУЛАГе. Это были священники, «кулаки», выдающиеся ученые, писатели, поэты, исследователи, высококвалифицированные рабочие и инженеры, мыслители, офицеры, маршалы, министры и т.п.

В годы Великой отечественной войны особенно на первом ее этапе в 1941-1942 годах, потери в войсках нашей действующей армии были огромными. В окружение попадали не только батальоны, полки, дивизии, армии, но и фронты. Здесь, под Вязьмой в октябре 1941 года в котле оказалось два фронта; Западный и Резервный. Одной из основных причин этой величайшей трагедии в нашей истории было безграмотное управление войсками. В первый период войны северо-западным фронтом командовал К. Ворошилов, по справедливому замечанию его жены «никогда и нигде не учившийся», западным фронтом С. Клощенко, окончивший одномесячные пулеметные курсы, а юго-западным фронтом С. Буденный, получивший образование на краткосрочных кавалерийских курсах. Верховным главнокомандующим страны был Н. Сталин, не сумевший окончить даже духовной семинарии в Тифлисе. Результаты командования войсками этими «героями революции» для нашей страны были печальными. В ходе второй мировой войны все страны в ней участвовавшие потеряли около 50 млн. человек, а наша страна — около 30 млн.

Пришедшие в 1917 году правители России постоянно стремились распространить марксистско-ленинское учение с его идеями мировой и перманентной революций любыми способами и средствами во всем мире. Анализируя эти учения с позиций сегодняшнего дня, невольно приходишь к выводу, что развивать и распространять их могли только больные люди у которых с головой и мышлением явный непорядок. Этих людей С. Ф. Шарапов, в своих выступлениях, неоднократно призывал принудительно лечить, как умалишенных. Но эти люди, верные марксисты – ленинцы для распространения этих революционных идей во всем мире из разоренной первой мировой и гражданской войнами, голодающей и вымирающей страны вывозили и продавали за бесценок национальные достояния страны: сокровища Императорской семьи, имеющие огромные исторические и культурные ценности, картины выдающихся мастеров и раритеты из частных собраний и государственных музеев и хранилищ.

Богатейшие земли омытые русской кровью, потом и жизнями, заселенные преимущественно русскими Терскими, Уральскими, Семиречинскими, Кызлярскими, Чернолюрскими, и т.д. Казаками после расказачивания, передавались продавцам для образования новых национальных республик.

Более 200 лет Россия сражалась за выход к Черному морю, создала и освоила на отвоеванных у Турции нашими земляками Г. Потемкиным, П. Нахимовым и др. Новороссию с благодатными землями Одесской, Херсонской, Николаевской и Таврической губерний.

Безграмотные и безумные «герои революции и марксисты-ленинцы» отторгли от России эти земли и передали их Украине, хотя на них жили и живут в основном русскоязычные граждане. И теперь на этих плодородных землях русскоязычных граждан всячески унижают, а русский язык ограничивают.

Мы, граждане России к сожалению, не прислушиваемся к предупреждениям своих выдающихся сынов и пророков! И это слишком дорого нам стоило и стоит.

Он никогда не оставлял активную литературную деятельность, реализовывал себя как писатель, журналист, публицист, поэт, драматург, переводчик, редактор и издатель. Мне удалось найти сборники произведений славянских, мадьярских, финских, румынских и греческих писателей «Восточные цветы». Первые десять книжек были переведены лично Сергеем Федоровичем! Поверьте мне, удивительно образные и яркие переводы. Очень интересно читать сборник путевых очерков «По Черноморскому побережью», которые он написал, путешествуя с экспедицией министра земледелия России в 1895 году. Заголовки дают весьма полное впечатление о содержании книги:

«Новороссийск» и «Нахаловка», «Наибольший в свете элеватор», «Немецкое дело на русской окраине», «Кабардинка» и «Геленджик», «Интеллигентная колония», «Табаководство и ростовщичество», «Сочи», «Адлер», «Сухум», «Новый Афон», «Монахи-инженеры», «В горах на монастырской пасеке», «Сухумский ботанический сад и станция», «План заселения Черноморья», «На чайных плантациях А. А. Соловцова» и т.д.

Мне очень понравилась также книга «По русским хозяйствам», где описываются родные и близкие нам смоленские места. Вот названия некоторых разделов и глав этой книги: «У А. Н. Энгельгардта», «Батищевские опыты», «Клевер и водка», «Корова-барыня и корова-кормилица», «Шелководство Покровской общины», «Хозяйство зажиточного смоленца», « Что должен делать Крестьянский банк?», «Русская Бельгия», «Консервное дело в Поречье», «Мочка льна по гетцевскому способу», «Мед и меды!» и т.д.

Он постоянно участвует в жизни своих земляков 20.01.1907г. на заседании Приходского Совета Смоленской губернии, Вяземского уезда, разбирается вопрос о безобразно развивающемся в приходе пьянстве, который описан им в публицистическом очерке «Защита пьянства» — второе письмо. К просвещенному Петру, епископу Смоленскому и Дорогобужскому. Отмечает, что «всякому, хотя бы на минуту заглядывавшему в нашу деревенскую жизнь, прежде всего бросается в глаза безобразное развитие народного пьянства. Если к этому злу отнестись равнодушно, то на всякую борьбу с нашими ужасающими непорядками и развратом, на все стремления поднять веру и нравственность, на всякие благотворительные и просветительные начинания приходится сразу поставить крест. Не трогая водки, все залившей, все потопившей, говорить о подъеме народной веры и благосостояния – величайшее фарисейство, наглая ложь». Эти слова нашего пророка звучат настолько злободневно для сегодняшней России, что невольно возникает ощущение, что они написаны сегодня.

Как земледелец он глубоко и всесторонне знал не по наслышке и книгам проблемы русских краев.

В своей работе «Земля и воля…без денег» он писал, что «земледелие – основа всего нашего быта… Ив такой стране, и при том…именно у того племени, усилиями и кровью коего создалось первое в мире по величине крестьянское государство – главное его занятие, опора всего его быта и самого существования, — земледелие». Далее, анализируя кризисное состояние российского земледелия он, как экономист приходит к выводу, что истинными причинами его разорения являются безденежье сельхозпроизводителей и падение цен на основные сельскохозяйственные продукты, которые стоят в тесной связи между собою.

«Для спасенья каждого земледелия и одновременно для политического успокоения взволнованных породных масс, в распоряжении центральной власти нет решительно ничего, кроме прямого и могущественного воздействия на народный труд путем широкого снабжения ныне совершенно безденежного населения нужными для хозяйства оборотными средствами. Достигнуто это может быть организацией обширной сети мелких сельских кредитных учреждений…»

Постоянно споря с правительством Российской Империи и критикуя его экономические программы, отыскивая научно-обоснованное понимание причин упадка земледелия в стране, он говорил: «Нужно, чтобы у каждого человека прикасающегося к земле были в полном составе отличные постройки, необходимые орудия и удобрения, высокого достоинства семена, породистые животные. А чтобы иметь все это, необходимо прежде всего, чтобы земледелец имел надлежащий основной и оборотный капитал, а не голые руки при голой земле»… «Земля дает высокие урожаи. Голыми руками достичь этого нельзя. Нужен широкий народный кредит, нужна иная денежная система, которая этот кредит может дать, нужно совсем другое государственное устройство, которое не иссушало бы страну не спаивало и не развращало бы население и не издевалось бы над ним…»

Сергей Федорович скончался внезапно 26 июня (по старому стилю) 1911 года в Санкт-Петербурге. На станцию Красное к прибытию поезда с телом Шарапова собрались крестьяне из многих окрестных сел и деревень. Из Сосновки прибыло буквально все население, во главе со старостой. Многотысячная толпа, вся промокшая под дождем, измученная тридцативерстным переходом пешком, долгие часы угрюмо и молча дожидалась поезда с телом Сергея Федоровича. Металлический гроб из вагона был перенесен в зал станции, и там была отслужена панихида. Все расстояние от Красного до Сосновки крестьяне пронесли гроб на руках при беспрерывном пении «Святой Боже…» и « Спаси, Господи, люди Твоя». На каждом повороте дороги похоронная процессия останавливалась и служились линии. Дорога была усыпана ельником, а последние две версты – живыми розами. Поздно вечером процессия прибыла в Сосновку, гроб с телом был внесен в дом покойного и поставлен на большом письменном столе, за которым долгие годы работал Сергей Федорович. 30 июня в Заборье у храма состоялись похороны. Над открытой могилой звучали прочувственные, скорбные речи. Заборьевский отец Петр Руженцев говорил, обращаясь к стоявшим в молчании, о бессеребреннической деятельности покойного: «Сергей Федорович умер, не оставив после себя ничего.

Своими громадными талантами, своей беспрерывно упорной работой он не только не оставил себе состояния, но на служении народу разорился. Его труды, и труды большие пошди на пользу Вам: 30 тыс. плугов из его мастерской в одном только вяземском уезде. Заменили соху и облегчили вам обработку земли, и для того, чтобы Вы получили это облегчение, — он не остановился перед собственным разорением».

До революции Сергей Федорович был широко известен в нашей стране и за ее пределами как в Европе, так и в Америке. Его сельхозтехника регулярно выставлялась на многочисленных международных выставках и получала высокие награды и призы, а литературные произведения выходили во многих странах и были высоко оценены критиками разных стран. Он пользовался заслуженной славой в нашей стране и в мире, и был награжден высшими орденами Российской Империи и Сербии.

После революции его произведения были изъяты из библиотек, отправлены в спецхранилище или уничтожены. Деревня Заборье, где он не однократно выступал, и похоронен у Храма Преображения Господня, в который он и его ближайшие родственники вложили большие средства была разработана в 50-е годы прошлого столетия для построек печей в разрушенных войной окрестных деревнях, а деревня Заборье исчезла вскоре после войны. Кованный железнодорожный крест на его могиле сравнительно недавно был спилен на металлолом.

В праздничный день Успения Пресвятой богородицы 26 августа 2010 года в старинной деревне Сосновка местными жителями и инициативной группой по изучению наследия С. Ф. Шарапова был установлен памятник нашему выдающемуся земляку. В этом году планируется установить памятник ему и на его могиле в Заборье.

 

Литература

1. Алексеенок А. Я. Роль С. Ф. «Шарапова в развитии Вяземского района. Вязьма с древнейших времен до наших дней.

Материалы краеведческой конференции.» Смоленск, 2006 г.

2. Алексеенок А. Я. «Усадьба Вяземских дворян Шараповых в Сосновке. Материалы научно-практической конференции –

Дворянские усадьбы Вяземского района». Вязьма,2009г.

3. Ленин В. И. «Перлы народнического прожектерства. Экономические этюды и статьи». СПБ,1898г.

4. Троцкий Л. Д. «Культура старого мира. С. Ф. Шарапов и немецкие аграрии. Marksism». М.,1917г.

5. Шарапов С. Ф. «После победы славянофилов». М.,2005г.

6. Шарапов С. Ф. «Собрание сочинений». М.,1900-1906г.г.

7. Журнал «Свидетель» №1,1907,85-94

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также