rr4113_044_

Реформа правосудия

О судебной реформе в России заговорили ещё при Горбачёве, и с тех пор дискуссии не прекращаются. Было достаточно много дельных предложений, но, к сожалению, из них было реализовано ничтожно малое количество.

В данной статье делается попытка сформулировать основные «просчёты», допущенные «реформаторами». Изложена личная точка зрения автора.

К определению понятия «правосудие» в разных идеологических системах разные подходы. Вот определение понятия из Википедии, которого придерживаются либералы: Правосудие – вид правоохранительной и правоприменительной государственной деятельности, в результате которой реализуется (проявляется) судебная власть.

У либералов любое решение, любой приговор суда – для «россиян» уже заведомо справедливый и законный, каким бы он ни был. У них термин «правосудие» имеет чисто техническое значение и отделено от его первоначального настоящего смысла.

Придав ему технический смысл, этот термин был сохранён. Из других понятий: совесть, честность, порядочность, справедливость – первоначального смысла выхолостить не получилось, поэтому их просто вынесли за границы судебной системы и объявили объектами личностных представлений, не имеющих отношения к отправлению правосудия.

У русских другое представление, и его можно сформулировать так. Правосудие – это рассмотрение дела судьями по совести и вынесение справедливого решения или приговора. Правосудие – это положительный результат деятельности судебной системы.

Следует понимать, что «правосудие» и «судебная система» – это совершенно разные вещи. Правосудие можно свершить и без судебной системы, а наличие судебной системы вовсе не гарантирует правосудия.

Из подхода либералов к этому вопросу мы видим, что судебную систему можно реформировать бесконечно, и это может ни к каким положительным результатам не привести.

Отправной точкой в реформировании судебной системы может быть только содержание правосудия – порядочные, честные судьи и справедливость, основанная на народных традициях и представлениях.

Основа всякого правосудия – мораль и нравственность. В свою очередь, мораль и нравственность формируются в рамках определённых религиозных представлений – идеологии. Получается, что без идеологии нет правосудия.

В соответствии со ст. 13 Конституции РФ:

1. В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Официально заявляется, что судебная система в России не основана на идеологии. Следовательно, самой Конституцией отрицается правосудие в судебной системе.

Но и судебная система не может быть, как в сказке А.С. Пушкина: «…и ступа с бабою ягой идёт – бредёт сама собой».

Судебная система, технически, сводится к системе судов. А это государственные органы. Там работают обыкновенные люди. Чтобы всё заработало, нужны вектор движения (ведущая и направляющая сила) и политическая воля. Всё это возможно исключительно в рамках определённой идеологии. Вопрос – какой?

Реформу правосудия в России следует начинать с отказа от принципа разделения властей.

В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Изобретателями данного принципа были масоны в период так называемых буржуазных революций в Европе, имевшего целью разрушение традиционной национальной вертикали власти в государствах.

Использование принципа разделения властей подразумевает обязательное наличие другой власти, стоящей над государством и осуществляющей управление страной и обществом внеструктурными методами.

Именно эта надгосударственная власть и обеспечивает необходимое взаимодействие трёх элементов одной власти, решая следующие задачи:

– создаёт видимость демократии, оставляя решение всех стратегических и концептуальных вопросов за собой;

– делает систему управления государством болееменее стабильной, устойчивой и управляемой, передавая все второстепенные и малозначительные вопросы на разрешение законодателей, администрации и судей.

Сама идея и осуществление на практике принципа разделения властей противоречит здравому смыслу и законам формальной логики, наделяя законодателей, судей и администраторов какими-то сверхъестественными качествами – возможностью оставаться вне политики, экономики и идеологии во время исполнения своих государственных обязанностей.

То есть разделение властей – это миф. На самом деле «независимых» ветвей власти не существует и не может существовать в принципе. К такому логическому выводу рано или поздно придёт любой здравомыслящий человек.

Потому что на деле такая схема управления государством нежизнеспособна. Ещё не было ни одного случая, когда бы в каком-нибудь государстве законодательные, исполнительные и судебные органы власти вдруг сами по себе начали нормально работать: по закону, по здравому смыслу, без управления извне как минимум исполнительной власти этих государств.

Таким образом, необходимо весь цикл осуществления властных полномочий выстроить в естественную традиционную схему управления, существовавшую в России до февраля 1917 года.

А именно.Высший исполнительный орган государственной власти формирует органы судебной власти, которые ему непосредственно подчиняются и подотчётны, организуют и обеспечивают деятельность судов по отправлению правосудия, по осуществлению судебного контроля за соблюдением законодательства и выполнением принятых законодательных актов, относящихся к деятельности судебной системы и правосудия.

 

Вернуть в правовую систему такое понятие, как «СПРАВЕДЛИВОСТЬ»

Есть понятие «дух и буква закона». Текст – это формулировка закона, его буква. Дух закона – это те нравственные нормы, идеи, заложенные в закон. А через правоприменение закона нравственность должна закладываться в сознание общества.

Нравственность, о которой идёт речь, – это и есть справедливость.

Важна не буква канонов и правил, а важно постижение духа, стоящего за этими буквами.Для понимания проблемы будет полезным знать позицию Церкви по данному вопросу. «Важна не буква Писания или Св. Отцов, канонов и правил Вселенских соборов, а важно постижение духа, стоящего за этими буквами. Ведь Христос за это и укорял законников, – что они, уцепившись за букву, не постигали духа Закона и по этой причине применяли его не к месту и не ко времени».

Писано о событиях двухтысячелетней давности, а как будто о нас. Всё то же самое происходит и сейчас.

Справедливость – понятие, которое должно стать высшим критерием законности и в таком значении должно быть включено в Конституцию России.

Раньше во всех национальных правовых системах это понятие существовало и являлось мерилом, критерием легитимности принимаемых верховной властью законов и критерием законности судебных решений и приговоров.

То есть существовала вполне конкретная иерархия моральных и духовных ценностей, основанных на житейском опыте, мудрости предшествующих поколений.

Либерализация права привела к переориентации основных ценностей. Дух права был подменён формой права. Дух, основная идея национального законодательства, был подменён формой.

Право всегда имеет формальную сторону и без неё существовать не может. В праве существует своеобразная иерархия: основа (содержание) – это дух, а форма – это способ его конкретной материализации.

И то значение, которое принадлежит духу, не может быть подменено формой, получается право без духа.

У русской цвилизации и народов, исторически населяющих территорию России – бывшего СССР, представление о справедливости одинаковое. И всегда находится в полном соответствии со здравым смыслом и законами формальной логики.

 

Закон не может противоречить понятию справедливости или подменять его.

Судебный прецедент

В современном российском правосудии после известных событий 1991 года стали в массовом порядке возникать странные ситуации, когда при рассмотрении одинаковых по сути дел судами выносятся различные решения вплоть до противоположных.

В Конституции РФ действительно ничего не говорится об одном из основополагающих принципов любой без исключения правовой системы – об единообразном применении закона на всей территории страны. Это дало судам возможность при аналогичных обстоятельствах дела выносить противоположные по смыслу решения. Такое стало возможно потому, что у судов в стране отсутствует практика единообразного применения закона. В то время как единообразие в применении закона один из основополагающих принципов правосудия.

Судьи ссылаются на то, что при вынесении решений они руководствуются законом и собственными убеждениями, однако отказываются даже обсуждать вопросы явного противоречия в разных решениях по одинаковым обстоятельствам дел.

Получается, что, несмотря на перманентные судебные реформы вот уже на протяжении двух десятилетий, удалось создать только судебную систему: это суды, судьи, мантии, помощники, секретари, канцелярии, непомерные оклады, льготы, судебные приставы с дубинками…

А вот системы правосудия до сих пор в России создать не удалось.

Самая большая опасность в том, что отсутствие в Конституции основополагающего принципа–единообразного применения закона – проявляется в виде бюрократического произвола и коррупции.

Верховный суд пытался исправить положение. Им были изданы Разъяснения «О роли и значении постановлений Пленума Верховного суда Российской Федерации» (Бюллетень Верховного суда РФ № 3 за 1998 год).

В Разъяснениях указывалось, что разъяснения и рекомендации Верховного суда РФ обязательны для судов и что эти разъяснения можно расценить как своего рода судебные прецеденты. Однако замечательные идеи, заложенные в этих Разъяснениях, не были внедрены в судебную практику.

В связи с этим необходимо:

1. В Конституции РФ и процессуальном законодательстве (УПК, ГПК, АПК, в других кодексах) прописать о требовании единообразного применения закона на всей территории России.

2. В качестве источника права признать наравне с законами и судебный прецедент, придав ему особый статус, оговорив, что он действует только в случаях:

– отсутствия закона,

– противоречий в законодательстве и

– при явной сложности в толковании закона.

3. Статус судебного прецедента должен присваиваться в ходе особой процедуры и утверждаться Пленумом Верховного суда РФ:

– по собственной инициативе Верховного суда,

– по обращениям нижестоящих судов, государственных органов, юри-дических лиц и общественных организаций граждан.

Независимость судей

Законодательно сделать судью независимым невозможно. Невозможно сделать судью независимым, назначив большую зарплату и осыпав привилегиями и различными материальными выгодами. Именно по этому пути и шли власти. Руководствуясь представлениями, чем больше судью обеспечить материально, тем он будет порядочнее и более независим.

Дело в том, что вообще нет никакой связи между уровнем доходов судьи и такими личными качествами, как порядочность, честность, добросовестность, справедливость. А именно перечисленные человеческие качества и определяют качество работы судьи, его реальную независимость.

Из опыта жизни мы видим, что судья может быть независимым только по одному критерию – есть у него совесть или нет. Степень его независимости определяется исключительно степенью развития или отсутствия нравственных качеств.

Если исходить из реального положения вещей, то можно всего лишь (более или менее) минимизировать отрицательные факторы зависимости.

В нашей сегодняшней правовой системе независимость судей обеспечивается такими принципами, как: – высокая зарплата и материальные выгоды, – несменяемость и – суд присяжных заседателей.

Несменяемость приобрела яркий характер безответственности и кастовости.

Почему-то президентов демократических стран нужно менять для гарантий независимости исполнительной власти, а судий нет. Явное противоречие налицо.

Ликвидировать суды присяжных

Суды присяжных (не только в России, но и во всём мире) – это имитация правосудия.

Нам их преподносят как высшую степень судебного совершенства, но реально они существуют только в некоторых европейских странах и в некоторых штатах США.

Почему такое недоверие к судам присяжных во всём мире?

Да потому, что присяжные запятнали себя всеми самыми худшими пороками, какие только можно найти в судебной системе.

Это злоупотребление правом, освобождение виновных лиц от наказания, безнравственность, необъективность, предвзятость, дискриминация подсудимых, клановость, вопиющая безграмотность до уровня идиотизма и т.д. и т.п.

Суды присяжных очень удобное средство для оказания давления на власть, её дискредитации и манипулирования настроениями общества.

Взять классический пример.

В январе 1878 года Засулич пришла на приём к градоначальнику Санкт-Петербурга генералу Ф.Ф. Трепову и дважды выстрелила ему в грудь, тяжело ранив. (Кстати, Вера Засулич прославилась ещё и тем, что через неё резидент японской разведки полковник Акаси устанавливает связь с Лениным.)

Суд присяжных 31 марта 1878 года полностью оправдал Засулич.

Что произошло? Заседатели продемонстрировали:

– свою вопиющую безнравственность, оправдав фактически убийцу,

– вопиющую безответственность, променяв высшие интересы Отечества на дешёвую судебную интрижку,

– злоупотребление правом и так далее.

В России появилась своеобразная мода на безнаказанность политических преступников. Дело Засулич такого рода не единственное.

Вот как описывает эту ситуацию Александр Гронский в своей книге «Русские революционеры начала ХХ в.: попытка психологического портрета».

«…Тем не менее в Российской империи сложилась ситуация, когда активная часть общества в своём подавляющем большинстве сочувствовала революционерам. Именно поэтому провальным оказался судебный процесс над В.И. Засулич, адвокат которой впервые объявил, что её покушение явилось защитой человеческого достоинства, что оказалось неожиданным даже для самой В.И. Засулич. После этого процесса «защитой человеческого достоинства» (современный аналог «права человека».–Ред.) революционеры начали оправдывать свой террор. Эсеры, например, придумали очень хорошую систему: идеология для внутреннего партийного потребления – жёсткий радикализм, а для наружной рекламы партии – стремление к диалогу. На судебных процессах все видели только внешнюю сторону, что делало революционеров «безвинными жертвами жестокого самодержавия». Сложилась достаточно выгодная для революционной работы ситуация, когда общественное мнение в любой попытке государства защитить себя от политических преступников видело насилие над «благородными революционерами».

В других странах дело обстояло не лучше. В США завалы дел, когда:

– присяжные негры оправдывали негра-преступника или, наоборот, засуживали невиновного белого,

– аналогичная картина с белыми, только наоборот,

– присяжные феминистки засуживали невиновного мужчину и так далее.

Практика показала, что при клановой структуре общества, национальной и конфессиональной разобщённости судебный механизм присяжных заседателей вообще не действует. Он также не действует, если в обществе много других форм разделения. А точнее сказать, превращается в свою противоположность, действует не как система правосудия, а как инструмент демонстративного беззакония и произвола кого-то над кем-то в зависимости от случая.

Вернуть в уголовный процесс понятия всесторонности, полноты и объективности исследования всех материалов дела

Эти же понятия утвердить и в гражданском судопроизводстве.

Необходимость этих положений Верховным судом РФ мотивировалась следующим: «Вопреки требованиям закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела суды ограничиваются проверкой материалов расследования, содержащих лишь данные, уличающие обвиняемого и отягчающие его ответственность. В то же время остаются невыявленными обстоятельства, оправдывающие его и смягчающие ответственность. Это создаёт условия для различных нарушений прав и законных интересов граждан, вынесения необоснован-ных и несправедливых судебных решений, а иногда и обвинительных приговоров в отношении невиновных лиц. В некоторых судах не соблюдается должным образом предусмотренный ст. 245 УПК РСФСР принцип равенства прав участников судебного разбирательства по представлению доказательств, участию в исследовании и заявлению ходатайств, что приводит не только к ущемлению их прав, но и к одностороннему и неполному выяснению обстоятельств, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора. То есть мотивы отмены этого положения закона понятны: снижение требовательности к качеству дознания и предварительного следствия, а также к качеству рассмотрения уголовных дел судами и выносимых приговоров. Раньше, до принятия нового УПК РФ, невосполнимая в судебном заседании неполнота дознания или предварительного следствия обязательно приводили к возврату дела на дополнительное расследование. В новом УПК РФ такая правовая норма вообще отсутствует. Требования Верховного суда РФ к качеству рассмотрения судами дел и принятия решений были следующими:

«…Обратить внимание судов на особое значение стадии судебного разбирательства в выполнении требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Судом должны быть приняты все предусмотренные законом меры к непосредственному, тщательному и активному исследованию доказательств в судебном заседании, в том числе проверке полноты и всесторонности проведённого расследования, выявлению и устранению его пробелов.

Необходимо исключить случаи некритического отношения суда к представленным материалам расследования, к выводам, содержащимся в обвинительном заключении, а также к дополнительным материалам, полученным в судебном заседании.

Если представленные материалы не содержат данных, необходимых для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела судом и эта неполнота дознания или предварительного следствия не может быть восполнена в судебном заседании, дело согласно требованиям ст. 232 УПК РСФСР подлежит направлению для дополнительного расследования из стадии назначения судебного заседания».

Теперь, при сегодня действующем УПК РФ, такие требования к качеству рассмотрения дел и вынесению приговоров к судам предъявить невозможно.

В гражданском судопроизводстве можно внедрять принципы всесторонности, полноты и объективности исследования всех материалов дела по следующим категориям дел: – обжалование незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных и муниципальных органов, руководителей организаций, предприятий и учреждений, – обжалование налоговых органов, – по защите прав потребителей, – по пенсионным делам и делам, вытекающим из социального обеспечения граждан, – трудовым делам.

http://prawostroy.ru/kolonka1.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также